Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Плагиат любви. Глава 13.


Плагиат любви. Глава 13.
­Глава 13.
Часть 1.
Данила сидел на своей одинокой постели и тупо смотрел на дверь своей комнаты. Агата этим вечером с такой лёгкостью довела его до «белого каленья», играя роль любящей жены, а потом оставила с носом. Теперь он не знал, что ему делать, повыть на луну от отчаянья или что-то предпринять.
Сегодня вечером, возвращаясь домой, он и представить себе не мог, что его ждёт такое испытание, как жена-Агата. Он еле взобрался на гору от усталости, голода и желания поскорее упасть в постель. А теперь? Он не то, что совершенно не хочет спать, так все его думы заняты только «его рыжей женой», которая, перед тем, как уйти в свою комнату, обласкала его и оставила одного «умирать от желания». И как это назвать?
Он вспомнил её нежные руки. Агата подошла к нему сзади, когда он сидел на диване. Она обхватила его голову ладонями и сначала взъерошила волосы, а потом тщательно их пригладила, пропуская пряди его волос сквозь пальцы.
По спине Данилы «пробежали мурашки и …спрятались в нижнем белье». Они заставили его действовать. Он резко встал с кровати и подошёл к двери.
- Лучше бы ты не дотрагивалась до меня, Агата. - Тихо произнёс он и взялся за ручку двери. – Теперь я за себя не отвечаю.
Агата великолепно видела, какие чувства бушуют в груди Данилы и как он их сдерживает. Но, что было делать? Ей надо было отблагодарить своего начальника за высокую оценку её работы. Он всё же посмотрел сценарий, разработанный ею рекламы французского шампуня. Она из кухни наблюдала за ним и видела, как долго и пристально он рассматривал её фотографии с рыжей лошадью, а также фотографии Карины с белогривой лошадью. А его жест рукой, означающий «супер», и довольная улыбка на лице, вообще окрылили её так, что она затанцевала на кухне, кружась вокруг себя.
Правда потом, она остановилась и подумала, что иначе просто не могло бы и быть. Её работа не просто супер, а пупёр-супер! И, если бы Данила её не оценил, то обязательно поплатился бы. Уж она бы ему придумала месть.
С довольной улыбкой на лице, она вышла из кухни и встала напротив его, ожидая хвалебные слова, и услышала их. «Бальзам на её душу был излит», и она в порыве благодарности, налетела на него с поцелуями. Агата плюхнулась на диван рядом с Данилой, обхватила его голову ладонями, притянула его к себе и быстро поцеловала в уголок губ.
- Дорогой муженёк, - проворковала она, глядя в его удивлённые глаза, - значит, ты гордишься своей жёнушкой? Значит, не зря ты поставил её во главе целого отдела?
- Значит, не зря. – На одном дыхании, ответил Данила. – Но, если бы ты была мне благодарна немного по-другому, то я подумаю заменить тобою Игоря Хмеля.
- О, нет! – Агата быстро встала с дивана. – Я не хочу другого начальника. Хмель меня вполне устраивает. Это раньше у меня был вредный начальник, а теперь просто сказка.
- Так, может быть, мне поговорить с твоим прежним начальником? Так сказать, выбить ему пару зубов? – С ноткой разочарования в голосе, сказал Данила.
- Не стоит. – Хмыкнула Агата, делая озабоченное лицо. – Его и без тебя судьба наказала, подарив такую жену, как Флора Белова. К тому он скоро станет отцом и забот у него прибавится.
Данила тут же нахмурился, опустил свой взгляд в документы, которые держал в руках, и «наказал» её за длинный язык.
- Фотографии красивые. Умело выстроена композиция и поставлен свет, вот только ты на них какая-то…деревянная. Ты не любишь лошадей или их боишься?
Агата действительно стала деревянной от его слов, сжала свои губы и прищурилась, но на мгновение. Затем она решительно подошла к Даниле и выхватила из его рук фотографию. С минуту смотрела на неё, а затем произнесла. – Ты прав любимый. В этом платье я слилась с лошадью, потому так и выгляжу. Надо было мне сниматься голышом. А что, если ты сам меня завтра сфотографируешь? Я надеюсь, что в этом лесу есть лошади?
- Есть кабаны и медведи. – Из подлобья глядя на Агату, ответил он. – Хочешь с ними сделать «ню» фотографии? Только за последствия я не отвечаю. В лесу комаров много и слепней. Боюсь, что на фото ты будешь выглядеть …леопардихой редкой красной породы.
- Ой, - хлопнула в ладошки Агата, - мой муженёк беспокоиться о моей нежной коже. Какой же ты заботливый. И мне это так нравится. Давай решим так, мы завтра подумаем о фотографиях, а сегодня…- Она вновь прищурилась, затем посмотрела невинным взглядом на потолок и перевела взгляд на Данилу. – Я думаю, что нам пора отдыхать. Я устала, ты - чертовски устал, это видно по твоим умозаключениям. Так, что пошли спать? Обещаю, что я завтра накормлю своего муженька вкусными блинами.
Агата направилась к лестнице наверх, заметив, как Данила нахмурился и вновь уткнул свой нос в фотографии.
– Вот, вот, от тебя вкусненькое только в виде блинов и получишь. – Пробурчал он. - Чувствую, что завтра мне будет трудно подписать твою работу, дорогая. Уж слишком много в ней недоделок…
Он не договорил, потому что вдруг почувствовала руки Агаты у себя на шее. Они проскользнули ему по затылку, сквозь волосы, а затем ладошки Агаты слегка помассировали ему уши и далее стали поглаживать его скулы. Данила еле сдерживал эту «пытку», вцепившись в фотографии пальцами. А она продолжала «издеваться» над ним, но теперь к её пальцам присоединились и губы Агаты.
Сначала она прислонилась щекой к его щеке, а затем её губы обхватили мочку уха Данилы и «стали ею играть». Глаза его сошлись на переносице, а затем закатились к небу.
Агата услышала его тихий вдох и слегка хмыкнула от удовольствия владения мужчиной женщиной. Её губы оставили его ухо и проложили цепочку мелких поцелуев к уголку его губ, и, когда Данила перестал дышать, она быстро отошла от него и стремглав поднялась в себе в комнату на втором этаже.
И вот теперь она лежала в одинокой большой, слишком большой для неё, постели и мысленно ругала себя за содеянное. Она хотела «потрепать нервишки» Даниле, а оказалось, что потрепала их себе. Сон её, как рукой сняло. Она думала, что уснёт, лишь доберётся до постели, а оказалось, что …ей в пору «грядки копать в огороде»! И откуда взялось столько энергии в её теле?
Она перевернулась на живот и …куснула подушку. Легче от этого не стало. Зато мысли о Даниле покинули её голову, и она, вздохнув, решила, что сейчас уснёт.
Вдруг она почувствовала, что дверь в её комнату открылась. Силой воли она «заставила себя спать», и только сцепила пальцы рук между собой, пряча их под подушкой. Агата поняла, что к ней пришла ответочка за её действия в гостиной. И не ошиблась…
Данила подошёл к её кровати и тихо сел рядом со спящей Агатой. Он прислушался к её тихому дыханию и тут же мысленно усмехнулся.- «Значит, ты яко бы спишь, дорогая? Что ж посмотрим, как ты перенесёшь то, что я сейчас с тобой сделаю»?
Его рука проникла под покрывало, затем под футболку Агаты и легла ей на голую спину. Через мгновение его пальцы стали «рисовать любовные орнаменты» на её теле.
Они были так легки и нежны, что Агата еле сдерживала вздохи блаженства, которые они вызывали. По её телу пробежала волна невыносимой любовной боли, которая на мгновение лишила её разума. Она сделала вид, что просыпается и отвернула своё лицо от Данилы. Теперь она могла открыть глаза и «метать молнии» своего бессилия перед ним прямо в стену. Она должна выдержать эту любовную пытку, потому что сама на неё напросилась. Вот и получай! Агата вздохнула и сжала зубы, потому что Данила пальцами медленно и нежно провёл по её правому доку, а затем по бедру.
Данила улыбался от удовольствия, понимая, что Агата еле сдерживает себя. Он не собирался останавливаться. Поиграв с её правым боком, Данила перенёс руку на левый бок, и ему тоже досталось ни мало блаженства, от которого Агата просто перестала дышать.
- «Когда же ты перевернёшься на спину, что бы было ещё интереснее? – Мысленно желал этого Данила, понимая, что Агата вряд ли на это решится, но остановить себя уже не мог. – Ну, давай, милая, переворачивайся, иначе я тоже этого не выдержу. Мне в пору уже вставать под холодный душ. Агата, давай, переворачивайся, и мы окунёмся в сладкий мир любви».
- «Как бы ни так, - отвечали ему мысли Агаты, - я выдержу эту пытку, и ничего ты не получишь. О, Боже, когда же ты закончишь и устанешь меня пытать, инквизитор? Ну погоди, придёт время и я с тобой расквитаюсь за каждую свою нервную клеточку, которую ты так взбудоражил… Ой, мамочка, что же ты со мной делаешь, Данила»?
И ту вдруг Данила остановился. Он медленно вынул руку из-под покрывала, и Агата к своему удивлению, вдруг пожалела об этом. Она ждала, что будет дальше.
И тут она услышала тихий голос Данилы, похожий на стон. – Ты победила, милая, я ухожу. Я буду ждать, когда ты сама ко мне придёшь.
От неожиданности, Агата так широко раскрыла глаза, что они чуть не выпали из глазниц на подушку. И тут она почувствовала, как губы Данилы дотронулись до её щеки , а потом он нежно лизнул её.
– До чего же ты сладкая, милая моя. – Прошептал он ей в само ухо. – Спокойно ночи.
Данила ушёл, а Агата ещё минуту лежала в той же позе на животе, сжимая пальцы под подушкой. Затем перевернулась на спину и глубоко вздохнула.
- Это тебе урок на будущее, Агата, - проговорила она, - не дразни мужчину, если сама не можешь ничем ему ответить. Но почему же не могу? Могу, но… нет, как-то всё это не честно. Будто я краду чужую любовь у…Флоры. – Она закрыла лицо руками, но вдруг к её горлу подкатила невыносимая боль до самых слёз. – Зачем я только затеяла игру с тобой, Данила? Но я не ожидала, что она станет такой горячей. – Она раскинула руки в стороны по кровати и вздохнула. - Боже, я до сих пор чувствую его пальцы на своём пылающем теле. Мне в пору, сесть на кусок льда. Нет, я так больше не могу. –Агата рывком села в постели. – Мне надо пойти и выпить литр холодной воды и… со льдом, обязательно со льдом.
Она спрыгнула с постели и направилась к двери, совершенно не думая, что на ней надеты только маленькие трусики и короткая футболка.
Она уже спустилась до середины лестницы, когда из дверного проёма кухни в гостиную вышел Данила. Он держал на лбу рукой холодную бутылку с водой, поэтому ни сразу её заметил. Зато Агата рассмотрела его досконально и душа её «ушла в пятки».
Торс Данилы был оголён и играл мускулами, а вокруг его пояса было повязано белое полотенце.
- «И в таком виде он приходил ко мне? – Тут же взбудоражили мысли Агату. – Боже, хорошо, что я этого не видела. – Она тут же прикрыла ладонью глаза и домыслила. – И сейчас этого делать не надо».
- Агата, ты лунаришь или совсем не хочешь меня видеть? – Вдруг услышала она его голос и убрала ладонь с глаз.
Данила рассматривал её так пристально, что ей показалось, что он уже мысленно снял с неё футболку и добрался до трусиков. О, Господи, она же почти голая стоит перед ним!
Эта мысль подхлестнула её бежать и через мгновение она пролетела мимо Данилы в кухню, ничего ему не ответив. Она остановилась только у холодильника, а успокоилась, когда выпила, целую бутылку холодной воды.
- «Как он может расхаживать по дому в таком виде? – Терзали мысли голову Агаты. – Хотя, это же его дом и он имеет права ходить по нему даже голым. О, нет! Только ни это»!
Она с силой закрыла дверцу холодильника и направилась к выходу из кухни. В гостиной на диване сидел Данила. Одна нога лежала на его другой ноге, а на её колене стояла бутылка с водой, которую он придерживал рукой.
Агата на мгновение застыла у дивана, глядя на него, а затем произнесла на одно дыхание. – Ты почему не спишь?
- Не могу уснуть. Хочу досмотреть это представление. – Он указал глазами на её голые ноги. – Только вот ты мало, что показываешь.
Глаза Агаты расширились, и она прокричав. – А больше ты ничего не увидишь! – Бросилась к лестнице и стремглав поднялась по ней вверх, совершенно не понимая, что сверкает своей почти голой попкой во всём великолепии.
Данила проводил её взглядом с улыбкой. Затем закатил глаза к небу и откинул голову на спинку дивана.
- И это называется, ничего не увидишь? – Проговорил он, и провёл ладонью по лицу. - О, Господи, как же мне сегодня уснуть? А может, пойти и поколоть дрова для камина? Говорят, что это помогает…
Часть 2.
Агата открыла глаза и тут же зажмурилась от яркого солнечного света, ослепляющего её через окно. Она прикрыла глаза ладонью и из-под неё посмотрела на большие настенные часы.
- Ого! – Простонала она. – Уже полдень. Надо вставать. Когда же я уснула, если так проспала? - Агата мотнула головой и спустила ноги с постели. Тут же включился её желудок, который не протрещал, он просто «прокукарекал голодную трель». - Встаю, встаю. Надо кормить тебя и… любимого мужа. - Вспомнив Данилу и то, что он устроил ей этой ночью, Агата запрокинула голову назад, вздохнула и договорила. – Придётся печь ему блины, как обещала, хотя я бы с удовольствием сварила бы ему сейчас овсянку со слабительным…
Через несколько минут, после холодного душа и наведения красоты, она уже стояла возле кухонного стола и намешивала блины в большой стеклянной посудине.
- Значит, блинчики должны быть вкусненькими,… вкусненькими. – Повторяла Агата, перемешивая тесто. – А вкусными их делает начинка.
Она на мгновение подняла глаза к небу и через минуту её фантазия включилась. Через полчаса на кухонном столе стояли четыре тарелки с фаршированными блинами.
- Ну, не прелесть же это? – Произнесла Агата, глядя на тарелки с удовольствием. – И кому только такая хорошая жена достанется? Да, если меня похвалить, да цветочек подарить, да платье красивое купить, да слово нежное сказать, так я так расстараюсь ради любимого мужа, что все …- она увидела муху, парящую над блинами, схватила полотенце и тут же припечатала муху к столу. Затем улыбнулась и договорила, -… мухи сдохнут от зависти. Да я и любого прихлопну, кто будет посягаться на мою еду.
Агата стряхнула со стола дохлую муху и с удовольствием вздохнула. И только теперь заметила Данилу, который скрывался за дверным косяком в кухню. Он не только прятался, но ещё и скрывал ладонью свою улыбку на лице. Это разозлило Агату, и она нахмурилась. Данила тут же сделал шаг вперёд и вышел из-за своего укрытия. Он был в джинсах и с голым торсом.
- Ты почему так выглядишь? – Тут же возмутилась Агата. – Знай, в таком виде я тебя за стол не пущу.
Данила кивнул, хмыкнул, почесал затылок и ответил. – Вообще-то, я шёл забрать свои вещи, что бы одеться. Оказывается, что они всё ещё стоят в прихожей. Я не успел их внести в свою комнату. Они четыре дня там простояли. Лишь приехал сюда, как тут же собрался на охоту. Вот и шёл, что бы забрать их, но … - он вновь смущённо улыбнулся, - услышал твои слова. Я не мог их не послушать. Было интересно. Мне вот интересно, с чего это ты так себя расхваливала?
Агата приподняла носик вверх и ответила спокойным голосом, полным достоинства. – Да я просто поверила, что стою двенадцать коров.
Данила тут же усмехнулся и спросил. – Что это ещё за расценки на молодых девушек? Впервые слышу, что бы женщин оценивали в коровах.
Агата возмущённо вздохнула и указала уму рукой на выход. – Успеешь ещё услышать. Лучше иди и оденься по-человечески, а то у меня от твоего вида … блины остынут.
- Хорошо. Только ты, жёнушка, не забудь ещё кофе на стол поставить, иначе, - он вновь скрыл улыбку в ладони, но договорил, - я за тебя не дам и одной коровы. Может быть, белку одну или две, да уши от кабана.
Данила тут же выскочил из кухни, потому что в него полетело полотенце, выпущенное из рук Агаты.
Данила доедал уже четвёртый фаршированный блин, запивая его кофе, когда заметил улыбку удовольствия на лице Агаты.
- Можешь быть довольной, - кивнул он, - твои блины великолепны, особенно фаршированные пиццей. Как это тебе удалось?
- Да, всё просто. Делаешь начинку, как для пиццы, только колбасу надо мелко порубить. А затем её заворачиваешь в блин и поджариваешь его на сковороде. Кстати блины с капустой и яйцом, а также с зелёным и яйцом луком, тоже вкусные. А эти блины, с какой начинкой?
Он указал на блины четвёртой тарелки.
- Они с яблоками и с варёной сгущёнкой. Попробуй.
- О, нет. Спасибо. Я уже наелся. – Данила допил кофе из чашки, поставил её на стол и внимательно посмотрел на Агату. – Ты меня напоила и накормила. Ну, а теперь сказку расскажи о девушке, которая стоит двенадцать коров. – Он встал из-за стола. – Пойдём в гостиную, там расскажешь, но сначала я готов тебя расцеловать за вкусный завтрак. – Он раскинул руки в сторону. – Иди же ко мне, дорогая жёнушка, за поцелуем.
Агата на мгновение растерялась. Она не знала, что делать. Бежать из кухни или согласиться на поцелуй? Бежать не получится, потому что Данила своими руками, перекрыл весь дверной проём. Остаётся…
Агата встала из-за стола, вздохнула, сделала наивный взгляд и подошла к нему.
- Ладно уж, целуй. – Прошептала она. – Только не раздави меня своими ручищами, а то останешься без обеда. Я тут такое задумала, что… о-о-о-о…
Она задохнулась от нежности его рук, которые взяли в ладони её лицо и слегка его приподняли. Она увидела его взгляд и перестала дышать. На неё смотрели глаза любящего мужчины, но смотрели на неё они с какой-то болью. Что это за боль, спросить она не успела, потому что губы Данилы накрыли её губы, и …они погрузились в блаженство, не подвластное времени.
- Значит, это было в давние времена? – Спросил Данила Агату. Они сидели на диване в гостиной, и он обнимал её за плечи.
- Так обычно говорят, когда не знают точную дату. Более того, не известно, где всё это происходило. Короче говоря, всё это переросло в притчу.
- Понятно. – Кивнул Данила и поцеловал Агату в висок. – Рассказывай, я тебя слушаю, только не привирай.
Агата толкнула его кулачком в бок и заговорила. – Итак, в давние времена поселились в какой-то деревне два молодых человека. Стали работать, жить, поживать, да добра наживать. Прошло несколько лет, и решил один из них жениться.
- Мудрое решение. – Произнёс Данила. – Главное хорошую жену себе выбрать.
Агата вздохнула и продолжила. – Вот и пришёл этот парень в одну семью и обратился к хозяину. Мол, надумал жениться я и взять в жёны одну из твоих дочерей. Хозяин семейства был рад этому, парень ему давно нравился, потому что бы л трудолюбивый, любил фаршированные блины и ходить по дому с голым торсом.
Данила усмехнулся и сильнее прижал к себе Агату.
- В общем, хороший парень. Одобряю выбор хозяина семейства. И что он ответил парню?
- Он ответил, что с удовольствием отдаст за него свою старшую дочь, - Агата скосила глаза на Данилу и договорила, - красавицу Флору. Да ещё добавил, что её красота стоит целых двенадцати коров и то, что её замуж хотел бы взять всякий парень из их деревни.
Данила сделал вид, что задумался, а Агата с нетерпением ждала, что он скажет.
- Значит, красавица Флора была оценена отцом в двенадцать коров? Но, мне кажется, что парень выбрал другую сестру из этого семейства? Я прав?
Их взгляды встретились, и Агата молча кивнула. – Ты знаешь эту притчу? Да?
- Нет. Я просто бы не выбрал Флору, да и двенадцать коров за неё не дал бы. Давай, рассказывай дальше. Мне уже интересно, что будет дальше.
Агата была довольна его ответом, поэтому продолжила рассказ с улыбкой. – Так вот, ты совершенно прав. Парень сказал, что влюблён в другую сестру, младшую, и что он за неё готов дать отцу двенадцать коров. Отец удивился, ведь его младшая дочь красотой не блистала, да и ростом была не высока, походкой не величественна, как её старшая сестра. Но парень был настойчив и сказал, что женится только на младшей сестре.
- В общем, сыграли она свадебку за двенадцать коров, а его друг от зависти напился. – Вставил своё слово Данила и рассмешил Агату.
- Нет. Свадьба состоялась, это точно, а вот друг его захотел путешествовать и покинул эту деревню.
- Он, наверное, тоже влюбился в младшую сестру, и не мог выдержать, что она ему не досталась?
- Нет. – Успокоила фантазию Данила Агата. – Он просто любил путешествовать и фотографировать диких зверей. Хобби у него было такое. Понятно?
- Понятно, как не понять. Хобби на втором месте у мужчины после любви. Вот, к примеру, я. У меня нет двенадцати коров, что бы отдать их за девушку, поэтому я занимаюсь своим хобби. Всё правильно. Ну, что там дальше было? – Данила вновь сжал Агату рукой и подмигнул её взгляду. – Когда вернулся его друг в деревню? Лет через двадцать?
- Ты всё же знаешь эту притчу? – Погрозила ему пальчиком Агата.
- Нет. Не знаю. Просто логически размышляю. Красивая и некрасивая невесты, двенадцать коров, хобби, дальше бегство за моря… Остаётся возвращение домой и удивление.
Агата хмыкнула, кивнула и произнесла. – Точно мыслишь. Вернулся домой друг этого парня через много лет и пришёл навестить своего друга. Вошёл он во двор его дома, и увидел, как по двору ходит девушка-красавица, невиданной красоты и стати И голосом, словно флейта, подзывала к себе детей ладненьких, да здоровеньких, да таких же красивых, как она. Удивился парень, в дом вошёл, друга своего увидел, да вопрос ему задал. - Ты всё же развелся и женился на старшей сестре красавице?
- Не уж-то он это сделал? Развёлся и женился на Флоре? Вот недотёпа…
- Да нет же, дослушай сначала. – Проворчала Агата. – Парень ответил другу, что он женился всего один раз, и что его жена – это младшая из сестёр. Друг его был этому очень удивлён. И когда покидал дом друга, встретил его жену и задал ей вопрос. – Как же ты стала такой красавицей? В чём твой секрет?
- Она, наверное, не вылезала из спа-салонов, да массу себе пластических операций сделала, как все девушки сейчас это делают? – Усмехнулся Данила. – У неё появились деньги, мужик ей попался богатый, вот она его деньги и тратила?
- Какой же ты циник, Данила. Ты материалист что ли? Веришь только в то, что можно пощупать и купить? Эта притча о душе, милый. О душе, в которой создался образ любимой мужчиной женщине. Слушай дальше, может и поймёшь. – Агата несколько секунд подождала и продолжила. – Ответила ему жена друга, что секрет её простой. Она просто поверила в то, что стоит двенадцать коров. Понимаешь, Данила, женщина поверила в то, что любима и желанна и… стала красавицей.
Агата посмотрела в глаза Даниле и увидела в них немой вопрос. Он явно не понимал, что она хотела сказать, поэтому дала разъяснения.
- Данила, если ты на мир смотришь с любовью и веришь, что и он тебя любит, то мир расцветает вокруг тебя красками большой любви. И тут уже не важно, сколько он стоит, двенадцать коров, - она слегка нахмурилась и договорила, – две белки или пару ушей кабана. Главное, что ты поверил, что столько стоишь.
- Значит, тебе не понравилось, что я тебя оценил в две белки и в два уха кабана? – Произнёс Данила и одной рукой посадил к себе на колени Агату. Он прижал её к своему плечу и договорил. – Да я за тебя не только двенадцать коров, а сто двенадцать коров отдал бы, если бы они у меня были.
Агата расцвела в улыбке и уткнула своё счастливое лицо в плечо Даниле.
- Правда? – Проговорила она, - Глядя счастливыми глазами ему в глаза. – Целых сто двенадцать коров? И не жалко? Если учесть, что одна корова хорошей породы сейчас стоит на рынке около ста тысяч рублей. То сто двенадцать коров будет стоить…
Агата закатила глаза к небу, подсчитывая сумму, но Данила не дал ей этого сделать. Он вновь припал к её губам горячим поцелуем и долго не отпускал. А когда отпустил, то произнёс. – Да я за тебя всё отдам, что у меня есть. Буду жить в шалаше в этом лесу, и питаться только твоими блинами. Согласна на это?
- Согласна. – Кивнула Агата и вновь уткнулась ему в плечо.
Часть 3.
Агата и представить себе не могла, что может быть такой счастливой. Весь день они проводили вместе с Данилой, и между ними было такое согласие, что оно немного пугало её. Сначала они вместе гуляли по лесу, плели венки из цветов на головы друг другу и представляли себя первобытными людьми. Затем Данила показал ей лисье семейство у основания зелёной скалы.
Агата была в восторге от маленьких лисят и их игр, а Данила фотографировал её удивление и восхищение, предоставляя ей полную свободу позировать ему.
Когда они вернулись домой, то вместе готовили ужин и одновременно рассматривали фотоработы Данилы. Они были такими красивыми. Сочетания цвета и света, а также композиция на каждой фотографии были так хороши, что Агата засмотрелась, и её ужин на плите чуть не подгорел.
Они ели и Агата рассказывала ему, как прошла её первая неделя в качестве начальника отдела. Она рассказала, что сдружилась с Кариной и теперь она приносит им сведения из компании Олега Сгуриди, в частности о том, что он собирается делать презентацию своей рекламы шампуня перед французами во вторник на этой недели.
- Представители французской фирмы уже прибыли в город, и нам, что бы опередить Олега, необходимо презентовать свою рекламу французам в этот понедельник. – Говорила Агата, поглощая еду. – Игорь в срочном порядке послал меня к тебе, а сам занялся приготовлением презентации. Он собирается использовать для этого центральный зал бизнес-центра.
- А он не слишком большой? – Спросил Данила. – Не удивлюсь, что Игорь пригласит на презентацию потенциальных покупателей.
- Ты прав. – Усмехнулась Агата. – Как же ты хорошо его знаешь. Господин Хмель развернул такую деятельность вокруг приглашений на эту презентацию, что я была удивлена. Он так воодушевился нашей работой, что загонял всех моих девочек.
Данила так весело рассмеялся, что Агата невольно залюбовалась им.
- «Как же хорошо вот так сидеть с ним за одни столом, разговаривать и наслаждаться общением с ним. – Подумала Агата. – Но этот день скоро закончится, и всё вернётся на круги своя. Он вернётся к Флоре и их ребёнку, а я… в свою пустую квартиру.- Она вздохнула и опустила глаза. – Но я никогда не забуду это счастливый для меня день, в который ты назвал меня «любимой женой».
Вскоре она поняла, что их «минута молчания» затянулась и она посмотрела на Данилу. Он смотрел на неё пристально грустными глазами.
- Агата, это правда, что Олег Сгуриди стал твоим парнем? – Вдруг спросил он, ошарашив её таким вопросом. – Мне стало известно, что вы почти каждый вечер проводите вместе. Ходите по музеям и театрам. Он вводит тебя в светское общество?
- Я не думала, что мы будем говорить об этом сейчас, в …наш день. – Ответила Агата и вздохнула. – Но, что мне было делать, когда я уснула в своей квартире, в которой был ты, а проснулась в ней же, но с Олегом Сгуриди рядом с собой? Ты исчез, даже не сказав до свиданья. Олег сказал мне, что ты на крыльях любви помчался к своей невесте, потому что ей стало немного плохо. Я не имела право, но была в отчаянье, а Олег меня утешил.
- Утешил?! – Резко произнёс Данила. – Интересно, как?
- Он признался мне в любви. И его слова были такими красивыми. – Агата подняла глаза к небу. – Я помню, что в тот момент я чуть не заплакала, правда не знаю, от чего. От того, что я осталась одна, или от того, что я, хоть кому-то нужна. Олег сказал, что хочет познакомить меня с родителями и представить меня им, как свою невесту. Данила, со мной такого раньше никогда не происходило.
- И ты дала ему согласие, а потом ходила с ним невестой по всем светским вечерам. Наверное, вам было весело? – Голос Данилы был таким грубым, что это удивило Агату.
- Олег оказался интересным человеком. – Резко произнесла она. - Я даже была немного удивлена его познаниям в разных видах искусства. Он так интересно рассказывал о…
Она посмотрела на Данилу и замолчала. Он сверлил её ненавидящим взглядом, и она испугалась этого взгляда. Но в то же время в её душе возник протес. Какое он вообще имеет право осуждать её? Это он её оставил, а ни она!
- Он тоже мне много рассказал интересного о… тебе, моя Агата. И даже кое-что показал в телефоне.
Агата хлопнула несколько раз ресницами в непонимании. – Что он мог рассказать о нас? Нас с ним никогда не было.
- Не было? – Усмехнулся Данила.
Он откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Агата заметила, как побелели его пальцы, которые буквально впились ему в кожу.
- Может, не было и телефонных разговоров, в которых вы там мило ворковали между собой? Я собственными ушами слышал, как ты договорила, что довольна, как вы с Олегом разыграли спектакль на суде, что бы одурачить меня. Что ты с нетерпением ждёшь вашей поездки в Италию, что бы посмотреть дом, в котором вы собираетесь жить после свадьбы? - Данила ткнул пальцем себе в ухо и повысил голос. – Да у меня до сих пор в ушах звучат твои слова, а голос я твой узнал в телефоне, можешь в этом не сомневаться! Ты так высокопарно говорила, что предатель понесёт наказание. Любовь забыта. Здравствуй новая любовь!
Данила вдруг хлопнул ладонями по столу и резко встал.
- Я чуть не убил его в тот момент, Агата, но я сдержался, ради тебя. Если он твоя новая любовь, так что же, я тут бессилен.
Он несколько минут пометался по кухне, затем подошёл к мойке и включил воду. Агата смотрела, как он тупо смотрит на струю воды, а сама не могла понять, когда это она всё говорила Сгуриди? Да, как она вообще могла говорить такое? Но вскоре её непонимание сменилось гневом на Данилу. Она тоже встала из-за стола и подошла к нему.
Агата выключила воду, рывком повернула его к себе лицом и произнесла. – И ты во всё это поверил?
- Я слышал твой голос в его телефоне, Агата. Спутать его с другим голосом я не мог, я не идиот, хотя в тот момент, я, наверное, им был.
Агата на мгновение задумалась.
– Я разговаривала с Олегом Сгуриди всего два раза по телефону. И оба раза после суда. Я помню, что говорила ему, что суд закончился для него очень дорогой ценой. Я не говорила, что одурачила тебя, Данила! Я говорила, что привела довольно убедительные доказательства, в которые поверил суд. – Агата приложила пальцы к вискам, немного подумала и договорила. - Дальше он спросил, почему не пришёл ты. Он тебя там не видел. Это всё. Я прервала наш разговор, но Олег мне перезвонил, и вновь стал давить на нервы. Я помню, что довольно резко ответила ему, что мне нет дела до того, откуда он возьмёт столько денег для выплаты нашей фирме. Я сказала, что ему, наверное, надо будет продавать свой дом в Италии.
- Ты говорила, что пылаешь от любви к его голосу, Агата? – С горькой усмешкой в голосе произнёс Данила.
- Пылаю от его голоса? – Тут же взорвалась Агата. - Да, я говорила, что пылаю от гнева за его обман!
Она сжала кулачки, приподняла их в воздух и, топая ногами по полу, несколько секунд изливала свой гнев.
- Ну, погоди, Сгуриди, я разнесу тебя за этот розыгрыш. Я разнесу по кочкам всю твою компанию! – Почти прокричала она в небеса, но потом вдруг отпустила свои кулачки на Данилу и забарабанила ими по его груди. – И тебе достанется от меня! Как же ты мог поверить во всё это?! Да какой ты господин Великий Новгород? Ты же – болван неотёсанный! Вот, кто ты! И ещё… - Агата резко отстранилась от него и сделала шаг назад. – Я прекращаю этот день счастливых мужа и жены. Понял? Всё, хватит играть. – Она резанула рукой по воздуху. – Я тут, как дура, распинаюсь перед ним: еду готовлю, кормлю чуть ли не с ложечки, даже позволяю себя целовать? А ты в это время «держишь камень за пазухой», что бы в нужный момент послать мне его в голову?
Агата закивала головой и горько усмехнулась. Она сделал ещё шаг назад от ошарашенного Данилы, и продолжила свою горячую речь.
- Что же ты выбрал подходящий момент, и более того, попал в цель. А я верила в то, что … ещё не всё потеряно для нас. Оказывается, что всё уже потеряно, просто осталась обида в душе маленького доверчивого мальчика Данилы. – Агата нервно захлопала в ладоши. - Очень трогательно, прямо расплачусь сейчас. Но тебя же есть, кому утешить? Лети на крыльях любви к своей Флоре, для которой ты так прекрасно преобразил этот дом и в котором, захотел поиграть в жену и мужа с …совершенно чужой для тебя женщиной! Я уверена, что ты никогда не расскажешь ей об этом происшествии. И правильно сделаешь. Я тоже буду молчать, потому что этот день стал для меня ….
Агата замолчала, подбирая нужное ей слово, но заговорил Данила.
- Я был счастлив сегодня, Агата. Я был очень счастлив с тобой, моя дорогая. – Он сделал шаг к ней, но она отпрыгнула от него, как от змеи.
- Даже не приближайся ко мне, мальчишка! Позвони лучше Сгуриди и послушай ещё одну сказку, про дурочку Агатку. А она в это время покинет это сказочный дворец и сделает это прямо сейчас!
Агата резко развернулась и направилась к выходу из кухни, но Данила догнал её.
- Никуда ты не пойдёшь. – Прорычал он и развернул её к себе лицом. – Я выслушал твою речь, так теперь послушай и меня.
- Не буду! – Воскликнула Агата, отрывая от себя его руку, и приподнимая свой носик ещё выше. - Я уже сыта тобой по горло. Тобой и твоей Флорой, с которой ты носишься, как со списанной торбой. Чуть она пискнет, как ты летишь к ней на помощь, а если фыркнет, так скрываешься от неё в лесной чащобе.
- Да, успокойся же ты! – Данила вновь хотел перехватить руки Агаты, которыми она жестикулировала, подбрасывая их то вверх, то в стороны.
- Не успокоюсь! Я имею право на истерику! Меня оболгали! Меня обыграли! Меня бросили! – Она ткнула ему пальцем в грудь.- Так, что стой и слушай, как я буду кричать!
- Ну, уж нет. – Проворчал Данила и, присев, тут же перекинул её через своё плечо. – Придётся поговорить с тобой по-своему. Мы поговорим, и ты выслушаешь меня.
Данила широким шагом направился из кухни, через гостиную к лестнице наверх, неся на плече трепыхающуюся Агату, которая продолжала ворчать и стукать его кулачками по спине.
- Отпусти меня, агрессор! Отпусти! Ты не имеешь право так со мной обращаться! У меня же рёбра опять заболят. Они от первого раза почти неделю болели, так ты опять? Сколько же можно меня на плече таскать, как мешок с соломой?!
Данила нёс её, не обращая внимания на её вопли. Наконец, он вошёл в свою комнату, перекинул её на свою постель, вздохнул, расстегнул рубашку на груди и, глядя на ошарашенную Агату, произнёс. – Ну, а теперь поговорим.
Часть 4.
- Поговорим? – Произнёс Данила и накрыл свои телом тело Агаты. Он зажал её голову между своими локтями и договорил. – Сейчас ты не сбежишь и выслушаешь меня.
Агата впервые почувствовала на себе силу и мощь мужского тела, и явно не ожидала узнать, какую тайну оно в себе хранит. Она перестала не только сопротивляться, но и думать. Да и дышала она с трудом. Ещё она понимала, что сейчас лучше не злить Данилу, поэтому решила немного посмеяться над ним.
- Ну, ты меня и припечатал! Словно асфальтовый каток лягушку. – Проговорила она и попыталась улыбнуться. – У меня скоро мозги из ушей полезут. Слезь с меня, альпинист, мне же надо хоть разок вздохнуть.
- Хорошо. – Хмыкнул Данила и слегка перекатился на бок, но из своих рук её не выпустил. – Я-то думаю, что это у тебя глаза из орбит повылезали? А это от того, что тебе дышать было трудно, или …?
- Потому что трудно дышать. – Быстро ответила ему на вопрос Агата и тут же глубоко вздохнула. – Лучше говори, что хочешь сказать, и я пойду.
- Сначала я хочу спросить, почему ты понизила себе цену со ста двенадцати коров до… стоимости одной козы? – Спросил Данила и тут же положил свой палец на губы Агате, потому что она хотела тут же возмутиться. – Ты же сама сказала, что тебя оболгали, обыграли и …бросили? Я не знаю, о ком ты говорила, но я по-прежнему заплачу за тебя стоимость ста двенадцати коров, не смотря на твой жуткий характер. Я никогда не отказывался от тебя, Агата, и не откажусь. Да у меня будет от Флоры ребёнок, и я его буду поддерживать всю свою жизнь. Но я не смогу прожить эту жизнь без тебя, моя Агата. - Его рука переместилась на щёку Агаты и нежно её погладила. – Я не покидал тебя, я просто отстранился на время, что бы подумать и чтобы не подвергать тебя нападкам Флоры.
Агата смотрела на него широко раскрытыми глазами, пытаясь поверить его словам. Он, что признаётся ей в любви? Но почему так странно? Где же красивые слова, типа, ты самая прекрасная на свете, или я влюбился в тебя с первого взгляда?
Меж тем Данила продолжал. – Мне даже понравилось, что ты поняла лживую сущность Олега Сгуриди, потому что я мучился, не зная, как это сделать. Олег всё сделал сам, и я рад этому. Теперь ты и не посмотришь в его сторону, а я не стану ревновать.
Данила вновь погладил щёку Агаты, и по её телу «пробежали мурашки, которые запутались в её одежде и волоса».
- А я так тебя ревновал, что чуть с ума не сошёл, наблюдая за вами с Олегом в суде. Вы кидали друг на друга пламенные взгляды, которые я посчитал любовной игрой, после того, конечно, как прослушал телефон Сгуриди. И сбежал я сюда не от Флоры, а от самого себя.
- Значит, ты признаешь, что ты был не прав? – Прошептала Агата.
Вместо ответа, Данила нежно поцеловал её в уголок губ, и она потеряла разум, но на мгновение. Через мгновение он вернулся и взбунтовался.
- А это означает, что ты готов понести наказание?
- Любое, моя прелесть, любое наказание я готов понести, но сначала тебе его надо придумать. Я же прав, что ты пока не знаешь, что со мной делать? А я знаю, что делать с тобой. Вот, к примеру, это…
Рука Данилы легла на грудь Агаты и медленно обрисовала её контур, затем каждой груди отдельно и наконец, завладела её сосками.
Агата смотрела ему в глаза, как загипнотизированный удавом кролик, и перестала что-либо понимать. Она вдруг осознала, сколько в её организме нервных клеток, и то, что все они «зазвенели», да так, что она чуть не оглохла. А инквизитор по имени Новгородцев, продолжал «сжигать тело Агаты в пламени любви», да ещё при этом и приговаривать.
- Я помогу тебе придумать мне наказание, милая. - Он взял одну руку Агаты и положил её себе на плечо. – Ты можешь обнять меня за шею и прижать к своему сердцу, что бы я мог передать тебе часть своей любви, в которой ты так сейчас нуждаешься. Доверься мне, Агата, и я поведу тебя по длинной и узкой тропе любви, которая ведёт к фонтану блаженства.
Он погладил ладонью руку Агаты, лежащую у него на плече и почувствовал, как она напряжена. Он не мог понять, что её сдерживало и не пускало к нему.
А Агата никак не могла позволить себе пойти к нему навстречу. Ей постоянно казалось, что она крадёт любовь Данилы, на которую сейчас имеет право только Флора и её ребёнок.
Она вздохнула и произнесла. – Не мучай ни себя, ни меня, Данила. Что ты сейчас хочешь от меня: ночь любви? Пусть она будет, но что будет завтра? Эта ночь ничего не изменит, потому что завтра между нами так и будет стоять Флора с младенцем на руках. Нет, я так не могу. – Она мотнула головой и сняла руку с плеча Данилы. - Я боюсь, что после ночи, которую ты просишь, я просто не смогу с тобой расстаться. Мы почувствует вину друг перед другом и нам будет больно.
Теперь Агата сама положила свою ладонь на щеку Даниле.
- Ты и сам всё понимаешь. Боль не принесёт нам радость, наоборот, она всё усложнит, а это значит, что нам нужно время. Если мы сами не можем всё решить, значит, за нас решил это время.
Рука Агата погладила его щеку и коснулась губ Данилы.
- Но я не могу отказаться от последнего поцелуя с тобой, милы. – Произнесла она и притянула его лицо к своему. Их губы встретились и завладели друг другом. Их поцелуй был таким неистовым, горячим и долгожданным, что время для них остановилось.
Агата потеряла контроль над собой. Её руки сначала обнимали Данилу за шею, затем гладили его плечи и руки, а затем стали стаскивать с его тела рубашку…
И вдруг всё тепло его тела исчезло. Агата открыла глаза и увидела, спокойны взгляд Данилы, который отстранился от неё и теперь сидел на постели.
- Уходи, Агата, пока я ещё могу, хоть что-то понимать. Ты права от боли нам не будет сладко. Я подписал все нужные документы, и завтра ты можешь возвращаться в город. А теперь иди, тебе надо выспаться, да и мне тоже…
Данила встал с постели и подошёл к окну, давая возможность Агате встать и привести себя в порядок. Он смотрел в темноту ночи, но видел только своё отражение в стекле. Он прижал ладонь к глазам, затем отбросил её от лица и произнёс. – Что же мне делать?
Агата вернулась в свою комнату «полностью разбитая». Горькие и правдивые слова Данины вонзились шипами в её сердце и приносили боль. Но она понимала, что боль эту надо усмирить, что бы жить дальше.
Агата скинула с себя одежду и поплелась в ванную комнату. Через минуту она уже стояла под холодным душем. Вышла она из душа почти Снегурочкой, такой же холодной и безразличной ко всему миру. Она упала в постель, укуталась одеялом и тут же уснула.
Утром Агата проснулась с больной головой и пылающими щеками. Посчитав эта за нервную горячку от вчерашнего вечера, она оделась и спустилась вниз в гостиную. Часы показывали десять часов утра.
- Пойду, приготовлю ему завтрак. – Пробормотала Агата и с трудом сглотнула. В горле першило. – Надо выпить горячего молока, а ещё лучше кофе с горячим молоком. Может мой ум прояснится?
Пока Агата варила кофе, то одной рукой держалась за голову, а другой - за своё горло. Она вскипятило молоко, и добавила его в чашку с кофе, взяла большую чашку в ладони и блаженно улыбнулась. Тепло от чашки передалось её ладоням, а затем и всему телу. Было так приятно. Агата направилась с чашкой в гостиную, но в дверях столкнулась с Данилой.
Она посмотрела на него и поняла, что не очень чётко его видит, она попыталась улыбнуться ему, но вдруг всё поплыло перед её глазами и …закружилось. А затем земля ушла у неё из-под ног, и … она взлетела в воздух. Зато чётко она услышала звук разбившейся о пол чашки с кофе. Но через несколько секунд, ум её прояснился, и она поняла, что Данила несёт её на руках.
- Отпусти меня. – Сказала она и чётко увидела его взволнованный взгляд. – Мне уже лучше. Просто слегка закружилась голова.
Но он молчал и нёс её к дивану в гостиной. Данила остановился у дивана и вдруг взгляд его замер. Он был устремлён на входную дверь. Он продолжал держать Агату на руках и смотреть в сторону двери. Агата тоже перевела свой взгляд в ту сторону, и увидела трёх человек, вошедших в гостиную. Это были Иван Иванович, Илья Хмель и Флора Белова. Лесник Иванов смотрел на них с ухмылкой удовольствия на лице, а вот Игорь и Флора с явным удивлением.
Агата от неожиданности чуть приоткрыла рот, а потом произнесла. – Откуда они взялись? – Потом она приложила ладонь ко лбу и договорила. – Господи, что я говорю? Данила, отпусти меня.
Но он продолжал держать Агату на руках, затем медленно положил её на диван, сел рядом на журнальный столик и произнёс. – Действительно, Игорь, Флора, что вы тут делаете?
Первой ответила на его вопрос девушка. – Она решительным шагом подошла к ним и произнесла. – Веселитесь, значит? То есть, мы в городе умирает от беспокойства за тебя, Данила, а ты тут веселишься, да ещё на моём любимом диване? – Она перевела взгляд на ошарашенную Агату и приказала. – А ну, сваливай с моего дивана. Разлеглась тут! Ни стыда, ни совести у тебя нет, Белова Агата!
Агата скинула ноги с дивана и хотела встать, но пошатнулась и рука Данилы тут же поддержала её.
- Лежи, Агата. – Приказал он. – Тебе надо полежать, ты же заболела. Пылаешь, как камин.
Он положил свою прохладную ладонь на её лоб, и Агата поняла, что он прав. Горло её першило всё сильней, а горячий напиток теперь был разлит на полу кухни, и некого было попросить сделать для неё новое питьё. Она с этим смирилась и затихла, глядя на разъярённую Флору из-под руки Данилы.
- Убери от неё руки – Продолжала бушевать девушка. – Игорь, забери свою сотрудницу отсюда и увези в город. Она здесь больше не нужна. Слышишь?
Данила убрал ладонь со лба Агату, и она увидела, как к ним подошёл Хмель, а за ним и Иван Иванович. Парень был в растерянности, а вот мужчина с волнением смотрел на неё.
- Я думаю, - произнёс Иван Иванович, - что девушку надо лечить. Вы только посмотрите, как горят её щёки. У неё температура. - Он слегка наклонился к Агате и спросил. – Милая, у тебя что-то болит?
Агата указала пальцем на горло и кивнула.
- Данила, - произнёс лесник, - если хочешь, то я заберу девушку в свою избушку? Ты же знаешь, что я смогу поставить ей на ноги за день. Натру медвежьим жиром и напою специальной настойкой. К завтрему она будет на ногах и здорова, как огурчик.
- Нет! – Воскликнула Флора. – Пусть убирается в город и лечится там. – Может быть она вообще заразная!
Агата закатила глаза от такого предположения Флоры, и тут же поняла, что Данила вновь поднял её на руки.
- Агата останется здесь в своей комнате. Иван Иванович, я доверяю вам эту бесценную девушку. Несите свой медвежий жир и настойки. – Говорил он, направляясь в лестнице наверх, и неся на руках Агату. – Игорь, займи здесь Флору чем-нибудь. Я скоро спущусь к вам. Нам надо поговорить.
Агата лишь мельком увидела возмущение на лице Флоры и растерянность на лице Игоря, но ей было на это наплевать. Она ощутила заботу и беспокойство за ней Данилы, и это было для неё важнее всего в эту минуту.
А когда он положил её в постель, ещё раз потрогал её горячий лоб, а затем нежно поцеловал его, Агата была готова болеть в этом комнате до конца своей жизни. Данила снял с неё обувь, немного помассировал ступни, а когда он перешёл на икры её ног, Агата слегка застонала, и он прекратил свои действия.
- Ты права, – тихо проговорил он, укутывая ноги девушки, - надо немного подождать, но я обещаю, что это сделаю. – Данила посмотрел на Агату и добавил. – Мы поговорим об этом, когда Иван Иванович тебя вылечит, а я избавлюсь от них. – Он кивнул на дверь. – Я ухожу, что бы во всём разобраться, но я вернусь. Постарайся не сбежать. Я же всё равно найду тебя и верну.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 12.08.2021г. Марина Малиновская
Свидетельство о публикации: izba-2021-3138285

Метки: любовь, роман, офис, интрига, встреча, флирт, дружба, игра,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
















1