Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Исповедь Призрака. Глава 2. Девочка и море


Исповедь Призрака. Глава 2. Девочка и море
­­­­серия "ИГРА в ИНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ"

роман "ИСПОВЕДЬ ПРИЗРАКА"
("Матрица Пространства Времени, или ДО и ПОСЛЕ. 40 Ступенек Небытия").

ГЛАВА 39 До/2 После. ДОМ I. ДЕВОЧКА и МОРЕ

Тёмная Башня. Девочка и море. На границе. Телеграмма.

*** ТЁМНАЯ БАШНЯ ***

Где-то во Вселенной

— Страшно, Рух? — спросил Хранитель у двери Дома №1.
— Ага… — призналась я.
— Не бойся. Не то место, где действительно страшно.
Я послушно распахнула дверь, шагнула внутрь и… ожидала увидеть всё что угодно, но… Я оказалась на подвесном хрупком мостике, раскачивающемся от ураганного ветра над бушующем морем! Мостик вёл к островку, окружённому высоченной каменной стеной, за которой, судя по всему, находился Замок или, как минимум, Тёмная Башня, — она возвышалась вдали и уходила прямиком в Небо.
— Где мы? — закричала я Хранителю, и огромные волны обрушились на меня, явно пытаясь утопить, а ветер жаждал сбросить мостик в бушующую бездну. — Что происходит???
— Пойдём-пойдём, — Хранитель провёл меня до железных ворот крепости, которые тут же послушно отворились, а за ними…
…было так тихо, будто бушующего моря не существовало. Мощёная камнями дорожка вела к Тёмной Башне, в окошках которой — или мне показалось? — мелькнуло несколько призраков. По бокам от дорожки над красивыми цветочными клумбами порхали бабочки.
— Как здесь всё странно! Даже цветы, — невольно вырвалось у меня. — Они красивые, но печальные. Как их зовут?
— Фиалками, — Хранитель вздохнул, а я заметила приближающегося к нам Монаха-Старца.
— Здравствуй, Рух, — произнёс Старец, пронзая меня глубоким взглядом. — И Ангелу твоему здравия и сил. Море здесь почти всегда неспокойно. Вот-вот начнётся гроза. Пройдёмте в Башню. Погреемся у камина…
Мы вошли в Тёмную Башню. В руке Старца появилась свеча. Он зажёг её взглядом, вернее, силой мысли, и мы стали подниматься вверх по узкой винтовой лестнице, пока не добрались до крошечной дверки на последнем этаже, украшенной черепом и надписью: «Memento Mori» («Помни о смерти»).
Мы зашли внутрь и оказались в комнатке-келье. Первое, что бросалось в глаза, — отсутствие крыши: над нами раскинулось звёздное Небо, по которому проплывала Луна. Каменный пол. Маленькое окошко без стекол, но с решёткой. У окошка — деревянный столик, на нём — старинные книги, перо и чернильница. У камина — кресло-качалка. Над камином — потрескавшееся зеркало. Стены украшали подсвечники и иконы Святых, каждый из которых улыбнулся мне в ответ на моё мысленное приветствие.
— Поняла, где ты? — поинтересовался Старец, присаживаясь в кресло у мгновенно запылавшего камина. — Внутри твоего «Я», Рух.
— Дом №1 — Сфера самосознания, — подтвердил Хранитель, — то, какая ты личность внутри, а не снаружи, твоё «эго».
— Эгоизм и гордыня тебе не грозят, — усмехнулся Старец. — Дом №1 оказался не роскошным дворцом, и даже не замком, а Тёмной Башенкой на крошечном островке, занимающем всего лишь 13 градусов из 360-ти в Круге, рассчитанном на 12 Сфер Жизни. Повезёт тебе с числом «13», раз уж и первый вдох — в 13-м градусе Рака, и в твоём «Я» — 13 градусов.
— Дверь в Дом №1 открывается в момент первого вдоха, — уточнил Хранитель, — поэтому Дом №1 — ещё и Дом Жизни, а его Хозяин — Управитель Судьбы. В твоём случае — это Луна, но она находится слишком далеко отсюда, Селена является фиктивной планетой, Сириус — звездой, поэтому Старец-Сатурн выполняет роль доминанта Судьбы и оказывает максимальное воздействие на твоё Сознание.
— Ангел, не спеши! Скакать по ступенькам Лестницы — дело неблагодарное, шишек можно набить. Давай по порядку, — остановил Хранителя Старец и материализовал для нас два кресла, заняв целиком и полностью и без того крошечное пространство. — Наш островок находится в море, в знаке стихии Воды — Раке. Будешь исключительно эмоциональной и ранимой девочкой, тонко чувствующей непроявленное, скрытое, в том числе и Потусторонний для людей — Наш Мир. Про таких, как ты, на Земле говорят: живут «без кожи» и имеют колоссальную «интуицию». А мы говорим про Астральное, или Звёздное, тело — сверхчувствительную душу, находящуюся в вечном поиске покровительства и защиты — «каменной стены». Однажды ты сама возведёшь вокруг себя высоченную каменную стену, отгородившись от людей из-за причинённой ими острой душевной боли, и построишь Тёмную Башню, уходящую в Небо, чтобы общаться с Нашим Миром, изредка приглашая в гости «избранных» — с кем не нужно бояться быть «раненой» или «убитой».
— Рак — нежное тельце и непроницаемый панцирь?
— Да, именно. Детям с тобой комфортно, они чувствуют мир, как и ты. А вот со взрослыми… При малейшей угрозе и чувстве дискомфорта «уйдёшь в себя» — спрячешься. Осторожность, застенчивость, боязнь выражать эмоции из-за страха показаться смешной, слепленной из иного теста. Потрясающее воображение, но врождённая неуверенность в себе и страх перемен. Твоя задача — раскрыть таланты, щедро предоставленные тебе Небом, и, наступая на горло страхам, делиться с людьми результатами творчества своей души.
— А моя мама? Разве она не будет меня защищать? — спросила я.
— Да, — вздохнул Старец, — таким, как ты, важна поддержка, одобрение, любовь и забота близких. Свойственна сильная привязанность к матери и Колодцу Прошлого. Он спрятан в подвале Башни. Ныряя в него, ты станешь глубокой личностью.
— А у меня будет большая семья? — поинтересовалась я.
— Про семью говорится не здесь, — Старец снова вздохнул. — Но ты будешь стремиться «свить уютное гнёздышко», вернее, «найти свою тихую гавань», чтобы чувствовать себя в безопасности. Когда обрастёшь «панцирем», люди перестанут понимать, кто ты, — каменное выражение лица станет твоей маской. В отличие от большинства земных женщин, ты нелюдима и немногословна, но при этом умеешь слушать и слышать.
— Скорее, — уточнил Хранитель, — обладаешь способностью разговаривать молча. Ищи тех, с кем можно общаться без слов, как принято здесь.
— При этом, — продолжил Старец, — тебе свойственно помогать людям, ты склонна к самопожертвованию, учитывая твою Селену. Преданная, честная и верная душа, но легко внушаемая, ты открыта для магических воздействий, в первую очередь — со стороны партнёров по браку или по бизнесу. Тебя будут обманывать и предавать. Но лучше быть преданной кем-то, чем предать кого-то.
— А я буду жить у моря?
— Ты будешь любить море и одновременно бояться его. Что ты чувствовала, когда шла по мостику?
— Страх, — согласилась я со Старцем.
— Я вижу, как ты постоянно рисуешь море в детстве, ещё даже не увидев его земными глазами, — улыбнулся Старец, но, услышав внезапно грянувший за окном гром и мгновенно хлынувший дождь, вздохнул: — Уран шалит. Впрочем, о твоей Рачьей сущности я сказал уже достаточно. Остальное тебе Луна детализирует.
Из потрескавшегося зеркала стали появляться призраки. Они окружили меня со всех сторон и потянули за собой в…

***
Библиотека Вселенной

— Если честно, я не поняла, — призналась я Хранителю, присаживаясь в кресло в Читальном Зале. — Почему в моём Сознании появляются Призраки и живёт Монах, а на двери в келью висит табличка с черепом «Помни о смерти»? Старец не рассказал мне о себе, а моя Луна проплыла над Башней куда-то вдаль… Почему море хотело меня утопить?..
— Не всё сразу, Рух! Лестницу надо прошагать, а не проскакать мимо. Внимательно слушай и впитывай в себя информацию, — проще на Земле вспоминать будет.
Книжка раскрылась на странице с рассказом «Девочка и Море»:

«Она подолгу сидела у моря на закате, Девочка в розовом платье. О чём-то размышляла и пристально смотрела в Небо. Она видела Таинственную Страну в облаках, где жили крылатые люди. Сиреневые замки манили её к себе, в их причудливых садах благоухали сказочные цветы и пели волшебные птицы. Ветер доносил до Девочки необычайные ароматы и отзвуки чарующих мелодий. А ещё она видела в Небе знакомые лица, они улыбались и звали Девочку в Небесную Страну, в Город Солнца. Она мечтала попасть к ним, но не знала, как это сделать, — у неё не было крыльев.
Солнце садилось в море. Тёплые волны ласкали её ножки, напевая тихую добрую песню, которую она слышала от матери, когда была ещё совсем маленькой. Девочка оглянулась, но на берегу никого не было, и ей стало совсем одиноко. Угрюмые Скалы не понимали её, потому что не имели чувств, отчего, впрочем, и не умирали. Скалы, как и обычно, лишь молча созерцали картину на закате Солнца: Девочку и Море.
Солнце приближалось к линии горизонта. Волны шептались всё громче и громче. Волшебная Страна уплывала вдаль, теряя свои очертания. Девочка стояла у моря. И слёзы упали в море, и море стало солёным…
Чайки, прилетевшие вечером на тот берег, уже никого не застали. Солнце скрылось за горизонтом, наступала ночь. Где-то далеко в Небе они заметили очертания неизвестного Города. Им стало интересно: что это за Город — не на Земле, а в Небе? Никогда раньше они не видели таких городов! И две самые любопытные чайки решили долететь до загадочного Города, но тщетно — у них не хватило сил.
А Девочка исчезла. Скалы больше не созерцали её здесь, на берегу моря, на закате Солнца. И только книжка, оставленная Девочкой на прибрежном камне, напоминала им о её существовании…»

*** НА ГРАНИЦЕ ***

Урануполи, Афон, Греция

Я просыпаюсь на Афоне от звонка будильника в 9:50. Сегодня мне приснился странный сон, а Рэй, как и обещал, заходил в гости. Во сне. Правда, я так и не поняла, что он хотел мне сказать. «Фиалковый Остров» существовал на самом деле. Мишка, отличный поэт и зам. министра, пригласил меня когда-то давно в то кафе, чтобы отметить выход его очередной книги, в которой были и стихи, посвящённые мне. Он всё мечтал погулять на моей свадьбе в Италии…
Я спустилась на завтрак. Мама Николетты готовит его сама. Её завтраки гораздо вкуснее, чем в гостиницах Урануполи, да и моя комната — просторнее, а уж какой у меня шикарный балкон! Днём Солнце с него уходит, и можно обозревать не только лазурное море, но и острова, а по ночам здесь проплывает Луна и светит многолучевая звезда, сильно отличающаяся от прочих. Этот дом построен на скале, возвышающейся над морем, и иногда мне кажется, что я живу на последнем этаже таинственной Башни, откуда можно беседовать с Небом и не бояться цунами.
Забавно! Везёт мне на число 13 по жизни: телефон заканчивается на 13, дачный дом был №13, гараж №13, мой экс-муж жил в квартире №13 и моя комната на Афоне — №13…
Поднимаясь с завтрака, я столкнулась со служанкой и попросила её не убираться у меня каждый день, а только выносить мусор. Мне нравится чувствовать себя как дома, а дома у меня нет служанок.
Море — море — море… Накупавшись, я плюхаюсь в белый песок у дальних скал, а потом возвращаюсь домой, по дороге купив мороженое и фрукты в лавке у таверны «Акрополи», где я изредка ужинаю.
Прочитав «Девочку и Море», в которой править особо нечего, я впала в воспоминания детства. Но ровно в 18:00 (я люблю «распорядки» и всё системное, не переваривая хаоса) отправилась на прогулку к Афонской границе, прихватив с собой акафист «Взыскание погибших». Днём здесь слишком жарко, поэтому совершать прогулки к границе лучше всего вечером — на закате Солнца.
По дороге я зашла в местную церковь Святых Константина и Елены, где находятся Иверская и Скоропослушница, копии Афонских икон, и старинная икона любимой греками и мной Святой Петки Параскевы. Когда-то я жила в замке на острове Святого Стефана в Черногории, проводя отпуск с сыном, где и приобрела свою первую рукописную икону — Петки. В Урануполи в церковь можно заходить в любой одежде и обуви, а гречанки не покрывают голову платком в знак протеста против мусульманских обычаев и памяти о войне с Турцией. Внутри церкви работают кондиционеры и стоят деревянные стулья, на которых прихожане сидят во время службы, за исключением особых моментов богослужения. Я подошла к каждой из икон и попросила их помочь мне.
Дорога к границе с Афоном начинается от Башни и идёт налево вдоль моря перпендикулярно центральной улице. Если идти, никуда не сворачивая, через 30—40 минут вы окажетесь на границе, о чём поймёте, уткнувшись носом в монумент «Охраняется ЮНЕСКО», а также заметив золотой герб Афона, колючую проволоку и небольшой «таможенный» домик. На самом деле, на Афон в 99% случаев, если море не штормит, добираются на пароме, а не по суше.
Я люблю эту «деревенскую» дорогу, мимо виноградников и оливковых рощиц — участков местных жителей. Правда, недалеко от границы находится крошечный luxury отель «Скиты». Но я бы не хотела жить в «Скитах» не потому, что «дорого», а потому что море после Башни — совсем другое. Оно резко меняется, превращаясь из «доброго и домашнего» в «стихийное и суровое», и я часто задумываюсь: может, граница на самом деле начинается сразу за Башней?
Я добрела до границы и привычно остановилась у разрушенного монастыря Зигу, первое упоминание о котором относится к 941 году. Обычно доступ на территорию раскопок закрыт, но София, дочка Димитры, однажды провела меня сюда, и мы долго бродили в развалинах, а она рассказывала и показывала мне всякое интересное и любопытное.
Я повернула направо и вдоль колючей проволоки дошла до моря, постояла немного, лицом к Святой Горе, поприветствовала Её и прочитала акафист. Проволока продолжается и в море, а вдоль неё летают «Стражи» — осы. Когда они «набрасываются» и сканируют мои намерения, я объясняю, что не собираюсь пресекать границу, и меня оставляют в покое.
София показала мне потрясающей красоты таинственную бухту правее от границы, где она иногда плавает. Между скалами существует небольшой проход, который во время вечернего прилива заливает водой так, что попасть в бухту или выбраться из неё можно только вплавь, поэтому сумки и пакеты с собой брать не стоит, а обувь оставляйте «при входе».
Я подошла к скалам, погладила их и залезла на самую доступную, чтобы встретить закат. Солнце напоминало горящую свечу. Я сделала несколько снимков и обнаружила на них призраков, столь отчётливо проявленных, что я не удержалась и отправила кадры моей знакомой, Светлане.
Внезапно послышались шаги. Я обернулась и увидела… Монаха. Клянусь, это был тот же самый Монах-Старец из аэропорта! Он медленно шёл вдоль берега, затем присел на камень неподалёку и тоже встречал закат. Когда Солнце исчезло, я побрела обратно. Старец направился следом за мной, но зашёл в «пограничный домик». Я облегчённо выдохнула. В нём было нечто, что отличало его от других монахов. Но что?..
Димитра сидела напротив Башни около своей иконной лавочки, беседуя с мужем и братом. Она поприветствовала меня улыбкой, предложила кофе и поинтересовалась, как прошёл мой день.
— Ходила на границу, а Пётр с ключами как поживает?
— Я позвонила монахам-близнецам, но они сказали, что сейчас — август, и у них сплошные праздничные мероприятия. Но я могу прислать тебе Петра почтой, месяцев через девять, — предложила Димитра, протягивая мне чашку кофе. — Семейная пара из Сербии купила парочку нерукописных икон. А из Лондона мужчина, не поверишь, твою любимую «The 4th Generation»! Как вошёл в лавку, так замер и говорит: «Хочу её!»
Лондон… Что-то внутри ёкнуло, и одновременно я увидела Монаха. Того самого! Он вышел на площадь перед Башней, пересёк её и…
— Извини, клиент! — шепнула Димитра и нырнула в свой магазин.
Я встала и сделала несколько шагов вперёд, но Димитра вернулась:
— Прости, ложная тревога!
— А эта Башня, ты говорила, что она закрыта?
— Да, уже пять лет как. Типа, у государства нет денег, чтобы содержать музей. И с крышей проблема, обрати внимание: на старых открытках Башня выше. У нас периодически происходят землетрясения. Последний этаж разрушился, а денег на восстановление нет, — объяснила она и протянула мне нечто, завёрнутое в фольгу. — Моя мама тебе лично просила передать! Это пряники, она сама их готовит! К чаю!
Я поблагодарила Димитру и её маму, мы попрощались, а я… подошла к Башне и, резко замедлив шаг, обошла её со стороны площади, затем — со стороны моря. Да, Башня однозначно закрыта: замок на двери, ограда заперта, света в окнах нет. Но я была готова поклясться Всеми Святыми, что буквально пару минут назад в неё зашёл Тот Монах!

***
Я долго не могла заснуть, вышла на балкон. Тихо-тихо. Чёрное-пречёрное Небо. Луна будто хотела мне что-то сказать, но не могла. Внезапно я снова увидела перед собой икону Божьей Матери из магазина Яниса, и мне слышалось: «Ну же, Алиса! Вспомни меня, вспомни!» Тщетно… Но я была уверена: с этой иконой связано что-то очень важное. Я вернулась в комнату, легла на огромную двуспальную кровать, выключила ночник и снова попыталась уснуть.

***
Где-то во Вселенной

Я оказалась в неизвестном здании со множеством дверей, где молниеносно проносились люди с крыльями. Внезапно один из них, похожий на Ангела-Хранителя с моей афонской иконы, подошёл ко мне, взял за руку и быстро повёл по коридору, будто мы куда-то опаздывали, и я не стала его ни о чём расспрашивать. Я заметила в очереди в «Справочный стол» мужа моей соседки в Москве. Он улыбнулся и помахал мне рукой: «Удачи!», но, возможно, мне послышалось — здесь очень шумно, то ли от шуршания крыльев, то ли оттого, что у каждой двери — многолюдные очереди, и все что-то бурно обсуждают друг с другом.
Мы поднялись на последний этаж здания и зашли в дверь с надписью: «Прямой эфир». За столом сидел крылатый служащий в белых одеждах и что-то записывал пёрышком с невидимыми чернилами в призрачной книге, лежащей на столь же призрачном столе. Впрочем, и всё, что я видела здесь, в загадочном здании, было достаточно призрачным и туманным. Дописав нечто, служащий взглянул на нас и спросил:
— Стандартная?
— Ну да, Брат, — кивнул Ангел.
— Как зовут? — на этот раз служащий обратился ко мне, и я ответила, после чего он записал моё имя, поставил рядом галочку и протянул книгу Ангелу: — Даты и время сам проставь, чтобы я чего не перепутал. И распишись рядом. А то тут намедни прецедент нехороший возник. Меня обвинили, что я неверную цифирь поставил. Стали разбираться, а это Хранитель намудрил. Там ровно полночь была, а часы чуть-чуть отставали.
Ангел записал всё необходимое невидимыми чернилами и спросил:
— А когда отправится?
— В прямом эфире будет выходить по три раза на Божьем Дню. У нас тут новое постановление вышло, так что не переживай, Брат, до всех долетит! Удачи, Алиса!
Мы вышли из кабинета. Я хотела спросить Ангела, что это значит и где мы находимся, но кто-то окликнул меня. Я обернулась и увидела Рэя. И мгновенно… здание исчезло. Не было больше ни людей, ни очередей, ни служащих с крыльями — только Чёрное Небо, звёзды, я и Рэй. Внезапно по Небу побежали зарницы. Оно вспыхивало красными зигзагами, похожими на молнию, и затихало, вспыхивало и затихало. Но грома не было.
— Рэй, что происходит? — спросила я, ничего не понимая.
— Разве не видишь? Молния, — спокойно ответил Рэй, подойдя ко мне близко-близко.
— Какая ещё молния?
— Телеграмма — молния.
— Телеграмма? — удивилась я. — Кому?
— Всей Вселенной, Алиса, — ответил Рэй и… исчез.

***
Урануполи, Афон, Греция

Я проснулась. На Афоне по-прежнему была ночь. Я вышла на балкон. Абсолютная тишина и чёрное-пречёрное Небо, ни облачка, как вдруг…
…я увидела ту же вспышку, что и во сне! Небо вспыхивало красными зигзагами! Вспыхивало и затихало, вспыхивало и затихало, вспыхивало и затихало…






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 22.07.2021г. Александра Крючкова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3127317

Метки: мистический роман, эзотерический роман, роман о призраках, призраки, приключения в загробном мире, Лестница в Небо, Афон Греция,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1