Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

далекий 43 год


­­­   Партизанский отряд состоял из трех десятков плохо обученных бойцов.
На деле не было и трехдесятков,и двух - то десятков не насчитывалось.
Раненые,обмороженые,оголодавшие люди и распухшие от недоедания -
вот с кем приходилось теперь воевать Андрею Никифорову,майору
особого отдела,чудом оставшемуся в живых при наступлении немцев
на маленький белорусский городок,само название которого он,
к стыду своему,умудрился запамятовать.

   Но и это обстоятельство,так мучившее его,довольно просто объяснялось: 
тяжелая контузия,которую он перенес на ногах,выходя из окружения
по глухим лесным местам,болотистыми тропами,благо местный
белорус помог порядевшему донельзя отряду.Не он,так бы и сгибли!
А сдаваться фашисту цели не имел никто,дрались до последнего,
расстреляв полный боезапас и оставшись с ненужными тяжеленными
для ослабшего организма винтовками.Надо бы бросить и уходить налегке,
но устав запрещал,угрожая высшей военной мерой - расстрел.

   Ежели не немец,так свои расстреляют! - ворчал себе под нос Акипов,
но на него было и обращать внимание грех - тянул на своих вжиленных
худых плечах никому не нужный теперь тяжеленный как грех пулемет ((Максим)).
Ни одной ленты,а поди брось!

   Все таки одну пулю в ((Макарове)) Никифоров оставил на всякий такой
случай.Не хотел старый чекист,смершевец живым сдаваться врагу.
Если,конечно,по совести рассудить,то шансов уцелеть у него никаких и не было:
лютой ненавистью были проникнуты немцы к таким,как он.И Никифоров
это хорошо знал,сдаваться в плен при всем желании,если бы таковое
и появилось не дай бог,ему никак нельзя было.

   Это и пугало его и одновременно радовало.Пугало потому,что хоть
чекист он и старый,но парень относительно молодой,едва
за тридцать перешагнул.Возраст Александра Македонского,но подвигов
гораздо менее - рутинная работа в старом здании местного облисполкома
по выявлению предателей и сочувствующих захватчикам элементов
и лишь изредка - живая практика,с перестрелками и свистом пуль
над головой,это было то что надо после многочасовых сидений в прокуренном 
кабинете и въедливых порой с пристрастием допросов несознательного,
антисоветского элемента.

   А радовало по той простой причине,что бесконечная беготня по болотам
от превосходящих в разы сил противника до того измотало и не только его,
что порой даже самострел казался лучше и он бы пустил себе пулю в лоб,
но было рано,измученный отряд опять - таки каким - то чудом ускользал
от врага.Пока умудрялся ускользать без единого ответного выстрела:
последние патроны берегли как зеницу ока!Быть может так же,как и он,
майор Никифоров - не желая сдаться живыми!

   - Обойдем это плохо проходимое даже летом в сухую погоду болото,
Анютины глазки - местные прозвали,и выйдем к хуторам.Два хутора
должны быть,если карта верна. - Никифоров был горд,что случайно
раздобыл у немецкого офицерика так необходимую сейчас в их
труднейшем,почти безвыходном положении карту местности
и не утерял в ходе отступления.

   Жаль,что спасший их белорус не пошел дальше.Очень жаль.
Если б не он,каюк был точнейший.Это майор понимал хорошо и был
несказанно благодарен белорусу - проводнику,не так за себя,
как за весь отряд,израненый,но сохраненный.

   А вот эта девка,медсестра,что сдуру за ними увязалась,все больше
не нравилась ему.Говорил же - схоронись в погребе,так нет.
Худая,на вид лет семнадцати,поди измучилась совсем,но виду не показывает.
Молодец девка,хорошо держится!Никифоров за годы службы научился
разглядывать и ценить в людях такие черты характера,что помогали
выдерживать трудности службы и нелегкого фронтового быта.

   Надо бы ее подбодрить,слово доброе сказать к месту,но подумает
еще чего...Этого Никифорову никак не хотелось,хотя женат он не был,
не смотря на свой солидный мужицкий возраст - за тридцать,служба
помешала,не довелось испытать тихие радости семейного быта.
Ну да ладно,все еще у него впереди,все еще будет!От таких мыслей
даже легче становилось физически.ноша не тянула книзу,не заставляла
пригибаться,казалась легче!

                            ***

   Никифоров,спасаясь от жары и комаров(таких крупных он еще не встречал:
от укуса кровь тоненькой кривой струйкой текла),спускался по скльзкой
росистой вечерней траве к берегу болота.Тут,видимо,то ли ручеек откуда - то
пробегал,то ли ключ подземный выбился сквозь толщу ила и глины -
вода была не столь грязна и пахла не так отвратительно.Выбиваясь с самого дна,
как - то сбоку,от берега,несколько минут не смешиваясь с болотиной,
напоминала чистую,речную.Росший среди рек и озерков средней полосы
России,Никифоров быстро сообразил:не купаться,так ополоснуться можно,
а прокипятив и пить,риску никакого!Было чем напоить отрядишко,но жратвы
- в обрез!Препротивнейшая ситуация!Архи - препротивнейшая! - это майор
вспомнил,как они,курсантами еще,писали конспекты по произведениям 
Владимира Ильича - Архи - скверно,батюшка!Архи - скверно,голубчик!

   Спустился с отвесного склона к болоту.Почти рядом в темноте,метрах
в двух - трех что - то мерно плескалось.Рыба,что ли?! - подумалось.
Жаль,ни крючков рыболовных,ни лесы,ни остроги - знать бы,где упасть,
соломки б подстелил!

   Рыба оказалось большой и белой в сгустившейся полуночной темноте.
Присмотрелся,понял - не рыба это вовсе,а медсестричка,худая как жердь,
а жить - то,поди,как и всем,тоже хочется!И тут же упрекнул себя за язычок.
Пусть про себя,не вслух сказано,а все - таки...притом не рядовой состав,
а командир хреновенького,но действующего в тылу врага отряда!

   То бедро высветится под лунным призрачным светом,то часть руки,
то грудь как у недоразвитой девочки...Русалка,да и только!

   - Это ты,майор?! - Да не стесняйся,подходи,я в госпиталях навидалась
на вашего брата мужика!

   Зрячая какая! - удивился Никифоров;или он постарел на глаза?!
   - Что ж,к тебе,голой,и подходить? - спросил,недоумевая.
   - А глаз - то у тебя замыленный...не голая я,майор,до пояса лишь...
по - военным временам,считай,почти при уставной форме.

   - Смелая ты,вижу,медсестричка! - подошел неторопливо.
   - А вот тут,майор,не угадал!В молоко вместо десятки - я военно - полевой
хирург,вовсе не медсестричка.Окончила прям перед самой войной
Академию имени Пирогова,слыхал небось?Так что резала я вас,мужиков,
начиня от кончиков и вплоть до самых причиндал! - и засмеялась
как - то застенчиво,что ли.

   - Ты лучше мне спинку потри,майор.
Потер Никифоров ей спинку,хорошо потер,на том и закончилось.
Разговорились,сидя на болотном бережку.Глядя сквозь туман.
Туда,где далеко свои.Вспомнили и до войны,и во время.
Умная девка, - решил Андрей.Поди поступи и закончи высшее!
Сам Никифоров на высшее не тянул еще со школы - ленивый,
учился спустя рукава.Поэтому ученых,способных к обучению уважал.

   - Ты вот мне скажи,майор,немцы как - будто с нами в прятки играют.
А ведь давно и перестрелять могли,как куропаток?С чего бы это?
   
   - Я и сам кумекаю,смекаю,не одна ты такая догадливая.
Но ответа не нахожу.Ползут за нами,гады,по нашим следам,ползут,
изредка постреливая,да и не особо целясь,по моему...может та карта,
что я у их офицерика убитого обнаружил в единственном экземпляре была?

   - Может за счет нас выйти куда норовят?

   - Трудно сказать.

                                    продолжение следует.

    Никифоров оглядел свой немногочисленный партизанский отряд.
да,только и вздохнул он.здоровых,готовых к борьбе с фашистами бойцов
и десятка теперь не наберется.кто ранен,кто истощен,кто страдает от болотной
лихорадки...с таким количеством особо не повоюешь.а немец жмет.
на пятки наступает.но от решительных действий воздерживается.почему.
в этом и вопрос.если бы майор знал ответ,на душе его стало бы намного легче.
а так тяжело и муторно.почему,когда бойцы идут плотной группой,фашист
пускает очередя поверх голов,как будто боясь задеть кого - то в рядах
партизан.от этой мысли майора всего аж передергивало.неужто в их доблестных
рядах затаился предатель.изменник.или еще что похуже - незаметно
пробравшийся враг.крот,подготовленный,внедренный и хорошо
затаившийся.

   Отряд немногочислен.со многими майор успел поговорить.а с некоторыми и
плотно побеседовать,кто казался ему подозрительней прочих по каким - то
причинам или просто интуиция подсказывала,редко Никифорова подводившая.

  Вот этот сержант Осипов,тягавший на своих саженных плечах пулемет
дягтерева.на вид мужик простой.свой.деревенский.соломой,что называется,
пропах.а речи его майору ох как не ндравились.антисоветские разговорчики в строю
порой вел этот несознательный боец.чем и подрывал и так некрепкую дисциплину
в отряде,состоявшем из черт - те кого,если разобраться.со всего лесу собравшиеся,
уцелевшие бойцы разгромленных советских соединений,беглые дезертиры.
паникеры,буржуйские недобитые в свое время элементы - и таких в первые
суровые годы войны хватало.вот с кем теперь приходилось воевать смершевцу
майору Никифорову.

  - легок на помине, - проворчал сквозь зубы майор.к нему неспешно приближался
огромный детина в продраной прожженой в нескольких местах телогрейке.
это и был сержант Осипов. - чего сказать изволите или скучаете в наших
лесах малопроходимых. - пошутил майор.

   - думка у меня одна есть,майор.
   - товарищ майор.
   - тяжелая думка,майор.как бы не замечая уставной поправки,продолжал он.
   - спать бы ложился.
   - предатель среди нас затесался никак.
   - с чего решил.майор и виду не подал,что заинтересовался.
   - я ж недоверчивый с детства.мать такого уродила.а тут смотрю...

                                         продолжение следует.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 20.07.2021г. Александр Березин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3125819

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1