Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 1. Крым. 3. Заманчивое предложение


­­­
­Заманчивое предложение

Перевод с русского на португальский на цикле общественных дисциплин считался самым сложным, хотя трудность, как я быстро понял, заключалась не столько в знании политической терминологии, сколько в умении упрощать сложные политические идеи, делать их понятными совершенно безграмотным людям, только вчера вырванным из племенной среды. Причем в этих племенных языках не существовало вообще никакой политической терминологии.

Преподавателям обществоведам времени на занятиях катастрофически не хватало, так как половину времени отнимал перевод на португальский. Однако в некоторых группах, африканцы и португальского не понимали. Приходилось назначать ретрансляторов из африканцев, знавших и португальский и племенные диалекты. То есть использовался так называемый «двойной перевод». Советский переводчик переводил на португальский, а ретранслятор из африканцев пересказывал понятое на племенной язык. Причем нередко советский переводчик и ретрансляторы были вынуждены втолковывать курсантам знания о преимуществах социализма дольше, чем преподаватель. На таких занятиях преподаватель больше молчал, чем объяснял.

Вероятно, мои рассказы-переводы звучали так убедительно, что начальник цикла полковник Антипов А.И. как-то пригласил меня в свой малюсенький кабинет и завел разговор о том, как трудно преподавателям цикла работать с курсантами без знания иностранных языков.

– Язык выучить взрослому человеку очень трудно. Проще переводчику выучить историю. Не пригласить ли переводчиков на цикл преподавателями? Как вы думаете, они пойдут?

– Не все. Многие хотели бы опять поехать за границу.

– Так они уже все побывали на Кубе.

– Ну и что. За границей работать интереснее, особенно в стране, в которой говорят на выученном тобой языке.

– А вы пошли бы к нам на цикл преподавателем?

– Не знаю. Надо подумать.

Полковник Антипов Александр Иванович был одним из самых уважаемых офицеров в учебном центре. Он прошел всю войну политруком взвода, роты, батальона. Был тяжело ранен. После войны закончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина и служил в войсках политработником, начальником политотдела. Держался независимо. В дела офицеров своего цикла вмешиваться никому не позволял.

Через год полковник Антипов предложил мне перейти на работу на цикл преподавателем, я согласился.

– Подучиться бы надо, товарищ полковник.

– Обязательно поучишься. Подадим заявку в политуправление округа. Отправим на Высшие академические курсы в Военно-политическую академию.

– Тогда согласен.

Вскоре приказом командира части я был переведен из Бюро переводов на Цикл общественно-политических дисциплин. Началась новая жизнь в коллективе преподавателей – майоров и подполковников (я был старшим лейтенантом). Приходилось тщательно готовиться к каждому занятию, писать план конспекты; посещать занятия коллег, перенимать их опыт, изучать методику преподавания истории СССР.

Я вел занятия на португальском. Полковник Антипов посещал занятия и после каждого посещения делал подробный анализ занятия. Он не знал языка, чтобы на нем самому проводить занятия, но прекрасно понимал, о чем говорил преподаватель. Обсуждая ход проведенного занятия, он всегда давал дельные советы.

Работа преподавателя воодушевила меня. На работу я буквально летел на крыльях: мне было приятно читать лекции на иностранном языке. О такой работе я давно мечтал, и мечта о преподавательской карьере начала сбываться. Я ждал, когда меня, старшего лейтенанта, официально утвердят на подполковничью должность политработника и преподавателя цикла в политуправлении Одесского военного округа, когда отправят меня на учебу на Высшие академические курсы в Военно-политическую академию в Москву.

Преподаватели цикла общественных дисциплин были обязаны вести страноведческие занятия с офицерами других циклов с переводчиками. Я засел за книги и пособия, подготовленные офицерами цикла, об Анголе, Мозамбике, Гвинее (Бисау). Это были компилятивные толстые труды, отпечатанные машинистками в пяти экземплярах. За основу были взяты опубликованные книги советских и иностранных африканистов. Они помогли мне буквально за месяц врасти в историческую обстановку, в которой возникло и развивалось антиколониальное национально-освободительное движение в португальских колониях, а затем и Намибии, Зимбабве и Южно-Африканской республике.

Наш Крымский центр внес огромный вклад в победу народов, борющихся за свою свободу и независимость...

За два года службы в Крыму я наконец стал настоящим офицером. Так мне хотелось о себе думать. Привык носить военную форму, стрелять из пистолета Макарова и автомата Калашникова днем и ночью, бросать гранаты, маршировать на плацу, «стойко переносить все тяготы службы». Привык выполнять приказания начальства «точно и в срок». Научился подчиняться, щелкать каблуками и отдавать приказания младшим по званию. Однако настоящим офицером, прошедшим боевую обкатку в боевой обстановке, мне пришлось стать позже в Египте.

Во время "шестидневной войны" Израиля с арабскими государствами в июне 1967 г. я служил в Крыму, не задумываясь над тем, какую роль эта иудейская война может сыграть в моей судьбе и верно ли освещают ход событий на Ближнем Востоке в советской прессе.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 18.07.2021г. Юрий Горбунов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3125122

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1