Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 1. Крым. 2. Привыкаю к военной форме


­­
С испанского – на португальский



Оказалось, что работы с английским языком в Перевальном для меня не было.
– Чего это Москва тебя прислала? У нас только испанисты. Может ты испанский знаешь? – спросил меня начальник бюро переводов, высокий худощавый капитан Коля Мищенко. Он говорил на том диалекте русского языка, который складывается под влиянием украинского языка.

– Немного. (По-испански я мог читать только газету со словарем).
– Что же ты сразу не сказал? Тогда перейдешь с испанского на португальский без труда. Португальский язык легкий, но переводчиков португальского языка нигде в Союзе не готовят. Мы все здесь с испанским. Все перешли на португальский. Африканцы совершенно не грамотны. Говорят на племенных языках. Из Гвинее-Бисау говорят на креоле. Несколько переводчиков уже на этом языке работают. Африканцы, как дети. Народ не требовательный. Возьми в бюро "Самоучитель португальского языка" Евсюкова П.Н. (М., 1963). Хороший учебник. Лучше не бывает. Словари есть. На пару месяцев освободим тебя от занятий. Устраивайся и учи португальскидй.

Мне пришлось срочно учить португальский язык. Учил его по учебнику на французском, который случайно купил на каирском книжном развале. Тексты – простые и смешные диалоги и анекдоты. Молодая память легко впитывала готовые фразы. Испанский язык я знал. Оказалось, перейти с испанского на португальский не трудно. Все равно что с русского на украинский.

Дружный коллектив


Как я убедился позже, товарищи мне рассказали чистую правду и о центре, и коллективе. Коллектив учебного центра работал дружно. Командиром учебного центра был полковник Бойко, украинец, добродушный и тактичный человек. Он был "батей" для личного состава. Он не вмешивался во внутренние дела циклов (кафедр). Преподавателей он считал людьми самостоятельными и не нагружал их муштрой: большинство преподавателей прослужили по 20-25 лет в армии. Его нельзя было упрекнуть в солдафонстве. Мы относились к нему с большим уважением. За хорошую организацию учебного процесса его высоко ценило вышестоящее начальство.

Костяк составляли старшие офицеры, ветераны Великой Отечественной. На праздники они приходили в парадной форме. На груди каждого – несколько рядов орденов и медалей за боевые заслуги перед Родиной. Среди них: полковники Бойко, Лавров, Стрекозов, Иванов, Антипов, Белый, Ротанов и другие. С полковниками Белым и Ротановым я служил в Египте.

Многие переводчики, прослужив в центре несколько лет вновь командировались на работу за границу – на Кубу и Арабский Восток. Некоторые провели по 5-7 лет за границей. Один из переводчиков – подполковник Слинкин – работал с перерывами в Афганистане более 20 лет. Из переводчиков более полусотни офицеров вышли в отставку и остались в Крыму. Все они имели высшее военно-филологическое или филологическое образование. Думаю, ни в одном из провинциальных городов России не проживало столько пенсионеров-переводчиков.

Некоторые переводчики со временем перешли работать на другие циклы (кафедры) – огневой, тактики, общественных дисциплин. И там вели занятия на иностранных языках. Среди них переводчики: Гудыменко, Петрашко, Горбунов, Ильницкий. Другие перешли на командные должности, на политработу.


Привыкаю к военной форме


К военной форме с погонами старшего лейтенанта пришлось привыкать. Привыкать отдавать честь офицерам и солдатам, щелкать каблуками, говорить военным языком: "есть, никак нет, так точно". Сохранись великая Россия и стал бы я казачьим офицером, казаком, как мои деды и прадеды. И защищал бы я Россию-Матушку.

Тогда мне и в голову не приходило, что Советский Союз и Россия – это два разных государства и вместе с тем – одно. Что русский – это моя национальность, а советский – гражданство. Что никакая "единая советская общность", как показала история, не сложилась. Что эта так называемая "общность" развалилась от легкого дуновения ветерка сепаратизма и животной алчности человека. И что борьба с так называемым "великодержавным шовинизмом" русских – это не что иное как выдумка сионистов...

Воинские части всюду одинаковы: мы ходили в военной форме, отдавали честь старшим по званию, стучали каблуками при подходе к командиру, маршировали строевым шагом на плацу, сдавали кросс, выполняли упражнения по стрельбе из личного оружия, без страха бросали гранаты и поражали цели из автомата Калашникова днем и ночью. Признаюсь, нелегко мне было привыкать к офицерской лямке после окончания гражданского вуза и вольной жизни за границей! Там мы ходили в штатском и обращались к старшим по званию по имени-отчеству.

Каждый понедельник в девять часов утра личный состав учебного центра – офицеры преподаватели циклов (кафедр), рота охраны и штаб, четыре курсантских рот африканских партизан – вЖыстраивался на плацу. Командир полковник Бойко ставил задачи на неделю, сообщал о нарушениях дисциплины, выносил благодарности отличившимся. Все подразделения проходили под звуки военного духового оркестра вдоль трибуны, на которой находились командир части, его заместитель полковник Стрекозов, начальник политотдела полковник Лавров. Преподаватели с курсантскими учебными группами шли на занятия. Офицеры, свободные от занятий, оставались на плацу и занимались строевой, командирской подготовкой или шли на стрельбище.

Учебные занятия проводились в аудиториях и на полигоне преподавателями циклов (кафедр) – тактики, огневом, связи, инженерном, автомобильном, общественных дисциплин. По средам офицерам читались приказы Министра Обороны в клубе. Ежедневно в 17.00 свободные от занятий старшие офицеры уезжали на автобусах домой в Симферополь, младшие расходились по домам в Перевальном.


Разговорчики в строю


Бюро переводов было самым крупным подразделением в части. Если на каждом цикле работали около десятка или чуть больше офицеров, то в бюро — около пятидесяти переводчиков. Большинство составляли переводчики, прибывшие в Перевальное после окончания одногодичных курсов военных переводчиков португальского языка. Их знаний вполне хватало для обеспечения перевода на всех циклах. Многие офицеры из этой группы затем продолжили учебу в гражданских институтах. Группу поменьше составляли испанисты.

Я подружился со многими переводчиками. Среди них могу назвать Мищенко Н., Петрашко О., Гудыменко А., Гаспаряна А. Не всем переводчикам работать с курсантами было интересно.

– Нужно ли было заканчивать университет, совершенствовать испанский три года на Кубе, чтобы учить сборке и разборке автомата? – возмущались недовольные назначением в Перевальное переводчики.

Действительно, работа на всех циклах, кроме общественно-политического, не отличалась богатством языка.

– Вот если бы стать специалистом со знанием иностранных языков – это другое дело, – мечтали мы. – Каков потолок нашей карьеры? Майорская должность в Союзе, подполковника за границей. Попробуй дослужись! Одна должность на пятьдесят переводчиков.

Мы слышали различные истории о головокружительных карьерах бывших переводчиков. Одного взяли в разведшколу, работал много лет заграницей. Другого направили в дипломатическую академию, потом служил в советском посольстве. Третий закончил военную академию, был оставлен в адъюнктуре, изобрел добавку к авиационному топливу, получил докторскую ученую степень, профессорское звание и возглавил кафедру, и т.д.

В Центре кадры переводчиков постоянно обновлялись. За годы моей работы в Центре переводчики уезжали в загранкомандировки: один – наблюдателем в войска ООН в Сирию, пятеро в Египет после 6-дневной войны Израиля с арабскими государствами, многие с испанским – на Кубу или с португальским в середине 1970-х – в Анголу и Мозамбик. Некоторые переходили на преподавательскую работу. Капитан Пашко В. с должности начальника бюро переводов был переведен преподавателем военного перевода в Киевский университет.

Переводчик капитан Федор Никольников занялся сбором африканского фольклорного материала – сказок и мифов. Он работал несколько лет над переводом этого материала с португальского и креольского на русский язык и затем опубликовал несколько сборников африканских сказок в Москве. Если вы возьмете в руки любой толстый томик зарубежных сказок, вы обязательно найдете в нем сказки, перекочевавшие на его страницы из Перевального, благодаря этому удивительному человеку и исследователю африканского фольклора.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 18.07.2021г. Юрий Горбунов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3125118

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1