Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Кто украл мои туфельки?18+


Кто украл мои туфельки?
­Корпоративная этика, мля…

Ненавижу корпоративы! Сборище пьяных баб и потных мужиков, которых все зае*ало и которые за один вечер хотят оторваться на год вперед. Хотя у нас корпоративы, юбилеи и дни рождения бывают регулярно. По поводу и, ,как правило, без повода. Те, кого ты видишь большую часть времени раскрываются как бутон розы, гнилой бутон. Хотя, он наверное не раскроется. Да,признаться, ты бы многое отдал, лишь бы не видеть ЭТО. Короче кругом один самообман и наипалово! Никто никому не нужен ни на пьяную голову, ни на трезвую бошку. Максимум, что потом светит это испанский стыд, мерзкие ухмылочки и перешептывания «любимых» коллег. Однако от этого сомнительного удовольствия сложно отвертеться даже при огромном желании, особенно если твой начальник – глухой и непробиваемый зверюга, окруживший себя климаксичными бабами-змеюками, слышащими каждый твой шорох и постукивающими главному быстрее любого дятла-метеора. Поэтому мои жалкие отмазки о плохом самочувствии или робкие блеяния о неожиданно совпавшей с корпоративом встречей с бывшими одноклассниками(которых еще бы двести лет не видела, но лучше уж они )были безжалостно раздавлены криками Пуха (нашим шефом) и его вездесущими сучками, сори, то есть моими коллегами. Больше всего старалась Анжелочка Зонова. Можно просто Зона, а про себя - «мразь». С ней у меня вообще давняя, скрытая конфронтация. Самое смешное, что я даже не вспомню, с чего именно она началась. Полагаю, что с Майка. Вернее благодаря Майку она возненавидела меня окончательно и бесповоротно. Хотя, когда Зоночка только пришла к нам в контору, то у нас уже случилась «химия», а если точнее дикая нелюбовь с первого взгляда. Она сразу же начала кидать на меня недобрые взгляды, злобно скалясь на моё серебристое мини-платье и недовольно хмуря свою ботоксную рожу, зато к боссу начала подлизываться моментально - нелепо растягивая накаченные губяки в неискренней улыбке, в последствии став его жопоподтералкой, попросту – шестеркой. Не думаю, что Анжелочка с ним «зонилась», но в фигуральном смысле, её, безусловно, поимели давно. А шеф наш, как бы, не совсем по девочкам. Ему бы какого-нибудь Павлика Новотного, а не потасканную, замужнюю шваль на которой клейма ставить негде. Помнится, при знакомстве с Анжелочкой моя первая мысль была «боже, что ЭТО?». Меня дико оттолкнула вульгарнейшая внешность этой неприятной бабы, ее скрытая агрессия, грубые черты лица и даже кислотное платье , с трудом обтягивающее необъятную задницу «милашки», показалось отвратным. Словно на съемках дешевого порно очутилась! А вот Майк… Но обо всё по порядку!

Наша контора оказывает все виды юридических услуг. Зарплата у всех разная, в зависимости от количества клиентов. У Зоночки, наверное, выше всех, полагаю. Не то что юридический офис мой предел мечтаний, но это единственное место куда удалось устроиться, и то – по знакомству. И не только мне. В принципе наш Пух всех готов трудоустроить за баблишко с магарычом, только вот, за происходящий  в стенах офиса ад, ответственности никто нести не обещал. Ненавижу их всех!!!!!

Возвращаясь к Майку, отмечу, что наш коллектив, как и большинство других,  состоит практически из одних голодных, ядовитых баб в вечном поиске прынцов, которые упорно скачут мимо. Оттого и злобных. Я не заметила, как сама, со временем, стала такой же, как они все. Точнее, чем я отличаюсь от них? С волками жить – по волчьи выть. Хотя пока я скорее молодой волчок, неопытный. Не шакал, в отличие от Анжелы. Причем, во всей этой клоаке, я окончательно перестала понимать, кто мне друг, а кто – соперник. Ведь еще вчера мы мило болтали и делились секретами с замужней Женей Шектеровой в одной из кафешек торгового центра, находящегося недалеко от нашего офиса, а сегодня, подвыпив на одной из конторских посиделок, Шектериха призывно глядя на Майка, как бы «случайно» перегородила ему дорогу, явно заигрывая с нашим «прынцем». Поняв Женечку с полувзгляда, кобелистый Майк хитро улыбнулся и через пару минут «парочка» растворилась в темных коридорах нашего офиса. Подруга, бля….  Я залпом осушила бокал с кислым вином, пытаясь сдержать предательские слёзы. Не то что я мечтала оказаться на месте Шектерихи, просто противно стало от этой бесконечной женской подлости и мужской ничтожности. Принцы давно разбились насмерть на пару со своими белыми лошадьми затоптав несчастных золушек с их мечтами о туфельках и чистой любви. Остались одни козлы и похотливые кобели. Зоопарк подлой человеческой натуры. Им глубоко накакать на твою душу. Всё что их волнует, это легкий секс без обязательств. Желательно с замужними бабами, ведь так проще, не так ли? Никто не капает на мозги и не пытается женить на себе. Да, и, как правило, окольцованные дамы более прожженные и опытные в постели. Не романтичные и мнительные девственницы любящие Полозкову, вроде меня. Так думал Майкуша, пока не нарвался на Анжелочку. Вступив с Зоной на хмельную голову в одноразовую сексуальную связь, Мишаня никак не мог предположить, что в последствии она от него не отцепится и начнёт его преследовать. Не того хотел прынц. Но за всё надо платить. И за пьяный секс, с первой попавшейся бабой нетяжелого поведения, в том числе. А как загадочно и мило всё начиналось!

В нашу контору Майк пришел вместе с мамой. Словно школьник-третьеклашка. Слава богу, хоть не за ручку! Когда Миша, как ветер, пролетел мимо меня и Анжелы, стоявших около кабинета Пуха, я поняла, что пропала. Вот он – мой загадочный рыцарь из глупых мелодрам! Только я знаю, что это не он - делаю ставки. Нехорошо посмотрев на меня, Зоночка будто хищно облизнулась, почуяв запах чьей-то крови, скорее всего моей, а может быть эта дрянная, нечистотная бабень уже тогда взяла Мишаню на заметку. Этой прожженной тетке, глубоко за тридцать, явно пришелся по вкусу мажористый, кареглазый шатен случайно приплывший в наш террариум словно спасательный круг для кого-то. Не для меня, разумеется. Пух спохватился, взмахнул руками и куда-то повел маму с сыночком. Анжела проследовала за ними. Позже Пух вернулся уже один и сев за свой стол, недовольно чертыхаясь отхлебнул остывший кофе. Через пару минут вернулась и Зонова.

- Новенький мальчик. Его посадили к нам в кабинет. – прошамкала своими необъятными губами тогда Зоночка.

Позже выяснилось, что загадочный, мамочкин сыночек был из зажиточной семьи, которая была знакома с Пухом, потому и устроился в наш гадюшничек без проблем. Естественно Миша оказался никаким не рыцарем, а каким-то интровертом-социопатом с мажорскими замашками полного придурка. Пересекаясь в офисе, мы, в основном, молчали, нервно тыкая по кнопкам своих ноутов и отхлебывая отвратный ванильный капучино из местного «Сдобина». Каждый думал о своём. То ли золушки уже не те, то ли рыцари потеряли последние доспехи и не смогли найти свою саблю. Но может быть еще не всё потерянно и он найдёт мою туфельку? Кстати о туфельках….

Однажды я сильно натерла ноги неразношеными босоножками  и еле добредя до кабинета, без сил плюхнулась на стул, сняв кусающихся монстров.

- О.. да! – с наслаждением протянула я, избавившись от своих мучителей. Расслабившись и чуть раздвинув ноги и запрокинув назад шею, я застонала.

По закону подлости в этот самый момент в кабинет вломился Майк, замер и удивленно уставился на меня. Я покраснела, быстро сдвинув колени, попыталась обратно впихнуться в тесные босоножки, но не смогла, нервозно пытаясь скрыть отсутствие педикюра. Миша молча направился к своему столу, бросив на меня быстрый взгляд в котором читалось что-то нехорошее и темное. Я не понимала, как себя вести, поэтому, наконец запихнув свои ножки в злополучные «туфельки», выбежала из кабинета, буркнув себе под нос «я за кофе».

Мои эмоции к социопатичному Майку проявились не сразу. Это только в фильмах между героями с первого взгляда возникают чувства, они женятся и умирают в один день. Например, в таки,  как «50 оттенков серого». Сказка. В жизни же всё случается через сильнейшую боль и ощущение собственной беспомощности с неопределенностью того, что будет дальше. Особенно, если человек, который тебе нравится, не знает о твоих чувствах и регулярно причиняет тебе боль. Но признаться во всём еще страшнее. Чтобы он начал меня избегать, как Зоночку, которая после их соития, стала носиться за ним, как ненормальная, течная сука? Нет, такого не будет никогда. И точка.

~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~

- Ай… Ой-ой.. – вскрикнула я.

- Терпи, ты же женщина!

- Рита, скажите, вы свободны 29-го числа? Мне нужно будет записаться на маникюр, педикюр, депиляцию, брови и макияж? У нас корпоратив просто.

- Ничего себе подготовка! Впихнем куда-нибудь. Тем более неделя еще до твоего мероприятия.

- Ну мало ли…. Вдруг, не дай бог, если я припозднюсь с записью, то не останется мест. Не могу же я пойти, как чмошница… Тем более…. Там…. – заистерила я.

- Соня, там что, будет молодой человек ради которого всё это затевается?

- Откуда вы уз… То есть… Да нет… Тааак….  – неуклюже попыталась выкрутиться я, но, по-моему, вышло крайне глупо и неправдоподобно. Все такие любопытные и блять проницательные. И главное всех так интересует чужая личная жизнь и грязные трусы.

Отмучившись на эпиляции восковыми полосками, я, немного пошатываясь, встала . Какая мерзкая, неприятная процедура! И всё ради этого придурка! Благодаря ему я теперь регулярный клиент всех этих е**чих салонов красоты и парикмахерских студий, где только и делают, что разводят на деньги. Только один цвет волос за пару месяцев я сменила три раза. Из брюнетки в блондинку, калифорнийскую блондинку и обратно в брюнетку. Вся моя немногочисленная зарплата теперь улетала на шмотки и долбанные косметические процедуры. Был бы еще от этого толк! Всё равно этот осёл особо не телился, несмотря на то, что стал окидывать меня оценивающими взглядами, периодически кидая косяки в мою сторону. Но из цепких лап надоедливой Зоночки, так увы, и не вырвался. По началу Майк от нее какое-то время бегал, но позже сдался под ядерным напором бешенной самки Богомола. Вот и сегодня, примчав после очередного ухода, на всех парах в контору, я залетев в приемную привычно обнаружила Майка в компании конченной. Когда я зашла, Зоночка в коротком мини стояла над Майком. Анжелкина здоровая задница, непонятно каким чудом, втиснутая в коротенькое платье, показалась мне просто необъятной. В голове возникла пугающая мысль: «что будет, если она сейчас лопнет?». Потом ведь не отмыться!

- Здрасьте…. – протянула я.

Зонова лениво повернула свою черномазую голову, не удосужившись поздороваться. Майк, словно пойманный с поличным кот, бросил на меня виноватый взгляд. Иногда мне казалось, что это просто тупик без всякой надежды выбраться. В смежном кабинете что-то печатала Шектериха. Еще одна «подружка». Спасибо хоть, не такая мерзкая, как Зоночка. Самое смешное, что обе дамы были замужем. Давно и бесповоротно. При этом в свободное от семьи, мужей и детей время, вернее в рабочее, не отказывали себе в плотских удовольствиях со своим же коллегой. Хотя, может я чего-то не понимаю и это норм? Мне показалось, что даже внешне они были похожи. Обе радикальные брюнетки, с черными как смола, длинными волосами. Разве, что Женя, отдаленно напоминающая канадскую актрису еврейского происхождения - Мию Киршнер была куда притягательнее и интереснее лошадиноподобной Анжелочки. Да и к тому же, Шектериха умело косила под аленький цветочек и всегда была со всеми мила и приветлива в отличие от истеричной и визгливой Зоны, которая, судя по регулярным всплескам, всегда находилась в состоянии приближения фазы менструального цикла. Если бы Женечка не подвыпила лишнего на том самом юбилее, не поманив за собой Мишаню в глубь конторских коридоров, я бы и дальше наивно продолжа верить в женскую дружбу и душевную красоту людей. Но что было, того не отнять. Пора возвращаться на землю и разбивать свои розовые очки. Но то, что они разбились вдрабадан, показывать нельзя.

- Привет, Жень. Какие дела? – как ни в чем не бывало поинтересовалась я.

- Приветик, Сонечка. С переменных успехом. Вот, работаю. Что у тебя новенького? Ты откуда такая красивая? – закосила под ветошь Шектериха.

Оторвавшись от своей писанины, Женя сделала заинтересованный вид и развернувшись в мою сторону, внимательно посмотрела на меня своими холодными, серыми глазами, в точь-точь, как у Мии Киршнер. Хотя у Мии, на мой взгляд, более тёплый и выразительный взгляд. Даже с небольшим огоньком и чертинкой, что ли. А Женя Шектерова была классической девушкой-зимой. Кажется так называется типаж белокожих, черноволосых брюнеток с ледяным взглядом. Наверное мужчины должны сходить по таким с ума. По идее. Вон, Майк, явно падок на подобных женщин. Но, как мне кажется, во всём важна мера и некая грань, зайдя за которую, ты уже переходишь рубикон. В моих глазах, все они уже давно его перешли.

- Борис Рудольфович (он же Пух) пока не подошел? – попыталась перевести тему я.

- Он в суде. Должен скоро подойти. У тебя сегодня какое-то мероприятие? – не успокаивалась Шектерова.

- Почему ты так решила? – я не поняла фишку.

- Ты просто стала так ярко выглядеть. Раньше ты так не одевалась. – улыбнулась Женя.

Вот блииин! Ну чего она привязалась? В смежном кабинете находился Майк с этой черномазой губашлёпкой. И они, на удивление, притихли. Не думаю, что Мишаня обнаглел до того, что решил пошпилить Зоночку прямо в приемной, следовательно, они просто греют свои уши. Каждый со своими целями. Что творится в голове Майка думаю, не понимает даже он сам, а вот Анжела, будучи законченной шестеркой шефа, не упустит возможности в красках передать ему любой пук, а также стукануть о моем опоздании на работу. И если Пух вернется из суда не в настроении, что всегда равно ста процентам из возможных ста, то меня еще и разбор полетов ожидает, как уже бывало не раз. К тому же Зоночка, как любая прожженная тетка прекрасно понимает, что мы-женщины, ничего не делаем просто так, особенно если дело касается нашей внешности. Шерше ля фам, блять. Только наоборот. И наша холодная, молчаливая война за Майка Декстерьяненко, лишь в очередной раз подтверждает то, что любая женская дружба заканчивается там, где появляется мужчина. Даже замужняя Шектериха-Киршнер, которую я считала подругой и по дурости  выбалтывала некоторые свои переживания, и то, выкинула такой финт ушами, после которого я до сих пор не могу прийти в себе. Вот тебе и замужние, приличные женщины! Как только на горизонте появляется молодой, обеспеченный трахаль они становятся даже опаснее, чем молодые и свободные гламурные сучки, те, что очень любят сидеть в инстаграме и все на одно лицо. Интересно, а как муж Зоночки относится к ее «увлечению»? Одобряет ли? Может лично подбирает своей «прекрасной» женушке белье и гондоны? Буэээээ…. Если серьёзно, то поискав Зоночку в сетях, я судя по редким фоткам со страниц Анжелы , пришла к печальному выводу, что муж у нее полный лох, не замечающий ничего дальше своего носа. Максимум, чем он гордился, это их драгоценным сыночком. Жутко страшным мальчиком со старомодным именем Федор. Складывалось ощущение, что он перенял  всё самое худшее от мамочки – длинный нос, узкие глаза и боровообразное телосложение своего папаши, то бишь, супруга Анжелки. Всё остальное, например, то, что его жена – шлюха, он предпочитал не замечать. Но самое печальное было даже не это, а то, что он просто не удовлятворял ее, судя по частым истерикам и всплескам Зоны. Было бы неплохо до смерти оттрахать шваль всей конторой, чтоб она, наконец, угомонилась. Что касается Шектерихи, то она тоже была замужем за каким-то недалеким, обеспеченным чуваком, который, к тому же, являлся родственником нашего Пуховича, поэтому Женечка была неприкосновенна.

- Мммм… Мне пора…. Надо тоже кое-что напечатать.. – проблеяла я, надеясь ускользнуть из змеиного логова. Но увы….

Дверь в приемную со всей дури распахнулась. В помещение ввалился Пух. Он явно был на страшном взводе и, мягко говоря, не в духе. Иногда мне казалось, что истерикам этого великовозрастного пидораса могла бы позавидовать любая злобная тетка в разгаре бурного климакса. Думает, что смог скрыть свои бирюзовые замашки, прикрывшись женушкой и дочкой. Но мы то все знаем, как это бывает. Геи ведь часто женятся и заводят детей, чтобы в глазах общества быть как все. Однако Борис Рудольфович так и не смог побороть свою страсть к юным мальчикам. Он даже разговаривал как крикливая баба, то и дело переходя на истеричный визг, театрально взмахивая руками или того хуже, загибая запястья и жестикулируя в стиле Ренаты Литвиновой. Хотя, куда ему до Литвиновой! Бывали времена когда Пухович был судьей, но до судейской пенсии так и не досидел, ходил слушок, что его застукали с каким-то юнцом, благо хоть совершеннолетним! Это, видать, и спасло старого развратника от параши. Ничтожество! Открыв «ЮристХелп» Рудольфович, имея кучу связей и знакомых среди юристов, прокуроров и судей, без проблем раскрутил свою контору. Всем поебать на твое прошлое и сексуальные предпочтение, лишь бы кольцо на пальце поблёскивало и пакетик с магарычом и купюрами шелестели. Гадский мир!

- Декстерьяненко, чего сидим? Кого ждём? Почему мне на тебя жалуются? Почему так душно? Немедленно откройте окно!!!! Анжела, кофе!

- Борис Рудольфович, а я чё, я ничё. Кто жаловался? – тут же спасовал Мишенька.

- Вот именно, что ничё! Хорошего! Работу надо работать, а не языками чесать. Вас в приемную для чего сажают, чтобы людей консультировать и за порядком следить, а вы даже окна не в состоянии открыть! Дебилы! Устроили в кабинете Сахару! Анжела, я сказал – кофе!!!! Долго мне ждать!

- Сейчас, сейчас, Борис Рудольфович. Уже готовится. – привычно зашестерила Зонова.

Рудольфович любил черный, растворимый и очень крепкий кофе без сахара. Правда определенной, очень дорогой марки. «Нескафе», понятное дело, он бы вряд ли стал пить. Однако, с его давлением, лишним весом и повышенным сахаром, даже обычный кофеек без глюкозы был смертоубийством. Но Борюсика это мало волновало. Что-что, а пожрать и выпить он любил, да и во всём остальном, понятное дело, себе не отказывал. Сняв свой стресс и привычно использовав подчиненных  в качестве груши для биться, Пух немного успокоился. Но, как говорится, ничто не предвещало беды.

- Анжелочка, какие новости? Мне оставляли документы по «Империалисту»? Кого сегодня нет? Кто где, вообще?

Естественно, Зоночка не упустила возможности обстоятельно стукануть на коллег и конечно же слить меня. В интеллигентной форме. С фирменной ухмылочкой на лице.

- Все в суде, Борис Рудольфович. Тут только мы вчетвером, Женя, я, Миша на приеме и Соня, но она недавно только подошла. Галя Полыгалова болеет, Регина Борзыкина тоже, но на корпоратив подойти обещали. Вообщем всё, как всег..

- Чтооо? Я не понял, что значит недавно подошла! У нас тут что, проходной двор или ресторан! Недавно подошла она!

Шектериха нервно улыбнулась и, вжав голову в плечи, уткнулась в ноутбук. Я понимала, что дальше будет только хуже и медленно встав, направилась словно на казнь к кабинету Пуховича. Быстро пройдя мимо «сладкой парочки» я лихорадочно пыталась сообразить, что лучше всего соврать, чтоб меня менее жестко поимели при всех. Но мысли путались на нервной почве, да и спорить или что-то пытаться доказать пароноидальному невростенику, кем ,без сомнения, являлся Борис Рудольфович, было бессмысленно и по меньшей мере наивно.

- У нас тут не салон красоты! Тут люди работать должны! Платья свои с прическами будешь мужу демонстрировать, а не Декстерьяненко! – заорал дурниной  Пухович.

- Я не… - единственное, что смогла выдавить из себя я.

- Что «я-я»? В свободное время шатайся по своим парикмахерским, а на работу надо приходить вовремя! Почему Анжела должна за всех вас отдуваться?

При упоминании имени конченной, я ожидаемо разозлилась. Так значит она уже давно провела работу с Рудольфовичем  и накрутила этого старого извращюгу по полной программе. Очень сомневаюсь, что этот престарелый гомосек, которого интересуют лишь сладкие мальчики, следит за моими нарядами и что-то соображает, в наших женских хитростях. По мне, перед ним хоть толпа голых баб пройдёт, он никак не отреагирует. Удивительно, что Пух вообще каким-то образом смог зачать свою дочь, ведь складывается абсолютное ощущение, что женщины ему противны и неприятны настолько, что он ни при каких обстоятельствах не способен это скрыть, и, уж тем более, вступить с ними даже в одноразовый сексуальный контакт. Пухович относился к женщинам откровенно неприязненно или чисто потребительски, как к Зоночке, которую использовал как свою личную шестерку.

- Не понимаю о чем вы, Борис Рудольфович. Анжела выполняет свою работу, я и другие - свою. Опоздала я всего лишь на пять или десять минут! – я собралась с духом, выпалив более-менее связную речь.

- Всего лишь! – взмахнул руками старый мудотряс – Значит Анжела, по-твоему, врёт?

- Я не знаю – твердо произнесла я.

- Борис Рудольфович, я считаю этот разговор бессмысленным! Вместо того, чтобы извиниться и принять данную информацию к сведению, человек пререкается с вами, пытаясь обвинить всех вокруг в собственной непунктуальности. Не забывайте, вам нельзя нервничать! У вас давление и сахар! – подала голос мразь.

Я обернулась. Зона нагло смотрела на меня, прожигая своим взглядом. Я прекрасно знаю этот взгляд. Я давно изучила его. Он не означает ничего хорошо, лишь предшествует дальнейший взрыв. Так обычно смотрят социопаты в душе которых бушует целая армия бесов и нечисти. Они сами прошли неоднократные унижения и боль, а теперь возвышаются, унижая других людей. Этот взгляд очень внимательный, хитрый, цепкий  и нехороший. Точно такой же взгляд у Майка, Шектерихи и Зоны. Анжела прекрасно осозновала, что я ничего не могу ей сделать, потому что, по итогу, всё равно, останусь неправой. Но при этом мы обе понимали, что она обстряпала всё очень аккуратно и грамотно, так, что не подкопаться, иначе будешь выглядеть полной дуррой. Зоночка продолжала пристально смотреть на меня. Тварина!

- Свободна! В свой кабинет – работать! – махнул рукой Пух – Анжела, закрой окно!

Я посмотрела на Майка и Анжелу. Еще чуть-чуть и наши бесы выпрыгнут наружу и схлестнуться в этой дьявольской, психологической схватке. Кто кого? Какие у кого ставки и прогнозы?

- Можно пройти – со змеиной улыбочкой протянула Зоночка, направляясь к кабинету Рудольфовича.

Я сама не заметила, как застыла у двери кабинета БР, перегорождая  Зоночке проход. Майк делал вид, что его тут нет, абсолютно абстрагировавшись от происходящих, нервозных событий. Майкуша в домике, блин. Всё это время он просто молча сидел за столом нашей приемной и таращился в свой дорогущий серый комп одной известной марки с белым, надкусанным яблочком на крышке. Точно такой же ноутбук был у Декстера в одноименном телесериале. Да и вообще, Миша конкретно напоминал мне данного персонажа, разве только, в отличие от Декстера – Майк был трусоват и менее благороден. Но, собственно, меня это уже не удивляло, так, как в наших российских реалиях таких героев точно нет. Однако во всём остальном поведение Майка до усрачки напоминало образ Декса. Тот же карий, затравленный взгляд исподлобья. Скрытный, молчаливый, социопатичный. Скользящий по конторе словно призрак. Тихо, бесшумно. Будто молча наблюдая за всеми и без конца оценивая обстановку. Не удивлюсь, если в свободное от работы время, Майк убивает людей, режет их на аккуратные кусочки, расфасовывая по черным пакетам для мусора и без жалости сбрасывает в реку. Как он только умудрился при таком раскладе спутаться с таким злом, как Зона? Но видимо даже законченным маньякам ничто человеческое нечуждо. На нервяке я хлопанула дверью приемной, напоследок отметив дикое напряжение исходящее от Майка и его густо покрасневшие уши. Он явно нервничал.

Открыв дверь в кабинет, где я сидела, я еле сдерживая слезы, раздраженно швыранула на стол сумку и обессилено опустилась на стул. Как же всё ублюдски в этом мире. Всё происходит ровно наоборот от того, чего мы хотим. Почему, если тебе кто-то нравится, то он обязательно оказывается полным говном? Почему на твоём пути постоянно встречаются какие-то подколодные змеи и старые мудаки, готовые тебя распять, а после сожрать с потрохами? Да, возможно, я не такая продуманная и прожженная, как Зоночка, оттого мне сложно выстроить коммуникацию с некоторыми мужчинами, вроде Пуха и Декстерьяненко , но будем честными, по ним всем дурка плачет. Да, скорее всего, я уже превзошла Алёну Погребняк по количеству посещения салонов красоты и трешь-обзоров своей жизни, но я просто хотела быть красивой для него. Чтобы он просто посмотрел на меня… Еще раз посмотрел так, как не смотрел ни на одну из них. Я хотела быть идеальной… Самой лучшей для него… Несмотря на то, что я была близка к истерике, мысли о собственной внешности не покидали меня даже в таком состоянии. Надо обязательно взять аванс и купить себе туфли к корпоративу. Тем более я уже присмотрела одни. Такие светло-бежевые на высоких каблучках, украшенные милыми стекляшечками, отдаленно напоминающими бриллианты. Не брюлюки, конечно, но смотрятся ах*енно. Уверенна, с тем самым платьем, укладкой и маникюром цвета фуксия, он будет – мой. Держись Декстерьяненко, ты попал! Мне пох*й на твоих баб. Всё равно, мой будешь. Кстати, на крайняк и кредит можно взять, ради такого дела. Мне нужно быть красивой здесь и сейчас.

Дверь в кабинет молча отворилась. Я вздрогнула. Зоночка пришла на разведку под предлогом того, чтобы взять кружечку для чая. Анжела явно торжествовала. Молча. Наслаждаясь каждым моментом моего унижения и разбитости. Хорошо, что эта ничтожная баба не умеет читать мысли (хотя не уверенна), а то передала бы Борису Рудольфовичу всё от первого до последнего слова. Зона пристально уставилась на меня своим цепким, тяжелым взглядом абсолютной нечисти. Я тоже посмотрела на Анжелу внимательно и в какой-то степени вызывающе. Говорят, что кошке нельзя долго смотреть в глаза. Она это воспринимает как вызов. А Зонова безусловная кошка. Черная кошка.

~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~

- Что случилось? – спросила Светлана Петровна, увидев мои слезы. Одна из моих коллег. Практически единственный адекватный человек в этом террариуме.

Я больше не смогла сдерживаться. У меня началась откровенная истерика, которая совсем не плавно перетекла в экстремальную откровенность.

- Я больше не могу…. Светлана Петровна, я не знаю, что мне делать. Мне тяжело с ним пересекаться и видеть его. Я не знаю, как так получилось, но я влюбилась в него. Но он какой-то странный. Я вроде чувствую что-то от него. Он всё время смотрит на меня, трётся где-то рядом, но на этом всё заканчивается. И эта…. Как там её….. Всё время бегает за ним. И не только….

- Декстерьяненко, что ли? Забей! Он просто бабник и мажор. Ничего особенного! – цинично констатировала Светлана. Светлана Петровна Фридер. Достаточно жесткая, холодноватая женщина. Непроницаемая блондинка лет сорока пяти. Говорят, что в судебных заседаниях она превращается в дотошного, безжалостного монстра, поэтому мало кто рискует схлестнуться с ней в процессе. Даже наш Пух откровенно тушуется перед ней и консультируется по своим делам. Но при этом она всегда честная, справедливая, независимая и объективная.

- Я понимаю, но…. Знаете, просто всё стало очень запутанно и абсолютно невыносимо. Мне невыносимо больно видеть Декстерьянеко с другими девушками. Особенно с Зоной. То есть с Зоновой. И я не знаю, что мне делать. Я так больше не могу. Зонова всё время делает мне разные подставы. Пух еще сегодня при всех наорал. Благодаря тому, что она настучала на меня.

- На Пуха не обращай внимания. Как-будто ты не знаешь его! Просто старайся не попадаться ему под горячую руку! – посоветовала Фридер.

Гениально! Особенно учитывая то, что есть шавка, которая ему всё докладывает и всё время устраивает провокации различного характера. Да так, что и не подкопаешься.

- Послушай, я бы тебе не советовала связываться с Мишей. Я знаю его семью, там такая мамочка, что просто не горюй. Он до сих пор к ней привязан и они всё время в поиске идеальной партии для Мишеньки. Она должна быть молода, безумно умна и красива. Вопрос только в том, зачем такой девушке нужен сам Декстерьяненко? – продолжила Светлана Петровна.

- Понятно. То есть я не прохожу по кастингу. – попыталась пошутить я.

- Насчет тебя не знаю, но вот Зонова точно не пройдёт. Его мама никогда не одобрит в качестве потенциальной невестки - замужнюю бабу с ребенком с внешностью героини фильма для взрослых. – то ли сострила, то ли на полном серьёзе заключила Фридер.

- Да уж…. Угораздило меня… - вздохнула я.

- Попробуй поговорить с ним. Найти хоть какие-то общие интересы.  Или сделай вид, что тебе интересно то, чем он увлекается. Другие же с ним как-то общаются!

- Понимаете, я привыкла общаться с более общительными молодыми людьми. Например, с такими, как Вершков или Панов. Вот с ними у меня нет проблем в общении. С Дектерьяненко же я вообще не понимаю о чем говорить. Он всё время молчит. Когда я пыталась что-то спросить у него, он угукает или отвечает односложно. При этом, однажды он ломанулся за мной следом, а на одном из корпоративов я почувствовала его руки на своей талии и горячее дыхание. Я тогда как-то растерялась. Подобные случаи бывали не раз. Но при этом общего языка мы не находим. Я просто не понимаю, что всё это значит. – понесло меня.

- Ой, не спрашивай. Я понятия не имею что у него в голове. Скорее всего он - банальный кобель. Не более. По крайней мере так вижу я. – махнула рукой Светлана Петровна и открыв ящик стола, достала упаковку с чаем.

Неожиданно дверь в наш кабинет резко распахнулась и в него буквально влетела белокурая девушка в красном, облегающем платье. Она была вся такая резкая и уверенная в себе, что я позавидовала ей. Мне бы её уверенность и наглость. Ведь одними салонами красоты не ограничиться, в человеке должна быть внутренняя уверенность, которую должны чувствовать мужчины и ее недоброжелатели. Чтобы все понимали, что с такой где сядешь, там и слезешь.

- Скажите, где тут свободный стол? Куда можно приземлиться? – поинтересовалась леди ин рэд.

- Вы – новенькая, я так понимаю? А Борис Рудольфович вас куда посадил? – уточнила Светлана Петровна.

- Сказал: «куда тебя бабы посадят, туда и плюхайся». – рассмеялась новенькая.

- Странно… - удивилась Фридер - Вам лучше этот вопрос у него еще раз уточнить.

В кабинет тут же заглянул вездесущий Вершков. Навязчивый женатик, не пропускающий мимо себя ни одной юбки. На одном из корпоративов я имела неосторожность потанцевать с ним пару раз. И то, назло Майку. Теперь никак не могу отделаться от него. Но на данный момент ему было явно не до меня. Как истинный озабоченный кобелюка, он под любым предлогом пытался прощупать новенькую. Словно шакал напавший на след жертвы. Собственно, любая новенькая юристка нашей конторы, всегда становилась потенциальной жертвой наглого Вершка. По началу он приседал им на уши, потом заманивал попить кофе, а после нагло сливал, находя новую дурочку. Я хотела аккуратно предупредить новую коллегу о возможной опасности. Но не тут-то было! Кажется, она не нуждалась в чьей-то помощи и сама могла постоять за себя.

- Меня Сеня зовут. Арсений. Вы будете у нас работать? Очень рад! Давайте покажу вам контору! Потом можно за кофе сгонять! Сонька, тебе взять что-нибудь?

Блондинка сняла солнечные очки и презрительно глянув в сторону Вершка, с ехидцей произнесла:

- А что, тут есть что показывать?

- Да – не догнал иронии Вершок.

- Спасибо за заботу, но я уже тут всё видела сто раз. Где у вас тут курят?

- Я не знаю, я не курю – заржал Арсений – и вам не советую.

- Я не спрашивала ваших советов, просто хотела узнать, где тут подымить по тихому можно. Ну не на тебя же мне дым выпускать.

- Что? – округлил глаза Вершок.

- Купи слуховой аппарат, может тогда с первого раза начнешь понимать. Хотя бы что-то.  Ах да, я – Марта. – представилась блондинка.

- А я – апрель – снова по идиотски пошутил Арсений.

- Оно и видно, что апрель. Причем – полный. – констатировала Марта и подхватив черный клатч с папкой для документов, выскочила из кабинета.

- Вот это да! Ну и дама! – протянул Вершков, проводив Марту оценивающим взглядом остановившемся на ее пятой точке – Наверное блатная какая-нибудь, оттого такая дерзкая.

А сам – то ты какой? Чья мамаша таскает Пуху бесконечные магарычи и конверты, чтобы тебя, к едрени-фени не  выперли отсюда? – подумала я.

Помимо исключительной наглости и кобелистости, Вершок был на редкость неловок. Казалось, что он уже сшиб все наши офисные углы и бедолаг, которым «посчастливилось» наткнуться на Сенечку, не утруждавшему себя смотреть по сторонам. Переломал все стулья, двери и столы. Как говориться – сила есть ума не надо. Казалось, что так, как на Вершкова, Рудольфович не орал ни на кого в своей жизни. Интересно, и на что Вершок только рассчитывал пытаясь склеить фигуристую, длинноволосую блондинку, неожиданно залетевшую к нам, словно жар-птица в крикливую стаю ворон.

Вот так я познакомилась с Мартой. Вернее в тот день я увидела её впервые и искреннее восхитилась этой девушкой, как личностью. Иронией, красотой и безусловным умом. Она была прекрасна. И я никогда не думала, что найду в нашем гадюшнике настоящего друга в её лице.

~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~ ~~~  ~~~

В тот день я долго ворочалась и никак не могла уснуть. Будучи по своей природе абсолютным невротиком, меня не могли не растревожить бурные события сегодняшнего дня. Особенно прилюдная порка спровоцированная моей «подружкой». Ух, как же я ее ненавижу. Мразота. Я обязательно рассчитаюсь с ней, как только появится малейшая возможность. Ты ответишь за всё – черномазая сучара. Но хуже всего, этот  бесконечный бег по кругу с Майком. Я просто не понимала, что мне делать и что он хочет? Бешеная страсть сжигала меня изнутри. Ревность душила и безжалостными, острыми когтями скребла запутавшуюся душу. Мои веки, сомкнувшись тяжелым замком, унесли меня в циничное царство Морфея, которое было со мной не менее жестоко, чем явь. Мне привиделась откровенная чертовщина. Возможно оттраханное сознание просто не смогло справиться со стрессом и стало заложником моих терзаний. Я увидела то, что не могу забыть до сих пор. Почему сны так безжалостны?

Дверь офисного кабинета была едва приоткрыта. Почему-то оттуда валил серый дым со сладким ароматом ванили. Как завороженная я направилась на него, словно на последний свет в конце туннеля. Заглянув внутрь, я не обнаружила ни одного рабочего стола, вообще ничего, зато посередине стояла огромная, круглая кровать на которой двое занимались любовью. Черноволосая девушка сидела на парне и он нежно ласкал ее грудь. Он бережно входил в нее. Сначала медленно. Потом более энергично, затем совсем быстро. Она стала противно стонать. Я не видела ее лица, она находилась спиной ко мне, но вибрации ее мяукающего голоса будто бешеным молотком стали долбить по моей ушной перепонке. Я закрыла уши и зажмурила глаза.

- Заткнитесь! Прекратите! – заплакала я – Я не хочу это видеть! Мне больно-больно-больно!!!! ЗаМолчиииите, умоляю!

Парень дернулся и резко поднял голову. Его каштановые волосы были мокрыми, карие глаза, как всегда, смотрели пристально и внимательно. Майк? Это был Миша…

Он улыбнулся и посмотрев на меня, продолжив удовлетворять свою сексуальную партнершу. И вновь ее отвратительный, похотливый стон. Вдруг она стала оборачиваться. Очень медленно. Словно в замедленном фильме. Будто я смотрела бракованную кассету с не очень хорошим качеством плёнки и плохими актерами. Вот только больно было по настоящему. Кусающая боль холодными щипцами по кусочкам тянула мою душу, причиняя мне невероятную, дикую, нестерпимую … боль.

- Не оборачивайся! Скажи ей, чтобы она не оборачивалась! Тебе не надо это видеть – прошептал кто-то в ухо – И сама не оборачивайся! Пока не надо!

- Не оборачивайся! Я не хочу ничего знать! Я не желаю тебя видеть! Уроды…. Ненавижу вас.. – повторила я и опустившись  на колени, зажмурила глаза, потом резко открыла их. По комнате плыли остатки ванильного дыма. Только они и остались. Кровать для любовных утех вместе с любовниками словно растворилась в этом спертом воздухе. Я вновь зарыдала. Беспомощно и жалко. Кто-то заботливо погладил меня по голове.

- Не плачь…. Они того не стоят. Я же говорила – не смотри.

Чья-то нежная рука стала поправлять мои волосы и ласково гладить их. У меня закружилась голова. Прикрыв кистями рук лицо, я продолжая лить слезы, стала медленно раскачиваться пока не стукнулась головой о грязный пол.

- Ммммм…. Как больно… Почему мне так больно? Я просто тону в этом сладком тумане порока, боли и лжи…. Марта? Ты как здесь очутилась? И зачем ты украла мое платье с туфлями для корпоратива?

Встревоженная Марта почему- то была облачена в мое красное платье и те самые туфли, что я готовила к нашему корпоративному  мероприятию.

- Ты не должна была это видеть! Ты не должна была меня видеть такой! – быстро произнесла Марта и надломившись как картонная кукла, упала в угол комнаты и провалившись в него, исчезла.

Проснувшись, я резко подскочила на кровати. Охренеть, ну и сон! Приснится же такое! И что, блять, всё это значит?

Я заплакала. На этот раз навзрыд, до воя, до истерики. Мне было одновременно противно, больно, страшно, жутко и ……… хорошо. Я просунула руку в трусики и сквозь слёзы стала удовлетворять себя вспоминая свой сон. Никогда бы не подумала, что стану как герой Петрова из «Текста». В любом случае, я недалеко от него ушла. Стала материться хлеще его персонажа-уркагана только отмотавшего срок, да и телефоном мрази с удовольствием бы завладела. Наверняка там есть некий компромат, ее переписки с Майком или горячие фоточки. Я бы полазила. Но увы….Что же делать? Я уже начинаю сходить с ума покруче чем невростеничная Нина из «Черного лебедя». Кажется та тоже экспериментировала на почве стрессов и познавала себя. Только добром это не кончилось… Я тоже понимала, что еще чуть-чуть и произойдёт взрыв. Я и так уже начала всех подозревать. Особенно Анжелу и Декстерьяненко. Дошло до того, что «сладкая парочка» стала мне сниться в эротических кошмарах. Интересно, что они скрывают? Я всё выясню – обязательно.

Я вновь обхватила лицо руками и беспомощно разрыдалась.

(конец первой части)






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 15.07.2021г. Бегущая за дождём
Свидетельство о публикации: izba-2021-3123420

Рубрика произведения: Проза -> Психология


















1