Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Забытая война. Ч.3 – ПО ЗАКОНУ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ!


Забытая война. Ч.3 – ПО ЗАКОНУ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ!
                                                   Ч.3 – ПО ЗАКОНУ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ!
   Главный «герой» - автор этой «гениальной» операции, - генерал-полковник А.Квашнин.
   Анатолий Квашнин. Род. 15.08.1946г. в г.Уфа. Отец – Квашнин В.И. – военный (в 1973г. уволен в запас подполковником). 1969г. - окончил Курганский институт по специальности «Автомобильный транспорт» и призван в СА на 2 года. Был назначен зам/командира танковой роты по тех/части. Выпускник гражданского вуза, «срочник» лейтенант–инженер, и сразу на должность зам/ком роты (очевидно папаша похлопотал). В 1971г. продлил службу. 1973г. — направлен на учёбу в Военную академию, в 1976г. окончил. 1976 — 1978г.г. — нач/штаба 360-го танкового полка. 1978г. — 1981г. командир 360-го танкового полка. 1981 — 1982г.г. — нач/штаба 31-й танковой дивизии. 1982 — 1987г. — командир 78-й танковой дивизии. 1987—1989г.г. — слушатель Военной академии Генштаба, окончил в 1989г. 1989 — 1992г.г. — первый зам/ком. 28-й армией. 1992—1995г.г. — зам/начальника ГОУ Генштаба ВС РФ. С 20.12.1994г. по 31.01.1995г. — командующий ОГВ в Чечне.
Изначально роль командующего силами, вводившимися в город, отводилась генералу Рохлину. Как он описывает: "Перед штурмом города, я решил уточнить свои задачи… У меня состоялся разговор с Квашниным. Он назначил командовать Восточной генерала Стаськова. "А кто будет командовать Северной?" Квашнин отвечает: "Я. Передовой КП развернем в Толстом-Юрте. "А моя задача?" "Пройди до дворца, займи его, а мы подойдем". Я говорю: "Вы смотрели выступление министра обороны по телевидению? Он сказал, - на танках город не атакуют!" С меня эту задачу сняли. Но я настаиваю: "Какая все же моя задача?" — "Будешь в резерве, — отвечают. — Прикроешь левый фланг…"
Секретность проходила у Квашнина отдельной строкой, по-видимому, это было у него некое "ноу-хау", всё скрывалось, задача ставилась по ходу движения частей, при этом части действовали самостоятельно, разрозненно, готовились к одному, а выполнять были вынуждены совсем другое. Вся операция строилась на уверенности, что сопротивления не будет.
После совещания 30.12.95г. Квашнин приказал выслать за пополнением, однако людей доставить вовремя не удалось. Вышло, что 81-й полк пошёл в город Грозный "голой бронёй", имея по 2 чел. в десанте БМП, а то и вовсе не имея! Полк получил странный приказ: один батальон должен, минуя Реском, идти к вокзалу, а за его спиной 2-й батальон должен был блокировать Реском, т.е. не обеспечив занятие одного рубежа, идти к следующему, что противоречит уставу. Это отрывало 1-й батальон от основных сил. Для чего нужен был вокзал, остаётся только гадать — видимо, это тоже часть какого-то Квашнинского "ноу-хау". При этом, в 81-м МСП из 56 ком/взводов - 49 выпускники гражданских вузов, призванных на два года. Говорить об уровне их подготовки не приходится…
Капитан Р.М.Клупов: «30 декабря на совещании про штурм Грозного ничего не было сказано, по крайней мере, при мне. Совещание проводил Пуликовский. Задача была - выход на реку Нефтянку и захват моста. Примерно через 30-60 минут после выхода к Нефтянке (31.12.94г.) ко мне подъезжает И.О. командира 1 МСБ и устно приказывает идти на Грозный. Я спросил про задачи и маршрут, И.О. не знает, говорит типа "по ходу получишь".»
Моздок, КП ОГВ. Ночь 01.01.1995г. Квашнин приказал: С утра сегодня, после передачи занимаемых рубежей 503-му МСП 19-ой МСД провести силами 131 ОМСБ, частью сил 81 МСП разоружение или уничтожение бандформирований в районе вокзала, дворца президента. В дальнейшем к исходу дня силами 131 ОМСБ и 81 МСП захватить дворец президента.
01.01.95г. Резолюция начальнику оперативного отдела корпуса, ком. 81 МСП, 206 МСП; 131 ОМСБ Выполнить приказ: «81-му МСП блокировать район у дворца. 131 ОМСБ после сосредоточения у вокзала наступать на север в район дворца по ул. Комсомольской, выйти на пл. Дружбы народов по ул.Маяковского и блокировать перекресток ул. Грибоедова — пр.Победы частью сил, по ул.Маяковского. Подразделениям 131 ОМСБ действовать в северном направлении по ул. Чернышевского на дворец.»
Пуликовский: «Эти документы наглядно свидетельствуют о том, в каких драматичных условиях оказалось командование 131-й ОМСБ и 81-м МСП, как сложно было принимать решения в этих обстоятельствах и под каким психологическим давлением они действовали.»
Рохлин: "Пуликовский говорит, что он не давал команду 131-й бригаде захватить вокзал. Командовали напрямую с Моздока. Я знаю, что в отличие от меня Пуликовский до последнего момента не знал, будет ли он вообще чем-то командовать в этой операции. Ведь Квашнин сам объявил себя командующим всего и вся. Пуликовский не мог подробно составить план действий и отдать нужные распоряжения. Всё решал Квашнин".
ШО ОГВ на начало штурма не имели численного превосходства над НВФ в городе и были примерно одинаковыми по количеству. Общая численность всей ОГВ по неофициальным сведениям составляла не более 6000 человек. Следует отметить и низкую боевую подготовку личного состава и плохую работу средств связи. При подготовке к штурму, 131-й ОМСБ, не только не ставилась задача занять Ж/д вокзал, но даже не предполагалось вводить ее в город. Соответственно, подготовка к выполнению этой задачи командиром бригады произведена не была.» Основную роль в наступлении, по "замыслу" Квашнина, отводилась 81-му МСП. Задача была поставлена командиру полка 25 декабря. Задача была поставлено устно, письменных и графических документов в полк не поступало.
А. Ярославцев: «Пуликовский вообще ничего не давал, мне-то задачу ставил лично Квашнин, еще, когда был в Моздоке, нас вызвал, НШ полка и меня, ещё было командование округом. Однако из соображений "конспирации" и "секретности" задача до офицеров полка была только на совещании 30 декабря из-за чего план действий полка, его штурмовых отрядов физически не успели подготовить... Командующий группировкой "Север" Пуликовский до 29 декабря оставался в неведении относительно задачи 81-го МСП, и узнал о ней от своего подчиненного, командира полка А. Ярославцева (!!!). Фактически Квашнин подменил собой Пуликовского по управлению частями группировки "Север", лично и с помощью нач/штаба ОГВ Шевцова отдавал приказы и распоряжения командирам частей и вмешивался в боевое управление, чем грубо нарушил положения общевоинского и боевого устава, порядок подчиненности и боевого управления.
Противник не создал подготовленных оборонительных рубежей, за исключением отдельных опорных пунктов. Не применялась создание баррикад, специально укрепленных огневых точек, за исключением минирования отдельных участков улиц и отдельных объектов, закладка оконных проемов мешками с песком и т.п. Штурм ранним утром 31 декабря, стал неожиданностью для боевиков, которым не удалось оперативно мобилизовать силы на угрожающих направлениях. Это единственное, в чем оправдался план Квашнина. Однако, это же, в итоге, обернулось против наступавших войск. Подразделения оказались в центре города в отрыве от остальных частей группировки, были окружены, лишены возможности подвоза боеприпасов, горючего и эвакуации раненых. Преимущество бронетехники было нивелировано условиями боевых действий в городе.
Полное непонимание ситуации командованием ОГВ демонстрируется изданием боевого распоряжения 01.01.95г., предписывающего (находящимся в окружении, понесших тяжелые потери) подразделениям 131 ОМСБ и 81 МСП, "захватить дворец президента".
А тем временем в Грозном…
Подполковник Ю.Клапцов: «Новый год не заметили, кто-то вспомнил — уже минут 30-40 первого было, сказал: «Мужики, Новый год-то встретили!» — «Ну, встретили». Кругом куча раненых, техника побитая, со всех сторон стреляют… Один офицер-разведчик еще вечером принес из разбитого киоска бутылку шампанского, подарил комбригу. Ее в уголок поставили и забыли о ней».
Не менее сложной была ситуация у соседей из 81-го МСП. Раненому подполковнику Бурлакову становилось все хуже — он потерял много крови, ему нужна была квалифицированная медицинская помощь. Ближайшим местом, где это можно было сделать, был временный медпункт на вокзале. Расстояние от здания «Вулканизации» до вокзала порядка 150–200 метров, но оно насквозь простреливалось противником. «Султан» запросил помощи у капитана Вечканова, который вел бой на правом фланге вокзала совместно с 3-й ротой капитана Клупова.
Командир 8-й ТР 81 МСП капитан Вечканов: «Я послал ему на помощь свой танк. Танк подбили! Но Бурлаков очень просил, чтобы его вытащили оттуда.» Тогда Вечканов посылает 2-й танк. Результат тот же. В итоге Вечканов с тремя оставшимися танками пробивается к Бурлакову и оказывает помощь в эвакуации раненых на вокзал.
Из Журнала боевых действий 81-го МСП:
3.20 — «Каток» — подошел на помощь к «Султану», ведет бой.
3.40 — «Султан» загружает раненых на подошедший танк и «Тунгуску».
4.15 — «Султан» загрузил раненых на броню, вывозит к соседу (131 бр).
5.00 — «Султан» отправил раненых к зданию вокзала к майкопцам.
6.30 — «Каток» занял оборону вместе с бригадой на левом фланге вокзала.
7.00 — помощи для полка ждать неоткуда.
А тем временем в Моздоке: «К утру 1 января наша группировка уже понесла потери и остановилась. Квашнин, к тому времени уже командующий ОГВ, пришел на ЦБУ с картой, на которой были нарисованы красивые красные стрелы среди маленьких синих кружков, обозначающих дудаевские позиции… Он встал рядом с картой и говорит: «Мы воткнули в Грозный лом, — показывая на красные стрелы. — Сейчас мы раскачаем лом и развалим оборону Грозного». Это все происходило в то время, когда острие этого «лома» — батальон 131-й ОМСБ — в районе Ж/д вокзала был разгромлен почти полностью». (Начальник разведки ВДВ полковник Поповских)
Закинув в город наспех сколоченные подразделения, Квашнин пребывал в полной уверенности, что Грозный будет взят с минуты на минуту. Не удивительно, что вместо помощи от командования пришли распоряжения, абсолютно не учитывавшие реальной обстановки в Грозном…
Для кого-то «стрелочки», «кружочки», а для кого-то… В общем, читайте сами.
Около 10 час. утра в результате интенсивного огневого воздействия по зданию Ж/д почтамта 1-й МСВ 2-й МСР 131-й ОМСБ, всю ночь державший там оборону, вынужден был окончательно оставить занимаемые позиции. Здание загорелось изнутри. Сержант, командовавший взводом вместо погибшего взводного, по радиостанции доложил капитану Николаеву о том, что на 2-м этаже разгорается пожар. «Я сержанту приказываю: «Оцените обстановку!» Он доложил, что пожар разгорелся, что они могут просто не успеть оттуда уйти, я, в свою очередь, доложил об этом комбату. Комбат приказал оставить здание. Иначе люди оттуда уже не вышли бы! И только после того, как я разрешил им уйти, они пришли в здание вокзала…» (командир 2-й МСР капитан Николаев).
Со слов участника: «Около 11.00 мы сидели за танком № 532. Обстрел из гранатометов велся вначале по вокзалу, а потом сделали несколько выстрелов по тому месту, где сидели мы. При взрыве гранаты РПГ кумулятивной струей попало в правую сторону спины ряд.Новикова, от раны Новиков скончался мгновенно. Его труп затащили в здание вокзала в район билетной кассы. Затем я прибыл к командиру роты капитану Чёрному и сообщил о гибели ряд. Новикова…»
Боеприпасов не хватало, бригада погибала…
В штаб бригады к вечеру 31 декабря поступает приказ генерал-майора Пуликовского: срочно сформировать колонну, загрузиться боеприпасами и выдвинуться в район Ж/д вокзала на помощь окруженным. Старшим колонны был назначен зам/командира 131-й ОМСБ полковник Андриевский. Для организации колонны привлекли все оставшиеся силы. Около 23 час. от станицы Первомайской выдвинулись две БМП 131-й бригады, в одной из которых находился полковник Андриевский. «Ленточка», вытянувшись почти на 2 км., состояла из 40–46 единиц бронетехники (16 боевых и 30 колёсных машин — танки, БМП, БТР, «Уралы» с боеприпасами, «Шилки» и бензовозы). Около 9 час. утра колонна вошла в Грозный.
…БМП-2 № 015 была уничтожена. Погиб механик-водитель БМП ефрейтор Букин. Оставшиеся в живых приняли бой: «Оказавшись на перекрестке, И.Лелюх прикрывает огнем проходящую колонну и отход от машины солдат и офицеров. Заняв огневую позицию, открыл огонь по пятиэтажному зданию, из которого была подбита его машина. На углу ул.Рабочая и Комсомольская А.Загорский с пулеметом прикрывает своего командира от чеченов, ведущих огонь вдоль улицы. С.Проняев в начале боя вел огонь, прикрываясь БМП, обеспечивал отход солдат и офицеров в сторону ул.Маяковского А.Загороднев занял позицию через улицу от Загорского и отсекал чеченцев, которые с пустыря пытались пробиться к перекрестку».
Был смертельно ранен зам/ком/бриг. полковник Пиха (оторвало ступню ноги). Сержант Пивоваров пытавшийся вытащить его из-под обстрела, сам при этом погиб. Рядом со старшиной Сусловым разорвалась граната, «…он упал, двое ребят вернулись и потащили его с собой за угол здания». Впоследствии тело Суслова было обнаружено «…в 5-и этажном доме на втором этаже спрятанным за шифоньером и забросанным какими-то тряпками». Возможно погибшего укрыли Сидоренко и Оспанов, чтобы боевики не надругались над телом погибшего. Однако ни Сидоренко, ни Оспанову выжить не удалось. Оба числились пропавшими без вести. Обстоятельства их гибели не установлены…
Лейтенант Калнин: «Мне повезло. Как будто что-то все время отводило беду. Андрей, мой стрелок, зажал в зубах крест и стрелял куда придется. Я сказал механику: увидишь просвет — дуй туда. Вокруг нас, то одна машина загорится, то другая… Нас просто расстреливали. Мой механик стал засыпать (такая реакция организма) и случайно нажал на педаль газа. Была включена задняя передача, машина дернулась на полметра назад, и тут как раз пролетает граната — стой мы на месте, сгорели бы…»
Лейтенант Кравченко: «…Я шел на 3-й машине. Только мы остановились — механик начал сдавать назад — с 3-го этажа этого здания. В нас выстрелили из гранатомета. Мы отъехали назад, когда я открыл люк и попытался, вылезти, то из этих домов, уже жгли колонну. Колонна растянулась примерно метров… на 400 - 500… На протяжении всей колонны, было видно, что колонну жгли! Гранатометчики сидели буквально в каждом окне! Вот каждое из этих зданий, буквально кишело боевиками! Экипажи с подбитых машин, которые пытались спешиться и укрыться в близлежащих домах, расстреливались в упор снайперами, автоматчиками. Было впечатление, что куда ни стрельни, в какое окно, обязательно попадешь!»
Прапорщик Созинов: «Когда впереди увидели площадь, то справа в КШМ стрельнули из РПГ. КШМ от попадания загорелась». БМП-1 остановилась, экипаж начал спешно покидать машину: «Д.Ерофеев был ранен. Осколком был перебит коленный сустав. В.Козаков помог вылезти из машины своему командиру и помог механику-водителю Кашулину вытащить из горящей машины полковника Андриевского, который был контужен. Группа боевиков попыталась приблизиться к машине, тогда Ерофеев и Козаков приняли бой, заняв огневые позиции... По словам жительницы одного из домов, чечены предлагали им сдаться несколько раз. На все предложения от русских слышались только выстрелы… Но патроны были на исходе. Первым погиб Дмитрий. Потеря крови и выстрел из гранатомета сделали свое дело. Владимир отстреливался до последнего. Когда закончились патроны и чеченцы подошли вплотную, он взорвал гранату»…
Страшный итог: Все, кроме Кашулина и Андриевского, погибли, или пропали без вести. Кашулина и Андриевского спас чеченец Юсуп Хасанов, бывший милиционер. Лишь 17.01.1995г. разведчики «обнаружили возле здания, недалеко от цирка, БМП-КШ и без видимых повреждений. В подвалах этих домов прятались местные. Среди них был и зам/командира 131-й ОМСБ со своим водителем…»
Совместно с силами 131-й бригады на выручку в район вокзала была направлена 2-я МСР 276-го полка, усиленная танковым взводом.
Из Журнала боевых действий 276-го МСП: В 2.00 поступило распоряжение по выделению охранения для сопровождения колонны в район вокзала г.Грозный. Выделенные для выполнения боевой задачи силы полка включали в себя: 4 танка Т-72Б из 1-й танковой роты;2 ЗСУ-23–4М2 «Шилка» из зенитного дивизиона;5 БМП-1 из 2-й МСР. В 8 час. утра 1 января 2-я рота с приданным танковым взводом убыла для выполнения боевой задачи. Непосредственно в город они вошли в 10 час. утра. 4 танка и 2 «Шилки» двигались в авангарде, вслед за ними - 5 БМП-1, замыкали колонну КамАЗы и «Уралы».
Со слов участника: «Натолкнувшись на преграду, встала головная машина (танк Т-72Б). Наш механик-водитель стал лавировать машиной среди остановившейся техники. Как ни крутились, а все попадали под обстрел. Нас окружили. Я пытался стрелять хоть чуть-чуть сосредоточенно, но ничего не выходило. Пришлось беспорядочно огрызаться. Вокруг уже горело несколько боевых машин. Нас тоже подбили. Но мы сопротивлялись, и это, видимо, нас спасло. «Духи» не рисковали приблизиться…» «Моя БМП, две других остались на улице Комсомольская. За поворотом разгорался бой. Я поспешил загнать, кто сидел на броне, в десантное отделение. Высунулся из люка, увидел над башней убитого солдата… Еле выдавил из себя: «Всем вниз!» Кто был на БМП, уже сами пытались укрыться под броней, - люки десанта не поддавались. «Давай ко мне! — выпалил я и снова уставился на убитого... У него в голове было две дырки — одно в затылке, второе в гортани. «Х… смотришь, Серега?! — прыгая в башню, заорал Раф — Ему уже не поможешь!» Добрался до «Чебурашки» (устройство наведения башни и пушки), услышал по внутренней: «За углом дома боевик!» Разворачиваю башню, никого не вижу: боевик за углом дома, который был виден только через триплекс водителя. «Юрик, дай вперед на два метра!» — кричу… Машина дернулась, я увидел тень и придавил левую кнопку «Чебурашки». Очередь «погрызла» угол дома... Тень скрылась. Через минуту уловил движение в окнах на 1-м этаже пятиэтажки, развернул башню и снова спустил ПКТ. Решил добавить туда же осколочным. Неудобно! Вновь вызываю механика: «Юрик, сдай немного назад!» Пока БМП отползала, зарядил ствол и зажал правую гашетку! В правый триплекс заметил движения на 2-м этаже. Зарядил, навел, выстрелил — подождал, пока рассеется дым, и стал всматриваться. Все тихо. На всякий случай решил поднять ствол на уровень 3-го этажа и понял, что угла паводки уже не хватает — БМП стояла слишком близко…»
Потеряв на улицах Грозного «Урал», БМП-2 и 5 человек убитыми, колонна «104-го» не смогла пробиться к вокзалу. «104-й» и Т-72 А, так и не обнаружив ушедшие вперед машины, вернулись на перекресток ул.Первомайской и Кабардинской. В свою очередь БТР, танк Т-72 и БРЭМ-Ч вышли на один из блокпостов. Помощи осажденным на вокзале колонна «104-го» оказать не смогла.
Колонна 76-й и 106-й Ввоздушно-десантных дивизий: В ночь на 01.01.1995г. личный состав 106-й и 76-й ВДД был поднят по тревоге. Поставлена задача: оказать помощь подразделениям 131-й ОМСБ и 81-го МСП, блокированным в районе вокзала. От идеи ночного входа в город командование разумно отказалось, решено начать выдвижение с рассветом. Примерно в 4 час. утра батальоны ВДВ устремились в Грозный. «Представьте себе огромную колонну, которая в глухую темень втягивается в горловину улицы, ведущей неизвестно куда, в чужом незнакомом городе. Вокруг ни огонька. Карты, которые нам дали, были скверной копией с какого-то плана — не разобрать ни названий улиц, ни построения кварталов. Мы шли вслепую. Нельзя идти на бронетехнике в мышеловку, где нет ни маневра, ни скорости. Тем более на десантных машинах, которые спасают только от пуль да мелких осколков. Но мы пошли…» Утром 1 января в Грозном «стоял густой туман, ограничивающий видимость двумя-тремя десятками метров. Первым шел приданный десантникам танк с тралом — против мин». Вслед за ним шла 8-я рота 137-го полка. При входе в город на мине подорвалась БМД-1. Днище машины разнесло в клочья. Погиб командир отделения, 4-ро получили тяжелые ранения. В пригороде Грозного 3-й батальон 137-го полка соединился с колонной отряда 76-й ВДД и 3-м батальоном 21-й ОВДБ.
«…Стрельба началась внезапно из трехэтажного здания метрах в 50-и от колонны. С верхних этажей боевики обрушили шквальный огонь. О.Зобов, находясь возле БМД, встал ногой на трак машины, чтобы, отдать указание. В эту секунду шальная пуля попала в находящийся на башне ПТУР, который, сдетонировав, взорвался. Взрывная волна ударила... Осколки сорвали кожу с правой стороны лица — она висела большим кровавым лоскутом, обнажая череп… Офицер потерял сознание. Когда очнулся, рядом находились солдаты, сделавшие командиру перевязку. Колонну обстреливали с фронта и с тыла. Зобов, сплевывая кровь, заливавшую рот, отдавал приказы: колесную технику сдвинуть на тротуары, чтобы дать пройти бронемашинам, подбитый танк подцепить тросом и тоже сдвинуть в сторону… Сам же решил атаковать дом, откуда велся огонь. Собрав группу бойцов, подошел к зданию. Высадив центральную дверь из гранатомета, десантники ворвались в дом, перед этим закидав гранатами окна… Очистив подвал и 1-й этаж, с ходу взяли 2-й. На 2-м этаже лежали мертвые «духи», оружия рядом не было, видимо, отходящие боевики забрали его с собой…»
Лишь в 16 час. десантники, сломив сопротивление, вошли в ЦПКиО имени Ленина, где в окружении в течение почти суток находился сводный отряд 693-го МСП. В парке офицеры-десантники решили выдвинуться к вокзалу вдоль железной дороги. Так проще было выйти к вокзалу. На помощь окруженным, из парка им.Ленина направилась колонна сводного отряда 106-й ВДД… Одно из CAO — «Нона» (самоходное орудие) — заглохла на марше. Когда механик-водитель запустил двигатель, головные машины повернули к ж/д ветке и скрылись из вида. Механик-водитель отставшей «Ноны» проскочил поворот и увел за собой замыкающие колонну машины. Проследовав по улице, бронетехника вышла на площадь Дружбы народов и попала в засаду. «…Примерно в 18.00, когда мы прорывались на вокзал, наша колонна была обстреляна чеченами, впереди нашей машины загорелись две «Ноны». Когда они взорвались, мы объехали их, поехали прямо, и сбились с дороги, и попали в засаду чеченов. Нашу машину подбили из гранатомета. Я выбрался из башни и откатился, а у машины уже были чечены, они в упор расстреливали раненых, меня они не заметили в темноте, забрав оружие, ушли…»
Трое погибли при попадании гранаты, в десантном отделении машины. Другие получили ранения, однако выбрались наружу и приняли бой. Тяжелораненый ст. лейтенант Пушкин, лежал рядом с БМД. Боевики приблизились, и предложили сдаться. «Серега, хотя и был раненый, по четко и по назначению сказал: «Пошел на х..!»» (М.Теплинский, командир разведроты). Боевики добили не способного защищаться ст. лейтенанта. Погибли и его подчиненные – 5 солдат. Выжили лишь трое: наводчик-оператор Родионов, Разин и Бычков. Родионов получил ранения ног, но сумел укрыться под днищем БМД. Как только дудаевцы ушли, он собрал документы погибших товарищей и вместе с двумя сослуживцами благополучно вышел к своим. Общие потери десантников в бою на ул.Маяковского составили: 2 САО 2С9 «Нона», 3 БМД-1 и более 20 погибших. Оставшаяся на ходу бронетехника вернулась на исходные рубежи в ЦПКиО им. Ленина.
Таким образом, попытки деблокирования с помощью колонн не увенчались успехом. Была уничтожена большая часть бронетехники, значительная часть личного состава была выведена из строя. После этого Квашнин, что называется "умыл руки", бросил начатое им "управление", и предоставил разбираться во всем Пуликовскому.
Тем временем на вокзале… После 15 час. 01.01.1995г. полковник Савин решает выводить все оставшиеся подразделения 131-й бригады и 81-го полка из занимаемого района. Колонны помощи, сражавшиеся в прилегающих к привокзальной площади кварталах, смогли отвлечь на себя основной огонь противника и снизить огневое давление на вокзал более чем на час.
Капитан Чмирёв: «И я лежал рядом с комбригом возле окна. Слышал все… Подошел Н.Тупиков (врач наш), — он сказал, что у него много раненых… Они пока еще живые… Он говорит: «У меня кончились медикаменты». А мы даже свои мед/пакеты уже отдавали. Он ходил, ребята лежали, кто здоровые, ему отдавали свои бинты. Он говорит: «Через некоторое время, они будут все умирать». И к вечеру у нас осталось… у бойцов по два, по три, по четыре, — магазинов на ведение боя. Мы поняли, что если маломальский штурм здания будет, то всё — мы просто будем вынуждены драться ножами… Комбриг решил: чтобы спасти хотя бы остатки людей, — уходить…
* * *
Итог: С возвращением 131-й бригады в Майкоп пришло время подводить итоги. Командование ОГВ попыталось свалить вину на военнослужащих бригады и лично на полковника Савина. Стал вопрос, как и почему 131-я бригада оказалась в районе Ж/д вокзала. Версия, что Савин сам решил войти в город в район вокзала, не выдерживает критики. Он имел конкретную задачу — занять рубеж обороны вдоль реки Нефтянки. Пуликовский, непосредственный начальник Савина, заявил, что он команду на вход в Грозный не отдавал. Команда была передана по радиосвязи. Письменных распоряжений комбриг не получал…. Результатом поиска виновных стало не объективное расследование, а уничтожение документов и сокрытие фактов. Штабная документация была уничтожена, несмотря на то, что подобного рода бумаги положено сдавать в архивы. Оригиналы аудиозаписей радиопереговоров штурмовых отрядов также были уничтожены. Сохранились лишь копии с нарушенной хронологической структурой. Жестко обошлись с оставшимися в живых офицерами. По возвращению в Майкоп офицерский корпус бригады постепенно начали заменять, переводя в другие в/ч и военные округа…
* * *
Из материалов проверки: «Вопросы подготовки операции должен был решать Пуликовский, однако этого сделано не было, что явилось одной из причин гибели большого количества личного состава 131-й бригады. Всего с 31.12.94г. по 01.01.95г. в группировке "Север" погибло по разным оценкам, приблизительно от 300 до 500 человек.» «Вина за поражение частей входящих в состав группировки "Север", значительных потерях в личном составе и технике лежит на командующем ОГВ А.Квашнине. Квашнин проявил не только низкий профессионализм при подготовке и проведение операции, но, прежде всего, преступную халатность, грубо нарушив Боевой устав, наставления, регламентирующие подготовку и проведение войсковых операций и боевых действий в городских условиях. В ходе подготовке к операции по штурму г. Грозного не было выполнено:
- войсковая и агентурная разведка, не установлена численность НВФ в городе, количество имеющихся у боевиков противотанковых средств, танков, иной боевой техники, не вскрыта система обороны противника;
- организация взаимодействия между частями войсковой группировки;
- обеспечение частей и подразделений необходимым количеством топографических карт. Имеющиеся карты не соответствовали по масштабу (1см. - 500м.) условиям действий в городе и не могли эффективно использоваться для наведения и корректировки артиллерии;
- доукомплектование частей до штата военного времени…»
По словам Квашнина, расчет строился на «внезапности», что при удачном стечении обстоятельств «основная группировка Дудаева, оказывалась бы в полном окружении». Заявления о «внезапности» были сделаны им уже «постфактум», когда, не встретив сопротивления в первые часы, войскам отдали приказ о форсировании сроков выполнения боевых задач. Откуда «внезапность», если 81-й полк имел задачу выйти на ул.Маяковского только к 16 час.?! Движение подразделений началось в 7 утра, а завершиться должно было в 16.00! 9 часов — это внезапность?! А как могла группировка противника в 9–10 тыс. попасть в окружение почти вдвое уступавшей ей группировки федеральных сил?! Из доклада: «Особое внимание дудаевцами было уделено обороне Грозного, где вооруженное сопротивление оказывала группировка не менее 9–10 тыс. человек, без учета сил ополчения. На ее вооружении находилось до 25 танков, 35 БМП и БТР, до 80 орудий полевой артиллерии и минометов…
В чем же мотив всей этой Квашнинской «аферы»?
Как потом отметили в СМИ «…Яркой фигурой… он стал благодаря двум чертам своего характера - бонапартизму и волюнтаризму…» «Квашнин легко согласился возглавить группировку федеральных сил и браво щелкнул каблуками. Он выступил сторонником немедленных силовых действий, что не осталось незамеченным в Кремле. Генералу страсть как хотелось добиться пусть маленькой, но победы. Однако штурм Грозного произошел совсем не так, как планировали в Москве. По самым скромным данным, армия в одночасье потеряла 1426 человек убитыми и 4630 ранеными. Сгорело около 300 БМП и БТР, а также почти 60 танков. Был выбит практически весь личный состав 81-го и 74-го мотострелковых полков, 131-й Майкопской и 276-й бригад…»
Может Квашнин хотел, как победитель, «въехать в Грозный на белом коне»? Или гордо войти в кабинет президента, виртуально кинув к его ногам «покоренный Грозный»?? Тем самым стать неким НеоКутузовым (Суворовым, Жуковым)??? Однако ничего не вышло, - бывший студентик – автотранспортник так и остался в душе всего лишь банальным автомехаником…
Теперь мы знаем кому, и зачем это нужно,
Кто послал их на смерть не дрожащей рукой…
Кто так бесполезно, так зло так ненужно
Обрек их на вечный покой!...
Впрочем, Грозненский провал ни как не отразился на его дальнейшей карьере:
Февраль 1995г.— командующий Северо-Кавказским ВО. с 1997г. — начальник Генштаба ВС РФ.
В ходе героического Марш-броска на Приштину, в ночь с 11 на 12 июня 1999г. (Цель операции – взять под контроль аэропорт «Слататина» раньше британского подразделения KFOR), Квашнин по командно-штабной связи приказал командиру батальона Заварзину немедленно развернуть батальон в обратном направлении. Заварзин, сообщил об этом начальнику ГУ МВС МО России генерал-лейтенанту Ивашову. Последний напомнил, что «решение на ввод батальона принял Верховный Главнокомандующий — Президент России, а приказ о нём отдал министр обороны. Следовательно, никаких разворотов и остановок — только вперёд». Тогда Квашнин попытался вновь передать приказ об остановке батальона через штаб бригады, однако Заварзин, взяв всю ответственность на себя, продолжал движение дальше. Как видим, в данной ситуации Квашнин проявил себя как явный предатель России. Тем не менее, за Приштинский бросок он был награжден Медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999г. Босния-Косово» за № 1…
На посту начальника Генштаба Квашнин проявил себя как безбашенный разрушитель армии. Однажды он совершенно серьезно заявил, что если Генштаб мозг армии, то он — его главная извилина. Но… судя по всему, эта «извилина» пряма, как след от генеральской фуражки...
Только 19.07.2004г. Квашнин был освобождён от должности начальника Ген/штаба, зачислен в распоряжение МО РФ. 09.09.2004г. уволен с военной службы и назначен полномочным представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе.
Что еще можно сказать в итоге? Есть преступления, на которые не должен распространяться срок давности. Преступление Квашнина – одно из них. Он должен предстать перед судом, и так как оно было совершено в условиях войны, должен быть осужден -
ПО ЗАКОНУ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ!
­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 09.07.2021г. Ринат МАРАКУЛИН
Свидетельство о публикации: izba-2021-3119947

Метки: Чеченская война, Квашнин, Ельцин, бригада, Грозный, гибель, предатель,
Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1