Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Бонни и Клайд, но это не точно.


Бонни и Клайд, но это не точно.
­Верхушки небоскребов сужали небо. Снизу не видно гордых шпилей, протыкающих тучи, чтобы они поливали улицы теплыми дождями.
На других людей огромный город, наваливаясь всей своей громадой, давит. Он прям придавливает их к земле. Как в песне: «…Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой…». Она же шла так, что перед ней еще шире раздвигались проспекты. Где была непогода, небо разгоняло тучи. Листья на деревьях спешили очистить воздух, а цветы распускали бутоны, чтобы скрыть серость города. Все для того чтобы летнее, цветастое платье было кстати. А к платью, босоножки, да такие, что ни разу не встретили двойников по пути. И шляпка, которую она придерживала между прочим, как будто приветствуя восторженную толпу. Ее клатч поблескивал стразами в другой руке. Солнечные лучи просвечивали легкую ткань, оголяя ее стройное тело, а игривый ветерок трепал подол ее платья, задирая его до неприличия и показывая всем ажурные кружева нижнего белья. Краснорожие светофоры отворачивались, останавливая движение пред ней. Она шла, нет, не шла, порхала над землей, неся за собой фейерверк народного ликования, полуобморочного состояния всего мужского населения и тут же, вселенской женской зависти.
Конечно, она искоса поглядывала на себя в отражение витрин, она была в фокусе, а все остальное извивалось причудливыми зигзагами по стеклам, так, что казалось, весь мир превратился в монстров по сравнению с ней. Она этих монстров не боялась, они ей приветливо улыбались и уступали дорогу. Даже огромные, тяжелые банковские двери из бронированного стекла расступились перед ней, как только она приблизилась. Глыба-охранник, под стать дверям и сияющему просторному залу, лишь улыбнулся. Он как швейцар, услужливо поклонился, сделал шаг назад.
Ее рыжие локоны упали на плечи, ветер больше не смог их держать в невесомом состоянии. Она отпустила поля шляпки, разведя руки в растерянности, осмотрелась.
Охранник, хоть и не отличался сообразительностью в общем, тут понял свою миссию сразу – возник перед ней как джин из бутылки, извиваясь и волнуясь, своим глубоким хриплым басом, задал обычный нелепый вопрос:
− Вам помочь?
Девушка-мечта окинула его своим надменным взглядом с бритой головы до блестящих ботинок, не стала отвечать типично «Себе помоги». Она нашла в нем своего союзника, согласилась. Улыбнувшись, произнесла в область груди.
− Ой, да! Помогите мне найти мои деньги!
Громада сначала замерла, но гнусавый голос в рации его разбудил. Он, также неразборчиво что-то пробубнил в ответ, и «вернулся» к новоявленной клиентке банка. Его рост был намного выше, чем ее. Он не хотел говорить громко, склонился.
– Вы их вложили в наш банк? – пробасил он тихо, но воздух вокруг них от этого все равно сотрясался, сливаясь с общим шумом огромного клиентского зала.
Девушка махала ресницами. Она сложила губки трубочкой, задумалась на минуту.
Не смотря на его огромное превосходство в размерах, она не испугалась детины в черном костюме. Он ей, скорее даже, понравился. От него исходили невидимая доброта, запахи недорогого одеколона и мятной жвачки.
Он же смотрел на нее затаив дыхание, ждал, поедая ее своими глазками.
– Мне надо проверить, но я забыла свой паспорт, – наконец пролепетала она.
– Я могу попросить специалиста, чтобы он проверил, – басил громила, все еще находясь в согнутой, перед девушкой, позе.
– Да, будьте так любезны.
– Как Вас зовут?
Девушка обратила внимание на его бейдж - "охранник Пучков Федор Михайлович".
– Вы Федор? А я Клава Стрельцова, – она приветливо протянула свою ладонь и широко улыбнулась.
Федор выпрямился, протянул руку в ответ и расплылся в улыбке. Предложил пройти с ним.

Клава ожидала немного в стороне. Федор, нахмурившись, висел над банковским работником тучей. После многократной проверки счетов подошел к девушке.
– На Ваше имя никаких счетов нет, и не открывалось.
Девушка наигранно расстроилась, захныкала, она прикрыла губы рукой, выдавила слезу.
– Я так и знала. В этом банке что-то нечисто! Они присвоили мои деньги, и замели следы.
Здоровяк терпеть не мог женских слез. Он смутился, достал из кармана платок и протянул ей.
– Я здесь уже год работаю, не слышал, чтобы кого-нибудь обманывали, – прогудел он своим басом.
– Год? Вы говорите год? Я откладывала в этом банке деньги на домик. Они украли у меня мечту! – выпалила Клава, и сорвалась в плач.
– Пойдемте в зал для VIP-клиентов. Вы мне все подробно расскажете, – предложил Федор, и решил самостоятельно разобраться в этой ситуации.
– Ну, Вы же простой охранник! – сомневалась в его помощи девушка, громко всхлипывая в его платок.
– Вообще-то я сотрудник службы безопасности. Мы и внутренними махинациями тоже занимаемся.
На несколько минут оба замолчали. Клава успокоилась, вытерла напущенные слезы, свернула платочек в ладонь.
– Ну, хотите я Вас кофе угощу?
– Да, – согласилась девушка.
Они сели на мягкие кожаные диваны. Федор принес кофе, поставил его на столик.
– Расскажите, как это произошло?
– Несколько лет назад я познакомилась с работником этого банка, а он уговорил меня положить свои деньги на счет. И потом я его пополняла, копила на дом. Я всю жизнь мечтала жить у моря, – для правдивости она еще раз всхлипнула, открыла клатч и достала свернутый разноцветный листок.
Лист оказался старым буклетом с изображением какого-то руководящего сотрудника банка.
– О! Я его где-то видел в документах, но он уже не работает, – удивленно пробубнил Федор, рассматривая буклет.
‒ Вот, видите, я Вас не обманываю! ‒ ткнула она пальчиком с блестящим маникюром в мятую бумагу.
Федор долго рассматривал фотографию бывшего сотрудника, молчал. Он исподлобья посматривал на девушку, ловил ее мокрый взгляд.
‒ Я сейчас приду, ‒ наконец, сказал он.

Прошло около получаса. Клава уже начала было сомневаться, что охранник Федор вернется к ней, и что вообще поверил в ее рассказ, но он появился в комнате. Положил буклет на стол, прихлопнув его сверху тяжелой ладонью, от чего девушка даже вздрогнула.
‒ В общем, этого типа уволили за недоверие еще в позапрошлом году. Начальство не говорит, что там было на самом деле, и это странно. Они проверили все счета на Ваше имя, и даже похожие. Ничего не нашли.
Федор сел на диван, он оперся локтями на свои колени, обхватив виски. Склонился, как будто стыдился смотреть в глаза новой знакомой.
‒ И что мне теперь делать? ‒ пропищала Клава.
‒ Я что-нибудь придумаю, ‒ пробубнил Федор в пол.
‒ Спасибо! Вы такой милый, ‒ Клава подсела к охраннику ближе, стала гладить его по широченной спине, на которой натянулась ткань пиджака, и должна была уже лопнуть по швам, ‒ Ваша девушка, наверное, самая счастливая.
Он поднял взгляд на нее, и еще угрюмее прошептал:
‒ У меня нет девушки.
Клава от удивления округлила глаза.
‒ Ого! У такого мужчины и нет девушки? ‒ она сделала небольшую паузу, но не ждала ответа, сопереживая ему, добавила, ‒ Какое совпадение, а у меня нет парня.
‒ Сочувствую, ‒ Федор снова уставился в пол.
Снова настала неловкая пауза. Клава провела рукой по его спине, прижалась щекой к плечу.
‒ А хотите я буду Вашей девушкой?
Неожиданное предложение ввело детину в восторг. Он аж подскочил с места, и своим раскатистым басом сотряс воздух:
‒ Конечно! Вы такая красивая! Вы мне сразу понравились!
Он подхватил девушку за плечи, приподнял, да так, что она оторвалась от пола, взвизгнула.
‒ Осторожно, Федор!
Его угрюмость сменилась блаженной улыбкой.
‒ Пойдем гулять в зоопарк? Вы любите смотреть за животными?
Для Клавдии такое предложение было неожиданным. Она моментально представила себя, такую воздушную, утонченную и красивую в окружении детей и смердящего запаха от клеток. Ее немного покоробило, решила переиграть предложенный сценарий вечера.
‒ Может лучше в кино? ‒ прошептала она.
‒ В кино так в кино. Я сто лет не был в кино, ‒ легко согласился Федор, все еще пребывая в эйфории.

Он встретил ее в назначенное время. Все так же был одет в черный костюм на белую рубашку, который мало чем отличался от рабочего, но теперь на его шее был повязан карминовый галстук. В правой руке Федор торжественно держал букет из семи белых роз, а в левой, большой рожок разноцветного мороженного.
‒ Вот! ‒ первым делом он протянул девушке рожок, ‒ Я свой уже съел.
Клаву разобрал смех. Она приняла мороженное, поскольку нашла в нем шарик с любимым вкусом.
‒ Спасибо! Я люблю «брют».

Выбранный Федором фильм был захватывающим боевиком. Девушка не любила этот жанр, но он только утвердил правильность ее действий. В самых острых моментах, она хватала парня за руку, изображая испуг. На это Федор расплывался в улыбке, поглаживая ее руку, успокаивал:
− Не бойся, это же кино!
Выходя из зала, она уже обеими руками держалась за его мощное плечо, прижимаясь.
− Федь, а ты бы смог ради любимой девушки пойти на риск? – промурлыкала Клава.
− Легко! А если бы кто-нибудь тебе стал угрожать, я за тебя шею сверну! Даже если бы их была целая банда, – пробасил Федор, все еще оставаясь под впечатлением фильма, и представляя себя на месте главного героя.
− Нет, Федь, никого не надо убивать!
− Ну а что я должен сделать?
Клава выдержала минутную паузу, затем загадочно заглянула ему в глаза.
− Ты мог бы для меня ограбить банк?
− Какой банк? – не сразу понял громила вопрос, но подумал, что она шутит, улыбнулся.
− Ну, в котором ты работаешь. Побыть для меня героем. как Робин Гуд или Зорро, − сказала, Клава состроив жалостливое личико, и часто моргая.
− Да, ты что! Там охранная система надежная! – аж вскрикнул Федор низким голосом, что сотряс вокруг вечерний воздух.
− Тем более, ты знаешь всю их систему. В любой системе есть слабые места. Неужели ты не сможешь ее обхитрить, и наказать злодея, − в ответ на его возглас, Клава аж всхлипнула, и показательно надула губки, − Ваш банк обманул меня и украл деньги.
Федор молчал. Он сдвинул брови, насупился. Девушка поняла, что может его разочаровать, а то и напугать своим вопросом, перевела тему.
− А ты завтра пригласишь меня куда-нибудь?
− Ты любишь животных? Пойдем в зоопарк? – спросил ее Федор, но не дождался ответа, как его спутница расхохоталась.
Клава прикрыла лицо ладонями. Успокоив смех, она решила узнать у парня, почему он сделал такой необычный выбор.
− Почему в зоопарк?
− Мне нравится на обезьян смотреть, − смущенно ответил Федор.
− А мне их жалко. Они там в клетках, как в тюрьме.
− Тогда давай завтра вечером покатаемся по городу, − предложил запасной вариант Федор.
− У тебя есть машина?
− Конечно, − улыбнулся Федор. − У меня черный джип. Настоящий немец.
− Ух ты, здорово! Я уже хочу кататься, − мечтательно сказала Клава.
− Поехали, − согласился Федор и достал из кармана брелок с ключами.
Он ловко провернул их на указательном пальце, поймав в ладонь и большим пальцем нажал на кнопку. Стоящий на парковке черный силуэт джипа моргнул оранжевым светом и пару раз приветственно просигналил.
− Вот ты хитрый какой, все продумал заранее, да? – от удивления вскрикнула Клава.

Федор урчал от удовольствия под стать мощному мотору. Он не спешил, но иногда, заигрывая, вдавливал педаль газа в пол, разгоняясь и играя в «шашки» с потоком. Давно не новый, но еще ухоженный, блестящий хромом и пахнущий освежителями джип был еще способен произвести эффект. Клава крепко держалась за поручни, наблюдала за дорогой, но иногда прищуривалась, а то и вовсе закрывала глаза.
Ее достаточно быстро утомила беглая прогулка, и она попросила Федора отвезти ее домой, назвав соседний адрес.
Федор послушно нашел маршрут, припарковал автомобиль во дворе.
− Мы встретимся завтра? – спросил он, приближая свое лицо к девушке.
− Да, конечно, Федя! – она приостановила его приближение своим маленьким пальчиком, прислонив его к губам большого парня.
− Тогда я тебе позвоню, как освобожусь. Дашь мне свой телефон?
Клаве сначала пришла в голову мысль назвать неправильный номер, но Федор держал свой мобильник в готовности записать цифры и сразу их проверить, чтобы и у нее отобразился его номер телефона. Обман не удался.

Как и обещал Федор, он позвонил.
− Здравствуй, Клава! Пойдем сегодня в парк?
Клаву сначала это простое предложение озадачило. Она на минуту «зависла». Но, прикинув ничтожные шансы на что-то большее, тихо согласилась. Да и предложенный парк оказался не далеко от ее дома, что давало ей надежду, при удобном случае закончить свидание.

Федор встречал ее с недорогим букетом из желтых хризантем.
− Желтый цвет к разлуке? – удивленно спросила Клава, принимая цветы.
− Не-е-е-т, − протяжно пробасил Федор. − Желтый цвет – символ золота, богатства, – уточнил он старинную примету.
− Да уж, разбогатеешь тут, − прошептала девушка, грустно рассматривая скромный букет.
Всю прогулку, Федор пытался ее хоть как-то развлечь. Он пытался рассказывать смешные истории из своей жизни, но спутница, лишь едва заметно улыбалась, больше молчала, выдавая редкие комментарии. Она была грустна.
− Ты сегодня какая-то не такая как всегда, − заметил Федор.
− Да, Федь, чему радоваться-то? Я мечтала быть богатой, но меня обманули, и никто теперь не может мне помочь.
− Я могу помочь! – прогремел громила, и обнял девушку, да так, что оторвал ее от земли.
Она взвизгнула от неожиданности, но сопротивляться не могла, поскольку, находясь в крепких объятиях парня не могла пошевелиться. Он поцеловал ее в щеку, нелепо, как это делают первый раз в жизни.
Он поставил Клаву на землю, раскраснелся от своего же поступка.
− Извини.

Дневной город одаривал ее теплом и блеском витрин.
Проведя немного времени в прогулке по центральным улицам, Клава зашла в уличное кафе. Ее яркий образ был сразу же замечен посетителями и официантом. Горячий капучино, салатик и пирожное появились на столе быстро.
Ее отдыху помешал телефонный звонок. Она услышала мелодию вызова в клатче, сначала растерялась, не сразу поняла, что это ее гаджет, а не фоновая музыка для уюта.
− Клава, ты где?
− Федор это ты? Я в кафе, в центре! – уточнила она, − А что случилось?
− Жди меня! – буркнул Федор и сбросил вызов.

Она не успела справиться со своим скромным заказом, как к кафе с рыком подлетел черный джип. Из него выбежал здоровенный молодой человек в черном костюме и очках. Он подлетел к девушке за столиком, и ничего не объясняя, подхватил ее за руку и потащил за собой. Он впихнул ее в распахнутую дверь автомобиля, после чего с пробуксовкой скрылся из виду. На ничего не подозревающую публику это произвело неизгладимое впечатление. После эффектного сюжета, еще минут пять продолжалась немая сцена. Люди, как будто боялись, сравнивая случившееся с лихими разборками из прошлого. Затем по посетителям прокатился тихий гомон.

Федор гнал автомобиль на всю его мощность. Он моргал фарами впереди идущим, которые отскакивали в соседние полосы, освобождая дорогу. Клава, еще не понимая происходящее, широко раскрыв глаза, смотрела на дорогу. Она крепко вцепилась в поручни, молчала.
Когда черный джип покинул городскую черту, Федор сбавил ход. Клава немного расслабилась.
− Что происходит, Федор? Куда мы летим?
− Потерпи, я все объясню.

Девушка не особо разбиралась в географии страны, но по знакам она поняла, что автомобиль держит путь в южном направлении. Федор, при первой же возможности выехал на платную магистраль, где было меньше камер и постов. Найдя площадку для отдыха, где было меньше всего машин, остановился. Попросил выйти девушку, открыв ей дверь, подвел к багажнику.
− Я сделал это для тебя! – пробормотал он, и раскрыл клапан большой спортивной сумки. Внутри которой, Клава увидела несколько инкассаторских мешков. Ее охватило странное чувство, затрясло. Она прикрыла ладонями губы, смогла лишь спросить:
− Ты ограбил банк?
− Как ты просила, − улыбаясь, пробасил Федор.
− Ты же ведь никого не убил?
− Нет, что ты! Я просто вырубил инкассатора, − парень, показал на воздухе резкий удар, затем, решил остановиться на подробностях. – Я подготовился, ждал их. Я давно изучил их график, я знаю где есть камеры. Даже бензин купил заранее, чтобы доехать до моря. − Он постучал рукой по железной канистре, стоящей рядом с сумкой.
− Сколько здесь? – спросила Клава, еще не успев прийти в себя.
Федор неуверенно пожал плечами.
− Я не знаю. Надо пересчитать. По пути заедем на ночлег.
− Мы будем ночевать в машине вдвоем? – насторожилась Клава.
− Ну зачем же в машине, в гостинице, − успокоил ее громила.
Преодолев половину пути, уже ночью, они остановились в придорожной гостинице. По радио передавали новости, в том числе и криминальные. Объявили и о дерзком ограблении столичного банка. Среди подозреваемых называли и охранника этого же банка Пучкова Федора Михайловича. Действовал ли он в одиночку или в сговоре с другими лицами, радио не уточняло.
Чтобы хоть немного не подходить под описания предполагаемого преступника, Федору пришлось переодеться. В номер они заселились вдвоем, изображая влюбленную пару.
Из большой сумки они распотрошили суконные мешки. Пачки купюр разлетались по полу. Клаву, в какой-то момент накрыла эйфория. Она смеялась и подкидывала отдельные купюры подставляясь под денежный дождь. Федор любовался ею, подыгрывал, срывая банковские ленты с пачек. Когда девушка наигралась, начался процесс подсчета награбленного.
Аккуратно разложив все снова по ровным пачкам, Клава упала на кровать подводя итоги подсчетов.
− Получается больше двадцати пяти миллионов рублей! Обалдеть, это же хороший дом и можно не работать!
Федор увесисто плюхнулся на кровать, рядом с девушкой, так что пружинный матрас подкинул ее. Он положил свою тяжелую руку ей на грудь, но Клава смутилась, стащила ее с себя, ухватив двумя руками.
− Ай, Федя, не надо!
− Ну почему? Я не нравлюсь тебе? – обиделся парень.
− Федь, не обижайся. У нас с тобой по сути, только третье свидание. Ты же ведь, не хочешь, чтобы твоя девушка была легкодоступной?
− Не хочу, − промямлил глубоким басом детина.
− Вот видишь? – прошептала Клава, поцеловав его в щеку. – Раздвинь кровати, пожалуйста.
Федор, тяжело вздохнув, встал, передвинул кровати, создав между ними проход и место для тумбы.

Мечта не дала Клаве выспаться. Девушка всеми мыслями ушла в телефон, перебирая предложения о продаже домов у моря. У нее был соблазн купить на всю сумму богатый каменный дом, но этот вариант не оставлял вариантов на беспечную дальнейшую жизнь. Она выбрала дом поскромнее, хоть и построен из деревянного бруса, но был новым и располагался в очень живописном месте.

Оставшийся путь занимал почти весь день, Федор заехал на заправку. Клава этому удивилась.
− У тебя же целая канистра!
− Надо проверить кое-что, да и запас не помешает, − спокойно ответил Федор, выходя из машины у заправочной колонки.
В зале просторной автозаправочной станции расположилось кафе и небольшой магазинчик. Федор спокойно прошел вдоль витрин, вглядываясь в экран телевизора, который висел на стене и демонстрировал рекламу. До новостей никому не было дела. Он спокойно рассчитался за бензин, заодно купив пончики и пару стаканов кофе.
Он вернулся в салон автомобиля, протянул еду девушке.
− Зря переживаешь. Нас тут не ищут.


Первые два дня они провели в гостевом доме. Клава убедила Федора не показываться на улице, пока она оформляет документы. Большую часть денег она тоже забрала. Она отмеряла пачками, и за несколько прогулок их вынесла из номера в темном пакете. Заодно она обновила себе гардероб.
Не забыла и про Федора. Она и ему купила летнюю одежду, и все что он просил из еды.
Сегодня Клава появилась в номере под вечер. Положив на столе папку с бумагами и клатч, скрылась в ванной комнате.
Федор решив порадоваться вместе с ней удачному приобретению мечты у моря решил перечитать документы.
Он нашел подписанный договор, прочитал вслух преамбулу, пропуская неинтересные моменты, а акцентируя на ее имени:
− Мы, гражданин Российской Федерации…, так, именуемый продавец, и гражданка Титова Светлана Александровна…
Федор прервал декламацию, замолчал. Он не понял, почему в документе не нашел знакомого имени. Стал листать его, и искать на других страницах. Пробежав по диагонали, засомневался.
Когда девушка вышла из ванной, сразу же уточнил.
− Клав, а почему в договоре нет твоего имени?
Она от неожиданного вопроса даже чуть заметно вздрогнула, огляделась. Строго сдвинула брови и решила атаковать парня.
− А зачем ты туда лазил? Чего ты там забыл, в документах?
Она сразу не сообразила, как ему объяснить такое несоответствие, но выпустив на него агрессию, придумала ответ.
− Ты думаешь если я на ворованные деньги буду покупку оформлять, то нас не найдут? Наверняка продавец деньги в банк понесет, а там номера.
Громиле больше не оставалось ничего, как согласиться с ней. Ему очень не нравилась ситуация. Он стал нервничать, постоянно пересматривал все новостные каналы, ждать вестей об ограблении и процессе поиска преступников.
Девушке и самой стало страшно, что полиция может выйти на нее по следам денег в банковской системе, но успокоила себя тем, что она банк не грабила, даже там не была в день ограбления. А откуда она их взяла, решила придумать по ходу.
Утром третьего дня Федор проснулся, и не обнаружил подруги в номере. Он сначала, спросонья прошел по нему в поисках, но отойдя от сна понял, что нет даже ее вещей. Сначала решил не беспокоиться, спокойно ждать ее возвращения. Но, через два часа ожидания девушка не появилась. Он решил ехать сам, тем более он знал где находится дом ее мечты.

Новый деревянный домик стоял на отдалении от других особняков, но выглядел солидно. Белый штакетник заборчика скорее выполнял декоративную или символическую функцию, обозначая границы небольшого участка с натуральной газонной травой. Большие окна, в которые должно быть видно море, были украшены ажурными коваными решетками, напоминающие пики. Во дворе, всю архитектурную композицию дополняла беседка, с креслами из ротанга и большим каменным мангалом.

Проехав по улице вдоль особняков, Федор быстро нашел этот домик. Дверь оказалась закрыта. Позвонил. Прислушался к еле слышной возне внутри дома. Стал настойчиво стучать в дверь, подумал, что, возможно, подруга не слышит звонка. На громкий стук она все равно не реагировала.
Он достал телефон. Голос оператора оповестил его, что данный абонент не в сети. Стал опять отчаянно бить в дверь кулаком.
Девушка не выдержала, открыла.
− Чего тебе надо? – прокричала она.
− Почему ты меня не пускаешь? – прорычал громила, не разжимая кулаки.
Она в ответ, широко раскрыла глаза, будто сильно удивлена.
− А с какой стати я должна тебя пускать в свой дом? Ты кто такой?
Федор от неожиданного вопроса опешил. Его щеки краснели, кулаки сжимались еще крепче. Он еще себя сдерживая, прохрипел:
− Клава, ты чего? Это же я, Федор!
Девушка демонстративно расхохоталась.
− Какая я тебе Клава, идиот? Ты же сам в договоре видел. Я, Света.
− Но ты же моя девушка. Я для тебя пошел на преступление.
− Клава твоя девушка, а не я, дурак! И тебя ищет полиция.
− Они нас обоих повяжут, если найдут.
− Я скажу, что тебя в глаза не видела никогда. Не знаю и знать не хочу. Меня с тобой в банке не было. А в первый день, ты сам мне решил помочь, − перешла она на крик. Сделала небольшую паузу, всматриваясь в его глаза. − Ты действительно поверил, что я тебя смогу полюбить? − девушка опять рассмеялась ему в лицо.
Глаза громилы налились кровью, он хотел еще что-то спросить у нее, но девушка решила закрыть перед ним дверь. Но Федор, толкнул ее ногой, да так, что она отпрянула назад.
− Ты меня «кинуть» решила, что ли? Меня еще никто не смог так развести, сука! – рычал он, надвигаясь на девушку.
− А чего тебя не «кинуть» то? – прошептала девушка, но в ее голосе звучал страх, но ее дерзость давала ей надежду на безнаказанность. − Ты же тупой.
Она ошиблась, думая о том, что полностью подчинила его себе.
Федор не сдержался. Им овладел внутренний зверь. Он со всего маха ударил ее в грудь.
Она гулко упала на пол, ударившись головой об пол, потеряла сознание.
Громила на это не обратил внимание, вышел из дома. Из машины он достал канистру с бензином и стал обливать стены дома, остатки горючей жидкости он выплеснул в прихожую.
Дешевая одноразовая зажигалка всегда имелась в бардачке.

Яркое, горячее пламя облизывало деревянные стены, быстро расползаясь по всему дому.

Где-то вдалеке послышались звуки сирены. Это были не только пожарные машины, которые Федору получилось объехать по обочине. Дальше, ему преградили путь полицейские, заставив его остановиться, выйти из машины и лечь на землю лицом вниз.
Зверь внутри громилы, издав последний басовый рык, покорно подчинился.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 42
© 19.06.2021г. Эдуард Парфенов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3108161

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1