Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Любовь к электричеству


­­­ Столица Голландии не производит столичного впечатления. По сравнению с Амстердамом или Роттердамом - так, небольшой городок. Ночами, в глухую осень, очень славно сидеть в каком-нибудь гаагском ресторанчике, поедать селедку и запивать пивом, прихлебывая время от времени по глотку цветной голландской водки.
       Павел Львович, эмигрант по несчастью, в ноябрьский поздний вечер уже изрядно нагрузился и официант Бранко, то ли черногорец, то ли хорват, дважды делал "Пабу", как здесь называли Павла Львовича, знаки - дескать, жена Паба будет недовольна, оттого, что не приняли мер. Наташа, жена Павла Львовича, как все русские женщины, жутко переживала за нездоровый образ поведения мужа, совсем не так, как здешние голландки или арабки или вообще жительницы свободолюбивой и толерантной страны. Просто местные дамы, по глубокому Наташиному убеждению, ничего не понимали, куда может завести русского человека пьянство, не важно в какой стране живущего в данный момент. В городе Саратове, где она провела основную часть жизни, за примерами ходить было не надо. Примеры были на каждой кухне, в любой канаве или вытрезвителе.
       Павел скучал. На чужбине он оказался из-за неудачно проведенной, точнее, совсем не проведенной, а заваленной сделки.
       Лет семь назад вписался он в "темку" на предмет поставки искусственного масла, по-старинному - маргарина, в Россию. Взял кредит в банке, провернул одну сделку, другую, третью, а на четвертой, самой рискованной и крупной - больше чем на полтора миллиона долларов, его кинули. Сами кредиторы, как потом выяснилось. И пришлось неудачливому бизнесмену оставаться здесь, в Голландии, потому что в России ждали его с нетерпением уже не только кредиторы, но и прокуратура. Деньгами, на которые он попал, заинтересовались вдруг их истинные владельцы - министерство сельского хозяйства Родины. Прежние времена, когда казенные деньги воровать было приятно и без последствий, завершились и снова наступили времена "те еще". Новых рульцов России не интересовала справедливость, как таковая, их огорчало то обстоятельство, что деньги казенные были уведены "не по правилам", то есть без их участия. "Без долевки".
       Короче, Павлу повезло только в одном, что в момент "кидалова" был он за пределами Родины с женой и дочерью, то есть с семьей. И сейчас, по прошествии лет и лихолетий, когда всей семьей они получили уже вид на жительство, дочь Мария училась в университете в Швейцарии, а жена работала в крупном банке, очень грустил Павел, так как он здесь, в Европе, оказался по сути, лишним. Здесь играли примерно по таким же правилам, как и в России нынешней, однако корпоративная жесткость и клановость были в бизнесе и политике куда более непроницаемы для чужака с Дикого Востока. А профессия специалиста по вычислительной технике с дипломом СССР здесь не котировалась. Вот и существовал Павел практически на иждивении жены. Что для русского мужчины очень чувствительно и даже "западло", музыкально выражаясь.
       Ночь уже проступала за зеркальным окном ресторанчика. Мокрая брусчатка лаково блестела и было тепло и пьяно на душе Павла, однако горько.
       Брякнул колокольчик на входе. Вошел еще посетитель. Заказал водки, селедки и пива.
       Павел сразу понял, что это земляк. Так оно и вышло.

       Герман Степанович Кукуричкин был в Голландии по делам службы. Трудился он в министерстве энергетики России. Здесь должен был принимать какие- то железяки, запасные части для то ли ГЭС, то ли ГРЭС. Словом, коротал время до подписания бумаг в голландских учреждениях , а сейчас вот пил вместе с Павлом водку.
       - Ты в студенческие времена в строительных отрядах бывал наверняка. Знаешь систему тогдашнюю. Коровники. Телятники, там. Свинарники. Бойцы как положено - на укладке кирпича, а командиры и комиссары - наряды закрывают, да денежки с председателем колхоза или совхозным директором дербанят казенные. - так начал свою забавную историю тезка космонавта N 2 .
       - Случилась эта ситуация в Коми АССР в конце уже сезона, за неделю до сдачи свинарника в замечательном одном совхозе, где каждый первый трудящийся был либо бывшим уголовником после отсидки, либо "химиком" расконвоированным. Строили мы несколько свинарников. И одним из командиров линейного стройотряда знаешь кто был?
       Нынешний главный приватизатор всея Руси - Толик.
       Парень он очень активный, иногда до неприличия. Башковитый, спору нет. Но без тормозов напрочь. Если память не изменяет, было это между третьим и четвертым курсами ВУЗа. Я тогда в электротехническом учился. Толик, как всем известно, в инженерно-экономическом. У меня специальность "энергоснабжение радиопередающих устройств", по-простецки значит - энергоснабжение радиопередатчиков. То есть дело мы уже имели не только в теории, но и на практике с сильноточной и высоковольтной аппаратурой. Двести двадцать вольт и триста восемьдесят отличали хорошо от батарейки карманного фонарика.
       Короче, моя бригада занималась подводкой кабелей, монтажом подстанций, в том числе трансформаторные будки оснащали, высоковольтную аппаратуру ставили.
       Да ты помнишь, что такое в СССР были предпраздничные дни, концы кварталов, не говоря уже о предновогодней истерии.
       Не укладывались мы в сроки с монтажом трансформаторной будки для этих самых коровников-свинарников, растак и перетак их! То одного оборудования не подвезли, то другое "скоммуниздили" товарищи руководители или местные жители. У них, у местных и в те еще времена была народная забава - воровать кабель, снимать с него изоляцию и броню, плющить и сдавать в утиль, для выпивки, не для семьи же!
       Дня за три до сдачи приезжает Толик, весь красный от напора и запарки и устраивает форменный всем разнос - мол, надо наряды закрывать, сдавать объект, деньги осваивать и прочее, а вы, козлы безрогие, не мычите ни телитесь - опаздываете!
       Я объясняю, что то, се, что выключатели высоковольтные вчерашней ночью украли во второй уже раз. - Ничего слушать Толик не желает. Вынь да положь - сдавай, твои проблемы!
       Я опять пытаюсь рассказать, что невозможно, а он вопит, уже не рыжий, а малиновый, распушился, как среднеазиатский ежик - тебе, мол, комиссии надо показать, что лампочки в свинарнике горят - и все! Наряд тогда закроют, мы уедем, а доделывает пускай уже совхоз своими силами!
       В нашем Отечестве, Паша, экономисты завсегда в энергетике лучше всех разбираются. Не в экономике, заметь, а в медицине, в астрономии, где угодно, но только не в экономике. Впрочем, философы в технике разбираются не хуже экономистов и уж всяко лучше самих технарей, сам знаешь. Как в анекдоте про полет космический на Солнце - ночью полетите!
       Все равно говорю Толику, не могу - дело подсудное!
       Уехал.
       Наутро вызывают меня в штаб линейный. Поперся. Еду на велосипеде за 18 км по лесной дороге - а навстречу мне - два "газика", помнишь с брезентовым верхом, деревенское начальство ездило на таких. Ну и оба - набитые дядьками в шляпах. Комиссия. Рулит на мой объект. Я добрался до линейного штаба, просидел над объяснительными записками часа четыре, пока написал по форме, почему я в срок со своим объектом не укладываюсь.
       Собрался было ехать - слышу в соседней комнате крики и панику. Вылетает командир линейного отряда весь белый, с рожей перекошенной, за голову держится. Кричит своей помощнице Зине (походной жене), чтобы скорую вызывала на свинарник и милицию.
       Спросить пытаюсь, что произошло - меня подальше послали - езжай, мол, откуда приехал, там чрезвычайное происшествие!
       А произошло вот что. Толик меня отослал в штаб, чтоб я не мешал ему самостоятельно руководить сдачей неготового объекта комиссии. Нарулил он там - едва разгребли.
       Приказал моим бойцам соединять силовые кабели напрямую, без понижения, без защиты, дескать, лампочки в свинарнике должны гореть - хоть умри!
       Мои подчинились. Подсоединили. Но напряжение врубать отказались - можешь к стенке ставить и расстреливать! Так как они, не в пример экономистам, знают, что такое тысяча вольт.
       Тогда отчаянный начальник самостоятельно произвел включение. Ни трансформатора, ни кабелей больше не стало. Один пожар и взрыв.
       Но надо отдать должное везучести толиковой. Он опалился, не обгорел и не обуглился, а именно опалился как поросенок. Ожоги незначительные. Ну и шок - отбросило его недалеко, метра на полтора. Двух моих первокурсников горячим маслом из взорвавшегося трансформатора ошпарило. Зато ни один из членов комиссии не пострадал.
       Дело замяли. Объект сдали. Прокуратуру тоже замазали. Даже в наших ВУЗах об этом инциденте говорили только в сортирах да на студенческих пьянках.
       Вот в таких делах - как дурь сотворить вселенскую, а потом уйти от ответственности, дескать "я не я и лошадь не моя, а вы все сами дураки" - Толик со товарищи уже тогда был дока. В этом ему не откажешь.
       Сколько лет прошло, а все перед глазами стоит та обугленная подстанция, ребята ошпаренные и человек с красной мордой и черной головой - там, где были рыжие вихры - пепел африканский, угольный.
       Как вот и сейчас - пепелище вместо энергетики.
       А докой он стал уже мирового уровня, Толик-экономист. Главный энергетик России.

       Уже заполночь совершенно пьяный Павел вернулся домой. Утром с трудом вспоминал - был ли вчера с ним в ресторане кто - или привиделось сбодуна...
       Наташа ругалась - допьешься до чертиков, идиот.
       - До рыжих? - грустно пошутил Павел.
       - До зеленых - ответила всердцах жена.

2000 г.






Рейтинг работы: 152
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 34
© 18.06.2021г. Владимир Николаев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3107738

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия


Галина Уварова       20.06.2021   10:34:16
Отзыв:   положительный
Какое всё родное и знакомое...
Спасибо, Владимир.
Анонс.
Владимир Николаев       21.06.2021   12:12:45

Спасибо, Галина!
:)
С уважением,
В.Н.

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1