Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тайна сердца (Огненный опал). Часть 34.


Strannik..internet a
соавтор

***


­Можно сказать что черный дракон начал свою жизнь в обители Дао с чистого листа. Да-да, того самого, о котором так радел Луи и которого совершенно, до желудочных колик, не понял Хкраш.
Лет через двадцать пять настоятель малость подуспокоился и начал пришельца привечать, даже пару раз с ним заговорил. По-китайски, естественно, ибо мужчина всячески знание испанского языка отрицал, даже обет молчания пять лет держал, только бы доказать братии чистоту намерений и правдивость слов.
Нет — так нет, фиг с ним и не надо нам никакой Испании на ужин!
Владыка же Храма втихаря присмотрел отличненькое местечко на Островах и злодейски внёс имущественный залог, дабы вожделенную добычу не перекупили хитрые конкуренты. Цивилизованные завоеватели не ломали копья меж собою за право вторгнуться в Китай и тушку императорскую вежливо от трона избавить, выдав в руки самый подходящий инструментарий для честного заработка — пилу там, молоток или же какой-нибудь гвоздодер.
Печаль…
Ну, пока жизнь шла своим чередом: Фо правил Китаем, Хсарумо метался по всему миру в поисках Камня, дон Симон тосковал и глушил коньяк, а прекрасный Луи едва появился на свет. Скукота, короче говоря, полная и мерзкая, настоящее болото.
Но только не в обители смиренных монахов, принявшей в свое мистическое лоно Менкаров дар. Им-то никакая рутина не грозила даже в мечтах, потому что черный дракон оказался сновидцем! А гадатель Хенг, воспользовавшись послаблением режима (шеф его часто отлучался теперь — летал над океаном, земли новые присматривал да торговался за рыбные фермы), взялся за старое — судьбу вопрошать.
<i>«Я, глядя в зеркало, предчувствовал Луну. И в глади озера ловил полночный свет… Зачем ты любишь, если холоден с тобою? Когда поймёшь, что в сердце песни нет?!»</i>
Черному дракону снился ветер.
Ураган среди камней одинокой вершины, мрак над морем, ледяные брызги дальнего океана, морская соль.
— Крылья! Разверни крылья! — повторял незнакомый голос среди темноты и грохота шторма. — Иначе упадешь!
— Мы теряем левый фланг, генерал! — разносились стоны вокруг. — Скорее…
И полный смертельной тоски вопль:
— Тао!
Ну как тут прикажете спать?!
Черный и вскидывался, с воплями, будившими половину монахов подчистую. Если честно, даже бронированные драконы просыпались в холодном поту и сразу начинали рычать, выискивая гнусного супостата, напавшего в ночи на мирный Храм (естественно, алкая приобщить тунеядца к полезному труду и изучению вечных истин Пути, сразу после излечения от многочисленных укусов, синяков и переломов).
Поэтому имя Тао было у монахов на устах едва не каждый день.
— Он несчастен, — категорическим тоном выдал черный во время обеда и миску с рисовым супом накрыл тарелочкой, отодвинув на середину стола. Мол, попозже скушаю, может быть и завтра вообще.
— Но кто ОН такой? — загудели монахи вокруг, строя самые различные предположения о личности загадочного генерала.
Сцены эпических битв в мертвенной пустоте сновидец тоже описывал братии не один раз. Тысячи драконов, вспыхнувших за одну секунду искрами живых факелов, крики, стоны умирающих, боевые ангелы с мечами в руках, липкая грязь и паутина вокруг.
Молодой воитель, ставший жертвой предательства — удара в спину от своих же соратников, гигантские насекомые и отвратительные мухи, жующие останки еще живых повелителей ветров.
А над полем боя звучит крик боли и невероятного отчаяния, исполненный дикой тоски и безнадёжности:
— Тао… Не уходи!
Кто он, несчастный, отдавший душу в обмен на жизни других? Потерявший сердце среди грохота боя? Зачем вообще эти сны? Вопросы, блин, сплошная морока.
Однажды нанес адептам Пути визит монах из горной обители, человек, практически отшельник. Старый и мудрый, далеко за полторы сотни лет переваливший в своем людском веке благодаря общению с драконами. Бодрый такой, жилистый мужичок без возраста — на первый взгляд.
Называли его Ван Хён, хотя вряд ли это было настоящее имя. Привыкли и все тут, господин Ван.
Мы знаем, что настоятель-дракон о личности Тао да и генерала, избранника звёзд, в курсе был, но никогда бы не проболтался, спаси великие небеса! Даже своим собственным монахам, лишнее это дело, ни к чему.
Но человек пришлый подобными ограничениями связан не был и, едва выслушав удивительный рассказ, расставил точки над i, не утруждая себя длительными размышлениями.
— Странные сны вы, юноша, видеть изволите, — ответствовал отшельник, угощаясь пятой чашкой изумительного местного чая, — о событиях давности чрезвычайной! Генерал, что возлюбленного своего Тао обменял на иную вероятность, победу в сражении — это господин Фо ваш, нынешний император Хуанди. Дерзкий и целеустремлённый, хотя и полностью выгоревший изнутри воитель. Досталось ему, не приведи боги, страданий на веку, да…
Одно дело, конечно, предположения строить да слухами питаться. Многие слышали то да это, обрывки истинной биографии господина Фо. Другое дело — вот так, прямо в лоб, подтверждение получить самым мрачным и удивительным в истории фактам!
Зашибись, дело!
— Я не могу оставить Хуанди Цинь Ши Фо мучения испивать в холоде и одиночестве забвения! — подвёл итоги черный дракон. — Душа его умерла вместе с Тао, хотя звёзды победу над демонами одержали! Сколько жизней он спас, пожертвовав любовью во тьме?!
— Ты ошибаешься, парень, — тихо сказал отшельник Ван, — любовь — это сила миров, их основа.И жертвовать ею нельзя никогда. Выдергивая из основы нитку, ты ослабляешь всю ткань. Выиграв сражение, Фо Вень проиграл войну равнодушию и самоубийственной жестокости сердца.
— Поэтому «благодарные» соратники бросили его умирать, не протянув руку помощи?! — вспылил «упаданец». — Вечные звёзды, кто бы мог подумать!
— Менкар против жертв, послушник, задумайтесь над этим! — не отступил отшельник. — Жертва открывает лёгкие пути, но каков пример? Ответственность, достоинство и честь живущих превращаются ни во что, убитые практикой замены. Внимательно посмотрите вокруг и поймёте сами, к чему приводят цивилизацию лёгкие пути.
Но черный встал, поклонился молча и ушел, явно оставшись при своем. С того дня Хуанди Цинь Ши Фо неотступно являлся во сны и грёзы пришельца, обдавая душу то холодным льдом неприступности, то горячими слезами сожаления о потерянной в бою любви.
«Если таким ОН не нужен никому, ни Бездне, ни богам, то пусть я возьму на себя бремя страданий Хуанди, — решил сновидец, — и помогу проклятому звездами вернуться в небеса!»
Вот так, собственно говоря, и появился на свет Вэй Джиган, верный телохранитель императора Поднебесной, адепт пути познания Дао.
Естественно, что Хенг не преминул гадание совершить, взывая к небесам о будущем черного дракона. Отошёл себе тихонечко на кухню, сосредоточился и, вознесся краткое славословие предкам, вопросил Дао Дэ Цзин.
Выпало Хенгу «Чжун Фу», благоприятное гадание. Разрушение преград, возвращение домой. Кто-то плачет, кто-то поет, даже свиньи и рыбы довольны жизнью, надо же! Но ведь рыбы — это драконы, так? (Помните о плавниках карпа, ставшего драконом, преодолев Врата?)
Ничего не достичь сожалениями…
Лишь преодолевая низменное в себе, ты обретаешь Путь.
«Эх, ввязался ты, парень, в дела звездочек небесных, — вздохнул гадатель, — теперь прыгай, до скончания века, через водопад!»
Прошло ещё двадцать пять лет, черный окреп, подтянулся в китайском и, даже, получил магистерскую степень, заочно окончив курс Лондонской школы экономики. Учеба давалась ему естественно и легко, но настоятеля-дракона подобный поворот сюжета нисколечко не удивлял, как и совершенное владение английским языком у «залетного» гостя.
И на отборочный турнир благословила «упаданца» вся братия в полном составе, некоторые даже слезы вытирали, не стесняясь излишнего проявления чувств. Но что делать, судьба…
— Будь осторожен, дитя мое, — наставительно высказался владыка Храма, — неисповедимы пути Рока. А благодеяния, о которых тебя не просили, всегда оказываются косой с двумя лезвиями, это учти напоследок.
Когда же черный покинул обитель, настоятель крепко задумался, выпил чаю и пришел к мысли совершенно неожиданной и дерзкой, во всяком случае — для дракона. Пожевал губами с пяток секунд, чихнул и набрал на клавиатуре мобильного два слова: Хсарумо Севильяшш.
Возвращение домой, ребята, разным бывает. Так же, как и рыбы.
***
Очухался Хкраш поздним утром, весь разбитый и бесконечно мучимый головными болями.
Нажрался, ясное дело, в ресторане, вдохновленный обществом прекрасного Луи и доступностью заморского Хереса, козел! А как же любовь, спрашивается, снова в пролете?!
Вот, блин, что за проклятие такое! Луис, вроде, ещё спрашивал про Китай, а потом осуждающе молчал, накрутив змеев хвост на руку себе? А ПОСЛЕ что у них было?
Или не было ничего?
Гнездо стойко пропиталось ароматами супруга, значит Луи провел ночь дома. Рядом, в смысле, под самым Хкрашевым боком. Неудобно то как, придется спрашивать или же вызнавать подробности намеками! Типа: как вам, любимый, наш первый интим?
Хкраш окончательно расстроился и двинул себя, со злости, кулаком прямо в лоб.
Луис, хотя и прекрасный без меры, удивительно жестоким любовником оказался, вот напасть. Ушел, не сказав ему ни слова! Даже не поцеловал с утра того, кем обладал всю темную ночь без остановок! Никакой тебе нежности, ужас…
Или, все же, не обладал? Может это он, Хкраш, Луиса того? А потом сразу отключился, уснул с храпом и свистами, словно земляная свинья? Все алкоголь, собака, виноват! Сплошная от него провокация!
Правду говорил троюродный дедушка Оуэн: пить грешно.
Что, что делает обычно благородный сеньор, когда не в состоянии вспомнить предыдущую ночь — с перепою? Дарит возлюбленному цветы? Пошло, фу!
Приглашает на чашечку кофе? А вдруг ТОТ сидеть не в состоянии?! Может — на пиво? Тоже не лучший вариант.
Благородный сеньор, настоящий кабальеро, мужественно берет всю вину на себя, вот! Но, сначала, ему нужно хотя бы пять минут ровно устоять на хвосте, не падая на спину с бодуна.
Дон Хуан Луис де Аргинаро де Севильяшш, обнаружился на террасе, в обществе мрачного дона Хсарумо, естественно, что той же самой фамилии.
Вице король пил томатный сок, а великолепный Луис — рассол, взирая на мир одним открытым глазом. Второй доктор прикрывал свободной рукой, стараясь ограничить пребывание чувствительных очей на свету.
— Ты, племянник, бездарный муж! — не поздоровавшись, начал дядя. — И толку от тебя — чистый ноль! Скажи, о чем ты думал, когда…
— Остановитесь, дядя, ссссыыысшшш! — грозно шикнул Хкраш на родственника. — Интим — наше личное с Луисом дело, его не стоит выносить из гнезда!
— Интим? — не успокоился вице король. — При чем тут интим? Я о брачном свидетельстве, которого у вас НЕТ! Интим без брака — это вполне. Только зачем?
Нет брачного документа? А как же, тогда, контракт?
Но, ежели подумать хорошо, засомневался дон Луис, придерживая голову рукою — для гарантии, а то вдруг оказия случится, не припомнить, чтобы они со змеем документы подписывали! Что вместе, что порознь — не было такого и все тут!
Значит и развода не надобно никакого потому, что он — Луис де Аргинаро, категорически не замужем. Встал, короче, пиджак свой забрал и ушёл!
Жесть!
Доктор открыл второй глаз, проморгался, медленно привыкая к свету, и уставился на Хкраша двумя — с осуждением явным и толикой глубочайшего презрения.
Ясно все со змеями! Соблазнить хотел, гад ползучий, и сразу же бросить! Сегодня ночью, например, что оно было такое, а? И костюмчик развратный с черным жилетом атласным в ресторан надел, негодяй!
«Вот ЭТО облом, — подумал Хкраш, рефлекторно забившись в угол вместе с хвостом, — придется мне предложение делать человеку ЕЩЕ один раз!»
— Я же укусил вас, Луи! Это — главное, чувства! — проблеял Повелитель нагов из темного места. — Подумаешь, какие-то бумажки, чепуха!
— Я тебе покажу, чепуха! — окончательно разъярился дядя. — Наследовать имущество как ОН будет, ежели документов нет? Вдруг ты под машину попадешь или же выпадешь из вертолета ненароком?! Кто самолеты в Африку пилотирует без дублера, скажите на милость, Дед Мороз? ВСЕ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ С ТОБОЮ, Хкраш.
..... ?????!!!!! Вот да…
Дон Хсарумо в сведениях о Зерафе весьма сильно заинтересован был. И оно само на отношениях внутри семьи сказываться начинало, может и незаметно сперва, но ведь накапливалось потихоньку — день ото дня.
Бывает…
За те пять минут, пока Храш судорожно сглатыаал и пытался достойный ответ дяде сообразить, дон Луис перевёл «супруга» из разряда недалеких сельских увальней в лигу злодеев высочайшей змеиной категории, коварных без меры и ядовитых зело.
Хкраш в роли Казановы смотрелся идеально и золотого цвета хвост из-за спины демонстрировал ещё, свитый в самую пошлую и откровенную фигуру, какая только может на свете быть.
Одним словом — ГАД!
— У Симона документы наши, — наконец снесся Повелитель, — скорее всего…
Неопределенность, что в конце змеевой фразы прозвучала неким финальным ударом гонга, последним гвоздем в гроб Луисовых нежных чувств, довела доктора до крайней степени бешенства.
Тем более, что подлый адвокат не попадался ему на глаза с тех самых пор, как достопамятный сеанс шаманизма оплатил и познакомил Луи с призраком почившего супруга именем Арам.
— Хотелось бы мне на НИХ посмотреть, — ехидно ввернул дон Луис, зажав нага в углу, — на эти, якобы, брачные документы!
— Вы так стремитесь к наследству, Луи? — расстроился змей. — Я и так подарил бы вам…
— ПОФИГ на наследство! — заорал окончательно выведенный из себя доктор-шаман. — Что за разговоры о любви, когда вы обмануть меня хотели, Хкраш? Или просто время убить, издеваясь над человеческой природой? Так я — не тупая деревянная марионетка!
— Дон Луис, племянник, говорит, что смертельно обижен потому, что ты уязвил его в самое сердце бесчувственной холодностью, — спокойно перевел дон Хсарумо, подливая в стакан красную жидкость, — и требует немедленно брак заверить со всеми юридическими подробностями.
Выпустить из гнезда того, кто обладал тайнами смерти и возвращения души в мир живых? Облажавшись единожды с Рикардо и королевским драконом, вице король много осторожнее стал и следил за развитием отношений в семье племянника внимательнее, чем за собственными яйцами птица под названием индюк.
Далеко не отходил, глаз не спускал, не ел и не пил, если не знал, чем в это же самое время занята стрёмная парочка.
И, нате вам, огород копать в субботний день! Документы не подписаны, доктор может в любой момент развернуться и уйти, а то и вообще — к драконам переметнуться, дело, оставленное на Симона, повисло в воздухе, а самого адвоката не сыскать днем с огнем!
Что, спрашивается, за нахрен?!
Дон Хсарумо, не дожидаясь просьбы от племянника, зависшего в пустоте неопределенности, вынул телефон из поясной сумки, задумчиво протёр экран рукавом и, в который раз за сегодня, попытался вызвать на связь блудного адвоката.
— Абонент вне зоны доступа! — радостно сообщил развеселый девический голос. — Перезвоните позже, будьте так добры!
Давай-давай, читалось между строк, наяривай, жизнь долгая, авось кто и проснется на том конце лет через сто пятьдесят. Может ЕГО пришельцы космические похитили на долговременный срок или правительство Мексиканское забрало на опыты. Или ОН вообще — внепланово линяет и стесняется!
Иначе бы НИКОГДА не позволил себе, сволочь, игнорировать звонки ужасающего вице короля. Даже в том случае, если бы скоропостижно, не пойми зачем, издох!
Скорее всего, утек Симон Арутюнян из Мексики, но вот куда? Ну и почему, по какой такой причине, не лишним будет уяснить, конечно, опечалился дон Хсарумо. Гнусная морда, не мог брачный контракт Повелителя заверить сначала, а потом уже в бега пускаться по всему земному шару!
Хкрашев дядя к Симочке относился с пониманием и очень жалел. Как-никак, потерял тот супруга внезапно, совсем молодым нагом ещё, и примириться с расставанием насильственным не смог. Тосковал, бедняга, каждый день на глазах у вице короля, мало улыбался и жил исключительно своей работой.
Потом Рикки ещё…
Похожи они, в общем. Не смирились оба и жить без возлюбленных не смогли.
— Так и будите между Мексикой и Китаем ползать, дорогой? — продолжал беситься Луи. — Сегодня я, а завтра — дракон? Так давайте вместе, чего там, навести Поднебесную и приятелей ваших заодно!
Как я уже говорила ранее, змеи обожают скандалистов. Вполне естественно, что Повелитель Хкраш исключением из общего правила не был. Темперамент в карман не засунешь, южная страна, в пище много перца и свинину жирную подают.
Такой вот разгоряченный Луис, в пылу гнева праведного, готовый броситься на мужа с кулаками и оторвать половину хвоста, вызвал в душе нага волну искреннего восхищения.
Значит надежда не умерла на взаимность, вон как милашка Луи ревнует, весь красный и в поту! Прелесть же!
— Вы сами утверждали, что я люблю дракона, Луис, — притворно всплакнул Хкраш, — нужно доверять словам дипломированного медика. Думал провести в обществе ящеров пару дней — на пробу. Я ведь жалкий экономист, в психологических материях не шарю.
Дон Хуан Луис де Аргинаро онемел, убитый змеевой наглостью наповал. Отступил на шаг, словно в прострации, бледный, с расширенными зрачками, поднял правую руку и врезал змею в морду прямиком, закрыв, для гарантии, оба глаза левой.
— Ай! — сказал Повелитель нагов сквозь смех. — Больно же, Луи!
— Я ненавижу тебя, понял? Ненавижу, ненавижжжжжу! — буквально зашипел доктор в ответ. — Немедленно документы сюда!
— На развод, ссссыыыссссшшш? — ужаснулся дон Хсарумо, прикидывая, как излишне темпераментного медика от фатального шага удержать. Может яхту ему подарить в знак доброй воли, самолет или спортивный автомобиль? Собственную больницу, не иначе, захочет, как пить дать, расчетливый человечишко.
— Какой вам развод, избавиться решили? — не повелся дон Луис. — Брачный контракт! Но с ним или без, сегодня же идем в мэрию, ТАМ стандартный подпишем, как у всех простых граждан этой страны!
— А в мэрии, между прочим, очередь! — не сдался в приступе врожденной ядовитости Хкраш. — Придется ждать.
— Я позвоню, — столь же ядовитым тоном отбил удар Луи. — У МЕНЯ связзззи!
Ничего странного в поведении Хуана Луиса де Аргинаро, господа, я не нахожу. Яд нага глубоко проник в кровь, нервную систему и впитался в костный мозг человеческого тела, изменяя, по ходу, не только продолжительность жизни, но и само мировоззрение глубоко чувствительного, артистичного и крайне интеллигентного врача.
Отдать свою пару дракону? Добровольно, уложив в красочный пакет и перетянув розовой ленточкой с сердечками?! Фиги две! Дракон перетопчется, а супруга блудного дон Луис самолично в чувство приведет, надев на шею колокольчик, дабы далеко от гнезда общего не отползал излишне расшалившийся змей.
Что тут сказать? Хитрюга Хкраш был полностью удовлетворен. Необходимость второй раз изворачиваться и делать предложение распрекрасному Луи усохла на корню!
Доктор-шаман сам готов схватить его за хвост и силком в мэрию отволочь, дубася, по ходу, головой об стены, вздумай наг сопротивление к браку изъявить. Разве не чудо? Фантастика, одним словом, благоволение судьбы.
— Нам нужны кольца, Хсарумо, — ультимативным тоном заявил Луи, бросив мрачный взгляд в сторону дяди.
«В нос? — едва не подпрягся Хкраш, но успел вовремя сдержать не в меру длинный язык. — Нам бы с Луисом подошли, гы-гы!»
Дон Хсарумо призадумался, оценивая меру необходимости ношения человеческим самцом десяти или двадцати колец за раз. Но кто этих шаманов разберет, может традиция такая существует? Вступил в брак и сразу по два на всю пятерню, хвастать перед духами!
— Много? — на всякий случай уточнил вице король. — Или сразу их на цепь нанизать, чтобы руки были свободными?
«Ясно, тьфу! — со злостью сплюнул дон Луис. — Хотя и наследники Казановы старинного подлые змеи, но тупые, словно сибирские валенки, как ни крути!»
— Два — кольца — в — мэрию — для — заключения — брака! — буквально что по слогам разжевал эскулап. — Хкрашу — и — мне!
— Так у вас, Луи, КОЛЬЦО родовое уже ЕСТЬ! — развеселился дядя, обвиняющим жестом указывая на огромный изумруд, который, словно влитой, угнездился на шамановом пальце ещё со вчерашнего запойного вечера. — А супругу сами извольте купить, ЭТО наша традиция такая, каждый дарит СВОЕ.
— Ага, — согласился племянник, удобно сворачивая хвостик в углу. Пять метров, как-никак, тесновато вышло.
Луи встряхнулся и тоже посмотрел на перстень с изумрудом, да так, словно ужаснейшего монстра встретил в собственной постели поутру. Лицо его разгладилось, жар схлынул и на губах расцвела нежнейшая улыбка, превратившая серьезного мужчину среднего возраста в прекрасного юного принца.
Разве мог удержать себя в петлях хвоста влюбленный змей, скажите на милость?
— Давай примерим заранее колечко, Луи, сссысшшш? Вдруг оно мне маленькое?
— Тогда я заставлю вас ЕГО съесть, милый! — тут же «расправил иглы» Хуан Луис де Аргинаро. — Говорят, что у нагов столько яда в крови, что даже золото растворяется в ней без остатка!
Луи оказался остер на язык и за словом в карман не лез, до боли напоминая этим дону Хсарумо покойного Рикки. Вице король отвернулся и украдкой вытер слезы рукой, не желая смущать проявлениями печали Хкрашева супруга.
Рикардо…
Почему? Тебя звали небеса парить среди бескрайней синевы. А он, Хсарумо, мог предложить дорогому человеку лишь бесконечную любовь в глубинах родных пещер. Ошибка судьбы? Насмешка Рока? Крылья и хвост?
«Везде я теперь вижу намеки на Зерафа! — удивился себе вице король. — Как будто мы с Рикардо идет к центру Лабиринта с разных сторон бесконечности, через воды жизни и смерти.»
Призраки разрушенной Атлантиды неумолимо сближались с Землей и, даже, звезды застыли в молчании, не зная, чего им ждать в преддверии открытия Врат Бездны…
Знал бы дон Хсарумо, при каких обстоятельствах погиб Симонов Арам да кто, на самом деле, господин Фо! Но, вот незадача, никогда не интересовался змей мистикой долбанной или же тупым, с его точки зрения, символизмом. Жил себе чистым прагматиком и не страдал фурункулами на хвосте!
Великое Дао! Путь горького опыта буквально что охотился за вице королем, как, впрочем, и за настоятелем Храма Даой-Джень-Ку, не отпуская ни на миг. Хотели они или нет — не важно, а дороги Лабиринта выбросили этих двоих едва не в объятия друг друга.
Рок, блин, сплошные неприятности.
Тем временем влюбленная пара продолжала пикировку, не обращая внимания на терзания бедолажного дяди.
— Пошли!
Тон дона Луиса был строгим и намекал на то, что доктор не потерпит ослушания от змея ни на минуту.
— В мэрию? Я не одет! — вредничал Повелитель. — И не причесан, посмотри на мои лохмы!
— В ювелирный, выбирать кольцо!
— Сначала в салон, дорогой, красота залог здоровья, — внес рациональное предложение Хкраш. — Разве вы не будите стесняться такого вот «неумытого» супруга?
— Не увиливайте, Хкраш, я все равно вас не отпущу! — выдал дон Луис под конец, втиснувшись в тот же самый угол целиком, где до этого одному нагу едва хватало места.
Разве не провокация?
Пряный аромат разгоряченного спором человека резко ударил змею в мозг и Повелитель голову потерял, не в силах удержать взбесившееся тело в рамках приличия.
— Сссзззря ты, Луиии, — медленно протянул Хкраш, — бблисссскоо…
И все!
Захлестнул петлями хвоста, вжимая себя до самой сердцевины, сжал, словно любовника нага так, что воздуха в легких не осталось ни капли, и впился губами в рот, выпуская добычу из плотных объятий самой что ни на есть эротической конечности.
Луис сделал длинный вдох, судорожно вцепившись в плечи нага руками, и пропустил в горло узкий змеиный язык с раздвоенным кончиком, не в силах оказать даже самого слабого сопротивления любовной агрессий мистического существа.
Кончик этот, нежный и юркий, легонько прошелся по деснам мужчины, огладил щеки — обе за один раз, двинулся дальше, задевая небо, и быстро вернулся обратно, даря умопомрачительные ласки губам.
Покуда доктор приходил в себя, кое-как справляясь с головокружением, змей провокационно лизнул его в ухо и достоинство мужское погладил, легонько сжимая и отпуская набухшую головку.
— Мне…
— Шшшштто, любоффф моя? — ласково шикнул Хкраш, поглаживая другой рукой Луису спину.
— Мне надо в душ! — определился доктор, не порываясь даже из змеевых объятий ускользнуть.
— Пойдемм, ссыысссш, вместе, милый! Отличшшшная идддея, — согласился Повелитель, — сссделаю ттебббе массссаш!
Чего?
Массаж в исполнении огромного змея ввел дона Луиса в некоторый трепет. Это дело среди водных струй на скользком мраморном полу…
Интересно, у нагов как? В двойном размере или же один? Ну хотя бы на секунду вспомнить прошлую ночь! Было у них с Хкрашем любовное мероприятие или же оба дрыхли, после ресторана, аки заправские алкоголики?
Дон Хуан Луис де Аргинаро проснулся совершенно голым, удобно закинув ногу на супругов хвост, естественно — с нормальной утренней эрекцией. Но никаких следов объятий страстных на теле, засосов, синяков и порезов от когтей не обнаружил даже после самого тщательного осмотра.
Дополнительно доктор установил, что Хкраш, совершенно взрослый, половозрелый наг, пускает слюни во сне.
А выбравшись в буфетную за лекарством от головной боли, Луи обнаружил, нежданным бонусом к жуткому головняку, что никаких документов, подтверждающих отношения брачные, Хкраш не оформлял!
Гнусный же негодяй, выползши на свет, сразу завел речь про интим, не пожелав им с доном Хсарумо доброго утра. Ну и в душ навязывается, едва подарив «жертве разврата» один малюсенький поцелуйчик.
Вот вам, друзья, ужасающие реалии жизни в супружестве — налицо!
Сейчас получит, что ему нада, в душе или еще как, потом стандартное: я устал, милый, давай завтра в мэрию, а кольцо лучше заказать. И потянется времечко в годы, пока до свидетельства очередь дойдет!
Подлые китайцы (не стоит забывать ихненских развратных драконов), всегда караулят за углом, мечтая чужих супругов со двора свети при первой удобной оказии. Еще и завоевание Поднебесной намечается, Хкраш будет ТАМ днями и ночами пропадать!
— Давайте так, любимый! — взял себя в руки доктор. — Быстро — душ, салон и кольцо, а я звоню в мэрию! На все дела у нас с вами не более трех часов! А дон Хсарумо, тем временем, закажет праздничный обед для родных, на сегодняшний вечер.
«Вот же незадача, — расстроился Хкраш, — к НЕМУ на кривой козе не подъехать. Моралист!»
— Я звоню в Салон тетушке Берте, — присоединился к плану Луиса вице король, — будь готов через пятнадцать минут, племянник, выезжаем.
— Бу, — надулся Повелитель, — обломали весь кайф.
И обиженно уполз собираться.
— Удивительно вы Хкраша прижали, дон Луис, — восхитился Хсарумо, — прямо по струнке уполз, как примерный мальчик!
Дядя занялся банкетом, Хуан Луис де Аргинаро — звонками в мэрию, а Хкраш пригласил молодых родственников — помочь ему с волосами. Четверть часа на укладку — да шаман этот настоящий спартанец!
— Ззасссставлю отпусссститть волосссы по попппы, — бубнил Повелитель себе под нос, — будишшшшь зззнать, чттто таккое насстоящщая красссота!
— Каких демонов ты не оформил документы? — заявился в гардеробную Повелителя дядя.
Хкраш горестно вздохнул, повернулся перед зеркалом так и эдак, изучая прическу, состоящую из пышного хвоста с заколками и двумя косами, провел специальной салфеткой по чешуйкам на лбу и соизволил ответить злющемму родственнику:
— Честно? Я забыл.
— Кушай больше фруктов, племянник! — не остался в долгу дон Хсарумо. — Склероз в твоём возрасте — печальное явление.
На пороге Салона их встретила сама «тетушка Берта», не поленившись вытащить хвост из уютного темного кабинета.
Когда Хкраш пояснял Луи, что «тетушка» ему двоюродной бабушкой приходится по линии отца, доктор представил себе благообразную старушку с белесой, от прожитых лет, чешуей, химической завивкой на жидких волосах и, обязательно, в толстой роговой оправе с затемнённым стеклом.
Моложавая стерва золотисто-изумрудного цвета, с сигаретой во рту, стала полнейшей неожиданностью для убитой причудами змеев нервной системы человека.
— Ха! — сказала наглая баба, походя кланяясь Повелителю. — Мужики — поголовно дебилы! Надеюсь, птенчик, что ты с НИМ не переспал, а то Хкрашик — тот ещё ходок у нас!
«Тупой развратный соблазнитель, — перевел сам себе дон Луис, — в чешуе и с двумя членами.»
— Харе, внучек, сиди тихо и не рыпайся, пока я буду тебя стричь!
— Помню я, как ты подстригла кузена Игнасио! — завернул бабулю Повелитель. — Прической на манер шипастого дикобраза. Я не согласен!
— Кофе, дон Луис? — решил спасать положение дон Хсарумо. — Холодный чай? Мороженое?
— Сделай мне ламинирующую маску с тройной фиксацией кончиков, — продолжил выеживаться Хкраш, — и виски лесенкой на девять разных длин.
— Иди уже, ввссыысшш, — грозно шикнула бабушка, — сейчас ВСЕ заламинирую, дорогой!
Дон Хуан Луис де Аргинаро вежливо отказался от кофе, чая и мороженого, представив, как в ювелирном, вместо любования красотами камней, будет думать исключительно о посещении гальюна.
В магазине для них уже подготовили эксклюзивный выставочный зал, дабы иные покупатели под ногами/хвостами не шастали, не отвлекали выгодных клиентов от покупки.
Покой, лёгкая музыка, удобные канапе для человека. Нагам — высокие мягкие подушки, в изобилии по всему залу. Выбирай хоть до конца света, никто и слова не скажет против!
«Что, что же подарит мне Луи? — мучился предвкушением Хкраш, нервно дёргая себя за ламинированную косу. — Страстный рубин? Звездчатый сапфир? Сияющий искрами света бриллиант? У него такие сладкие губы, словно ягодки, ах!»
Представив, как этими самыми губками милый Луи целует то, что у нагов в двойном размере предусмотрено природой, Повелитель едва не забил на мэрию и кольцо. Но дядя! Вон как зыркает на них, лично ему, Хкрашу, ещё и клыки показал, дождавшись, покуда Луис повернется спиной.
Убежать никак не выйдет, прихватив Луиса в ближайшую гостиницу. Жизнь зла, это уже однозначно!
— Все изделия, — разливался соловьём менеджер, — представлены в единственном экземпляре! С паспортом и сертификатом уникальности, произведения известнейших мастеров современности!
— Почему ЭТО не берут тогда, уважаемый? — встрял Хкраш, позабыв о совести. — Судя по количеству представленных колец, мастеров уникальных в Мексике — словно не резанных собак. Я отсюда вижу не меньше, чем три сотни!
Дон Хсарумо отвернулся к стене, печально покачав головой.
«Я мало уделял внимания детям, — покаялся вице король сам себе, — неужели они таковы же, как и племянник? Полное отсутствие манер!»
— Нам нужны работы Мануэля Перро, — четко обозначил цели дон Луис.
Желание наступить Хкрашу на хвост было столь неистовым, что доктор не сдержался, впившись зубами в собственные пальцы. Боль отрезвила разум и сняла нервное напряжение у человека, приглушив мысли о членовредительстве.
Все змеи из семьи Повелителя были ядовиты без меры, что интриган Хмаарси, что двоюродная бабуля Берта. На их фоне Хсарумо ангелом с крыльями белыми смотрелся, хотя и был жестокой личностью с самой, что ни на есть, мрачной репутацией. Зато, блин, не тролль!
— Ваш размер, счастье мое?
«Размер? О чем это Луи спросил? — задумался Хкраш. — Хотя мы в ювелирном! О пальце, конечно, а я уже настроился на иное.»
— А какие есть, милый? Я подумаю, — очаровательно мурлыкнул змей, строя глазки менеджеру.
Тот сразу скуксился и перебежал на сторону дона Луиса, отгородившись человеком от развратного нага. Хкраш удовлетворённо зашипел, в одну минуту достав ни в чем не повинного парня.
«Им явно нужна жена, — пробило пониманием вице короля, — женщина дисциплинирует характер мужика.»
Представив свою третью жену Лауру с кнутом в руках и при черном лаковом лифе (вместо вечного планшета и джинсовой распашонки), Хсарумо развеселился и начал хихикать в кулак.
Кольца работы Перро были столь прекрасны, что Хкраш язык проглотил от восхищения, мигом растеряв всю свою неуступчивую наглость. Луис явно видел в нем родственную душу, второе я, с которым возможно делить одно сердце на двоих, раз предлагал ТАКОЕ изумительное волшебство!
И стоило оно, естественно, как целых два состояния, являясь драгоценностью в истинном смысле слова — дорогостоящей вещью даже для сильно богатого Хкраша.
— Вы продали собственность, Луи, ссссыыссш? — тихим голосом вопросил Повелитель. — Не стоило…
— Почему? — ответил дон Луис. — Это знак неразрывного единства между нами до конца дней. На десять тысяч и более лет!
И добавил, научившись ехидству у мужа:
— А если что и произойдет с вами, к примеру, на войне, я все равно унаследую огромное состояние!
— Точно-точно, — заржал вице король, хлопнув сеньора де Аргинаро по спине, — если он, предварительно, все деньги не пропьет!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 09.06.2021г. Ольга Михайленко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3102109

Метки: драконы, сказки, любовь, наги, фантастика,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


















1