Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Жестокости- нет!


Жестокости- нет!
Друзья!

Сначала новости из мира людей и животных.

"ВИД ЖИВОТНЫХ, с трудом переносящих жару, довел до слез девочку-подростка, которая пришла в передвижной зоопарк «Сафари», бросивший якорь в Тракторозаводском районе Волгограда. Как сообщает ИА «Высота 102», девочка увидела ранки на голове у тигренка, а тяжело дышащие тигры и еле передвигающиеся на 40-градусной жаре белые медведи вызвали у нее бурю эмоций. Как стало известно информагентству, в шоке от увиденного и другие жители города, которые посетили зоопарк. «Животных очень жалко, они еле переносят такую температуру. От клеток идет сильный запах, мы подозреваем, что они редко чистятся», - рассказали волгоградцы, которые собрались идти с жалобой в прокуратуру района, чтобы проверить зоопарк на предмет жестокого обращения с животными. 
Напомним, в Госдуме РФ обсуждаются поправки в российское законодательство о запрете передвижных зоопарков и цирков". https://v102.ru/ 
***********
"ТРЕТЬЕГО ИЮНЯ июня с.г. 12 цирковых животных Российской государственной цирковой компании приехали на постоянное местожительство в крымский сафари-парк «Тайган».

4 льва, 3 бурых медведя, 2 леопарда, 2 пеликана и 1 тигр. Все эти животные – жители передвижного зверинца «Сафари», не так давно прекратившего своё существование. И все они – цирковые артисты, которые вышли на пенсию.

«Парк «Тайган» является лидером по безупречному содержанию животных за чертой города, – сообщил генеральный директор Росгосцирка Сергей Беляков. – Здесь все звери получат климат, близкий к естественной среде обитания, полный пансион и регулярное ветеринарное обслуживание. А главное – постоянное внимание людей. Это то, к чему наши питомцы так привыкли».

В начале мая в Крыму было подписано соглашение о сотрудничестве между Российской государственной цирковой компанией и Тайганом, в рамках которого цирковые животные получат возможность после завершения «карьеры» по возрасту уезжать на заслуженный отдых в сафари-парк. Первыми артистами-пенсионерами, поселившимися на юге страны месяц назад, стали индийские слонихи – участницы циркового шоу «Большой Варшавский цирк». Сегодня парк пополнился новыми обитателями.

«Сразу после заключения меморандума была достигнута договорённость, что именно эти 12 животных поедут в Тайган, чему я безумно рада. Несмотря на то, что артисты-пенсионеры будут содержаться в хороших условиях, мы уже скучаем по ним, ведь они – наши дети», – прокомментировала новость начальник Департамента развития и социальных проектов Дарья Костюк.

Забота о животных является предметом пристального внимания правительства Российской Федерации. В 2020 году вступил в силу закон об ответственном обращении с животными, в разработке которого принимали участие сотрудники компании «Росгосцирк». https://www.circus.ru/
**************

"В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ Золотухинский районный суд рассмотрел дело о продаже рогов сайгака. Его инициировал местный прокурор. Он просил признать запрещенной к распространению на территории России информации о торговле этими самыми рогами. Сайт, на котором были размещены сведения о продаже рогов сайгака, был обнаружен в интернете. Соответствующий административный иск в защиту неопределенного круга лиц тот же отправился в суд.

Сайгак – дикое животное, занесенное в Красную книгу РФ, которое охраняется международным договором...

- Посетителям сайта предлагается приобрести рога сайгака, при этом установить собственника указанной страницы в ходе проверки не представилось возможным ввиду того, что указанный на официальном сайте номер телефона предназначен лишь для общения по поводу вопросов разъяснения порядка заказа, - рассказывают суть истории о рогах в пресс-службе Золотухинского районного суда. - Распространение указанной информации нарушает права неопределенного круга лиц, противоречит целям и задачам действующего законодательства и подрывает основы конституционного строя, нарушает права и законные интересы Российской Федерации.

В итоге суд пошел навстречу прокурору и признал информацию о продаже рогов запрещенной к распространению на территории России. Решение в законную силу еще не вступило". https://46tv.ru/

...Други!
Единение светлых сознаний - великая сила! Мне кажется, что все больше россиян просыпаются от равнодушной спячки по отношению к истребяемым диким животным.
Создан и активно действует Международный благотворительный фонд помощи животным "Дарящие надежду". Он категорически против поправок охотничьего лобби Госдумы РФ.Ученые и общественность против охотничьего туризма в заповедниках и стрельбы вблизи населённых пунктов.
Об этом- ниже!

Вл.Назаров
*********
Эксперты, артисты об охотничьих поправках
Международный благотворительный фонд помощи животным "Дарящие надежду"

Российские ученые и общественность бьют в набат: законодательные поправки охотничьего лобби Госдумы ведут Россию к коллапсу
В Дарвиновском музее прошла пресс-конференция: "Жизнь под дулом ружья. Ученые и общественность против охотничьего туризма в заповедниках и стрельбы вблизи населённых пунктов". 
Спикеры: Софья Розенфельд, биолог-орнитолог, Ирина Новожилова, биолог, президент Центра защиты прав животных «ВИТА», Елена Иванова, зам руководителя рабочей группы Общественной Палаты Москвы, Светлана Сафонова, директор Международного благотворительного фонда помощи животным "Дарящие надежду", Виктор Ханыков, психиатр, специалист МНИИ психиатрии Минздрава России. Часть докладчиков принимала участие он-лайн или в виде видеообращения (артисты): Светлана Немоляева, Алексей Фатеев, Любовь Руденко, Татьяна Орлова, Сергей Рубеко, а также Григорий Гладков (видеобращение):
Пресс-конференция открылась 6 -минутным роликом «Российские звезды против охоты»
Цитаты оттуда:

Григорий Гладков:  «У нас страна вообще получилась … для пацанов среднего возраста - Россия такая вот. Во-первых, они все беременные, они спорт все очень любят, ходят в трениках, но при этом они беременные все - на седьмом, восьмом месяце, девятом кое-кто.  У них праздников много - пиво, выборы... «типа там».
А поскольку одно полушарие работает, то от этого растопыриваются пальцы. Вы думаете, почему - потому что два полушария у человека, одно у них отрублено. Оно отвечает за доброту, юмор, искусство - этого нет. Ещё они любят охоту, рыбалку, охоту больше, бани... где они пьют водку, а потом - девочек. ..»
 
Софья Розенфельд, биолог-орнитолог: «Первое, что говорят лоббисты от охоты: мы же охотники, мы не браконьеры! А в чем отличие охотника от браконьера? Браконьеры нарушают закон. И что они (лоббисты) сделали? Они написали браконьерский закон, пролоббировали его через Думу, и теперь они - красавцы, они охотники, а не браконьеры! Только забыли сказать, кто писал этот закон и то, что он, по сути своей, браконьерский… И вот сейчас, 31 августа, вступают в силу эти поправки к законам, которые господин депутат Резник, подталкиваемый клубом горных охотников, сделал».
«Второе – «Ах, мешает нам Красная Книга стрелять во всё, что шевелится? Прекрасно, исправим!» И были приняты поправки в два закона – в закон «О животном мире» и закон «Об охоте», говорящие о том, что «Теперь вы, дорогие ученые, никакое животное в Красную книгу не внесете больше никогда! Потому что, чтобы это сделать, нужно данные государственного учета, которого у нас в стране нет и которые доказывают, что численность вида сократилась на 50% за последние 3 года. «Мешает нам Красная книга стрелять краснокнижных животных в заповедниках? Окей, больше не будет у вас, ученых, Красной книги!», «Заповедники мешают? Хорошо, не будет больше и заповедников!» 
«Создана петиция, набрала 70 тыс. голосов, в которой высказывается обеспокоенность тем, что по принимаемым поправкам можно отчуждать любые территории, в том числе и особо охраняемые, для чего угодно – для строительства туристических комплексов, для элитных охот, для чего хотите… Вот что происходит».
«Если раньше были так называемые научно-технические советы при Минприроде России и многие вопросы обсуждались учеными-экспертами – ни теми, кого они сами назначат, а реальные специалисты, которые работают с данным видом и по данной теме, а сейчас этого нет уже много лет. И это означает, что все эти поправки протаскиваются втихаря, одобряются без научной экспертизы, решение Российской Академии наук теперь имеют вообще какой-то рекомендательный характер, если к ним еще кто-то будет прислушиваться. И самое печальное, что вот это Министерство природных ресурсов, в котором есть Департамент охоты, Департамент особо охраняемых природных ресурсов, в котором мы раньше довольно продуктивно работали и который раньше нас всегда приглашал для обсуждения различных научных вопросов, теперь мы видим просто невооруженных взглядам что там происходит.  Дума спускает в Минприроды Приказ: «Вот так сделать и не рыпаться!» И направили туда совершенно некомпетентных людей, которые просто сидят и тупо пишут, что им сказали. Без всякого обсуждения с общественностью, без всякого обсуждения с научным сообществом. Компетенция этих людей ужасна! То есть если почитать те же Правила охоты – нашу боль, которую они выпустили – так там буквально… они даже запятые правильно не смогли расставить, и смысл был искажен катастрофически. То есть никакого диалога между наукой, общественностью и властью в плане охоты больше нет»
«Я даже думаю, что Бывшего министра природных ресурсов, с котором у нас был очень хороший диалог, убрали не просто так. И сейчас мы находимся в каком-то таком вакууме. И печально то, что мы ничего не можем сделать. Мы не понимаем куда обращаться. Точка. Мы не понимаем логики процесса. Идёт какой-то такой рейдерский захват просто вот всего. Вот хочу, а всё что мне мешает, будет уничтожено любыми способами».
«Ни в одном государстве группа из 10-15 человек не может рулить природными ресурсами! И не может их разваливать, и не может разваливать природоохранное законодательство! Невзирая на весь предыдущий опыт мировой, российский, опыт Советского Союза, просто всё крушить, потому что «я хочу здесь и сейчас стрелять всё, что шевелится!». Вот что мы наблюдаем, как учёные. Все диалоги были закончены 2 года назад. Больше не было ничего».
«Мы вот вам кинем кость, Вы же ученые, вы нищие - а вы нам всё напишете, как надо!». Мы не напишем, как надо!  Вы должны были бороться за то, чтобы государство платило нормально науке и заповедникам, системе особо охраняемых природных территорий. А вы сейчас нахрапом пытаетесь вот этим швырянием костей на кладбище, грубо говоря, на остатках разваленной науки, уничтожив одну из лучших природоохранных систем в мире, которая была в России, что-то добиться. Это будет ненадолго и животный мир России этого удара не перенесет».
«Вот так вот не надо: «Мы вам 30 млн, а вы нам шесть краснокнижных баранов под выстрел!». Нет. Надо. Я призываю всех не пожалеть и потратить 10-15 минут, чтобы вникнуть во все эти проблемы и писать, писать, писать массово. К сожалению, все другие способы мы перепробовали. Ничего не работает. Мне кажется, что только массовые обращения граждан способны хоть как-то вообще помочь».
Ирина Новожилова, биолог, президент Центра защиты прав животных «ВИТА»: Я в одном лице и биолог, и общественник. И уходила я из науки в 2002 году. Когда развалилось всё так, что нам директор говорил: «Прыгайте научные сотрудники через турникеты, если денег на проездной нет!».  Я вот это вот всё наблюдала что происходит, 27 лет я уже в общественном движении. И вот все эти процессы пришли к нам с девяностых. Григорий Васильевич Гладков в ролике очень хорошо сказал: «У нас страна получилась для пацанов среднего возраста. И вот в этом то вся и проблема и это и определило вектор развития, и усугубление идет всё дальше и дальше. Я даже не знаю помогут ли петиции. Я верю что этот исторический тупик должен когда-то завершиться. Страна просто падает, идет деградация полная».
«Первое, что мы узрели в 90-х, сделав запрос, что стала разрастаться сеть охотничьих магазинов. Такого не было никогда. Я живу на Юге Москвы, и очень хорошо знаю свою улицу, знаю, что было всего 2 охотника. Не было в таком количестве охотников, особенно в городах. И вдруг вот этот подход снобистский такой, охота чуть ли не в культ возводится. Появляются пропагандисты на экранах: Никита Михалков, Павел Гусев, Сергей Караганов. И это причем вот такие виды трофейной охоты. Дальше мы сталкиваемся со стрелками из пневматики. То есть это уже те, кто в городе стрелял по всему живому, вывешивал фотографии как «апофеоз войны» Верещагина, горы трупов. Но я тогда подала на них в ген. прокуратору, мало им не показалось, их привлекли.  Мы тогда еще могли как-то влиять. Но что происходит в это же время: власти не принимают федеральный закон «В защиту животных от жестокости», в котором были все 5 сфер использования человеком животных. 106 народных артистов били челом Путину, когда он его не принял, наложив на него вето. То есть этот закон прошел все чтения в Госдуме, он прошел Совет Федерации, оказался 3-го января 2000 г. на столе у нашего президента, он тогда еще был исполняющим обязанности, он его не принимает. Дальше были акции протеста, подписи по всейРоссии… А в этом законе была огромная глава об охоте. И она предупреждала очень многие последующие привнесения охотничьего лобби. Если бы тогда его приняли… Я так понимаю, что поэтому его и не приняли».
Уже видимо охотничье лобби стало формироваться. И во всем это мы уже видели в 2009 году. Также летом, вдруг за одну неделю, абсолютно коррумпированный закон принимается заинтересованной верхушкой. Закон «Об охоте».  И мы проводим акции протеста, пресс-конференции в Интерфаксе. Я зову  Александра Александровича Никольского, мэтра заповедного дела, который этот закон в щепки разносит, говорит «Это караул!».  Они легализуют абсолютно все. Там в одном месте написано, что охота должна вестись гуманными способами, в другом месте - это холодное оружие, пневматика, капканы. Мне было удивительно, как они это себе представляют. Пневматика, там если даже 75 джоулей, это все равно подранки. А капканы уж тем более. Дальше там и охота в заповедниках, причем любительско-спортивная. 12 страниц только о коммерческих охотничьих соглашений. То есть абсолютно коррумпированный закон. В перечне животных, на которых допустима охота, там даже овцебык, вид, который выводился в Якутии».
«И вот с этого момента они идут все дальше и дальше. Там же все происходит по стратегии “путай путай”. То есть аккуратненько, по пунктикам вносятся небольшие правки в разные законы. Например, как лобби легализовало притравочные станции? Где-то они внесли понятие натаски и нагонки. Дальше они пытались доказать, что вот эти объекты, искусственные норы   - это объекты охотничьей инфраструктуры - до этого так не было. Дальше охота с собакой, где была путаница: цель или средство собака. Потом нам аппарат президента в 16-м году говорит: «Мы запретим контактные притравки, там где животное действительно может растерзать собака, лису барсука или енота, например. А бесконтактные, где есть понятие ширмы, мы легализуем. Я им объясняю, что нет, они и те, и те незаконные абсолютно! Это незаконные объекты, деятельность которых нарушает восемь законодательных актов! Сейчас, по сути, пойдя по пути легализации так называемой бесконтактной притравки, они по сути прописали это в законе».
 «Дальше - больше.  Легализована стрельба из луков и арбалетов. Дальше - вольерная охота, против которой 26 ученых направили подписи. Абсолютно фиолетово - как бы проигнорировали, и никого не пригласили.  Ну все идет вот таким путем. Дальше упрощение вывоза оружия за рубеж. Издание daily storm сделало два дня назад статью, поясняя, в чьих интересах, и для какой узкой группы лиц это делается. Там опять Лебедев, опять Резник. Дальше в уже в 18-м году Резник просит разрешить стрельбу на краснокнижных животных. Дальше - упрощение получения охотничьих лицензий. Дальше  - изменения границ ООПТ (охраняемых природных территорий). Ну и вот стрельба уже на территории сельхозугодий, то есть вплотную они уже подходят к населенным пунктам, когда уже небезопасно для людей будет.
Я не знаю, как эту проблему решать, я жду, что исторический тупик должен когда-то закончится. Ну должно как-то России повезти..  Должно когда-то закончится вот это время, и страна как-то начнет выбираться, залатывать дыры и выходить на другие рубежи».  
Елена Иванова, зам руководителя рабочей группы Общественной Палаты Москвы по вопросам, связанным с животными в городе: «Я уже 10 лет не знаю, как нам быть. Напряжение все нарастает и нарастает, и новые, и новые проблемы приходят. Вот, с охотничьим азартом - Дума, а Совет Федерации ей дышит в спину и подталкивает, потому что там вообще на 99% - охотники. Когда голосовался Закон о запрете притравок, Матвиенко, с трудом в трех чтениях его согласовала, а сенаторы высказывались очень агрессивно против этого закона, и Матвиенко, я видела этот кадр, она сказала: «Что, у меня тут одни охотники, что ли!? Неужели нет ни одного зоозащитника?».
«Делает все одна и та же группа депутатов, ручных, прикормленных, для которых это страсть, удовольствие и которые никакого удовольствия не видят, кроме как убивать и фотографироваться рядом с трупом. Вот это, интеллектуальная слабость, неразвитость, как хотите, это называйте. Хотя, вот Михаил Виноградов называл это психическим расстройством.
«Значит, «гнали» сначала лук и арбалеты, потом вольерную охоту, против чего мы протестовали. Аргументом было то, что мы привлечем к себе инвестиции, что к нам поедут стрелять охотники с запада за большие деньги, потому что там, это запрещено. Вот совершенно бесстыдно! «Там запрещено», и никто не задался вопросом: «Почему?» Исходя из каких нравственных категорий и понятий общечеловеческих там – это запрещено, и почему здесь они распорядились тем, что принадлежит всем? Животный мир – это достояние не только нынешнего населения, но предыдущего и будущего. Почему они распорядились?
«И вот замороченный, сформулированный закон «о внесении изменений в отдельные законодательные акты в части регулирования рекреационной деятельности на особо охраняемых природных территориях». Вот кто из населения может разобрать что такое «рекреация»? И наши ученые лингвисты, и зарубежные, до сих пор, однозначной трактовки этого слова не дают, они не сошлись в этом. В архитектуре – это помещение, в русской, дореволюционной литературе – это перерыв между занятиями, в принципе, это восстановительный отдых, после тяжелого трудового дня или рабочего периода. Собственно, особо охраняемые природные территории для этого и предназначены, то есть, ландшафтотерапию никто не отменял. По аналогии со словом «реновация», которая дословно – восстановление без повреждения структур, а в результате ее превратили в сплошной снос и уничтожение городов, в этом законе хитро зашифровали путанными, нерусскими словами следующую суть:  «Особенности организации рекреационной деятельности, в целях осуществления любительской и спортивной охоты на особо охраняемых природных территориях». И все, все ради чего это делалось! В пояснительной записке, не скрывая, они написали, что это делается в защиту гарантий инвесторов, которые собираются заниматься на этих площадках организацией, развитием, эксплуатацией инфраструктуры. То есть то, что было нельзя «протащили» и никто, ничего, толком не понял».
«Комитет по природным ресурсам с Николаевым, председателем этого комитета, с особым цинизмом «гонят» эти законы. Именно через него протаскивают эти законы античеловеческие, антиэкологичные. А Николаев у нас, не просто закончил МАДИ Ташкентский, он в 2014 году закончил Православный Университет св. Иоанна Богослова. Вот так трогательно, возглавляющий комитет принимает античеловеческие, не гуманные, убийственные, просто постыдные законопроекты. Как можно говорить, что убийство спасет экологию?! Вот до чего они договорились, что убийство спасет природные ресурсы! Я не знаю, как это можно в 21 веке! Мы все сумасшедшие что ли?! За кого нас вообще принимают?! Даже церковь, вздрогнула от этого кошмара и один из представителей Синода Илларион сказал, что может быть мы как-то прекратим позволять и разрешать охоту как развлечение, может как-то ее ограничим?! Первое воскресенье сентября объявлено Священным синодом русской православной церкви, днем особой молитвы о Божием творении. В храмах в этот день молят об экологии и животном мире и главный законодательный эколог  нашей Государственной думы, выпускник Православной университета, «гонит» вот эти законы, закон за законом. И после этого, в ответ на нашу петицию, он написал статью, где он говорит: «что вот эти деятели культуры – тупоголовые, они вообще не привыкли читать», он высказался мягче конечно, - «они просто повинуясь стадному инстинкту, не прочитав, ничего не поняли». Но я хочу сказать, что в недрах Думы, которая абсолютно послушна и абсолютно ручная, даже у них, при голосовании за законопроект, разрешающий охоту в 30-ти км зоне, проголосовали «за»- 299, «против» - нашли в себе мужество проголосовать 97, «воздержались» - 53, которые струсили и спрятались.
«По закону о стрельбе в 30-ти км зоне, несмотря на то, что Комитет по аграрным ресурсам дал отрицательное заключение, робко выступив за то, что все таки может остановимся на 5-ти км зоне, и попытался защитить права земледельцев, собственников сельхоз угодий, говоря о том, что это очень опасный вид деятельности, что у них вытаптывают посевы, что они страдают, что нельзя этого делать, что опасно будет заниматься огородничеством и так далее. Даже эти аргументы не приняли, отложили и все!
«И еще один законопроект, который тихонечко пока прошел первое чтение, но его, по всей видимости, тоже примут. В 2018 году, Госсовет Татарстана вынес законопроект о повышении возраста, с которого можно подавать документы на разрешение на владение оружием - до 21 года. Спустя 2 года появился Казанский стрелок. Та же самая группа депутатов, тот же самый православный выпускник Николаев, те же Резники. Этот проект даже рассматривать не стали, он не прошел первое чтение. Зато первое чтение прошел замечательный законопроект 810-787-7 «о понижении с 18 до 16 лет возраста, с которого можно получать разрешение на оружие». Более того, этим законопроектом вводится понятие «разрешение на использование оружия», то есть, это значит, что не нужно покупать и регистрировать свое собственное оружие, можно взять просто и пострелять. Но это, я извиняюсь, не охотничье лобби, это уже пропаганда идеологии убийства! Население приучают к этому, это становится нашими буднями, повседневностью. Идешь, едешь, сидишь – за окном будут все время раздаваться выстрелы. Все время там кого-то убивают. То есть, люди, которые от этого страдают и испытывают боль и ужас – они будут страдать постоянно и будут чувствовать себя униженными».
«Остальную часть населения приучают к тому, что это круто, это хорошо, это престижно. И себе они готовят всю Россию, разделив ее на охотугодья, а нам они готовят  казанских и керченских стрелков, потому что уже второе, а дальше уже и третье поколение молодых людей, не обремененных ни нравственными ценностями, ни особой моралью, ни воспитанием. Когда все обсуждали казанского стрелка говорили: «о, воспитание, куда-то мы потеряли, давно потеряли». И вот эти молодые люди, которые брошены, обижены, не востребованные, ущемленные – они идут по Достоевскому доказывать «тварь я дрожащая или право имею». И идут они не в элитные клубы, не в поместья этих деятелей с православным образованием, а идут в школы, там, где дети, там, где люди менее защищены, в колледжи, идут на улице из окон стреляют, обиженные, разозленные, неуправляемые. И никто не знает, куда повернут их стволы завтра. Никто не знает, что будет с населением, приученному к тому, что убийство – это хорошо, к тому, что его страна стала территорией убийства. Никто не знает, что будет с нами завтра. Это называется нравственной пандемией и никаких прививок от нее нет и не будет. Я не знаю, что делать! Как этого не допустить? Как остановить горстку этих мерзавцев, которые совсем сошли с ума, обнаглели, которые не уважают ни народ, ни его культуру, ни историю, ни территорию, ни науку, ничего не уважают! Они совсем с ума сошли и сорвались с катушек. Я надеюсь, что может быть жизнь их как-то остановит, потому что дальше продолжаться падение не может!»
Виктор Ханыков, психиатр, специалист МНИИ психиатрии Минздрава России:.«Что касается медицинской оценки - я не буду давать медицинской оценки, потому что медицинской оценке охота не подлежит. Когда я стал работать, несколько лет работал судебным экспертом-психиатром в институте Сербского, первое, что мне сказали - не считай, что жестокость, и даже особая жестокость, является признаком болезни. Подонок - это не диагноз, это свойство человека. И в данном случае мы ведём речь именно о том, что охота является одним из проявлений этого подонства. Потому что, если мы говорим о мужестве и о том, что это мужское занятие, то получается, что мужское занятие - это убивать беззащитных живых существ, которые не в состоянии не то, чтобы оказать адекватное сопротивление, но и не в состоянии уйти или убежать от современных методов и видов их уничтожения».
«Да, огромное количество людей в истории человечества, из таких известных и даже может из замечательных, исповедовали охоту, как форму время провождения, и опять-таки мужественное занятие и т.д. Но правда на каком-то этапе, особенно на пещерном, это действительно было мужественным занятием. Ну наверное мужественно выйти с рогатиной на медведя, да даже не с рогатиной, а с голыми руками. Не все традиции надо сохранять».
«Приучение народа к убийству – это и есть «фашизация сознания». Это «То, что мне не нравится или то, к чему я равнодушен – я имею право уничтожить». Рощи не нравятся, мешают застройке – вырубить. И мы видим каждую секунду это вокруг нас. Это нарастающее наплевательское отношение ко всему тому, что мне не нравится, значит я это буду уничтожать. Все, кто ниже меня, я могу что угодно с ними делать, вплоть до того, что их убивать. Вот этой терминологией и надо пользоваться (фашизация)».
 
Татьяна Орлова, Заслуженная артистка РФ: «У меня вопрос. Вопрос к людям, которые проголосовали в 3 чтении за этот закон. Ну у них же наверняка есть дети, у многих есть внуки – маленькие люди. И вот представьте себе если соседский мальчик принесет и будет хвастаться убитой кошкой, собакой… Эти люди похвалят его? Скажут, что это достойно подражания? И чтобы их внуки совершали подобные действия? Я сомневаюсь».
Светлана Немоляева, Народная артистка РСФСР: «Чисто по-человечески, я считаю, что допускать это нельзя. И, конечно, я подписалась под письмом, обращенным к Владимиру Путину. Нельзя допускать возможности расширения круга этой охоты, расширения этого, как говорится, анклава и возможностей этих действий. Во-первых, это небезопасно. Не далее, как вчера включила телевизор, какого-то опять полоумного человека показали, который из ружья расстреливал с балкона людей, попал в девочку, в других людей. Но это же ужасно… Не все же психически нормальные люди, а имеют оружие. В Советском союзе к оружию относились очень не просто. Пойди, попробуй добудь себе оружие и иди стреляй в лесу – это не разрешалось! И правильно делали! Поэтому я вот обращаюсь – если меня кто-то услышит – из властьимущих или из тех людей, от которых зависит это решение, чтобы они не делали это, чтобы они сохраняли природу.
Сергей Рубеко, Заслуженный артист РФ: «Я могу говорить о своих личных впечатлениях. Я не охотник. Друзей охотников у меня нет. Как я сталкиваюсь с понятием «человек с ружьем»? У меня есть домик в деревне, в Заокском районе, где когда-то был колхоз, были поля… Сейчас колхозы поразвалились, никто эти поля почему-то не засевает, они очень быстро зарастают. Много зайцев появилось, и естественно – вслед за ними – появились люди с ружьями. Я могу утром или вечером выйти за околицу и стрельба стоит.Я боюсь с собакой прогуляться по лесу, потому что ходят люди и каких-то зайцев или лис (не знаю кого они там расстреливают).  Ноя -то иду… А вдруг у него ружье не туда поведет? Я этого говорю к тому, что лично мне, Сергею Рубеко, стало страшновато в последние годы. Это стало приобретать всё большие и большие формы.  Раньше были лесники, егеря, как-то всё отслеживалось. А куда все это сейчас делась – я не знаю».
Алексей Фатеев, актер театра и кино: «Главное, что люди, от которых зависят наши жизни – жизни людей обычных, которые не у власти и от которых мало что зависит, мы не принимаем решений. За нас приняли, за нас решили, и мы живем, мы подчиняемся, мы покоряемся… И самое страшное, что не стыдно и не совестно тем, кто принимает решения за нас.  То, что на сегодняшний день происходит с охотничьим лобби, с продвижением охотничьих разрешений, разрешением охоты на охраняемых территориях, на животных, занесенных в Красную книгу… И то, что территории охотничьи по законам, которые сейчас рассматриваются. Хотят расширить вплоть до практически впритык к каким-то жилым территориям, к землям сельхозназначения, к дачным угодьям, когда уже не только животные в опасности, о которых, как я понимаю, вообще уже никто не думает… В опасности люди, в опасности обычные граждане, которые выйдут на своем дачном участке в лес за грибами и ягодами с ребенком погулять и им может прилететь в башку стрела, потому уже можно и из арбалетов, и из луков охотиться и т.д. и т.п… Эта агрессия, она непонятная.  Такое ощущение. Что или в воду что-то добавляют, или распыляют что-то. А животные, они вообще… это существа, от которых вообще ничего не зависит, но скора и мы уже будем приравниваться к ним же. Потому что никаких прав у нас нет. Земли, которые на сегодняшний день могут использоваться под охотничьи угодья, их могут в любой момент… К человеку могут прийти на дачу и проложить у него посредине дачного участка какую-то новую магистраль, какую-то новую скоростную дорогу. Нигде в Европе нет и близко такого. Это частная собственность, там есть закон о частной собственности. И у тебя государство будет выкупать это, и будет долго с тобой договариваться, чтобы ты разрешил здесь что-то сделать.  У нас же деревни сносят! Стоит дорога и люди не могут с этой строящейся дороги заехать к себе в дом (я это знаю, потому что у меня друзья и родственники с этим столкнулись). А у них за домом лес. И вот в этом лесу будет охота! И куда людям деваться? У них не спрашивают, что делать? Я не понимаю, что делать с государством! В этом заинтересованы какие-то охотники – западные или европейские, и они заинтересованы сделать сафари парк из наших земель.  Ну да, инвестиции в наше государство. Где эти инвестиции? Они до нас не доходят, они расходятся по частным счетам, по карманам. Это такое отношение к нам, к людям.  Причем это разрешает наше государство? Вышестоящие органы разрешают. То есть человеческая жизнь, волеизъявление человека вообще ничего на значат в нашей стране, так получается? Сегодня охота на животных, завтра охота на людей и вообще ничего…никакой защиты, получается ты живешь в диком мире. И отсюда уже возникает вопрос: а хочу ли я, чтобы в этой стране жили мои дети? И дети вышестоящих наших товарищей, они здесь тоже не живут и не учатся. И идут они во власть, чтобы зарабатывать и содержать свои семьи, своих детей там, но не здесь. Поэтому почему бы им на нашей земле не устроить охоту? Вот это страшно. Если к нам, к творческим людям есть ли какое-то уважение или кто-то прислушивается, или имеет ли вообще какой-то смысл докричаться, достучаться, но просто хотя бы можно сказать. Хотя на сегодняшний день я понимаю, что и сказать не все можно. Но хотелось бы просто элементарно защитить этих несчастных животных, не говоря уже о людях, плохо живущих и как-то ограничить любителей убивать в их поле деятельности, потому что я, к примеру, не охотник. И мне вообще страшно, потому что я понимаю, что если ты сегодня убьешь животное, ты завтра также легко можешь поднять руку на человека. Мне также кажется. Никто не вправе ничью жизнь отнимать. Конечно, я надеюсь, что есть львиная доля людей, благодаря которым эта планета еще выживет. Но те люди, которым интересно вот это, интересен адреналин, получаемый вот таким способом, вот такое проявление силы – а это же ощущение своей власти – власти какой-то убогой человекоединицы, которая решила, что имеет право решать за кого-то. Это проблема общества в целом».
Любовь Руденко, Заслуженная артистка России: «Ничего ценнее, чем жизнь человека и живого существа, на свете нет. А когда люди совершенно не задумываются о рисках, которые наступают в момент принятия неосознанных решений, они, к сожалению, не думают о последствиях… Тот парень, который в Казани купил ружье. И потом у него что-то произошло, точка сборки сместилась, он насмотрелся каких-то видеороликов, и он пошел убивать, убил 7 человек. Наверное, он тоже не думал в тот момент, когда он покупал ружье, что оно когда-нибудь выстрелит. А вот как у Чехова – если ружье есть, оно должно обязательно выстрелить. Вот оно и выстрелило. И , наверное, давайте все-таки думать о последствиях, думать о том, что не дай бог шальная пуля попадет в ребенка, не дай бог в дедушку-бабушку, которые вышли ягодки собрать в лесу,  и он просто ползает по земле, потому что он не может выпрямить спинку, а в это время шальная пуля… но не видит она его, но вот оптический прицел не увидел, а в это время из кустиков поднимается бабушка или дедушка, или девочка маленькая, наклонилась, поднялась, а шальная пуля уже летит и вы не можете ее остановить. Самое страшное вот в этой ситуации, которая складывается, что подвергается опасности жизнь людей, которые совершенно не в теме, они не обязаны знать, что за эти 5 метров нельзя ходить собирать ягоды или грибы. А шальная пуля может перелететь и через забор. Сколько было ситуаций в жизни – я помню не одна история- когда вот так шальная пуля убивала либо взрослого человека, либо ребенка, либо старика и потом эти люди, которые стреляли, откупались, потому что они могут себе позволить такую роскошь, они богаты, у них деньги. Они за человеческую жизнь бабло платили, и за это бабло их отпускали из тюрьмы. Мы что сейчас вот такой закон примем, да? Для вот этих богатых, которые потом пойдут и не дай боже убьют шальной пулей живого человека, и они откупятся потом? Вот мозг-то включите!  Чтобы на месте этого ребенка не был ваш ребенок, вот вы, кто сейчас подписываете этот закон. А вдруг на месте этого ребенка, этой бабушки или дедушки, или женщины, которая пошла ребенка в лес искать, и ее шальная пуля убила, а она ваша жена. Вы сейчас это подпишите, да?»
https://www.change.org/
**************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
8 июня 2021 года.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 08.06.2021г. Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-3101294

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1