Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сын за отца


«Июль», — молодой актёр покатал во рту щекочущее язык слово, и оно мысленно перенесло его из сентября на полтора месяца назад. В другое место, далёкое и от чужой теперь Александринки, и от вечно сырого Питера. Илью уволили из театра. Ещё вчера ему казалось, что весь мир у его ног, и он крепко сжимает в руке удачу. И вдруг… «Как гром среди ясного неба, — подумал Илья. – В погожий июльский день».

***

Жаркий полдень. Илья едва поспевает за отцом, быстро шагающим по лесу.

- Пап, ну не беги. Я ж отстану и потеряюсь.

Но Владимира Петровича не остановить. Он, взрослый человек, маститый режиссёр, как гончий пёс несётся по берёзовой роще. Иногда натыкается на знакомые предметы и тогда останавливается, ждёт Илью.

- Смотри, в дереве вбитый крюк остался. От качелей.

Лесок граничит с посёлком, где прошло детство бати Ильи. Старый романтик ищет следы, которые время ещё не успело стереть с лица земли. Вот он обнаруживает овражек и спускается вниз. Сын включает камеру и снимает, как отец в роли экскурсовода расхаживает по дну оврага:

- До того, как построили бараки, мы жили в землянке. Это бывшая землянка. Не нашей семьи, но похожая… Ты не знаешь, что такое землянка? Большая яма. Она была накрыта брёвнами, листами железа и сверху засыпана землёй…Вот тут стояла скамейка, там - табуретка, железная печка с трубой, выходящей … хе-хе… на «улицу».

В его голосе появляется ирония.

- А тут было место для того, чтобы спать, читать книги…

Владимир Петрович бросает в сторону камеры насмешливый взгляд и продолжает:

… смотреть телевизор, играть в компьютерные игры…хе-хе...

Улыбка сползает с лица.

- На самом деле только читали книги, конечно.

- Пап, а где был вход?

Отец ёрничает:

- Дверь-то? Да вот тут. Металлическая. С электронным замком.

Он делает вид, что открывает её. Вдруг в глаза Илье бьёт яркая вспышка и на пару минут ослепляет его. Когда зрение возвращается, в овраге пусто. Илья чертыхается, быстро спускается туда, где только что стоял отец. На этом самом месте лежит прозрачный камень, формой и размером похожий на еловую шишку с острым концом. «Изумруд», - ахает Илья и сразу одёргивает себя: «Нет, не может быть. Просто цветное стекло». Однако находку суёт в карман.

«Стоп, - Илья прервал воспоминания. – Раз у меня есть «магический кристалл», то дело за малым – узнать волшебное заклинание и рассеять с его помощью злые чары». Грустная шутка немного взбодрила уволенного актёра: «Прорвёмся. Сейчас на память - селфи у театра - и «вон из Москвы», то бишь Питера.

***

Стоило Илье убрать телефон, как показная храбрость тотчас покинула его, и он, понурившись, поплёлся домой. «Безусловно одарённый, крайне востребованный…Слишком востребованный. В ущерб репертуару театра», - раздавался в ушах голос худрука.

«Если бы Фоменко знал, что дело вовсе не в моих съёмках в сериалах», - вздохнул Илья. Тогда после исчезновения отца он совсем потерял голову, запил. От безысходности. Надо было что-нибудь предпринимать. Но что именно, непонятно. В полиции рассказ о том, как на твоих глазах человек растворился в воздухе, сочли бы бредом. Да и чем там могли помочь?

Сейчас из-за встряски мозги прояснились. Илье пришло на ум посмотреть дневник, который он вёл с первого класса. Это была не только хроника его жизни, но и записанные им рассказы отца о прошлом. Илья полистал дневник, перечитывая только то, что касалось воспоминаний про родной посёлок, про школу, про соседей…Вот. Кажется, оно.

«В нашем бараке жил совершенно гениальный парень Витя Пронин. Общий любимец, выдумщик, затейник. Он делал маски на Новый год и ходил по комнатам, радовал нас, малышей. Кроме того, устроил качели из корыта на железных цепях...

Ему четырнадцать лет было, когда он погиб. Делал себе пистолет. (Это же послевоенные годы. А умелец был на все руки). Пистолет в его руках взорвался, и гвоздь влетел ему в живот.

Мы, ребятишки, стояли около крыльца. Витя бежал вдоль забора, держался за живот, руки были в крови. Потом он упал, а бабы перенесли его в коридор. Попросил пить и ему дали пить. Пришли мужики постарше, говорят: «Нельзя было давать пить. Умрёт». И Витька Пронин умер».

Илья помнит, как отец будто выдавливал из себя эту историю. Говорил отрывочными фразами. Покадрово. Казалось, картинки всплывали в памяти. Эпизод из детства заставлял большого Вовку страдать также, как полвека с лишним назад. Смерть «самородка» не давала ему покоя, словно он был виноват в ней.

***

Не умом, а по тому, как заколотилось сердце, Илья понял: здесь в этом событии закручивается всё-всё-всё. Исчезновение отца, увольнение из театра, а, может, и судьба планеты. Несчастный случай из далёкого прошлого будет постоянно наращивать новые звенья цепи, пока кольцо наконец не замкнётся.

Илья шлёпнул себя ладонью по лбу: как же он мог забыть! Ведь есть ещё загадочный камень, неведомо откуда появившийся в овражке.

«Изумруд», извлечённый из кармана спортивной куртки, покалывал руку электрическими разрядами. Илья повертел его так и сяк – никакого эффекта.

- Надо показать этот «булыжник» Степанову.
Однокашник Ильи после школы подался учиться в Московский энергетический институт, а сейчас работал на крупном радиоэлектронном предприятии инженером-разработчиком, создавал микроприборы для оборонки и космической отрасли.

Илья гордился товарищем. Степанов приложил руку к тому, чтобы шнырял сейчас по Марсу чудо-аппарат и искал следы жизни на Красной планете. Если кто и может разобраться в «изумруде», понять, что это за штуковина такая, то только Серёга. Он умеет глаза с мозгами соединить.

***

И вот Илья на проходной степановского «НИИ ЧАВО». Через прозрачные двери видна спешащая ему навстречу стройная фигура друга. Как изменился! Из скромного тихого «мастера-ломастера», вечно копающегося в технике, Серёга вырос в настоящего денди.

- Красавец! – обнимая приятеля, сказал Илья.

- Звезда! – той же монетой отплатил ему Сергей и повёл однокашника по бесконечным этажам и коридорам к себе в закуток.

- Ну, выкладывай, что там у тебя стряслось? – усаживая Илью за заваленный чертежами стол, спросил Степанов.

Тот положил перед ним таинственный камень и подробно описал обстоятельства его находки.

- Н-да, - ошарашенно произнёс визави и на время замолчал. Потом после паузы язвительно спросил:

– Деталь машины времени, никак?

- А вдруг?

- Ха! Да существует ли оно, это время? Вот в чём вопрос! Видишь ли, научная мысль дошла сейчас до такой степени сложности, что иногда недоступна пониманию. В какую-нибудь гипотезу можно только верить или не верить. А доказать или опровергнуть - фигушки, не получится. Уровень технического прогресса не даст... Ну так вот, в физике существует понятие «мнимого времени». Этот термин исключает из эволюции Вселенной её начало и конец.

- Стопэ... Это что ж получается? Временной хаос? И будущее может произойти раньше прошлого или столкнуться с ним лоб в лоб и как-то повлиять на него?

Степанов поморщился:

- Я думаю, в школе надо преподавать историю и географию, как один предмет. Ну, ладно, про системные недостатки нашего образования отдельный разговор. В общем, узко ты мыслишь, Илюха. Для тебя время – это часы, где на циферблате бегает по кругу нервная белка-стрелка. А ты представь себе другую картину, вроде глобуса. Точка отсчёта на ней будет выглядеть, скажем, как Северный полюс Земли. Короче, Вселенная не изменяется во времени.

- Дружище! Я конченый гуманитарий. Даже не пытайся мне ничего объяснять про ваши квантовые парадоксы. Бесполезно.

- Эх, а я хотел изложить тебе теорию твисторов, а ещё про спиновые сети могли бы побалакать, - ухмыльнулся Сергей. – Ладно. Прозябай в невежестве.

Илья грустно взглянул на товарища, не оценив его шутки:

- Я должен найти отца, и у меня нет других зацепок, кроме этого камушка. Покумекай над ним, пожалуйста.

- Ну оставляй, попробую «раскусить» твой «волшебный кристалл».

Через неделю Степанов вернул Илье «драгоценность».

- Камень неземного происхождения. Собственно, больше сказать особо и нечего. Окромя одного. Вот этот острый нос с гранями…В общем, похоже, что вещица ещё и рукотворная.

***

Дома Илья сел пересмотреть материал, отснятый в тот день, когда исчез отец. Вдруг какая-нибудь деталь прежде ускользнула от его внимания.

«Вот отец в овражке. Сейчас он будет открывать воображаемую дверь… Что там на заднем плане? Два дерева, напоминающие ворота. Когда-то давно здесь висели качели. От них сохранился только ржавый крюк…Батя так радовался, обнаружив его. Неужто портал? Надо ехать на это место», - решил Илья.

***

Сентябрь выдался сухим и тёплым. Над полем слоился туман, а небо было чистое и ясное. Всё вокруг казалось сказочным, особенно лес. Деревья в нём – заколдованные великаны. Сгорбленная старушка, ковыляющая навстречу Илье, – Баба Яга. Вот сейчас она спросит: «Куда, добрый молодец, путь держишь? Дело пытаешь, аль от дела лытаешь?». А он ей: «Бабуль, где тут у вас машина времени припаркована? Подскажи, сделай милость!»

«Яга» прервала его мысли:

- Ты чей же будешь? Вовкин сын, никак? Сходи, внучек, к отцовскому дому, положи на порог хоть конфетку. Ведь не был там, поди, ни разу?

Илья так и сделал.

От барака остались только стены. Рядом с развалинами – два вековых дуба. В стволы вбиты большие железные крюки. «И здесь качели. Их Витька Пронин смастерил для детворы. Помнится, об этом рассказывал отец».

Следопыт достал из кармана «изумруд» и нацелил его остриё ровно посерёдке между дубами. Перед глазами всё вспыхнуло. Илью подхватил световой поток, закружил в сияющем вихре, а потом исчез.

Путешественник обнаружил себя на лужайке роскошного парка перед красивым особняком. Из дверей парадного подъезда вышел отец на пару с солидным пожилым мужчиной. Владимир Петрович помахал сыну рукой.

- Это Виктор Пронин, - представил он своего товарища Илье. – Помнишь, я рассказывал тебе о нём? Вот он современный Кулибин. Тогда в бараке я, пробираясь поближе к раненому в живот Витьке, случайно толкнул бабу Нюру, которая несла ему воду. Стакан упал и разбился… А тут подоспели мужики. Отвезли нашего гения в больницу. В ней чудо-хирург работал, который всю войну в госпиталях оперировал. Спас он парня, с того света вытащил. Вон, смотри, каким Витька вырос!

Пронин согласно кивнул:

- Вырос, выучился. Сейчас академик. А на месте нашего барака дачу себе построил. Красивые здесь места. Лучше них ничего нет. Я-то знаю. Поездил по миру. А в бывшем райцентре теперь – столица. Мегаполис! Так что любой театр себе выбирай.

Илья, которому не давал покоя один вопрос, наконец задал его Пронину:

- Значит, вы из будущего прислали кристалл в прошлое, чтобы отец вернулся в своё детство и всё изменил? А оно потом уже подстроилось под новую данность?

- Насчёт «прислал» верно угадал. Этот прибор – что-то вроде ключа зажигания «машины времени". Хотя название - условное. Время предшествует бытию. Так что забудь ты про такие глупости, как будущее и прошлое. Есть вечность, есть мы, есть Рай. Наслаждайся!

Илья улыбнулся. Для полного счастья ему не хватало теперь только Евы.
­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 06.06.2021г. Рикардо Эфт
Свидетельство о публикации: izba-2021-3100545

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1