Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

О женском мазохизме. Попытка самоанализа.


­Результаты собственного самоанализа, предназначенное только для взрослых читателей, жаждущих не «клубничное чтиво», но нечто более глубинное. Если хотите, своего рода анализ своих эротико-энергетических переживаний и ощущений. Мне кажется, что в период коронавидного безумия это может оказаться кому-то полезным и интересным. Не судите строго. Искренне Анна Ермилова-Хольмквист.

Это тема, которая волнует и интересует меня уже много лет применительно к собственной персоне: являюсь я мазохисткой в обычном, общепринятом значении этого слова, или нет. Мне хочется попытаться четко разделить два аспекта: психологический и физиологический. С точки зрения психологии у меня напрочь отсутствует желание кому-то подчиняться, чувствовать себя «рабыней, принадлежащей некоему хозяину". Это не мое, это противоречит самой сути моего эго, для которого одной из важнейших черт, можно сказать определяющих, является чувство свободы, право выбора. Может даже в гипертрофированной форме. Но так уж воспитывали меня родители, считая что чувство внутренней свободы самовыражения, принятия решений, пусть и ошибочных, является абсолютно необходимым для полноценного функционирования меня как личности.

Другая сторона - это физиология. Но и тут не все так просто. Да я люблю боль, элементы насилия, причиняемые мне близким человеком. Здесь очень важно взаимопонимание, взаимное уважение и отдача. Впервые удовольствие от боли, физического воздействия на мое тело, я испытала лет в 14, когда отец периодически порол меня ремнем. Вообще то с ремнем я познакомилась в 12 лет, но пик гормональных бурь пришелся на 14-15 лет. соответсвенно и применение ремня. Порол отец основательно, до красных полосок на теле, остававшихся после очередного удара тонкого кожаного ремня. Но эти порки, достаточно регулярные, я не воспринимала как насилие над собственной личностью девочки-подростка. Это был самый простой и рациональны способ вывести меня из какого-то полубезумного состояния, в которое загоняла меня гормональная система. Тогда я еще не знала о половых гормонах, формирующихся в период полового созревания, но четко усвоила одну истину: чтобы прекратить безумную истерику, часто возникавшую на ровном месте, меня не надо пичкать какой-то медицинской химией, нанимать для меня жуликоватого психолога, а надо просто разложить и хорошенько выпороть, основательно разрисовать ремнем голую попку. Как говорится «дешево и сердито», зато такое лечение оказалось очень эффективным для моей персоны. Никакого насилия, унижения, я четко уяснила что периодическая порка мне просто необходима для поддержания душевного баланса. Почему-то считается что при телесных наказаниях один из «воспитательных моментов» состоит в необходимости обнажиться полностью или часть своего тела. Для меня, любившей ходить дома в одних спортивных трусиках такой проблемы априори не существовало. Разумеется перед экзекуцией я их снимала, заменяя на вошедшие тогда в моду G-стринги. В Дубровнике я в них загорала и ныряла, в Киеве в них меня пороли. Шутя я их так и называла, трусики для порки. Они скрывали промежность, самую неэстетичную часть моего тела, а я была страшной перфекционисткой и считала что все должно смотреться гармонично и эстетично. После получения ремня я любила любоваться аккуратными следами на своем теле. Наверное это какая-то аномалия, но меня следы от порки возбуждали и возбуждают до сих пор. Может своего рода психо-эстетический мазохизм или мазо-нарциссизм? В 14-15 лет, когда меня вымахавшую за год худую дылду отец порол на подлокотнике кресла я часто раздумывала о том, как я смотрюсь в ходе проведения медико-воспитательного мероприятия. Так иногда шутя отец называл порку своей любимой и единственной дочери. Вообще из порки не делали трагедию, это было прежде всего лечебное мероприятие, все равно как поставить клизму или сделать серию уколов. Вообще из порки не делали трагедию, это было прежде всего лечебное мероприятие, все равно как поставить клизму или сделать серию уколов. Иногда отец, после того как я выпоротая, принявшая душ, выходила из ванной вся счастливая и веселая, в приподнятом настроении, отец любил пошутить: Ну как, Анна Николаевна, полегчало? Я всегда готов помочь, обращайтесь если что... А иногда когда он особо усердствовал избавляя меня от душевных недугов, и следы оставались особо заметные, он мог погладить мою попку и спросить, не слишком ли он переусердствовал. Я всегда говорила, что все в норме, «приступ купирован» ( медицинских словечек я понабралась и любила ими пощеголять). Отца я просто обожаю. В те годы я просто мечтала, чтобы мой Мужчина был на него похож и внешне, и характером, и манерами.

Кстати о порке, отцах и дочерях. В свое время в Киеве у меня была подруга по спортзалу, девушка из Луганского захолустья. Как-то она мне поведала о воспитательных методиках своего «бати», как она ласково именовала отца. Когда девушка в 13 лет забросила учебу и стала получать регулярные двойки, отец принял решительные меры: стал пороть заблудшую дочь розгами, благо жили они в частном доме и березовых веников хватало. А когда Светочка попробовала на пару со своей кузиной травку, то одного воспитательного сеанса хватило на то, чтобы навсегда отбить охоту от всяческой дури. Отца своего она обожала и честно считала, что именно розги наставили ее на путь истины. Возможно. Да, а мазохисткой она не стала.

Иногда я сама нарывалась на порку, бывало и такое. Когда на душе тоскливо, весь свет тебе не мил, надо грубо нарушить семейные правила, установленные мамой, получить от папы хорошего ремня... и опять на душе становится хорошо и приятно. Я готова порхать, хотя еще каких-то пол-часа назад лежала на подлокотнике кресла, выставив оголенное тело навстречу ударам ремня. Меня не надо было «фиксировать», привязывать, я сама принимала необходимую «воспитательную позу", без особых эмоций переносила два десятка ударов ремня, узкого и хлесткого, идеально подходившего для порки. Мама постаралась подобрать для меня "правильный ремень», из мягкой кожи, достаточно узкий, как бы обнимающий тело при ударе. Как раз то что нужно для хорошей порки, и больно и следы быстро проходят...

С возрастом гормональные бури приутихли, ремень постепенно прекратил тесное общение с моими филейными частями.... но периодически желание отправиться на «любимый подлокотник» и получить хорошую порку возникало. Приходилось гасить свои желания, отец бы не понял моих намерений: папочка выпори меня ремнем, как раньше, моя попочка так по нему соскучилась. Но внутренняя потребность в порке сохранялась. Заниматься самобичеванием я не считала нужным, считая это бессмысленным занятием, подобрать себе партнера или партнершу для порки... это не мое. Я очень брезглива. C того времени уже прошло больше 20 лет, но до сих пор я вспоминаю подлокотник, ремень и полоски на своем теле с удовольствием, а тот самый подлокотник старого кожаного кресла не один раз служил предметом для моих сладостных утех уже с Кристианом, да и с Милли...Люблю разнообразие в сексуальных изысках.

Никогда так не бывает, чтобы никак не было. И ситуация разрешилась сама собой. В моей жизни появился замечательный скандинав, настоящий викинг, добрый, умный, толерантный. И где-то на пятый день нашего плотного общения в моей постели я попросила свое скандинавского чудо меня хорошенько выпороть. Именно выпороть, а не отшлепать. Общались мы по английски и я доходчиво объяснила ему, что моя попа нуждается именно в Belting-е, но никак не абстрактном Spanking-е. Кристиан оказался человеком понятливым и исполнил мое пожелание самым тщательным образом. Сперва он правда стеснялся, что его член возбуждается в процессе полосования моей попы, но смущение быстро прошло и «домашний дисциплинатор» оказался превосходным специалистом по порке, ничуть не хуже отца-хирурга, а даже намного лучше. В отличие от последнего, который полосовал мою попку ремнем из сугубо медицинско-педагогических соображений, не вкладывая в этот процесс никаких эмоций, с Кристианом наступил фулл-контакт. Это оказалось очень приятно, когда любимый мужчина, хлещущий ремнем испытывает от этого не меньше удовольствия, чем его «жертва». Получался своего рода замкнутый энергетический цикл: Кристиан порол меня, передавая при этом энергию эротического возбуждения, а в ответ получал от меня мои энергетические флюиды. Понимаю, что это звучит немного по-идиотски с точки зрения научного обоснования, но так оно и было, так оно и сохраняется.
Кристиан оказался креативно мыслящим человеком, весьма разнообразивший способы порки и орудия наказания. Именно он ввел в оборот добрые старые розги, о которых я грезила в период бурного гормонального роста. Но попросить отца, папочка высеки меня березовыми розгами, я понятное дело не могла. А здесь все получилось как само собой разумеющееся.

И вот тут я подхожу к самому животрепещущему вопросу: стала ли я мазохисткой в общепринятом значении этого слова. Да, порку я люблю, жесткий секс после порки обожаю, оргазмы при этом феерические. Но не приемлю связывание, стояние на коленях в углу, пощечины и затрещины. Кстати родители никогда не ударили меня по физиономии или по губам, никаких затрещин... То есть у меня четко очерченное поле того, что мне нравится и за пределы чего выход для меня табу. В этом плане для меня показателен фильм Ларса фон Трира «Нимфоманка» героиня которого утеряв оргазм обретает его вновь после жесткой порки кошкой-девятихвосткой в специальном салоне для женщин, снимающих психологические стрессы доброй старой поркой. Но сцены когда «наставник» хлещет героиню по физиономии лично у меня вызвали глубже омерзение и неприятие, несмотря на то что фильм в целом мне понравился. Хотя о вкусах не спорят...

Научное обоснование своих «специфических наклонностей, я получила от потрясающей женщины гинеколога, Доктора с большой буквы, благодаря которой я познала счастье материнства. Мы долго и откровенно с ней беседовали, я подробно и без стеснения рассказывала ей о своих сексуальных преференциях. А потом мы поставили эксперимент. Прямо на гинекологическим кресле она ввела в меня специальный зонд и довольно сильно отхлестала кожаной шлепалкой, можно сказать выпорола до состояния оргазма. И все что происходило в этот момент с моим женским естеством отражалось на экране монитора. Увидеть свой оргазм изнутри - в этом что-то есть. Для меня это был интересный эксперимент, для Доктора - способ увидеть решение проблемы. Потом было еще много всяких не таких интересных и ярких экспериментов, но результат налицо. У меня появился очаровательный сыночек, а за ним и второй.В беседах с Доктором мы затрагивали деликатную тему сексуального возбуждения от порки, оказалось что я отнюдь не белая ворона. Просто «это» считается постыдным и женщины подавляют свои тайные желания. Таких оказывается до 30 процентов. Правда женщин, мечтающих о сексуальном насилии, не игровом, а реальном, оказалось еще больше. Не спорю, о вкусах не спорят, но я в подобной ситуации постаралась бы нанести непоправимый ущерб мошонке насильника с ее содержимым. Несколько лет занятий тхэквондо и джиу-джитсу для девушек (есть и такое!)сделали из меня бесстрашную защитницу собственной телесной целости.

Самая загадочная вещь - это сексуальная энергетика. Кристиан мне рассказывал, что когда мы только начали заниматься «нетрадиционным сексом», он обратил внимание что после хорошей порки мое тело отдает ему большое количество сексуальной энергии. Энергия, которую он тратит полосуя мое тело ремнем или еще в большей степени розгами, возвращается к нему сильнейшим сексуальным возбуждением. И дальше по нарастающей. Квинтэссенция процесса - это одновременный оргазм. Такая своеобразная чувственная музыка, ассоциирующаяся у меня с Брандербургскими концертами Баха или кончерто-гроссо Вивальди.

О том, что я «сексуальный энергетический аккумулятор» я узнала лет в 17 или 18. Мы как обычно отдыхали в Дубровнике, но компанию нам составила сестра отца, моя тетя, живущая в Штатах и имеющая кабинет психотерапии. И вот когда мы нежились на солнышке, разумеется кроме трусиков бикини никакой одежды на нас не было, я намазала тете спинку , попку и ноги специальным кремом для загара. Мне она ничего не сказала, хотя я почувствовала сильнейший энергетический поток, когда втирала крем в ее ягодицы и бедра , но маме потом выдала: Лена, тебе пора срочно выдать Аню замуж, у нее сумасшедшая сексуальная энергетика, если она не найдет мужа, то станет лесбиянкой. Я от ее массажа испытала ощущения, как от хорошего секса. Тетя Маша и моя мама лучшие подруги.

Мама мне об этом говорила с юмором, а я ей в ответ напомнила, что это у меня наследственное от нее. Помнишь, когда ты после папиного ремня на сон грядущий лечила мою попку мазями с ментолом, а к утру следы от вечерней порки полностью проходили.. Ты себе не представляешь как мне нравились твои прикосновения и что я ощущала, когда ты втирала в исполосованное тело волшебное снадобье. Мама рассмеялась.

Разумеется о том, что когда в роли строгого домашнего воспитателя выступала она, а не отец, и хотя ремень был тот же самый, я не испытывала и доли тех ощущений, которые испытывала во время мужской порки я предпочитала скромно умалчивать. Я четко придерживалась мнения, что пороть меня обязательно должен мужчина. Отец, любовник или муж...До поры до времени.

А потом стало еще загадочнее. Я познакомилась с очаровательной Милли, моим настоящим дуалом-двойником. Я знала что у каждого человека обязательно есть свой двойник и если они найдут и повстречают друг друга, то это будут удивительные отношения. Так и получилось. Я была единственным ребенком в семье, после моего рождения, «буйного младенца» по словам мамы, она больше не могла иметь детей. Сестры, близкого человека мне очень и очень не хватало. И вот такой человек появился. Девочка из хорватской деревни, уничтоженной сербскими националистами, которой повезло. Ее подобрал англичанин, взял под свою опеку, вывез в Англию... а затем она стала его женой. Нет, стареющий англичанин не хотел моложого и прекрасного тела. получилось наоборот. Милли влюбилась в своего воспитателя и в критический момент предприняла решительные шаги.
Прямо как я по отношению к Кристиану. И вот несмотря на разницу в возрасте более сорока лет, они счастливы.

О тех новшествах и оригинальностях, которые Милли привнесла в нашу с Кристианом интимную жизнь можно писать много. Во-первых по просьбе ее законного супруга и с моего согласия Кристиан стал физическим отцом ее ребенка, физическим самым естественным способом, а не в какой-то пробирке. Более того я дала ей несколько практических советов, рассказала о преференциях моего Кристиана. Для многих такой мой шаг воспринимается как некий акт морального мазохизма, самоунижения. Но это не так, совсем не так. И рождение ребенка от моего законного супруга я восприняла как акт торжества логики и прагматизма, но никак не самоунижения. Да и с Милли мы стали еще ближе. Парадокс??? Для кого-то да, для меня и моих близких нет. Кристиана не убыло, Милли родила отличного здорового ребенка, все счастливы. И никаких моральных мук, терзаний. Кстати Милли я заразила «английской болезнью» причем в еще более острой форме, чем «страдаю" ею я. Вернее не страдаю, а скорее наслаждаюсь. Если кто не знает , английская болезнь - это привязанность к порке, потребность в ней. Весьма и весьма распространенная в пуританской Англии времен королевы Виктории. Система воспитания, основанная на широком применении телесных наказаний сыграла свою роль. Хотя во Франции использование французского мартинета (многохвостой кожаной плеточки) было весьма и весьма распространено не только в воспитательных целях, но и в любовных играх. Но все равно, болезнь английская, а не французская.

На эту тему как-то разоткровенничался Эндрю. Знаете, Анн, я Вам очень благодарен, что Вы заразили мою супругу "английской болезнью". В подростковом возрасте у нее был ужасный характер, но я ничего не мог с этим поделать. В частной школе где она училась, розги и любые другие наказания к тому времени были запрещены, а я был очень и очень ограничен в воспитательных средствах по отношению к Милене, бедной хорватской сироте, которая у всех вызывала искреннее сочувствие. Хотя иногда мне хотелось взять хорошую розгу и образцово-показательно высечь ее. Но об этом не могло быть и речи. А после Вашей демонстрации характерных следов на теле, Милена сама попросила меня о розгах, захотела не отставать от своей "сестрички". Признаюсь, выпорол я ее с огромным удовольствием, " огненная шестерка" на ее теле смотрелась великолепно. Была еще одна деликатная проблема, - Эндрю всегда видел во мне достойную собеседницу, что признаюсь мне очень льстило. Мне за семьдесят, я уже не молодой сорокалетний жеребец, способный удовлетворять темпераментную тридцатилетнюю супругу. Милене не всегда было комфортно со мной в постели, но появление доброй старой розги в наших играх пошло на пользу обоим. Порка возбуждает ее, энергия ее первого оргазма от порки передается мне... Умереть в объятиях очаровательной молодой дамы, испытав потрясающий оргазм - это не хуже, чем сложить свою голову на поле брани за великую Британию. Эндрю конечно же шутил, но розгами стал пороть Милли регулярно. У нас с ней выработалась своеобразная игра. Когда мы с Милли отправлялись по каким-то делам, она заезжала за мной, предварительно сообщив по телефону что сегодня она будет в юбочке... Это означало, что Эндрю ее хорошенько выпорол, Кристиану срочно приходилось не отставать... И две молодые дамочки, обе в коротеньких юбочках, отправлялись в Старый Город. В этом был свой кайф: две молодые приятные дамы, у которых попки разрисованы розгами, как у нашкодивших девчонок-подростков. Нам это доставляло удовольствие.

У Милли оказалась потрясающая сексуальная энергетика. Я как-то специально спровоцировала ее, продемонстрировав полученные накануне следы от хорошей порки розгами. Розги - это не ремень, следы держатся намного дольше. Милли потом честно призналась что от увиденного она пришла в состояние сильнейшего сексуального возбуждения, ей захотелось повторить мой эксперимент. И спустя несколько дней поутру приехала ко мне на кофе, и приподняв коротенькую юбочку, продемонстрировала свои художественно расписанные ягодицы. Сэр Эндрю оказался тем еще «художником», регулярно использующим ее ягодицы для создания английского классического произведения из серии "Six of the best" (так именуют традиционную английскую порку в шесть ударов тонкой ротанговой тростью по оголенным ягодицам). Потом он не раз демонстрировал свое искусство, Милли была в восторге.В отличие от меня, хорошо знакомой с воздействием ремня с юных лет, Милли впервые познала боль и удовольствие от порки уже взрослой женщиной. И это были розги, достаточно болезненные, из побегов фруктовых деревьев, растущих вверх неплодоносящих «волчков». Но розги из них получаются отменные.

Она мне откровенно рассказывала, как ей захотелось попробовать "это". Помнишь, мы плавали вчетвером на яхте и Кристиан выпорол тебя свеженькими розгами в каютке. Звукоизоляция была ужасная и я сперва слушала как он тебя хлестал, а затем услышала звуки твоего оргазма. Я так возбудилась, что буквально изнасиловала Эндрю. А наутро ты вышла их каюты в своих секси-трусиках и когда я увидела твою полосатую попочку, а потом погладила украшавшие ее следы от порки , то поняла что хочу того же. А дальше вы с Эндрю весело и непринужденно беседовали о розгах, ремнях, английском воспитании. И говорили об этом как о чем-то совершенно обыденном, вроде того как сколько кубиков льда и кусочков лайма надо класть в стакан с джином. И потом спустя пару дней я решилась. Срезала пару молодых гибких побегов со сливы и принесла их Эндрю. Он все понял. Мне даже раздеваться не пришлось, сама знаешь что в домашем облачении я наследую тебя. Эндрю выбрал розгу, нагнул меня возле столика и выдал по три розги каждой половинке моей попы. Было очень больно, но спустя несколько минут боль отступила и мне безумно захотелось Эндрю... Дальше ты знаешь. Правда теперь перед тем как выпороть Эндрю ставит меня коленки и зажимает голову между ног. Так даже острее чувствуется...Но секс после порки намного ярче , об оргазмах и не говорю. Да и Эндрю нравится меня пороть. Он смеется, что когда я была под его опекой ни о каких розгах и мысли быть не могло, а вот законную молодую супругу грех не сечь розгами время от времени. Тем более ко взаимному удовольствию.

С ремнем, тем самым,»память о бурной молодости» я ее познакомила в Киеве, когда она сопровождала меня в поездке и мы жили в пустующей квартире родителей. Мне захотелось чтобы она почувствовала себя мной, юной пятнадцатилетней особой, которую сейчас высекут ремнем. Признаюсь, она сразу оценила мою идею, замечательное кресло, как впрочем и ремень, сохранившийся с дней моей бурной юности. Бедняга немного пересох и перед употреблением его пришлось смазать размягчителем для кожаных изделий. Зато результат был потрясающий. Мы как бы сыграли мини-спектакль «Аня и Отец. 20 лет спустя». Я была в роли отца, Милли исполняла мою роль. Одеть традиционные трусики для порки, удобно расположиться на подлокотнике...Первый оргазм Милли испытала где-то на шестом ударе, чувствовалось влияние Эндрю . Хотя ремень - это далеко не розги. А к финалу традиционной «огненной двадцатки» (двадцать ударов ремнем - это была домашняя норма) она уже вся изнемогала и только и выдала: Анн, это было фантастически. Я ощутила себя тобой, юной, получающей великолепную порку. Знаешь, я где-то даже позавидовала тебе, что ты подвергалась такой возбуждающей процедуре.

Честно признаюсь, что я тоже испытала необычайный сексуальный подъем когда полосовала любимую подругу ремнем. Порола основательно, медленно, как в свое время порол меня отец на этом же кресле, этим же ремнем. Во мне проснулась моя вторая, садо-половинка. А красивое изящно-сексуальное тело Милли просто было создано для эротичной, художественной порки. Художественной - это когда после окончания на теле остается красивый рисунок из вздувшихся полос, аккуратно расположенных. Красота должна присутствовать во всем!

"Ты сейчас меня немного приласкаешь, а потом я хочу выпороть тебя»,- попросила Милли. Сперва я нежно погладила и поцеловала высеченную попку, потом приласкала ее своими возбужденными твердыми сосками. А потом мы поменялись местами, ремень взяла в руки Милли. Я с удовольствием приняла ее предложение, мне хотелось получить новые ощущения, пусть и весьма специфического плана. Один и тот же ремень в руках отца, мамы, Кристиана, одна и та же поза, которую я принимала перед поркой... и совершенно разные ощущения.

- Можно я попрошу тебя стать на коленки, а потом зажму голову между ног? - довольно робко спросила она. Эндрю иногда наказывает меня розгой в такой позе, это очень возбуждает. Я конечно же согласилась, получить ощущения от порки близкой подругой - женщиной, неважно в какой позе. Потом эта поза стала очень популярна в наших играх. Она действительно симметрична, обеспечивает хороший взаимный энергетический контакт. Мне в свое время хотелось, чтобы отец для разнообразия выпорол меня ремнем, зажав голову между ног. Но это было нарушение «схемы сечения», как шутя именовалась порка по аналогией со схемой лечения. Кристиан периодически порол меня в этой очень возбуждающей позе, используя в качестве орудия наказания плетеный ремень. "Наказания" - это условное понятие, в наших с ним любовных играх это был просто элемент игры на обострение. Теперь меня ожидали свежие ощущения, ремень взяла в руку моя лучшая любимая подруга, мой энергетически-эмоциональный дуал.

Результат превзошел все ожидания. Несмотря на то, что порола меня подруга, я испытывала колоссальное возбуждение. Взаимная порка, петтинг, 69 - это было непередаваемо остро. Я бы не назвала это садо-мазо оргией, скорее сеанс огненного обмена сексуальной энергией. Ощущения были совсем не такие, как когда меня порол Кристиан, а потом мы занимались сексом. Здесь было что-то совсем другое, но от этого не менее возбуждающее и волшебное по ощущениям. Из своих бисексуальных наклонностей (грехи ранней молодости) я никогда не делала особой тайны, но здесь... две взрослые замужние дамы резвились как две пятнадцатилетние девицы у которых разыгрались гормоны и которых следовало бы привести в чувство хорошенько выпоров ремнем, а еще лучше розгами. Чтобы наверняка...Потом, когда и Кристиан оценил наши игры, он с удовольствием к ним стал присоединяться, строго наказывая расшалившихся дамочек. Муж Милли, увы. Он честно признается, что такие эмоциональные нагрузки ему уже противопоказаны.

Признаться, когда мы утомленные упали в объятия друг дружки, утром обсуждая прошедшую вечеринку мы не могли определиться кто из нас садо-, а кто мазо- ... тем было интереснее, обе роли пришлись по душе не только мне, но и моей прекрасной подруге. Потом мы поэкспериментировали с плетеным ремнем, пострадали и молодые побеги березок в Ботаническом. Натуральные свежесрезанные березовые розги ввели Милли в состояние экстаза, после порки она честно призналась что никогда не испытывала такого сексуального удовольствия. А затем розги взяла в руки она. Постепенно в Милли проснулось то замечательное состояние, которое присуще мне: Получать удовольствие не только от порки в роли «нижней» (не люблю этот термин!!), но и самой взять розги или ремень в руки, в этом есть своя неповторимая прелесть.

Милли очень понравился мой рассказ как в 15 лет я в Дубровнике решила обновить гардероб родителям и себе и купила в лавчонке, торговавшей итальянским ширпотребом (еще настоящим итальянским, не гадкой китайщиной!) 3 пары джинсовых секси-шортиков для себя и родителей. Видеть отца в спортивных трусиках или шортиках мне приходилось только в Хорватии, дома в Киеве он носит аскетичную одежду, костюм хирурга. Расплачивалась марками, на тот момент самой популярной валютой в Хорватии. У продавца не было сдачи со 100-марковой купюры и он вместо 10 марок предложил мне замечательный плетеный ремень. Возьмите, не пожалеете. такой девушке как Вы он просто необходим, - уговаривал он меня. Приятному хорватскому дедушке я не могла отказать. И ремень действительно пригодился...

Спустя несколько дней, когда я грубейшим образом нарушила правила безопасности и чуть не пошла ко дну. Но слава Богу отец спас меня. И по возвращении в нашу обитель, я взяла инициативу по "разбору полетов» в свои руки. Не дожидаясь категорического запрета нырять до конца отдыха, мама наверняка вынесла бы такой вердикт, я принесла папе сложенный вдвое новенький плетеный ремень. Инициатива заслуженной порки исходила от меня. И я получила сполна, знакомство с плетеным ремнем оказалось весьма и весьма болезненным. Но зато я избежала запрета на ныряние. Милли эта история привела в восторг, ее поразила моя смелость и находчивость. В этой ситуации я не думала об удовольствии от порки, я выбирала из двух зол меньшее. Выпороть меня следовало, хорошенько выпороть. И хорошая болезненная порка была для меня меньшим злом, чем запрет на ныряния. Мазохистка??? Или девушка-прагматик??? Скорее второе. По возвращении в Киев я не однократно предоставляла этот самый плетеный ремень для проведения разъяснительной работы с моей попкой. Порка им оказалась намного более болезненной по сравнению с «привычным» гладким, но мое тело просто жаждало свежих ощущений. Диковато??? Но мне часто хочется чего-то острого, какого то драйва, как нынче модно говорить. А чем порка ремнем, да еще плетеным, сложенным вдвое не драйв? Во всяком случае для меня.

Из эротических игр с Милли я сделала для себя важное открытие: неважно кто тебя порет, главное чтобы было взаимное притяжение и сексуальное возбуждение, а остальное второстепенно. Ну и конечно пороть надо без фанатизма, не превращая приятную сексуальную игру в акт жестокого истязания. Чем лучше пороть? О вкусах не спорят. Некоторе время спустя моя авантюрная натура занесла нас на несколько дней на острова Кабо-Верде, прекрасный курорт и отличное времяпрепровождение. Особенно после того как в местной сувенирной лавченке мы купили пару многохвостых плеточек из плетеной,верблюжей кожи, нежно ласкающих тело. По возвращении в Дубровник Крис высоко оценил наши приобретения.

Так и осталось загадкой, во всяком случае для меня: кто я садо- или мазо, А может не то и не другое, а моложавая женщина, мать двоих очаровательных сыновей, имеющая мужа и подругу, являющуюся по совместительству второй женой моего мужа.
А вообще какое это имеет значение? Главное что мы любим друг друга, у нас замечательные дети и мы счастливы.

­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 69
© 05.06.2021г. Ann Holmqvist
Свидетельство о публикации: izba-2021-3099925

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1