Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фанфик Наруто: Город грехов


Фанфик Наруто: Город грехов
­Пролог.

      Нежный глянец слепит утренними лучами восходящего солнца. Пальцы скользят по безупречно гладким страницам. Запах краски привычно бьёт в нос свежими сплетнями и новостями в мире звёзд. Журнал распечатали пару часов назад, и теперь его тонкие листы быстро проносятся перед сонными глазами. Рядом, на столике, остывает кофе и пара бутербродов с колбасой — шикарный завтрак холостяка.
      Тишину утра разрывает шелест листов. Они так хрустят в моих руках, и так сильно раздражают своим количеством. Красивые девушки, извивающиеся в самых непристойных позах перед камерой, полуголые звёзды, пафос, грязь, сплетни, новые интриги, но я ищу вовсе не то. 20, 37, 50… Где же? Терпение начинает давать трещину в сонном сознании, будоража волну ярости к глупой кипе бумаги, как вдруг с глянца на меня падает завораживающий и роковой взгляд дерзких, чёрных как ночь, глаз.
      Учиха Саске — лучшая фотомодель, скандальный подросток, выскочка, чертовски красивый пафосный малый, привыкший получать всё, до чего дотянется его пальчик. Такой молодой, а уже тонешь в грязи шоу-бизнеса. И куда только смотрят твои родители?
      Листаю страницы: вот ты извиваешься немыслимой дугой на мостике, вот обнажаешь прекрасное тело, дразня юными формами, вот кусаешь мочку уха какого-то крашеного парня, а вот уже тянешь его за галстук к своим красным, словно от недавнего поцелуя, губам… Журнал резко летит в стену, громко падая на холодный пол. Чёртов мальчишка. Твои плакаты украшают стены моей мастерской, твои фотографии, сделанные мной, составляют небольшой альбом. Этого мало. Я хочу писать с тебя лучший портрет! Да, далеко шагаешь, Учиха.
      В семнадцать лет я ушел из дома. Отец видел во мне главу их корпорации, а не художника, к чему душа моя тянулась с пелёнок. Я рисовал на всём и всем, что только попадалось мне под руки! Когда был наложен запрет на обои, я стал задирать настенные панно и писать послания маминым карандашом для глаз там. Отец не понимал искусства, считал его стезёй бездельников. Как же вы были глупы, господин Фугаку.
      Из родного Токио я перебрался в Соединённые Штаты, на юг Калифорнии к берегу Тихого океана. Лос-Анджелес — Город Ангелов. Город больших надежд и больших разочарований. Я поставил на кон всё и не проиграл.
      Сейчас я работаю на преступную организацию «Red Moon». Всё дело в моих проклятых глазах: они способны увидеть больше, чем могут остальные. Когда главарю кажется, что кто-то явно ведёт двойную игру и необходимо вывести крысу на чистую воду, выхожу я. У Хидана всё получается куда изощрённей, в силу его нездоровой любви к истязаниям, но я работаю чище. Силой этих глаз я могу проникать в разум жертвы и пытать его в мире моего Бога Луны, пока тот не сдастся. Дальше решает босс: отдать его Хидану или отпустить. Грязь. Убийство. Шантаж. Жажда наживы. Мы погрязли в этом дерьме, как кирзовый сапог в топком болоте.
      В свои двадцать пять я уже имею квартиру на Бродвее под самой крышей тридцатиэтажного дома. Мои собственные картины скупают коллекционеры. Я добился многого, о чём мечтал, правда, мне пришлось сменить не только город, но и имя. Больше я не Учиха Итачи, покинувший отчий дом в порыве своих семнадцати лет, а просто Андерсен. Самая примитивная американская фамилия, которая первой попалась мне на глаза в телефонном справочнике. Этот город дал мне свободу, деньги, силу, надёжных друзей. Но у него не было Тебя… Маленький братец, я оставил все вопросы без ответов и просто исчез, не оставив тебе выбора. То, какими глазами смотрел на меня восьмилетний мальчишка, когда я разрешал наблюдать за тем, как я рисую, стоило всех звёзд с неба. Я был для тебя эталоном, безжалостно разбившим надежды Фугаку. Однако, похоже, это пошло ему на пользу, и старик решил не вмешиваться хотя бы в твою судьбу.

      И вот, Ты здесь. Не знаю, какими правдами тебя привело на другой край света. Ах, да… мы же братья, чья проклятая кровь всегда сведёт нас вместе, как бы я от этого не бежал.



Глава 1.
Танцы со змеями


      Лос-Анджелес встретил юную звезду своей бурной жизнью, дав понять, что время, проведённое здесь, обещает быть жарким и незабываемым. Учиха Саске — восходящая модель, мальчишка со жгучими антрацитовыми глазами, которым по цвету ничуть не уступали непослушные волосы, приехал покорять новые вершины.
      Первое агентство скептически отнеслось к идее разнообразить привычные типажи азиатским колоритом, но исполнительный директор Яманако Ино решила дать шанс соотечественнику, сказав, что он внесёт искру в приевшиеся образы мужчин с обложки. После пары публикаций его фотографий посыпались предложения, за что крепко ухватился менеджер Саске. Он подписывал все контракты, какие только могли обеспечить престижные связи, порой, не давая парню продохнуть между съёмками.

      Этим днём город плавился под палящими лучами жгучего летнего солнца. Май выдался слишком жарким. В такую погоду даже мухи предпочли не показывать носа, ожидая вечерней прохлады с побережья, где пляж постепенно наполнялся людьми. Молодому брюнету было невыносимо тоскливо следить за этим через накалённые окна, но пришлось запастись терпением и ждать. Пару часов назад приказной тон его опекуна велел не покидать своего номера до тех пор, пока ему не будет дозволено. Саске с ожесточением кусал колпачок шариковой ручки, сплёвывая пластмассу на ковёр в предвкушении своих восемнадцати, своей свободы от этого подонка. Как только он принял решение покинуть родную страну под предлогом каприза начинающей звезды, отец приставил к нему доверенное лицо из своей корпорации, которое сделал опекуном до тех пор, пока парень не достигнет совершеннолетия. Отец явно плохо разбирался в людях, если пристроил к своему единственному сыну Орочимару.
      «Чёртов ублюдок!» — ручка хрустит и покрывается паутиной трещин в сжатой в кулак ладони. Глаза закрываются, услышав тихие шаги в коридоре и щелчок замочной скважины. Уже скоро. Совсем немного потерпеть.
      — Саске-кун, а вот и я! — фосфорно-бледная фигура мужчины возникает на пороге гостиной. Но парень даже не оборачивается, а лишь кривится в усмешке.
      — Тебе бы неплохо побывать на пляже, — брюнет отшвырнул ошмётки ручки в сторону, — а то создаётся впечатление, что всюду за мной вьётся труп убитого родственника.
      — Прикуси язык, — резко, слишком. Стоит быть с ним полегче. — Саске-кун, до вечера ещё где-то шесть часов и у нас багаж времени. Чем порадуешь меня сегодня? — ядовитый хриплый голос раздражал слух. Парень прекрасно знал, чем кончится этот разговор, и просто терпеливо ждал финала.
      Неприкрытый похотливый взгляд голодных желтых глаз скользил по телу юноши, погружая его в липкие сети этого человека. Холодные влажные пальцы коснулись нежных щёк, очертили подбородок, затем хриплое дыхание обожгло нежные губы, после чего последовал незамедлительный удар под дых. Мужчина с шипением согнулся пополам, пытаясь откашляться.
      — Сука! Я же сказал тебе, чтобы ты не прикасался ко мне так больше никогда! — парень был на взводе и сошёл на крик, хотя неудавшийся любовник был в паре сантиметров от него. — Ты всё понял? — два алых шарингана сверлили чёрный затылок.
      — Маленькая мразь, — хищный взгляд из-под опущенных волос заставил невольно скривиться от неприязни. — Ты, кажется, забыл, с кем имеешь дело. Вставай! — мужчина схватил его за ворот рубашки и рывком швырнул на кровать.
      Нагретая солнцем ткань больно обожгла оголившуюся спину, но Саске не стал сопротивляться. Орочимару часто срывал его с места, вызывал на съёмные номера отелей, чтобы в очередной раз насладиться этим телом. Ему было дозволено всё, однако, он не мог отыметь дерзкого выскочку до тех пор, пока тому не стукнет восемнадцать лет. Также под большим табу оказались губы юноши. Подчиняясь ему в жестоких ласках, Саске не чувствовал себя использованным. Тело — пустяк. Оно забудет, мозг сотрёт под обилием других впечатлений. А губы… Поцелуй был важен для Учихи и он не хотел, чтобы похотливый опекун украл его первым. Он хранил его для настоящей любви.
      Холодные руки торопливо и с ожесточением срывали с него штаны, вслед за ними и рубашку. Орочимару то и дело облизывал, пересохшие от предвкушения юного тела, губы. Ему нравилось терзать его, пусть и на «птичьих» правах, но выбора не было. Каждый новый город, очередной отель были новым испытанием изощрённой фантазии для Учихи. Опекун делал всё, что мог только пожелать, не беспокоясь о расплате. Фугаку так наивно доверил в его руки своего сынишку, что в победе не было сомнений. Парень полностью должен был принадлежать ему одному. Однако, Саске этого мнения не разделял. Находиться в объятиях этой змеи, которую отец так простодушно пригрел на своей (своей ли?) груди, придавало ему уверенности, что в один прекрасный момент тот получит всё сполна за эти прикосновения.
      Леденящие подушечки пальцев пробежались по его груди, выкручивая до боли соски, срывая с губ мучительные стоны. Затем острые ногти спустились по рёбрам к узким бёдрам, оставляя за собой на безупречно чистой коже алые полосы. Юноша не мог спокойно смотреть на то, как истязали его тело.
      — Ублюдок, что ты делаешь? — крик разорвал накалившийся воздух в душной комнате. Пальцы вцепились в мучившие его руки и сжали до хруста. Орочимару жалобно пискнул, но тут же перехватил его запястья.
      — Тебе не кажется, малыш, что кое-кто забыл, где его место? — Учиха свёл брови к носу, услышав этот колючий шёпот. Парень значительно напрягся от этой силы и слов, которые не сулили ничего хорошего. — Так я тебе напомню, Саске-кун.
      Мужчина потянул за край простыни и оторвал длинную полоску ткани. Зубами он разорвал её на две части, одну из которых небрежно кинул юноше на живот. Алые шаринганы сурово впились в лицо теряющему над собой контроль мужчине, на что тот лишь ядовито рассмеялся и оседлал точёные бёдра мальчика.
      — Сука… — Саске привстал, готовясь нанести удар, но Орочимару ловко перехватил его руки и обернул их самодельной верёвкой, стянув её так, что у парня помутнело в глазах. Затем он свободным концом привязал его, запрокинув руки за голову, к каркасу кровати так сильно, что Саске заныл от неудобства всего его положения. Хищный взгляд истязателя теперь начинал пугать, вызывая у парня кошмарные воспоминания его развлечений в прошлом месяце.
      Вторая тряпка была повязана на глаза юноше. Теперь он чувствовал себя беззащитной и затравленной мышью в мерзких лапах голодного хищника. Бежать было некуда, да и обороняться больше нечем. Орочимару продумал всё. Учиха не любил, когда ситуация выходила из-под его контроля. Стройное тело связанного пленника будоражило, разжигало страсть в мужчине, побуждало мысли нестись с бешеной скоростью.

      На несколько секунд Саске почувствовал, как постель дрогнула — Орочимару встал с него, но, к его огорчению, ненадолго. Что-то жёсткое мягко скользнуло по груди и животу, щекотно пробежалось вдоль сжатых бёдер. Ненавистная ладонь обхватила мягкий член и стала с нежностью водить вдоль ствола, но на парня это не производило должного эффекта, кроме ещё большего отвращения к мучителю. Тогда его голову запрокинули, ухватившись за смольные волосы, принуждая открыть рот. В тот же миг на корень языка попало несколько горьких капель, происхождение которых Саске отлично знал. Афродизиак. Орочимару увлекался всяческими феромонами, а в теперешней ситуации, когда юный наследник Учиха протестовал всем телом против Его ласк и близости, у того не оставалось выбора, как прибегнуть к хитростям индийской медицины.
      Саске с ожесточением сглотнул жидкость, кривясь лицом и ненавидя весь мир за такую несправедливую жестокость. Довольный смешок и ободряющее похлопывание ладонью по щеке — «хозяин» доволен. У мальчика уже начали закрадываться мысли, что сегодня он будет к нему нежнее, но все они рассыпались в прах, как только его губ коснулось что-то холодное и твёрдое. Нечто пахло вымоченной в воде кожей. Плеть. Младший Учиха едва не зашипел от досады.
      Мерзкий смешок и лёгкий удар множества кончиков плети по груди — тяжёлый вздох сквозь зубы. Кровь с дикой скоростью билась в висках у мучителя. Саске стерпел первый удар, который, как всегда, не отличался особой силой, но с последующими он заставит его кричать и молить о пощаде. Рука вновь сжала член парня. Тело, под действием наркотика, неохотно стало откликаться на эти змеиные ласки. Холодная ладонь скользнула вдоль ноги, сильно сжав внутреннюю часть бедра. Острые зубы впились в розовый сосок, вызывая крик. Боль. Орочимару слишком любил чужие страдания, и не собирался сегодня лишать себя этого удовольствия.
      — Что, Саске-кун, я смотрю, твоему телу нравится! — мужчина смерил взглядом твердеющую плоть Учихи и привстал на кровати.
      Сердце Саске громко считало секунды до начала. И тут же воздух разорвал свист хлыста, который ощутимо полоснул юношу по груди. Следующий удар пришелся на живот, а остальные в быстром ритме заскользили по нежной белой коже, вырывая тяжёлые вздохи из груди парня. Один за другим, на нём появлялись розовые полосы, ещё не рубцы, которые болезненно жгли кожу. Орочимару знал толк в порке и не собирался портить тело своего любовника. Но вот, пытка прекратилась. Мужчина давал ему передышку. Уже было мало видеть, он хотел слышать полноценные крики из пленительных уст брюнета. И тот знал, как их достать.
      Тело вздрогнуло, как только его коснулись те самые ледяные пальцы и перевернули на живот. Влажная и гладкая ладонь ощупала ставшие доступными ягодицы, на что Саске прорычал очередные угрозы в адрес мужчины. Орочимару позабавила эта бесполезная и тщетная злость. Он развёл изящные ноги в стороны, зафиксировав их своими ступнями, обнажая нежную кожу на ягодицах. Слишком долго он не мог играть. Удары градом и с двойной силой обрушились на юное тело, заставляя Саске выть от каждого. Красные полосы рдели на коже. Хлыст касался всех чувствительных мест, задевая краешком паховую область. Саске не мог долго выдерживать эту пытку. Дикие крики и вопли сорвались с его губ, ублажая слух извращенца. Он уже прекрасно осознал, что мужчина неспроста выбрал именно это время: гостиница опустела. Все постояльцы ушли на пляж, спасаясь от летнего зноя. Никто бы и не пришёл к мальчику на помощь.
      Насладившись им вдоволь, Орочимару присел на колени и прекратил пытку. Саске тяжело дышал, пытаясь проглотить комок в горле. Ему хотелось верить, что опекун получил то, что хотел и вскоре развяжет его, но он снова ошибался. Мужчина положил ему под живот подушку, приподнимая таз. Грубые руки резко раздвинули красные от побоев бёдра, от чего Саске взвыл, умоляя прекратить, но тут же почувствовал, как нечеловечески длинный язык опекуна стал ласкать его тугое колечко мышц, от чего член болезненно упёрся в живот, требуя сменить положение. Его жутко бесила безысходность и предательство тела под действием зелья.
      Язык, не без труда, вошёл в тело, проникая глубже, от чего мальчик развёл бёдра ещё сильнее в стороны, давая истязателю больше свободы. Саске боялся этого языка, но признавал, что ощущения его внутри себя, дарит невероятное чувство. Вдруг, язык исчез и что-то слишком тугое стало давить на сфинктер Саске. Затем глубже, болезненно глубже. Орочимару с радостью отметил, как округлились бёдра и Учиха стал постанывать, трясь эрекцией о простыню. Долго терзать себя он не мог, так как сам находился на пределе, и, резко введя ручку плети до самого основания, принялся дрочить на измученное тело. Саске зашипел: слишком больно, слишком много боли на сегодня. Мужчина не слушал его мольбы прекратить это, наоборот, наращивая темп одной рукой, он нажимал и немного вынимал второй плеть из тела любовника. Менеджер представлял, как сам врезается в хрупкое тело, сжимая нежные бёдра, украшенные красными полосами, оставляя пальцами синяки.
      Пары минут ему хватило, чтобы громко кончить на спину измученному мальчику. Саске почувствовал, как инородный предмет покинул его тело, и внутренности разжигает от боли — это было последней мыслью, прежде чем он провалился в темноту.



Глава 2.
Похищение


Спустя месяц.
      Итачи сидел в своей машине, припаркованной у шумного кафе, и блуждал пытливым взглядом чёрных, как аметист, глаз из-под очков по прохожим. У входа в агентство «JimmyRay» столпились ярко накрашенные девушки в коротких шортах, что едва прикрывали бёдра. Они горячо о чём-то спорили, толкались и старались не уступить место другим. Итачи недовольно свёл брови к переносице. Эти девицы всюду умели найти Саске и умудрялись оказаться там целой толпой, выясняя кто же лучше и более достоин его внимания.
      Он закрыл глаза и опустил голову на руки, покоившиеся на руле авто. Эти слежки изрядно его выматывали. Пока у «Red Moon» не было заданий, Андерсен договорился со своим коллегой Мэттом, лучшим хакером в городе, чтобы он достал всю необходимую информацию о предстоящих фотосессиях у младшего Учихи. Итачи нравилось наблюдать за ним, как он смущённо улыбается перед публикой, но дерзко взирает на всех с обложек журналов. Младший брат вырос и похорошел, что так же не ушло от внимательных глаз художника.
      Со стороны толпы девиц раздались радостные визги: Учиха Саске появился в дверях, окруженный громкими приветствиями и горячими признаниями девушек, что так раздражающе цокали своими каблуками и мечтали до него дотянуться. Парень стал пробираться к дороге, чтобы поймать хотя бы такси, которого, как на зло, не оказалось в поле зрения. Уже в отчаянии Саске закусил нижнюю губу, как перед ним остановился чёрный кабриолет с красным кожаным салоном, и парень, абсолютно без колебаний, запрыгнул на пассажирское кресло слева от водителя. Машина резво тронулась с места, провожаемая горестными воплями поклонниц и холодным взглядом желтых глаз господина Орочимару.
      Они неслись вдоль городских улиц в полной тишине. Машина маневрировала между другими, но достаточно плавно, чтобы не вызвать дискомфорт от поездки. В салоне играла какая-то танцевальная музыка, которая очень соответствовала погоде и этому городу. Саске держался левой рукой за край дверцы, бегло разглядывая своего спасителя, совершенно не заботясь о том, куда они направляются. Всё казалось таким естественным. Парень был старше его. Аккуратный прямой нос, изящные скулы, острый подбородок и тонкие губы — какая хорошая наследственность. Красота рук мужчины так же не утаилась от взора Саске. С такими руками ему только показывать этим изящным пальчиком кому и что делать. Но и то, как они лежали на руле, казалось гармоничным. Чёрные, как смоль, волосы были собраны в слабый хвост, а передние пряди выбились и обрамляли бледное лицо, развиваясь на ветру. На глазах он носил чёрные солнцезащитные очки, которые мешали полностью понять, к кому же он так доверчиво сел в машину. Инстинкт самосохранения всё же начал возвращаться к нему, однако, Саске для себя подумал, что этот мужчина не похож на маньяка или похитителя. Сидеть с ним молча и ехать куда-то казалось сейчас самым верным решением за всю его жизнь.
      Покинув центр Лос-Анджелеса, машина сбавила скорость и уже плавно плыла вдоль спокойных улиц. Первым тишину нарушил водитель.
      — Ты же никуда не торопишься? — за всю дорогу он так и не повернул головы в его сторону.
      — Н-нет, — Саске опустил взгляд, сверля свои кроссовки. — Не часто слышишь такой вопрос от незнакомца, который везёт тебя в неизвестном направлении.
      — А мне казалось, ты был в беде там, в цепких лапах «цокалок», — Итачи улыбнулся уголками губ. — Думаю, у тебя был тяжелый день, и пара часов отдыха в компании незнакомца будет интересным приключением.
      Они остановились у небольшого ресторана на холме, с открытой верандой, с которой было видно далёкое побережье. Саске здесь никогда не бывал раньше.
      — Знаешь, ты не похож на маньяка, — парень повернулся к спасителю и хитро улыбнулся. — Пожалуй, я воспользуюсь такой возможностью. Куда мы направляемся?
      Итачи всё же посмотрел на мальчишку и с улыбкой № 1 «растоплю весь лёд вокруг» кивнул в сторону ресторана. В животе у младшего было пусто с момента завтрака в отеле, и ресторан оказался сейчас очень кстати. До столика на веранде их проводила симпатичная блондинка в длинном чёрном фартуке, который скрывал полностью её ноги, охватывая стройную талию и подчеркивая белоснежную блузу. Глаза мальчика быстро заскользили по меню, пока радостно не отыскали пасту. Его спаситель заказал этой милой официантке стейк прожарки medium-well, салат и фреш. Саске выбрал пасту от шеф-повара и заказал коктейль. Девушка приняла их заказ с изящной улыбкой голливудской дивы и удалилась, оставив парней наедине.
      Веранда была из тёмного дерева. Над потолком свисали белые полотна ткани, создавая парящее ощущение, словно паруса на корабле. На горизонте виднелась полоска моря, от которой к небу тянулся завораживающий градиент от насыщенно-синего до небесно-голубого. Итачи с лёгкой улыбкой наблюдал, как жадно парень впитывает горящими глазами эту атмосферу, постепенно растворяясь в безмятежности. Как бы ни шло время, а младший братец оставался всё тем же любопытным ребёнком.
      — Я должен сказать тебе спасибо, за то, что ты не выкинул меня из машины, когда я к тебе запрыгнул, — Саске накрыл ладонями лицо и запустил пальцы во взъерошенные волосы. — Эти девушки не дают мне нормально существовать.
      Итачи снял очки и с сопереживающей улыбкой посмотрел на младшего. Казалось бы, что может быть проще, чем позировать перед профессиональными фотографами. Но парень был действительно эмоционально вымотан, и ему даже в голову не закралось сомнение, что это была вовсе не случайность, а чётко спланированное похищение.

      — Мужская компания тебя устраивает больше? — парень кинул хитрую улыбку вместе с такой провокационной фразой.
      — Я не гей, — Саске открыл глаза и устало протянул на выдохе.
      — Разумеется, нет! То-то бы все девушки вокруг забили тревогу и кинулись врассыпную, приняв такое поражение, — Итачи неприкрыто издевался над брюнетом, дразня его смеющимися глазами.
      Ухмылка коснулась губ младшего Учихи, и он во всю уже рассматривал своего похитителя. К удивлению парня, он тоже оказался японцем. Черные, как антрацит, глаза, встречаются довольно редко. Их обладатель явно не высыпался или очень много работает, раз под ними залегли две неглубокие морщинки. Его причёска осталась идеальной даже после езды, в то время как у Саске волосы торчали в разные стороны. Он был одет в легкую белую рубашку с рукавом в три четверти, поверх которой была черная жилетка. Определенно, парень следил за своим внешним видом, и его можно было назвать красавчиком!
      Учиху явно забавлял этот внимательный изучающий взгляд брата, с которым они разлучились 8 лет назад. Мальчик сильно подрос и уже доставал ему до бровей. Он был очень похож на маму: такой же мягкий и уютный взгляд, её улыбка и весёлый нрав. Отец не смог подмять под своё влияние и второго сына, наверняка упустив это ещё в детстве Саске, отдавая младшего полностью на воспитание матери. Мальчик был точной копией брата в этом возрасте, когда он уже покинул страну и присоединился к преступному клану. Только волосы у Итачи всегда были послушней и длинней.
      — Ваш коктейль и ваш фреш. Основные блюда будут через несколько минут. Приятного отдыха! — блондинка улыбалась во все зубы, строя глазки старшему. Тряхнув золотистой гривой, она изящно исчезла в глубине зала.
      — Почему ты на неё не обращаешь внимания? Она так старается понравиться тебе, что уже и не знает, как ещё вильнуть и каким местом, — Саске потягивал из трубочки коктейль, посмеиваясь над собеседником. — Твоя девушка запрещает тебе даже смотреть на других?
      — У меня нет девушки и эта пустышка не стоит того внимания, что я мог бы уделить, будь она хоть на унцию настоящей, — Итачи положил кубик льда себе в рот и закатил его за щеку. — Мне это не интересно, прости.
      — А вообще, мы так и не познакомились. Меня зовут Учиха Саске! — парень встал с места, наклонив голову в поклоне. — А тебя?
      — Андерсен. Рад нашему знакомству, Саске-кун, — Итачи повторил церемонный жест почтения и опустился обратно на своё кресло.
      — А имя? — парень был явно обескуражен таким поведением.
      — Зови меня просто Андерсен, — Итачи достал сигареты и протянул пачку парню. — Будешь?
      — Благодарю. Значит, ты всё же местный, — Саске сделал один затяг и выпустил дым в сторону. — Мне показалось, что японец. К чему такая секретность, мистер Андерсен?
      — Приятного аппетита! — принесли горячие блюда, чем воспользовался Итачи, игнорируя прямой вопрос Саске.
      — Итадакимас, Саске-кун.
      — Итадакимас, мистер Андерсен! — Итачи нахмурился
      — Что ещё за мистер? Я думал, мы уже представились, — он поднял одну бровь дугой, смотря на парня.
      — Ты не хочешь называть мне своё имя, когда тебе известно моё, — Саске с удовольствием попробовал здешнюю пасту, продолжая говорить с набитым ртом. — Так будет честней, если я буду делать что-то, что не устраивает тебя.
      «Капризный мальчишка вырос у матери!» — подумал Итачи, сделав самое беспристрастное лицо.
      Покончив с едой, они вольготно устроились в креслах, наблюдая за изменениями в небе. Голубое пространство окрасилось легкими розово-оранжевыми полосами, которые мягко вплетались в облака, а лучи закатного солнца окрасили веранду в персиковый оттенок.

      Долго сидеть в тишине Саске не мог, поэтому уже скоро они обсудили все киноновинки и клубную жизнь города. Младший был заворожен рассказами «похитителя» о самых пафосных и скандальных мероприятиях, которые он посещал. Ему тоже не терпелось увидеть это всё своими глазами, однако, для доступа в подобные заведения, нужно было подождать ещё год до совершеннолетия. Расплатившись за обед, Итачи положил руку на плечо брату и повёл того к машине.
      — А, знаешь, Андерсен, мне понравилось, и всё было довольно вкусно. Здорово бы ещё разок здесь оказаться! — Учиха положил руки под голову, откинувшись в красном кресле на спину. Эта машина ему нравилась, она была в правильной цветовой гамме, как символика герба их клана. — Классная тачка, я бы тоже выбрал именно такой салон для своей.
      — Ты хотел сказать, иными словами, что со вкусом у меня всё ОК? — Итачи нагло улыбнулся, чувствуя себя в полном превосходстве, и завёл мотор.
      — Эй, Андерсен! Какими судьбами? — из ресторана вышел блондин с высоко затянутым хвостом и чёлкой, закрывающей левую часть лица. — Подбросишь до базы? О-о-о-о! Да ты не один?! Кто это? Только не говори, что твой клиент! Познакомь нас немедленно!
      — Садись… — Итачи недовольно цокнул языком.
      — Тсукури! Можно звать и Дейдарой, как будет проще, — бесцеремонный незнакомец запрыгнул на заднее сидение и протянул руку мальчику.
      — Учиха Саске! — младший был рад завести новые знакомства в чужом городе и охотно тянулся к открытым людям.

      — Славненько, я видел тебя уже где-то раньше… погоди, разве не у… —но договорить ему не дал ощутимый подзатыльник, который любезно отвесил Итачи навязчивому пассажиру. — Мне больно! И чего ты такой нервный в последнее время?!
      — Саске, куда тебя отвезти?
      — В отель Marriot, куда мне бы хотелось возвращаться меньше всего… — младший мгновенно сник. — Мой менеджер не даёт мне делать то, что я хочу, и приходится чаще всего сидеть в четырёх стенах отеля. Когда мне будет восемнадцать, размажу его по стене и исчезну к чёртовой матери, — это было сказано с усмешкой, но щедро приправленной серьёзными намерениями. — А где живёшь ты?
      — Недалеко от Бродвея, это в трёх кварталах от твоего отеля.
      — О, если решишь заскочить к нему на чаёк, лучше приготовься, что оттуда ты не выйдешь в ближайшие шесть часов точно! Этот маньяк знает своё дело, — Тсукури засмеялся, уворачиваясь от очередного взмаха руки у своей макушки. — Андерсен у нас здешний Пикассо!
      — Кретин, Пикассо был абстракционистом! А я этим не страдаю, — в этот раз парень не промахнулся и изрядно залепил по блондинистой макушке. — Я возьмусь когда-нибудь за твоё образование.
      Саске улыбался, наблюдая за этой дружеской перебранкой. В этом городе ему было одиноко без друзей, которые остались в Токио. Зато сейчас вернулась атмосфера уюта, будто он знал этих людей всю свою жизнь.

      А тем временем город медленно погружался в сумерки, насыщая небеса кобальтовым оттенком. Повсюду загорались огни, вечерняя жизнь сменяла привычный дневной ритм мегаполиса. Он так редко здесь гулял, что можно сказать, совсем не видел этого города, в котором провел уже месяц. Машина остановилась у импровизированного садика при отеле. Итачи вышел из нее и облокотился на капот.
      — Давай, малыш, удачи тебе! Было приятно познакомиться! — Дейдара лучезарно улыбался и активно махал рукой, словно она скоро отвалится и ей нужно в этом немедленно помочь.
      — Доброй ночи, Тсукури-сан! Рад встрече, — Саске поклонился и подошёл ко владельцу авто. — Мы отлично провели время, ведь я редко куда выбираюсь. Мне понравилось и я…
      — Просто позвони, как будет одиноко, — старший подошёл вплотную и обнял парня. — Вот мой номер, я думаю, мы обязательно увидимся снова. Джа! — Итачи сунул ему в руку свою визитку и сел обратно в машину.
      Саске несколько опешил от таких дружеских жестов внимания, что так и застыл с зажатой визиткой в руке, глядя как исчезает в городском потоке чёрная машина. На улице становилось прохладно и он поспешил в свой номер, где на кровати его ждала записка от опекуна.

      «Дорогой Учиха, сегодня ты поступил крайне некрасиво, исчезнув внезапно. Надеюсь, впредь ты будешь более осмотрителен. Мы поговорим об этом позже, сегодня вечером у меня планы, и ты в них не входишь. Твой Орочимару».

      Младший брезгливо дёрнул плечами, отгоняя прочь мысли о предстоящем разговоре с этим питоном. День определённо был одним из самых замечательных! Его внезапно спас некий мистер Андерсен, отвёз в красивое место на холмах, он узнал много интересного о ночной жизни Лос-Анджелеса. Познакомился с Тсукури, который оказался взбалмошным, но приятным собеседником. А в заключение, стоит добавить, что опекун нашёл себе какое-то новое развлечение на ночь и сегодня явно не появится.
      «А он совсем не похож на маньяка. Как я мог вообще об этом подумать… Он хороший парень, я позвоню ему однажды…». С этими мыслями Учиха погрузился в крепкий сон, запустив руки под подушку.



Глава 3. 

Просто друг?

Глава 3. Просто друг?
17 марта 2016, 19:44
Примечания:
Этой главе я обязана потрясающей песне:
Robin Schulz - Sugar
Прошла неделя

      — Учиха Саске? — парня окликнули в фойе отеля, когда он после съёмок вышел из стеклянных дверей и направился в сторону Starbucks, расположенного здесь же. — Для вас есть конверт, его оставили лично вам сегодня днём.
      Брюнет взял у сотрудницы отеля конверт и направился в кофейню. Что ещё за письма? Я не оставлял никому из друзей своего адреса, только мобильный. Может очередное «приглашение» от этого ходячего мертвеца? Он заказал себе капучино с пирожным и вскрыл конверт.

      «Добрый вечер, Саске-кун! Я не знаю в каком номере ты поселился, поэтому решил оставить послание на ресепшн. Возможно, твой опекун будет против нашей компании. Думаю, ему не следует знать об этом слишком много.
      Мы с друзьями собираемся завтра устроить выходной в аквапарке. Будет и Тсукури, если ты не против. В общем, хотим пригласить тебя поехать с нами. Я уже выяснил, что в твоем графике нет ничего на ближайшие дни, так что тебе не отвертеться, малыш!
План побега такой: Завтра утром я тебя встречу в кафе на перекрестке в 9:00. Не опаздывай. Джа!

      Mr. Andersen»

      Учиха откинулся в кресле, на губах его играла милая улыбка. «Джа!» — он будто впервые пробовал слово на вкус. Эта скорая встреча была приятным ожиданием. Побег рано утром, пока старый болван отсыпается после своих ночных попоек в местных пабах — разве можно такое пропустить?
      Утром Саске наскоро умылся, выбрал легкую гавайскую рубашку с коротким рукавом и оранжевые шорты. Опекун, как и следовало ожидать, громко храпел в соседней комнате, совершенно не подозревая, что сейчас замышляет его подопечный. Оставив тому на своей постели записку о том, что вернется позже, он тихо выскочил в коридор и бодро спустился по лестнице. В фойе Учиха приветливо улыбнулся всему персоналу.
      — Желаем вам хорошо провести время! — Саске подмигнул миловидной женщине администратору и скрылся в стеклянных дверях.

      Утро выдалось солнечным и день обещал жаркую погоду. Парень быстрым шагом пересёк улицу и направлялся в сторону оговоренного кафе на перекрёстке. Народу в этот час было мало для выходного дня, и он без проблем отыскал глазами своего нового приятеля, который грациозно листал журнал, попивая кофе. Этот образ рассмешил младшего, от чего захотелось с важным видом подойти, как в той книге и сказать: «Ваша овсянка, сЭр-р-р!». Но Саске просто сел на противоположное место и нагло отобрал журнал.
      — Доброе утро! Что ты тут читаешь? О, это же новый выпуск!!! — и брюнет принялся увлечённо листать страницы. — Здесь даже опубликовали статью с моим интервью.
      — Здравствуй, Саске, — Итачи с притворным раздражением улыбнулся. — Ты один?
      — Мистер Андерсен, я знаю своё дело, — Саске деловито отложил глянцевый номер в сторону и сложил большой с указательным пальцы в кружок.
      — Хах! Раз ты успешно с этим справился, пей скорее свой кофе и отправляемся, — старший потрепал его по волосам и ушёл оплатить счёт.
      Парень наскоро выпил чашку капучино и вышел из кафе следом за ним. Выйдя из здания, Саске направился за братом вдоль по улице. Солнце играло во всех красочных витринах, сверкая бликами от стекол проезжающих мимо машин. Кофе сделал своё дело и мозг начал воспринимать мир чётче.
      — Куда мы идём? Я думал, что поедем на машине, ведь это не близко, — парень поравнялся с Итачи и внимательно изучал всё, что встречалось на их пути.
      — Да, но позже. Ребята заберут нас из магазина.
      — Какого магазина? — Саске замер у двери бутика, за которой уже успел скрыться старший Учиха.
      Немного помедлив, он вошёл за ним. Вокруг было много одетых со вкусом манекенов, а Андерсен уже что-то объяснял молодой продавщице, указывая рукой в его сторону. Девушка кивнула и исчезла в служебном помещении.
      — Пойдём в примерочную, сейчас всё принесут, — Итачи положил руку на плечо парня и повёл его в сторону кабинок.
      — Но, зачем мы сюда пришли? Мне кажется, что мы куда-то торопились! — парень в недоумении остановился в одной из кабинок, где ему тут же в руки дали несколько комплектов плавок и шорт. — Зачем ещё это?
      — Ты сам оденешься или уже не справиться без своих стилистов? Может мне помочь? — Итачи с коварной улыбкой растянул в руках синие плавки, прицениваясь, как они будут смотреться на мальчике.
      — Скройся! — возмущенный парень выхватил их из рук старшего и захлопнул дверцу примерочной. За дверью послышалась возня.
      По прошествии пяти минут Учиха всё же заглянул в кабинку. Младший стоял перед зеркалом и красовался в тех самых тёмно-синих шортах. Итачи присвистнул и подмигнул парню, сделав пальцами ОК.
      — Да, со вкусом у тебя точно всё в полном порядке. И как ты угадал, что мне идёт синий цвет?
      — По глазам прочитал, — улыбки брюнета коснулась лёгкая тень печали. — Если это твой окончательный выбор, то одевайся. Иначе, я не выйду, пока ты при мне не примеришь их все!
      Бархатный смех Итачи вызвал сотни мурашек у младшего. Смущённый от такого повышенного внимания, он выставил его из кабинки. Этот парень был сплошной загадкой для Саске, начиная от имени и заканчивая странной реакцией кожи на его действия, слова или даже смех. И эту загадку было необходимо разгадать.

      На выходе из бутика возле них, резко завизжав тормозами, остановилась оранжевая машина-кабриолет. Из которой едва не выпрыгнул Тсукури с радостными воплями и нелепым детским надувным кругом с уточкой.
      — Ребята! А мы с Данной сейчас так классно провели время в магазине детских игрушек! Как вам моя уточка? Я хотел купить ещё и полосатый зонтик, но Сасори-сан так кричал, так кричал. А вы что там, трусы мерили? — всё никак не мог угомониться блондин.
      — ТСУКУРИ! Я сказал сиди смирно! — рука водителя схватила парня за шкирватку и усадила обратно на сиденье. — Если ты вывалишься отсюда, я не повезу тебя в скорую, а отдам Хидану на растерзание!
      — Забыл тебе представить этого зануду. Акасуна Сасори, мой коллега! — блондин торжественно указал рукой на соседа и почти умудрился сделать какое-то «Па», прежде чем услышал новый шквал ругани в адрес его безответственного поведения в транспорте.
      — Очень приятно, я Учиха Саске! — парень сел на заднее сиденье рядом со старшим. — Поехали уже отсюда?
      — Вперёд, Данна! — Дей почти повис на лобовом стекле, как супермен, когда крепкая рука обманчиво хрупкого парня вернула его на место.
      — Я сейчас тебя в багажник положу!

      Сасори был чуть старше Дейдары и очень от него отличался. Он был ниже, и у него были короткие, красно-каштанового оттенка волосы. Они так же торчали в стороны, как и у Саске, но парня это, казалось, совершенно не беспокоило. Единственное, что заставляло его карие глаза угрожающе щуриться, так это неугомонный напарник Дейдара. Он без конца нарушал правила, которые ему создавал Сасори. Такой странной пары Саске ещё не доводилось встречать.
      Выехав за пределы города, их встретили сотни милых частных домиков с ухоженными лужайками. Люди не скрывались за заборами, а наоборот, старались жить открыто. Ветер трепал волосы, и запах свежескошенной травы приятно бил в нос.
      — Если я останусь в этой стране и смогу добиться успеха здесь, то непременно построю такой же уютный дом, где проведу самые спокойные и счастливые дни моей жизни, — парень мечтательно закрыл глаза, откинув голову назад.
      Больше всего на свете, Итачи сейчас хотелось заверить его, что именно так они и поступят. Купят дом там, где захочет младший, будут проводить столько времени вместе, сколько будет возможно. Он исчез из его жизни, когда мальчику было всего восемь, и не видел, как тот приходил счастливым из школы, когда получал хорошие отметки. Не видел, как он взрослеет, не помогал ему, когда было нужно крепкое плечо старшего брата. Это не ему мальчик спешил рассказать о своей первой любви. Итачи твёрдо решил, что восполнит ему отсутствие старшего брата за то время, которое Саске позволит провести вместе. Одной проблемой был некий опекун, но с ним парень обязательно разберётся позже. Ничто не должно помешать этой семейной идиллии, которая так внезапно получила второй шанс.
      Дейдара, молча игравший в телефон всю дорогу, чем сказочно радовал Сасори, постепенно начал оживать. Значит, они подъезжали. И в самом деле, за поворотом из-за густых деревьев, стали видеться гигантские горки аквапарка. Сколько их было всего, Саске затруднялся определить. Ворота парка были украшены морскими коньками, да и вся тематика была наполнена стилем легенд древней Греции. Они наскоро арендовали ячейки под личные вещи, кинули туда футболки с одеждой для обратной дороги, и вчетвером направились к горке «Hermes», где надо было взять резиновый коврик, лечь на него и наперегонки спуститься вниз вместе с остальными. Итачи пытался подыгрывать младшему, но уже третий раз приходил первым. Сасори с Дейдарой это не сильно волновало, а Саске не намерен был уступать старшему.
      «Вот теперь я узнаю своего Отоуто. Ты всегда хотел быть, как я, но и этого мало. Ты собирался стать лучше». Итачи улыбнулся своим мыслям и в очередной раз направился за парнем по высокой лестнице на горку. Таким Саске ему нравился гораздо больше. Это уже не тот мистер «Я знаю, меня все хотят!» с обложки, это настоящий Учиха. Промедлив на старте лишнюю секунду, Итачи дал мелкому шанс хоть один раз одержать победу над собой.
      — Ха! — Саске ударил ладонью по воде. — Я так и знал, что если чуть сильней оттолкнуться, сместив центр тяжести, то я обыграю тебя в два счёта.
      — Ты в это поверил? — тихонько прошептал Сасори, наблюдая за гонкой с шезлонга.
      — Да Андерсен ему поддался! — Тсукури стоял, держа ладонь козырьком над головой, спасаясь от слепящего солнца. — Он позже стартанул, Данна. Я видел! Чессслово, видел!
      — Вот и молчи.
      — Это ещё почему?! — Дейдара готов был запрыгать, как капризное дитя.
      — Наш коллега ещё ни разу не провалил задания. Думаю, если он дал мальчишке выиграть, значит нас ждёт что-то интересное, — Акасуна подошёл к блондину сзади и положил голову на его плечо.
      — Хватит прохлаждаться. Мы ещё не всё горки объездили! — довольный Саске промчался мимо ребят.
      — Нашли место. Идёмте, а то мы его потом не отыщем, — Итачи похлопал Сасори по плечу, направляясь за младшим братом.

      Далее был марафон горок от самых витиеватых, до самой страшной в виде громадной змеи, которая разинула пасть на финише, откуда предстоит выскочить. Дейдара решил тоже пощекотать нервы и поднялся наверх вместе с Саске, оставив Данну ожидать торжественного спуска звезды вместе с Итачи. Решительности сразу поубавилось, слыша крики пролетающих в трубе людей, и глядя на огромную территорию парка с такой высоты. Отсюда даже было видно море. А вот и Андерсен, стоит у пасти той самой змеи, выжидая этих, как он выразился, «психов».

      Руки крепко сжали бортик, ноги повисли в бездне, подгоняемые водными потоками, сердце бешено колотилось о клетку из рёбер. Глубокий вдох. На выдохе он отпустит руки и будь что будет. По команде инструктора и бодрым призывом «быть мужиком» от Тсукури, Саске с криком полетел в пасть чудовища. Воздуха не хватало, сумасшедшая скорость несла его тело по спиралям трубы, а рёбра отсчитывали мелкие еле ощутимые соединительные швы. С застывшим в горле криком, зажмурив от страха глаза, обняв себя за плечи, парень миновал темноту бездны и очутился на свободе. Уши заложило от собственного крика, в глаза и нос попала вода. Первое, что сквозь эту пелену он увидел, был Андерсен. Он обеспокоенно смотрел в глаза мальчику, убирая мокрые волосы с его лица.
      — Ты в порядке? — крепкая рука поставила парня на ноги.
      — Д-да. Просто вода в нос попала. Это было круто! Ты представляешь, я сделал это! Я прыгнул в этот кошмар!
      — Представляю. Тебя слышал весь аквапарк, — Итачи засмеялся, накинув полотенце на голову мальчика. Саске так сильно изменился за эти часы, стоило только подарить ему немного детства.
      — Да что б тебе. Ты вот вообще испугался.
      Эти губки бантиком, словно перед старшим сейчас вновь тот самый восьмилетний малыш, которому сказали, что старший брат больше не вернётся никогда.
      — Конечно, мне же ещё вас потом по больницам развозить и цветочки носить в палату, — Учиха развел руками, вызывая смех у младшего.
      Вскоре из змеи пулей выскочил Тсукури. Столько слов не знал абсолютно никто во всём парке, сколькими костерил горку Дейдара во время полёта. Сасори был красным, как рак, когда на глазах у достопочтимой публики подавал этому хаму руку и сухое полотенце.

      Ближе к обеду, ребята поспешили найти свободное место в кафе, чтобы немного перекусить. Им очень повезло занять столик с видом на большой бассейн, где каждый час поднимались искусственные волны, тем самым собирая семьдесят процентов отдыхающих. Все заказали огромные порции десертов из мороженого и взбитых сливок, украшенного свежими фруктами, наслаждаясь им в тени широких зонтов. И ничего не предвещало беды, но неугомонный Дейдара и здесь нашёл себе развлечение. Сперва он играл в войну с каким-то ребёнком, кидаясь в него крошками от печенья и получая в ответ. Затем была мировая, которую они заключили, купив мальчику мороженое на палочке. Лакомился он на плечах у Дея, который побеждённо катал его вдоль кафе, пока мальчик не уронил половину пломбира на блондинистую голову. Ребёнка удалось спасти вовремя подоспевшим родителям, но его словарный запас сильно пополнился после встречи с Тсукури.
      — Да-анна-а-а-а-а!!! Да-а-анна-а-а!!! Мои волосы! Я больше не самый ослепительный! — он носился вокруг них, хватаясь за голову, жутко веселя братьев Учиха.
      — Тсукури, заткнись уже наконец! У меня голова от тебя трещит. Ты как большой назойливый, — но договорить ему не дала жуткая догадка после увиденного. — Стоять!! Только не в бассейн Посейдона! Тсукури, твою мать!!
      Акасуна во всю нёсся спасать их от вероятного скандала, если бы Дей действительно успел помыть волосы в бурных волнах главного бассейна аквапарка. Кое-как отловив, он закинул отчаявшегося блондина на плечо и потащил в душ смывать следы детской шалости в длинных волосах.
      — Ну-ка, прекрати сейчас же его есть! Ты только что пытался смыть в хлорированной воде, а уже в рот тащишь! Оно течёт по моей спине…
      — Но, Сасори, главное, что оно не досталось этому гадёнышу... Он нарочно, Данна! Ну, нарочно же!
      Саске умирал от смеха, наблюдая за этой сумасшедшей парой. Он искренне желал Сасори как можно больше терпения, чтобы блондин вышел оттуда целым и невредимым. Это воспоминание будет одним из самых подходящих, если ему вдруг станет грустно. Озорные глаза переместились на старшего, разглядывая его, кулаки подпирали щёки. На теле парня блестели капли воды, скатываясь витиеватыми дорожками вниз. Внешне он казался абсолютно непоколебимым, но глаза-то смеялись. Учиха довольно лакомился тающим десертом, стараясь не задерживать взгляда на брате. Он так сильно на этом зациклился, что почти промахнулся ложкой мимо рта, чем вызвал новую волну смеха у Саске.
      — Засмотрелся на красотку в бикини?
      Мальчик потянулся через весь стол и уверенным движением, словно всю жизнь тем и занимался, стёр влажный след от мороженого на щеке Итачи. Старший прикрыл глаза, ощущая почерк матери. Микото так же нежно и заботливо вытирала его, когда маленький Итачи приходил с тренировок с запачканным лицом.
      — Ты мог бы и просто… — он запнулся на полуслове, видя, как Саске облизывает испачканные мороженным пальцы, -…сказать.
      — Не было необходимости. Откуда я знаю, вдруг ты бы тоже помчался «смывать позор» в водах Посейдона? — в ответ старший просто улыбнулся, мысленно благодаря мальчика за то, что он сменил ход его мыслей.
      Вскоре вернулись Акасуна и Тсукури. Вчетвером они опробовали ещё десяток разных горок, пока совсем не выдохлись ближе к вечеру. По территории аквапарка тянулся узкий бассейн с искусственным течением, где посетители отдыхали на огромных надувных кругах, что несли их вдоль. Лучшего места для отдыха было не найти и они, взяв по кругу, спустились на воду. Течение было медленным и плавно несло уставших вперёд, сменяя пейзажи и иногда заманивая в забавные водяные ловушки в виде внезапных струй из пасти скульптурной рыбы или нимфы, которая могла вылить воду на голову отдыхающих из ведра на пружинке.

      Саске провалился задом в центр круга, раскинув конечности по бокам, и наслаждался прекрасным днём. Он покорил все самые страшные горки, один раз победил Андерсена на «Hermes», съел безумно вкусное мороженое, отлично и весело провёл время в компании новых друзей. Да, он впервые за всё время «командировки» завёл себе друзей в новой стране. Андерсен свалился ему на голову, как луч света во мраке фанаток, вырвав из их цепких лап. Проявил заботу, накормил, погулял и домой отвёз. Хоть замуж бери! Что за глупости. Женщины от него точно без ума, ведь он чертовски привлекателен: такой редкий цвет глаз, как и у Саске, густые волосы гагатового оттенка, крепкое рельефное тело, красивые руки. Он мог бы смело составить Учихе конкуренцию в журнале, но тот никогда такую глупость ему и не предложит. Сасори и Дейдара оказались отличными ребятами. С ними было интересно, и Дей никогда не замолкал надолго, так что, скука им точно не грозила.
      Поток его безмятежных мыслей прервали руки, что ухватили за талию и резко утянули под воду. Ничего не понимая, Саске попытался открыть глаза в воде, но хлорка сильно жгла слизистую, и эту затею пришлось отложить. Парень быстро всплыл наверх, где почувствовал в паре миллиметров от своего лица чьё-то горячее сбившееся дыхание. Открыв глаза, он увидел перед собой довольного Андерсена. Саске всплыл, как и он, в самый центр круга, на котором отдыхал и не ведал горя последние пятнадцать минут.
      — Ты, как беспомощный лягушонок, — Итачи бессовестно купался в провале Учихи, почти соприкасаясь носами.
      — Вообще-то, я отдыхал. Но, если ты настаиваешь, то могу отомстить сейчас!
      Саске оттолкнулся от дна и, нажав на плечи старшему, увлёк за собой под воду. Итачи не успел ничего сообразить, как парень повис на нём, словно клещ, обхватив ногами за талию. Руки крепко обвили шею, не позволяя всплыть. «Это уже слишком близко!» Учиха не придумал ничего разумнее, как расслабиться, обняв Саске и опуститься полностью на дно. Не без труда он всё же открыл глаза и встретился с полным смущения взглядом антрацитовых глаз брата. Длинные смольные волосы мягко касались своим шёлком его щёк. Младший сам всё затеял, но уже понимал, что вновь проигрывает этому красавчику. Такое чувство, что он встречал подобный взгляд раньше, но никак не мог уловить эту загадочную нить, потерявшуюся в паутине памяти. Сидеть верхом на этом парне было на удивление удобно и чертовски комфортно, но разве в этом можно было признаться хотя бы самому себе? Круг уже проплыл над ними, и запас воздуха начинал катастрофически быстро заканчиваться. Саске бросил на брата испуганный взгляд и тот, прижав его покрепче, всплыл вместе на поверхность чётко в центр ранее брошенного Итачи круга. Такая близость сбила всё дыхание напрочь, практически лишая старшего контроля над собой. «Не хватает только трусы с него стащить и уплыть подальше, как в детстве! Итачи Учиха, очнись, здесь полно людей и вообще. так на минуточку, это твой родной БРАТ».
      — Ну ты и придурок, — его светскую беседу с собственным мозгом прервал младший. — Я же не думал, что ты настолько псих, чтобы потащить на самое дно ещё и меня. Совершенно не думаешь о подрастающем поколении? — он протирал щиплющие глаза рукой.
      — Сасори-сан, как думаете, они там целовались или по трусам лазили? — еле различимо промурлыкал блондин, заинтересованно поглядывая на пустой жёлтый круг.
      — Если бы ты убрал свою клешню от моей задницы, то мы бы быстрей их догнали и всё сами увидели! — Сасори недовольно фыркнул тому в ухо, продолжив грести ногами.
      Братьев обогнал круг с Сасори и Дейдарой, который решил всё же не брать отдельный, а устроиться, лёжа поперёк на Акасуне, свесив ножки в воду. На мгновение Саске явно показалось, что рука Дейдары находилась сзади в плавках его Данны, но они так быстро отдалялись, что убедиться не было возможным.
      — Думаю, теперь ты просто обязан усадить меня на свою шхуну и поиграть в моторную лодку до моего круга, который уже где-то впереди. Сейчас эти пираты захватят мой корабль! — Саске вскарабкался наверх, не оставляя Итачи шансов.
      Старший покорно поднырнул и они направились на поиски пропавшего «корыта». За поворотом их уже поджидали Сасори и Дейдара, лежавший на двух кругах сразу. Блондин коварно усмехнулся и прищурил один глаз, который был виден из-под длинной чёлки.
      — О, смотрите, Данна! Рабы несут шхуну господина, чтобы отнять у нас честно захваченную галеру!
      — А чего это она честно захвачена? — Саске изображал вальяжного коменданте.
      — А меньше надо было обжиматься под водой, тогда и корабли перестанут пропадать, — Тсукури важно задрал вверх свой нос, прежде чем уйти под воду.
      Сильные руки коварного Итачи уволокли зазнайку вниз. Парень всплыл мгновенно, словно пробка и уже во всю верещал о высохших когда-то волосах.
      — А ведь говорят же, что не тонет, — Итачи спрятался за кругом Сасори от истерических брызг и брани блондина, пока Саске возвращал командование надо своим кораблём.

      Обсыхали они уже по пути к раздевалке, слушая, как Дейдара всё сокрушается о мокрой голове. Закатное солнце мягко устилало небеса всеми оттенками гранатового, разгоняя перистые облака прочь за горизонт. Расплатившись за аренду ячеек, Итачи и Саске пошли в сторону парковки. Замечательный день подходил к концу, а с ним и хорошее настроение. Саске задумался, о том, как же сильно должен рассердиться Орочимару, когда он заявится в отель.
      На парковке они быстро нашли оранжевый кабриолет, в котором уже сидел Сасори, настраивая радиоволну, и Дейдара, укутавшийся в полотенце, словно в палантин. Итачи подошел к нему и облокотился боком на край дверцы:

      — Мадам, а с вами можно познакомиться? — лучи ярости Тсукури должны были уже прожечь в этом теле дырищу.
      — А ну, пошёл прочь, извращенец! — всё же подыграл блондин. — Или сейчас мой приятель посчитает тебе зубы, — Дей нелепо взмахнул краем полотенца, закидывая его на плечо и уставился на Сасори.
      — Да ты, я смотрю, горячая штучка! — смех ребят раздался по всей парковке, привлекая лишнее внимание.
      — Здесь неподалёку в одном клубе будет проходить пенная вечеринка. Может, заглянем? — Дейдара сменил гнев на милость и быстро забыл все обиды, строя щенячьи глазки.
      — Я не против, уикенд же, как никак! — Итачи потрепал младшего по волосам. — Ты что скажешь?
      — Думаю, меня четвертуют, если я сегодня не заявлюсь домой, — Саске мгновенно сник.
      — Ой, да там куча всяких конкурсов, танцы и... кто тебя "что сделает"? — Тсукури повернулся к парням на заднем сидении.
      — Мой опекун и менеджер по совместительству. Он старается не выпускать меня из виду. Сегодня утром я от него сбежал, оставив записку, что вернусь позже.
      — Дай сюда, я всё улажу, — блондин бесцеремонно вырвал из рук парня сотовый и полез в записную книжку. — Гад ползучий?
      — Э-э-э-э!!! Верни обратно! Не надо ему звонить! Ты хочешь моей смерти? Поверь, я потом неделю встать не смогу! — Саске не на шутку забеспокоился, попытавшись безрезультатно вырвать телефон из рук.
      — О!! Скажи спасибо, что я сейчас утешаю себя мыслью о старом дедушке с ружьём, заряженном солью! — Сасори издал дьявольский смешок.
      — Андерсен, успокой там его! — скомандовал агитатор в полотенце. — Сейчас я всех спасу. Вы мне ещё ноги целовать будете!
      — Сейчас я тебя поцелую лбом об приборную панель, если ты не перестанешь скакать по салону! — зарычал взбешённый Сасори, схватив Дейдару за локоть.
      — Алло, это менеджер Учиха Саске? Чудесненько! А это говорит ваша совесть. Мне кажется или мы раньше никогда не встречались? Так вот, у мальчика выходные, и я хочу сообщить, что он вернётся завтра. И не за чем так орать, у совести не хроническая контуженость на ухо! Так, значит, мы договорились. Нет, это не вопрос, конечно! Ещё созвонимся, пока! — Дейдара вернул телефон лишившемуся дара речи Саске. — У-у-у-у, падла какая. Как ты вообще с ним работаешь?
      — Ты тонкий психолог, Дей, — Итачи покачал головой в стороны. — Надеюсь у нашего дружка не будет проблем после разговора опекуна с его «совестью».
      — Ну я же о нём не всё ещё знаю, так бы я много о чём поболтал. Он хороший слушатель, но неблагодарный. Может ему в телефон тратил заложить?
      — Тсукури, прекрати сейчас же, — рыкнул Данна, и тихо добавил. — Мы же не на работе для подобных выходок. Не пугай ребёнка.
      — Вообще, он бы уже давно перезвонил. Наверное, опять где-то в борделях пьяный дебоширит. Думаю, что мы можем вместе отправиться на пенную вечеринку, — мальчик благодарно улыбнулся внезапному спасителю, который так опасно продлил ему приятную встречу.
      — О-о-у-у-у, а это уже по части Конан. Думаю, Лидер-сама её не отпустит на ликвидацию таким образом.
      — Ты совсем болван?! Только при них такое не ляпни, смотри! Иначе я попрошу Хидана приштопать тебе оторванные руки ко рту, — с Сасори лучше было не связываться, что красноречиво демонстрировало побледневшее лицо напарника.
      — Кто такой Хидан? — Саске обратился к Итачи, так как рыжий предусмотрительно сделал музыку громче.
      — Хида-а-ан... Хм, наш медэксперт на работе. Иными словами, местный Айболит, — Учиха улыбнулся уголками рта и отвёл взгляд на дорогу, демонстрируя, что разговор окончен.
      — Зубной что ли, раз вы его так боитесь, — скорей самому себе под нос буркнул Саске.

      Когда машина остановилась у клуба «H2O» на окраине Лос-Анджелеса, солнце уже скрылось за горизонтом, погружая город в кобальтовые оттенки. Заведения светились множеством огней, город во всю жил новым ритмом, заданным многочисленными барами, пабами, клубами, алкоголем и весельем. Дейдаре трудно было заткнуть рот, и он пел всю дорогу, как и сейчас, когда парни стояли у входа в клуб. Саске заметно нервничал, держась ближе к Итачи. Этот парень внушал доверие, и с ним было спокойно, словно он мог решить любые проблемы Учихи. По крайней мере, ему хотелось в это верить, как бы нелепо оно не выглядело.
      — Андерсен, а меня точно сюда пустят? Мне же ещё нет восемнадцати.
      — Если ты будешь об этом верещать на каждом углу, то, пожалуй, не пустят. Останешься ждать нас в машине, — Итачи бархатно рассмеялся, закинув руку на плечо брюнета. — Запомни самое важное: ты со мной.
      В клуб они вошли без лишних вопросов, стоило Итачи поднять холодный взгляд на секьюрити. «А этот Андерсен чертовски крут, если его боятся даже охранники. Вот только перед зубным своим они все беспомощны» — восхищение сияло, словно шар диско, в голове у младшего. Дейдара сразу направился к столику, откуда было хорошо видно весь танцпол. Белый угловой кожаный диванчик и аккуратный зеркально-чёрный столик сразу приглянулись парням. Гоу-гоу девушки были в одинаковых коротких париках и извивались немыслимыми позами в красивых клетках. На сцене играл какой-то незнакомый диджей, заводя толпу бодрыми миксами. На барной стойке десяток девиц окружили пару парней и, уложив их на столешницу, поили виски, зажимая стопки, кто где горазд. Светомузыка и искусственный туман создавали парящую атмосферу, погружая посетителей в свою безмятежность.

      — Я заказал нам две бутылки виски. А, что-о-о?! На четверых самое оно! — Дейдара скрестил руки, возмущенно глядя на недовольную физиономию Итачи.
      — Ты мне ребёнка споить решил?
      — Да какой он ребёнок? Глянь, какая дылда выросла! Даже выше Данны, — Дейдара приобнял младшего за плечи. — Учиха, сегодня мы будем пить только взрослые напитки, и не слушай этого зануду.
      Саске это всё откровенно веселило, то, как о нём переживал Андерсен и то, как на равных с ним обращался Дейдара. Вскоре принесли первую бутылку, и Тсукури разлил напиток по стаканам.
      — За прекрасный день и мою спасательную миссию по освобождению нашего нового друга Саске! — он высоко поднял стакан, звонко чокаясь с остальными. — За дружбу!
      После пары тостов Итачи расслабился и уже не сильно волновался из-за подростка. Наверное, действительно блондин прав и он перегибает палку с заботой. Мальчик уже не ребёнок, даже виски пьёт и не морщится. И где только научился? К концу первой бутылки публики в клубе прибавилось, и диджей объявил о скором начале пенной вечеринки. Парни оживились, и Акасуна предложил перебраться на танцпол, дабы не пропустить всё веселье.
      Пенные пушки стали обильно посыпать мыльными пузырями зал под бурные овации. Музыка и алкоголь творили волшебство, превращая ночь в красочное приключение. Девушки в коротких шортиках зазывали молодых людей на горячие танцы. Вокруг царила атмосфера всеобщего веселья, щедро припорошенная, пахнущей ванилью, пеной. Саске выкладывался на полную, двигаясь в ритме клуба. Пена щекотала ноги, пряталась в волосах, окутывала своим теплом. Итачи танцевал рядом с бокалом виски и, казалось, был далеко отсюда. Младший перехватил его бокал и, осушив один глотком, поставил на колонку.
      — Мы пришли сюда веселиться, а ты, как кукла на верёвочках. Танцуй со мной.
      Захмелевший брат вовлекал старшего в танец, ведь, как можно думать о чём-то ином, находясь в таком месте? Итачи был удивлён поведением Саске, но позволил себе подчиниться. Он прав, стоит расслабиться и не думать о прошлом, которое всё чаще мельтешило перед глазами. Девушки вокруг прожигали их взглядами, каждой хотелось разбить такую пару танцоров, но, они словно их не замечали, продолжая веселиться. Учиха-младший развернулся спиной к брату, виляя бёдрами, растворяясь в музыкальном ритме. Итачи долго уговаривать себя не пришлось. Осторожно приобняв его за бёдра, он слегка прижался к спине подростка, вдыхая запах его взлохмаченных волос. Танец приобрёл новые оттенки, погружая сознание в дымку страсти. Младший, словно забыв кто он и где, прижимался к крепкой груди, продолжая заводной танец. Алкоголь делал своё дело, даже всем вокруг уже не было дела до того, что творилось между двумя парнями в мерцающей пене. Но музыка сменилась на легкий транс, и Саске отпрянул от брата, осознав, что он перегибает палку. Это было неправильно. Он вёл себя, как пьяная девица в объятиях крутого парня.
      — Извини, мне кажется я... — договорить Итачи не дали.
      Тут на сцену вскочил подвыпивший блондин и объявил о танцевальном конкурсе, встреченный бурными криками и аплодисментами. Довольный собой, он объяснил правила, и через пять минут собрал в графине записки с именами участников. Было всего пять этапов с разными стилями: Disco, Erotic-dance, Pole-dance и Hip-hop. В каждом этапе танцевала пара, зрители выбирали пять финалистов. Определял пару сам Тсукури, доставая случайные имена из графина.
      На диско две афроамериканки бодро трясли попками, коленками и, действительно, зажгли зал. Настал черёд Эротики. Блондин достал две бумажки и громко огласил имена: Саске и Андерсен!
      Саске разом выплюнул виски, который только что отпил из бокала, сидя за своим столиком. Итачи же, это просто смутило.
      — Я никуда не пойду! Я вообще не подавал заявку на участие в стриптизе! — возмущался брюнет.
      — Да ла-а-адно, вас все поддержат! — Дейдара призвал гостей клуба поприветствовать участников. — Отказа я не принимаю, так что, Андерсен и Саске, на сцену!
      Свет в зале убавился, погружая центр в ало-чёрные краски, играя бликами на блестящей пене. Итачи взял парня за руку.
      — Испугался танца? Пойдём, Тсукури посчитаем зубы позже.
      — Ничего я не испугался. Просто так не честно!
      Пара вышла в центр и заиграла  «Perhaps, perhaps, perhaps»*.

      «Хах! Какой чудесный выбор, Дей. Ну, возможно, возможно, возможно ты останешься жив» — улыбнулся Итачи.

      Старший распустил длинные смольные волосы, сняв резинку. Они рассыпались по спине, приковывая внимание противника. Бёдра плавно качнулись в такт первым куплетам, ладони прошлись вдоль тела, пальцы взбили густую шевелюру. В глазах Итачи плясали черти. Шла игра с братом, который запутался в своих ощущениях, и ему стоило помочь в них определиться. Губы Итачи шептали: «Возможно, возможно, возможно».
      Саске пришёл в себя и принял правила игры, в танце змеи расстёгивая рубашку, оголяя прекрасное тело. Женщины тут же завизжали, вызывая улыбку на лице соблазнителя. Разбивая пену изящными движениями ног, он плавно скользнул в сторону брата и поманил его пальцем, подпевая песне:

      «So if you really love me,
      Поэтому, если ты действительно любишь меня,
      Say yes.
      Скажи: „Да“.
      But if you donʼt, dear, confess.
      Но если нет, дорогой, то признайся в этом.

      And please donʼt tell me
      И пожалуйста не говори мне:
      Perhaps, perhaps, perhaps.
      Возможно, наверное, может быть.»

      Итачи, со взглядом охотника, в танце приблизился к Саске и притянул того за пояс шорт. Младший развернулся спиной и, выгнув спину, прошёлся руками по животу Учихи, остановившись лицом у ширинки изумлённого брата. Зрелище было не для слабонервных: брюнет, гибкий, как змея, на широко разведённых ногах, расстёгивал ширинку и стаскивал пояс с, не уступающего ему ничем по красоте, парню.
      — Тсукури, твою мать! Ты ведь нарочно это подстроил? — Сасори стоял рядом с напарником и не мог оторвать взгляд от той эротики, что творилась на сцене.
      — Мне кажется, им нужно было разобраться в себе. Я всего лишь помог.
      — Молись, чтобы это хорошо закончилось, — рыжий похлопал его по плечу. — Я же тебя потом не откопаю.
      Итачи перехватил эти настойчивые руки и в танце поднял мальчика. Саске артистично стащил с него футболку, открывая всем безупречное тело. Женщины ещё сильней зааплодировали, призывая ребят не скромничать. Младший надавил на крепкие плечи, ставя Учиху перед собой на колени. Выпитый виски стучал в голове, стирая все грани реальности. Итачи, улучшив момент, подхватил соперника под колено и плавно завёз себе за спину, словно они тут не эротику исполняли, а танго. Саске запустил пальцы в волосы старшему, и крепкой хваткой запрокинул тому голову. Свободная рука перемещалась по телу, ухватив брата за талию.
      «Слишком близко!» — своим бедром Итачи чётко ощутил, что танец не только ему одному даётся с трудом. Парень был возбуждён и горяч.
      Губы брюнета шли всего в паре миллиметров от тонкой кожи на шее Итачи. Со стороны казалось, что Саске уже самозабвенно ласкает этот алебастровый шёлк, чем уже порядком завёл толпу не на шутку. Сердце старшего готово было выпрыгнуть из груди от таких манипуляций. Поза с каждой минутой становилась всё более неудобной, однако Саске никуда не торопился, а шептал прямо по коже губами:

      «So if you really love me, Say yes.
      But if you donʼt, dear, confess.
      And please donʼt tell me: Perhaps, perhaps, perhaps»

      Хватка в волосах ослабла и старший, распахнув угольно-чёрные глаза, вернул голову на место, приоткрыв губы, что бы уже дать ответ на эти терзания. Однако Саске тут же приставил к ним свой изящный пальчик и оттолкнулся от парня. На пару секунд полностью погас свет и музыка стихла. Итачи совершенно потерялся и, казалось, забыл обо всём на свете. Глубокий цвет индиго озарил зал, и раздались самые громкие овации — закончился конкурс эротического танца.
      — Думаю, нам стоит сделать легкий перерыв на коктейли и покурить после такого ШОУ!!! Спасибо парням за жаркую эротику! — Тсукури поднял целый зал аплодисментов и звонкого свиста.

      Саске тут же пулей выскочил из зала. На улице он глубоко вдохнул свежего воздуха, приводя мозг в порядок, как, вдруг, его с силой затащили за угол и прижали спиной к стене. Итачи еле догнал брата, боясь, что пьяный подросток сейчас наломает дров. Поставив руки по обе стороны от головы парня, он молчал и так же пытался привести пульс в порядок.
      Младший отлично понимал, ЧТО они вытворяли сейчас на широкую публику в зале под ту дурацкую песню, которая казалось такой уместной. Он почти целовал шею другому мужчине, раздевал его и, кажется, спалился со своим стояком, прижавшись к бедру художника. «Ксо-о… Мне не следовало так далеко заходить.» Закрыть глаза сейчас казалось самым верным решением, так можно было лучше соображать. Ему слишком тяжело смотреть в эти жгучие глаза.
      — Андерсен, знаешь... я совершенно не… — довести мысль он так и не смог.
      Тонкие дрожащие губы накрыли мягким поцелуем. Итачи, словно жаждущий, припал к источнику и молил о пощаде за дерзость. Саске не мог поверить в происходящее и просто перестал дышать, впитывая эту мимолётную нежность. Когда же поцелуй прервался, он широко распахнул изумлённые глаза. Это совершенно не укладывалось в его кружащейся голове. Его первый поцелуй здесь, за углом ночного клуба с мужчиной.
      — Но почему?
      — Все беды японцев состоят в проблеме выбора, — Итачи мягко улыбнулся, и был рад, что до сих пор не получил по роже. — Тебе я помог его сделать. Просто подсказал. Как быть дальше? Попробуй принять сам это решение.
      — Тогда… помоги мне ещё немного.
      Саске обхватил его шею и приник к нежным губам. Повторного приглашения Итачи ждать не собирался и углубил поцелуй. Младший Учиха неуверенно отвечал, привыкая к новым ощущениям. Голова начала кружиться ещё больше, а магию алкоголя заменила страсть. Та самая, что накинула свою петлю ещё там, на танцполе, сведя двух парней с ума. Поцелуй отдавал лёгкой горечью виски.
      — Я думаю, что сейчас мне лучше поехать домой, — мальчик тяжело выдохнул и положил голову на плечо Итачи. — Я обещал опекуну, что позже, но обязательно вернусь. Если он поднимет на ноги полицию, будет много желтой прессы.
      — Конечно, ты прав. Извини, что мы тебя так внезапно дёрнули, — он нежно гладил подростка по волосам, ощущая, как тот расслабляется в его объятиях. — Я, наверное, буду гореть в аду за это.
      — Брось, от поцелуя дети не рождаются. И мне понравилось, — Саске встал на цыпочки, ровняясь с братом. — Пожалуй, стоит как-нибудь повторить?


Читать продолжение тут






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 05.06.2021г. Книга Фанфиков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3099818

Рубрика произведения: Проза -> Фанфики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1