Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Метемпсихоз. Цикл "Байки под одеялом"


Метемпсихоз. Цикл "Байки под одеялом"
­
- Костя подожди. Не подходи.
- Мам, что случилось?
Я придержала сына рукой и еще раз посмотрела на входную дверь. Замок был высверлен, дверь приоткрыта.
- Ну мам, что случилось?
- Ничего хорошего.
Достав телефон, быстро набрала короткий номер полиции.
- Дежурная часть слушает? – Усталый голос на другом конце.
- Здравствуйте. У меня в квартиру кто-то проник.
- Вы сейчас в квартире, злоумышленник еще там?
- Нет, я стою возле двери, замки вскрыты, еще не заходила. Не знаю есть кто-нибудь внутри или нет.
- Хорошо, в квартиру не заходите. Если есть знакомые соседи, постучите к ним и ждите наряда. Адрес?
- Улица Кривая дом двадцать семь, квартира шестьдесят три, восьмой этаж.
- Хорошо, ожидайте звонка, скоро к вам приедут. – Короткие гудки.
Звонок в полицию никак меня не успокоил. Я сгребла в охапку сына и постучала в дверь слева. Тишина. Постучала еще раз. С той стороны послышались шаги и возня.
- Кто там?
- Тетя Вера, это я, Вика, соседка из шестьдесят третьей.
Раздался звук открываемого замка, дверь отворилась. Маленькая щуплая старушка в выцветшем домашнем халате потёрла сонные глаза и удивленно посмотрела на меня.
- Викуся, что-то случилось?
- Теть Вер, у меня квартиру вскрыли, я в полицию уже звонила, скоро приедут. Заходить запретили, сказали у соседей подождать.
- Ой-ей, что жеж это такое-то. Заходи, заходи. – Бабушка шире открыла дверь, пропуская нас внутрь квартиры. Заметив мой костыль и подогнутую штанину вместо левой ноги, она удивилась, захотела что-то спросить, но сдержала порыв.
Костя зашел первым, скинул ранец в коридоре и сел на табурет в кухне. Я прошла следом за ним и тоже присела, нога еще не привыкла к ходьбе и быстро уставала. В квартире пахло старостью и плесенью, окна плотно завешены тяжелыми шторами.
- Может чаю? – Спросила бабушка.
- Я не буду, спасибо. Может Костя?
- Я буду. – Ответил сын, осмотрев стол на наличие то, что можно употребить с чаем.
- Сейчас, сейчас. – Тетя Вера набрала желтый эмалированный чайник из-под крана. Чиркнула спичкой, наполнив всю кухню запахом горящей бертолетовой соли, и зажгла газ. – Как же это так случилось, квартиру взломали. А я даже не слышала ничего! А давно?
- Не знаю. Я только приехала и увидела. Мама месяц назад была, давно уже. Все нормально было.
- Ты само так как? Все хорошо? – Повернулась ко мне старушка и посмотрела жалостливым взглядом.
- Спасибо Теть Вер. Уже лучше намного, только вот теперь как-то вот так. – Я указала на левую ногу, которая отсутствовала ниже колена.
- Бедняжка. – Старушка прижала к щекам ладони. – Молодая же совсем. Как же жить то теперь будешь?
- Да построюсь уж как-нибудь. – За полгода прошедшие после аварии успела устать от соболезнований и жалости. Зачастую ко мне относились словно я полностью парализована или умерла, поэтому слова старухи вызвали только раздражение.
- У меня мать тоже без ноги прожила. Ампутировали, когда я еще совсем маленькая была, диабет съел.
Тетя Вера налила чай в кружку, пододвинула сыну, достала тарелку с успевшими отсыреть пряниками, и начала расспрос о моей операции, аварии и лечении. Я не очень хотела все это опять вспоминать, давно оставила пережитое в прошлом, стараясь привыкнуть к новым условиям жизни, поэтому отвечала коротко и однозначно, давая понять, что не настроена на разговор. Через десять минут зазвонил телефон. Приехала полиция, избавив меня от нежелательной беседы. Я оставила Костю у старушки, а сама направилась к своей квартире.
Возле дверей стояли три человека. Двое в простой форме, один в бронежилете и с автоматом. Коротко расспросили меня о произошедшем и, проверив паспорт, вошли внутрь. Первым шел крупный мужчина в бронежилете, держа наготове автомат. Но в квартире никого не оказалось. Осмотревшись и проверить двери на наличие отпечатков, меня попросили проверить все ценные вещи. Я зашла в комнату, от которой уже успела отвыкнуть. Пол и мебель были покрыты слоем пыли. Следов не было ни где, словно сюда никто не заходил. Осмотрела шкатулку с ювелиркой, телевизор, игровую приставку сына, все было на месте.
- Ничего не украли.
- Странно. Есть подозрения, кто мог это сделать?
- Вообще никаких. Меня полгода не было, я в больнице лежала.
- Заявление писать будете? – Полицейский сказал это тоном, сразу определяющим его нежелание этим заниматься.
- Конечно буду. Ко мне в квартиру кто-то вломился, я теперь спать спокойно не смогу.
- Гражданка, тут у вас незаконное проникновение в жилище, это статья сто тридцать девятая УК РФ, часть первая. Взломщику максимум штраф выпишут, если поймают. Тут висяк, отпечатков нет, свидетелей нет. Оно вам надо? Лишний геморрой себе наживать, извините за выражение. Вам в вашем положении, - Полицейский кивнул на костыль и культю. – Лучше дома сидеть спокойно, чем по отделениям и судам кататься.
Меня обуяла злость. Захотелось устроить скандал со всеми вытекающими, но на него попросту не было сил. Я выпроводила служителей закона, забрала сына от и закрыла дверь на оставшуюся целой задвижку. Квартира больше не была моей. Маленькая и уютная двушка, которую я так любила, превратилось во что-то чужое и враждебное. Куда бы я не посмотрела, везде мерещились следы чужих рук. Казалось, что каждый темный угол скрывает маньяка. Косте было все равно. Для него взлом – новое приключение, о котором можно рассказать в школе и вызвать зависть у сверстников, главное, что приставка и телевизор остались на месте. А я уже всерьез начала задумываться о смене жилья. Зайдя в свою комнату, стянула кофту, и инстинктивно прикрылась, словно мерила одежду на рынке, а не была у себя дома.
Зазвонил телефон, не на шутку перепугав резким звуком.
- Алло?
- Здравствуйте Виктория, это Кронид Данактович, ваш лечащий врач.
- Да, да я записывала ваш номер.
- Как ваше самочувствие? Как добрались? Не сложно передвигаться?
- Добралась нормально, к ходьбе постепенно привыкаю, а вот остальное не очень.
- У вас осложнения, что-то беспокоит?
- Нет, со здоровьем все нормально, на сколько это может быть. Мою квартиру взломали. Приехала, а замок раскурочен.
- Ничего себе! Что-нибудь украли?
- В том то и дело что нет. Теперь сижу, голову ломаю, кто и зачем.
- Полицию вызывали?
- Вызывали, приехали, посмотрели, развели руками и уехали. Мол кражи нет, дела нет.
- Вам замки сменить надо.
- Да я уже догадалась, завтра займусь этим, сегодня уже сил нет.
- Вы не забыли, что завтра ко мне на прием?
- Нет не забыла.
- Хорошо, тогда до завтра!
- До завтра.
Я положила трубку. Вспомнила внешность молодого хирурга. Высокий, черноволосый, с мудрым взглядом серых глаз. Его облик сразу выдавал греческое происхождение, придавая ему легкий флер античной романтики мраморных статуй.
- Мам, а мы кушать будем? – Отвлек меня Костя, уже успевший переодеться.
- Ты же только что кружку чая выпил с пряниками, и утром у бабушки плотно поел.
- И что? У меня растущий организм, мне нужно много сил и энергии.
- Иди сюда. – Я подтянула сына к себе и обняла. – Растущий организм. Теперь у нас все будет немного по-другому. Мне понадобиться твоя помощь, пока я сама не научусь делать все заново.
- Я знаю, мам. – Костя посмотрел на меня очень взрослым взглядом. – Не маленький, понимаю. Надо в магазин да?
- Да надо. – Усмехнулась я. – Держи карточку, список я тебе сейчас пришлю.
Сын оделся и выбежал из квартиры, я еще раз осмотрела просверленный замок. Завтра точно надо вызвать мастера.

Ночью спала плохо, просыпаясь почти каждый час. Все время слышала посторонние звуки в квартире, шаги, скрипы. Вставала, проверяла замок, обходила комнаты. Но никого не было. В больнице мне прописывали успокоительное и советовали обратиться к психологу. Люди пережившее аварии и потерявшие конечности часто впадали в депрессии и были подвержены паранойе. Но я старалась держать себя в руках, и вроде бы получалось. Возможно оскверненная взломом квартира стала последней капли моего самообладания, и психика все же дала течь. С большим нежеланием открыла упаковку таблеток, выпила и вернулась в постель.

Золотая табличка с надписью «хирург Кронид Данактович Адамиди» на двери. Постучала, и вошла внутрь. Врач сидел за широким столом с лакированной поверхностью, и внимательно читал. Посмотрев на меня через верхний край очков, он указал на стул, приглашая присесть, а сам вернулся к изучению документа. Через пять минут отодвинул его в сторону, снял очки и посмотрел на меня.
- Извините, нужно было неотлагательно ознакомиться. Как ваши дела? – Хирург широко улыбнулся.
- Я похудела на несколько килограмм, это плюс. Только без этих килограмм ходить теперь не очень удобно.
Адамиди засмеялся, громко и заливисто, как смеются дети.
- А вы молодец! Самоирония в вашей ситуации, признак крепкого духа. В остальном как?
- Бывает болит, иногда в колене, иногда в месте ампутации, а иногда там, где была нога.
- Да, к сожалению, такое бывает. Фантомные боли. Можно я осмотрю?
- Конечно. – Я отстегнула булавку на штанине, расправила и закатала ее, оголив то что осталось от моей ноги.
- Зажило замечательно, рубцов нет. Первичную подготовку к ходьбе с протезом вы уже прошли, думаю в дальнейшем проблем не будет. – Сказал Кронид Данактович, осматривая мою культю и ощупывая место ампутации. Повернув ногу внешней стороной бедра к себе, он присмотрелся к рисунку на коже. – Еще с операции помню вашу татуировку, жалко было резать, такая красота пропала.
Я взглянула на своего девятихвостого лиса, который раньше передними лапами лежал на щиколотке, и расправлял свои хвосты на бедре. Теперь остались одни хвосты. Я очень любила это изображение, мечтала о татуировке сколько себя помню, и сделав её, была на седьмом небе от счастья. По иронии судьбы, лишилась именно этой ноги. Мама долго причитала, мол, бесов понаколола, вот бог и наказал. Я только вздыхала в ответ, рассматривая остатки рисунка.
- Так, по рекомендациям, все соблюдаете? Препараты принимаете? – Продолжил врач.
- Да конечно.
- Хорошо. Тогда осмотр закончен. У вас скоро экспертиза на инвалидность будет, я вам дам направление в Бюро. Пройдете экспертизу, они протез оплатят, и пенсия будет, не большая, но хоть что-то. Потом позвонят, надо будет съездить, снять мерки. Затем лучше всего записаться в школу по ходьбе на протезе, сильно облегчит вам жизнь.
- Спасибо.
- Да не за что. Кстати, вы со взломом разобрались?
- Да что там разбираться. Сейчас приеду, буду искать в интернете мастера по замкам, что бы поменяли.
- Я могу помочь, у меня есть знакомый, который этим занимается. Сделает все качественно и недорого. Один из моих клиентов давних.
- О, это было бы замечательно! А то не известно, на кого можно по объявлениям наткнуться.
- Записывайте номер!


Приехав домой, я первым делом набрала ванную горячей воды. Мечтала об этом все полгода в больнице. Пока сын в школе, можно себя немного побаловать. Еще несколько дней, потом вернусь к работе, по которой уже очень скучала. Труд копирайтера не требует работы в офисе, так что я могла позволить себе работать из дома, что будет очень кстати.
Разомлев от горячей воды, я откинула голову на край ванной, положила на глаза два ватных диска и не заметила, как закемарила. Приснилась авария, точнее то, что я из нее помнила. Увидела свои руки на руле моей KiaRio, знакомую улицу, спидометр на восемьдесят. Пустая дорога. Играет музыка. Вижу, как справа вылетает машина. Очень быстро, я даже не успела рассмотреть марку. На большой скорости она цепляет маю машину. Толчок, меня заносит и ударяет об столб. Потом провал. Дальше мчсники вырезают меня из машины, я не чувствую ничего ниже пояса. Яркий свет скорой. Провал. И вот я уже проснулась в палате, вся в бинтах, с капельницей в руке и ужасной головной болью. Виновника аварии не нашли, камер на дороге не было, как и свидетелей. Себе регистратор я не покупала, дура. Думала, что хорошо езжу, и он мне не пригодится. Сотрясение мозга, ампутация левой ноги ниже колена, переломы ребер, руки, и еще куча ушибов. Врачи сказали, что я родилась в рубашке. Лучше бы в ботинках родилась, может нога бы на месте осталась.
Выбравшись из ванной, я закуталась в халат, хотя раньше спокойно ходила по квартире голой, пока Кости не было дома. Сейчас не могла избавиться от ощущения чужого присутствия. Достала мобильный, набрала номер, который мне дал врач.
- Да, слушаю?
- Здравствуйте. Мне ваш номер Адамиди дал, врач. Сказал вы можете помочь с установкой замков.
- Здравствуйте. Да конечно могу, он уже звонил, предупредил, что вы обратитесь. Вам, когда нужно?
- Ну не знаю, чем быстрее, тем лучше. Когда у вас будет свободное время?
- Могу приехать сегодня после пяти.
- Просто замечательно, оплата у вас наличными или можно переводом.
- Как вам будет удобно.
- Хорошо, тогда записывайте адрес.

Мастер приехал, как и обещал, в десять минут пятого. Костя уже был дома, занимался уроками. Я пыталась готовить. Не все получалось так же легко, как до аварии, расстояние между плитой, холодильником и столом, которое обычно не замечаешь, стало казаться просто огромным. Когда прозвенел дверной замок, я по привычке собралась шагнуть, но в последний момент опомнилась.
За порогом стоял приятный пожилой мужчина с густой седой бородой, почти как у Санта Клауса. Невысокий, чуть полный, с добродушной улыбкой на лице.
- Здравствуйте!
- Добрый вечер.
- Уже оценил фронт своей работы, много времени не займет.
- Это хорошо, а то я совсем извелась, без замка словно с открытой настежь дверью.
- Двери — это дело такое. Вы замок купили?
Тут я поняла, что в суматохе забыла купить новый замок. Мне стало очень неловко, я заметалась, лихорадочно вспоминая, где рядом есть магазины с дверной фурнитурой.
- Не переживайте. – Успокоил меня мужчина. – Именно на такие случаи я всегда вожу с собой несколько, под разные типы дверей. Вот посмотрите.
Он открыл ящик с инструментом, на верхней полке лежали несколько дверных ручек с замками, обернутые в целлофан.
- Вот такая подойдет? – Спросила я неуверенно.
- Нет, это для других типов дверей, вам или этот, или вот этот.
- Давай тогда такую. – Указала на ручку с простым угловатым дизайном. – Сколько?
- Две с половиной тысячи, и еще столько же за замену.
- Отлично. Договорились.
На шум разговора вышел Костя, внимательно осмотрел мастера и начал наблюдать за работой.
- Какой крепкий у вас мальчуган. – Сказал мужчина, выкручивая из двери старый замок.
- Меня Константин зовут. – Серьезно ответил сын.
- А меня Всеволод Олегович. Рад познакомиться! – Мужчина пожал Косте руку. – Ух, вот это рукопожатие. Спортом занимаешься?
- На борьбу хожу.
- Молодец, сейчас вся детвора только и знает, что в телефоны играть да в интернете сидеть, про спорт давно забыли. Когда я молодым был, только благодаря силе и выживали.
- Костя, не мешай человеку работать. – Спровадила я сына обратно в комнату, не знаю, чем, но мне не понравилось такое внимание к его персоне.
- Да он не мешал. – Улыбнулся Всеволод Сергеевич, и тут я заметила, как у него дрожит левый уголок рта.

Через пол часа на двери стоял новый замок. Крепкий надежный, на четыре штифта, с защитой от взлома. Я немного успокоилась, но чувство «моей квартиры» еще не вернулось. Поужинав, ушла спать. Устала за день и ногу с непривычки ломило. Костя остался играть в приставку, но пообещал, что ляжет не позже десяти.


Проснулась от звука шагов в квартире. Сначала мне показалось, что это были остатки сна, но потом я снова услышала этот звук. Поднялась с кровати, взяла костыль, накинула халат и подошла к двери. В коридоре кто-то был. Я отчетливо слышала тяжелое мужское дыхание. От страха, резко захотелось в туалет и подступила тошнота. Оперлась плечом на косяк, перехватила костыль, так, чтобы им можно было ударить и распахнула дверь. Прямо передо мной стоял Всеволод Сергеевич с ящиком инструментов.
- Виктория! Доброй ночи. – Улыбнулся он и я опять увидела этот дрожащий уголок рта.
- Что вы…

Темнота плавно отступала. Я смогла открыть глаза, но остальное тело мне не подчинялось. Я сидела в спальне сына, на полу, прислонившись к столу. Дверь была открыта на распашку. Рядом слышались голоса, сначала глухо, как через вату, потом все отчетливее и отчётливее. Я попробовала пошевелиться, но не смогла. Единственное что мне подчинялось это глаза.
В комнате были трое. Хирург Адамиди, соседка тетя Вера и мастер, заменивший днем замок. Он сидел возле распростёртого на полу Кости, и рисовал на его теле странный узор.Старуха заметила, что я открыла глаза и толкнула локтем Кронида. Он подошел ко мне, посадил ровно, взял за лицо руками, и повернул так, чтобы я могла видеть всю комнату.
- Она не умрет? – Спросила тетя Вера.
- Нет, это всего лишь вещество, вызывающее паралич. У нее работают только естественные рефлексы, дыхание, моргание и прочее. – Адамиди так же сидел за мной и наблюдал за неподвижными глазами, словно хотел в них что-то рассмотреть.
- Никак не могу к этому привыкнуть. Как вы думаете, она догадалась? – Соседка
- О чем? – Сказал Всеволод, не отрываясь от своего дела.
- Что это все не случайность?
- Вряд ли. Люди обычно не связывают события, произошедшие с таким разбросом времени в одну цепочку. Это для нас полгода - всего лишь мгновение. Скоро привыкнешь, у тебя всего треть переселение, на десятом уже не будешь удивляться.

- У меня почти все. Готовь «ключ». – Бросил через плечо Всеволод.
Кронид встал, вышел из поля зрения и вернулся с сумкой-холодильником, поставив ее прямо в моих ногах. Открыл и достал исходящую паром человеческую ногу, нижнюю часть, до колена. Присмотревшись, я увидела татуировку в виде лисы, только без хвоста.
- Мой самый любимый этап ритуала. - Адамиди провел пальцами по замершей коже ноги. – Если бы все они только знали, что ампутация была вообще не обязательна.
Он вынул из кармана нож с резной рукоятью и начал срезать пластами кожу вместе с замерзшим мясом, как снимают ломтики хамона. Край кости обточил легкими движениями, словно это была не кость, а карандаш. Через десять минут у него в руках была стопа с почти чистыми остатками берцовых костей. Меня замутило, больше от страха, чем от происходящего. Каждую секунду я пыталась пошевелиться, надеялась, что тело вновь начнет мне подчиняться. Но оно не слушалось, и мне оставалось лишь лежать и смотреть.
Кронид подошел к склонившемуся над моим сыном Всеволоду и передал остатки мое ноги. Тот, приподнялся, достал из ящика инструментов дверной замок с ручкой странной формы, словно сплетенный из веток дерева. Примерил его к груди сына, поставил несколько отметок приготовил аккумуляторную дрель. Сверло закрутилось, прикоснулось к коже и пошло глубже. Костя даже не вздрогнул, он просто лежал и смотрел в потолок безучастным взглядом. Я хотел заорать, но не смогла даже пискнуть. Все мое сознание бунтовало, отказываясь принять действительность, пыталось вырваться из плена парализованного тела, но я была заперта, словно птица в клетке.
Проделав четыре отверстия, Всеволод вооружился электролобзиком и вырезал квадрат, углами которого были дырки. Кровь из груди почти не текла, он словно работал по дереву или мертвому телу. Но Костя был жив, я видела, как вздымается его грудь при дыхании. Вытащив кусок кожи с ребрами, Всеволод вставил в тело ребенка замысловатую ручку с замком, словно это было не тело человека, а простая дверь.
- Готово. – Сказал он, и повернулся к остальным.
- Две двери открыты, не взломаны, не снесены, не сняты с петель. Осталась третья, главная дверь. Материнский ключ откроет эту дверь. Только то что породило тело, может его открыть. - Кронид протянул остатки ноги спутнику.
Всеволод принял у него из рук то, что, когда было частью моего тела, вставил острой стороной в отверстие для ключа в грудной клетке Кости и повернул, придерживаясь за пятку и пальцы. Раздался хрусти грудь сына раскрылась, как бутон пиона, оголив бьющееся сердце, сжимающиеся при вдохе легкие и другие органы.
- Давай, твой черед. Это тело уже слишком износилось. – Адамиди положил руку на плечо своего спутника.
Всеволод сложил ладони в чащечку, закрыл глаза и начал невнятно бормотать. Склонившись над раскрытым телом сына, он погрузил руки в его внутренности, прямо под трепыхающееся сердце. Через секунду достал. В ладонях, перепачканных кровью, лежал небольшой сгусток, похожий на медузу и на туман одновременно. Он поднес руки к своему лицу и сильно дунул, продолжая шептать. Сгусток в руках растаял и улетучился, как одуванчик на ветру. Затем, Всеволод запрокинул голову наверх и начал говорить все громче и громче. Он почти перешел на крик, бьющий по ушам и вызывающий панический ужас. В момент, когда казалось его голос вот-вот сорвется, он словно выплюнул в ладони точно такой же сгусток, только больше, темнее и постоянно двигающийся. Кожа Всеволода начала сереть, волосы – белеть. Он погрузил трясущиеся руки обратно в тело моего сына и завалился на бок. В этот момент мое сознание не выдержало, и я отключилась.


Меня разбудил будильник. Я со страхом открыла глаза, прекрасно помня произошедшее ночью, и ожидая увидеть себя на полу, возле тела сына. Но я лежала в кровати. Пошевелила пальцами рук –отзываются. Пальцами ноги, тоже. Тело меня слушалось. Я осторожно поднялась, осмотрела комнату, все было на месте. Даже костыль стоит ровно там, где я вчера его оставила. Может это был сон? Просто устала, стресс от взлома двери, и отказ мозга принимать инвалидность вылились в такой кошмар? Может все же стоит обратиться к психологу?
Я вышла из комнаты. В ванной шумела вода. В комнате сына никого не было, как и не было следов чего-либо необычного. Нет, это точно был сон. Страшный абсурдный кошмар, который просто не возможен в реальности. Дверь ванной открылась, вышел Костя на ходу вытираясь полотенцем.
- Привет, мам. Как ты?
- Нормально, спала только плохо.
- Что так?
- Кошмары снились. – Ответила я, проходя на кухню. На столе лежал недоеденный бутерброд, в раковине пустая чашка из-под чая. – Ты уже поел?
- Да конечно. Ты время видела? – Ответил Костя из своей комнаты.
Я посмотрела на часы на микроволновке. Семь тридцать утра. Значит я не услышала первый будильник, который обычно ставлю на семь. Не удивительно, после таких снов.
- Прости, я проспала.
- Все хорошо. Я уже поел и собрался, не хотел тебя будить.
Я посмотрела на лицо сына. Он так изменился за эти полгода, повзрослел, начал думать совсем по-другому.
- Я люблю тебя, Кость. – Сказала я и провела рукой по его щеке.
- Я тебя тоже, мам. – Ответил он, улыбнулся, и левый уголок его рта задрожал, как при нервном тике.














Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 04.06.2021г. Руслан Тимерханов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3099365

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы


















1