Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Дневник профессора Гарросса 37


­Из дневника профессора Гарросса
32
Посреди поляны весело полыхал костёр. Около него, развешанная на толстых сучьях, вбитых в землю, сушилась моя одежда. Боком ко мне у костра сидела Тетси и на сапёрной лопатке поджаривала мясо. Она была одета в военную камуфляжную форму. Тонкую талию перехватывал офицерский ремень, на котором висели «грифон» и армейский нож.
Эта картина была настолько невероятной, что я отказывался верить собственным глазам. Тетси? Как она здесь оказалась? Или это опять сон? Ну да, конечно, это сон. Ну, и идиот же я! Где-то глубоко в подсознании мне всегда хотелось, чтобы в трудную минуту Тетси была со мной рядом. И вот сейчас это мне и снится, убеждал я сам себя.
Тут мне на глаза опять попалась моя развешанная одежда. Значит, я должен быть раздетым. Я осмотрел себя и обнаружил, что лежу под одеялом в одних трусах. Это что, тоже сон? Впрочем, почему бы и нет? Ведь иногда и не такое снится.
- С добрым утром, Тони, - Тетси повернулась ко мне и радостно улыбнулась. – Ты проснулся как раз вовремя. Я только что приготовила завтрак.
Я ничего не ответил, так как до сих пор не смог разобраться в своих ощущениях: сплю я, в конце концов, или нет? Поймав на себе мой недоумённый взгляд, она весело спросила:
- Ты что, ещё не проснулся, что ли?
- Над этим я как раз усиленно и думаю. Может, я действительно ещё сплю?
- А, поняла, - она кивнула головой и снова улыбнулась.- Будем считать, что я реальность твоего сна. Идёт?
- Хорошо. Но как ты здесь очутилась?
- Как и ты, прошла через тоннель.
- А как ты догадалась, что я пошёл именно по этому пути? Здесь столько дорог.
- Ты чем-то недоволен, Тони? – голос её мгновенно стал резче, зазвенел металлом.
- Напротив! Я очень рад тебя видеть. Но я боюсь, что, когда я открою глаза, ты исчезнешь.
- Ты уже открыл их.
- Ты уверена в этом?
- Как и в том, что моего отца звали Регг Стенли.
- Так значит, я не сплю, а ты – это реальность?
Я продолжал сомневаться. И было отчего. Я уже пережил два случая, когда реальность оказывалась сном. Последний случай закончился нервным срывом. Если и эта история окажется сном, то тогда я точно свихнусь.
- Может, тебя ущипнуть? Или лучше ударить? – Тетси уже надоела моя ахинея.
- За что? Я же только спросил!
- Ты стал слишком разговорчив, Тони. Значит, тебе уже не так плохо, - она поднялась и проверила мою одежду. – Кажется, высохла. Ты так вымазался, пришлось её постирать. Извини, что не глажено. Но тут нам красоваться не перед кем. Разве что, перед динозаврами. Но им, по-моему, всё равно, как мы одеты. Так что одевайся. За завтраком я тебе всё расскажу.
Она подала мне одежду и, вернувшись к костру, отвернулась. Я быстро оделся, затем подкрался к Тетси, обнял её за талию и, поцеловав в щёчку, грозно спросил:
- Ну, где тут моя порция?
Конечно, это было фривольно с моей стороны вот так вот запросто обнять её, если учесть, что в нашем космическом романе было всего одно свидание, и то очень короткое, и пара-тройка поцелуйчиков. Но я решил, если я сплю, - а я был уверен, что я сплю, так как всё происходящее было слишком неправдоподобно для реальности, - то почему я не могу себе такое позволить? Но Тетси не возмутилась. Напротив, она прижалась ко мне и нежно потерлась щекой о мой небритый подбородок и сказала ласково, как мать ребёнку:
- Садись, голоденький мой, сейчас я тебя накормлю.
Она ловко разрезала кусок мяса на несколько частей и разложила на две пластиковые тарелки. Одну из этих тарелок протянула мне. Я осторожно принял её, с наслаждением вздохнул аромат жареного мяса и с жадностью, словно не ел целую вечность, накинулся на него. Тут я вспомнил обещание Тетси, объяснить своё появление здесь, и с набитым ртом пробурчал:
- Не увлекайтесь так едой, мадам. Кто-то кому-то что-то обещал. Так что я вас внимательно слушаю.
- Когда ты в последний раз заходил ко мне в лазарет, ты выглядел неважно, - стала рассказывать она, ловко расправляясь со своей порцией. – Твоё поведение мне не понравилось. Ты вёл себя просто отвратительно. Какие-то намёки, дурацкие вопросы. Кстати, Тони, если тебе это ещё интересно, то я вспомнила. Я выходила из лазарета. Минут, наверное, на двадцать – тридцать. Точно не скажу – на часы не смотрела. Ну, там отлить, причёску поправить, то да сё. В общем, ты понял, да?
Я внимательно посмотрел на неё. Выкручивается или, в самом деле, вспомнила? Но выражение лица у Тетси было таким, что трудно было заподозрить её во вранье.
- А когда ты вернулась в лазарет, ты не обратила внимания, ничего там не изменилось?
- Не знаю. Может, ты всё-таки расскажешь, что случилось?
- Не торопись с ответом. Подумай.
- Тони, что случилось? – стальные нотки недовольства опять зазвучали в её голосе. Не дождавшись от меня ответа, он снова спросила, смягчив тон. – Для тебя это так важно?
- Очень. Так что подумай хорошенько. Какие-нибудь малозначительные изменения. Сдвинут стул там. Джолтон лежал не так. Ну, что-нибудь необычное, что ли.
- Необычное? – Тетси вскинула голову и сосредоточилась, наморщив лобик. – Запах. Да, пожалуй, запах. Тончайший, еле уловимый аромат. Что-то наподобие духов «Королевы Виктории», только нежнее. Я его сразу учуяла, когда вошла. Но он быстро исчез. Тогда я подумала, что мне показалось, и забыла об этом… Что-то не так? – встрепенулась она, заметив, как я скривился от досады.
- Ты правильно всё описала. Так вот что напомнил мне запах этих цветов – духи моей матери… - я невольно ударился в воспоминания далёкого детства. – Мне они очень нравились. Когда я был маленьким, я специально залазил к ней на колени, чтобы насладиться ароматом её духов.
- И причём этот запах, и твои вопросы? – вернула меня в реальность Тетси.
- Именно таким ароматом благоухали цветы, которые сорвал Джолтон. Вдохнув его, он упал без сознания, - объяснил я и поинтересовался, как бы между прочим. – А больше ничего необычного не было?
- М-м, - Тетси опять задумалась, затем тряхнула головой и решительно ответила. – Нет, если ты имеешь в виду Джолтона. Он в это время лежал под капельницей.
- Хорошо, доктор,- поблагодарил я её, хотя то, что я узнал, ещё больше запутало меня, и я решил сменить тему. – А как там ваша история, полная опасностей и приключений? Вы обещали рассказать.
- Всё очень просто. Когда ты не появился на обеде, Джаксон сообщил мне, что отпустил тебя на все четыре стороны, чтобы ты мог заняться своими непосредственными обязанностями. Потом я сама сообразила, когда обнаружила пустой холодильник.
- А как ты меня нашла?
- Пришлось поработать извилинами. Ну, ещё женская интуиция. Знаешь, она у меня неплохо развита, и я ей доверяю. Когда я поняла, что ты покинул корабль, то сразу решила догнать тебя.
- Зачем?
- Сам знаешь, зачем. А если нет, то попробуй догадаться с трёх раз…
- Не обижайся, это я машинально спросил. А как же Джолтон?
- Ты же видел его, ему стало значительно легче. Когда ты вышел, он открыл глаза и внятно попросил у меня пить. Это и подтолкнуло меня к действию. Я не могла оставить тебя одного наедине с этой кошмарной планетой и рассказала Джаксону о своём желании найти тебя. Он понял меня и отпустил, не забыв прочитать напоследок инструкцию о безопасности,- она улыбнулась. – Я поставила Джолтону снотворное, чтобы он поспал подольше, и быстренько собрала вещички. На это мне потребовалось совсем немного времени. Оставалось только установить, куда ты направился.
Командир сказал, что ты собирался нарвать цветы, которыми отравился Джолтон, чтобы заняться изготовлением антидота. Я тут же смекнула, что они находятся где-то между кораблем и тропой Гигантов. Верно? Но ни цветов, ни тебя я не нашла. Ну, куда ты мог пойти дальше? Идти одному через джунгли? Ты сам говорил, что это самоубийство. Навстречу ты мне не попадался. Вот я и пошла вперёд. На водопое я обнаружила твои следы, которые вели в сторону пещеры, и мне сразу стало всё понятно. Помнишь, когда мы ездили смотреть площадку для космодрома и свернули с главной пещеры в боковое ответвление, ты тогда сказал, что хорошо бы посмотреть, куда ведёт эта нора? Ты ещё сделал предположение, что она может привести в другой мир. Помнишь, нет?
- Помню, - мотнул я головой, прожёвывая последний кусочек мяса. – А попить что-нибудь будет?
- Сейчас налью кофе, - она достала из своего рюкзака термос. – Я тоже это вспомнила и поняла, что ты пошёл по тоннелю. Вот и всё.
- Всё? – разочарованно спросил я, отпивая из кружки ещё теплый и не утративший своего экзотического вкуса кофе. – А как же опасности и приключения?
- Я не собираюсь рассказывать тебе, каких ужасов натерпелась, пока прошла через тоннель. Это тебе совсем необязательно знать. Я нашла тебя ночью. Я так спешила тебя догнать, что полезла в воду в темноте. Я чувствовала, что ты попал в беду, что тебе требуется моя помощь, и не стала ждать, когда рассветёт. Я наткнулась на тебя вон на том холме. Ты выглядел ужасно. Я даже подумала, что ты умер. Но ты дышал. Я так обрадовалась! Я поставила тебе расслабляющий укол, раздела, умыла, и спать уложила.
- А потом?
Я наелся и, находясь в умиротворённом состоянии, задал этот риторический вопрос просто так, лишь бы что-нибудь сказать, чтобы продолжить наш разговор. Мне было так приятно слышать её голос.
- А потом, - она лукаво посмотрела на меня и улыбнулась, - я пристроилась тебе под бочок и уснула. Ночи здесь длинные, так что я успела выспаться, постирать твою одежду и приготовить завтрак. Ты доволен, Тони?
- Ещё бы! – я прищелкнул от удовольствия языком. – Я самый довольный парень на этой планете. Чёрт возьми, даже обидно, что сейчас вокруг никого нет.
- Это почему же?
- Некому позавидовать мне.
У Тетси лицо засияло от счастья. Она подсела ко мне, как-то застенчиво поцеловала меня в щеку и, уронив голову на моё плечо, прижалась ко мне. Я почувствовал её тело, её тепло, её ровное спокойно дыхание, и мне стало хорошо и уютно. Любимая и желанная! Да будь ты хоть трижды из Синдиката, но сейчас ты мне действительно нужна. Нет, просто необходима! Я обнял её обеими руками и крепко прижал к себе. Неведомое, вызывающее сладострастную дрожь чувство захватило меня и унесло в далёкую даль, где живут только любовь и счастье.
- Ты уже придумал, куда мы пойдём? – голос Тетси выдернул меня из этой сказочной страны.
- Сейчас сориентируемся, - бодро отозвался я и не без сожаления разжал объятия.
Поднявшись, я взбежал на вершину холма и осмотрелся. Сзади, на юге, откуда я пришёл, возвышались горы. Странные они какие-то, эти горы. Я ни разу не видел у них пологих склонов. Только крутые неприступные стены, словно они отгораживались от всего, не желая пускать посторонних в свой мир. На севере, прямо подо мной протекала широкая спокойная река и, огибая холм слева, исчезала в чреве гигантской пещеры, унося под горами свои воды в море. Дальше слева от меня, сбегая с гор, текла ещё одна река. Она была намного меньше первой и вливалась в ту прямо на изгибе. Справа всё пространство между горами и рекой заросло густым кустарником и деревьями. А по ту стороны реки раскинулся лес. Через бинокль я разглядел березы и осины, которые росли вперемежку с хвойными.
Я опять оказался прав. Это был совсем другой мир, другая эпоха. Здесь уже должны обитать теплокровные животные и… может быть, разумные существа. «Может быть, - подумал я, - может быть».
- Нам нужно перебраться на другой берег, да? – предположила Тетси, становясь рядом со мной.
- Именно так мы и поступим, умница моя, - согласился я. – Для этого мы с тобой построим самый красивый корабль на свете.
С помощью топориков, тепловых пистолетов и верёвок мы соорудили плот. Из-за не имения плотницких навыков, он получился у нас довольно неуклюжим и тяжёлым. Разумеется, его нельзя было назвать красивым кораблем, зато он был надёжен, что для нас было самое главное. Орудуя примитивными вёслами, мы направили плот к другому берегу. Вёсла оказались тяжёлыми. Намокнув, они стали ещё тяжелее. Когда мы доплыли до середины, я уже изрядно вымотался.
- Чёрт возьми! – возмутился я тогда. – По-моему это весло тяжелее самого плота.
Тетси, мокрая от пота, тоже выглядела устало и, тем не менее, посмотрев на меня, жизнерадостно улыбнулась.
- Если бы ты сейчас плыл на весле и греб плотом, ты бы так не считал тогда, - весело сказала она.
- Может, нам всё-таки выпить кассонэ? – предложил я. – По капельке, для бодрости. А то до берега ещё далеко.
- Ну, если только по капельке, - согласилась Тетси и положила весло поперёк плота. – Только у меня его нет. А у тебя что-нибудь осталось?
- Конечно! Следуя твоему совету, я старался не злоупотреблять им.
Я с удовольствием освободился от весла и забрался в рюкзак. Две капельки осушили бутылку на треть, но нас это нисколько не смутило. Полные свежих сил и задора, мы опять налегли на весла.
- Послушай, Тетси, - дошло вдруг до меня, - я прошёл по тоннелю тринадцать часов только благодаря кассонэ, и то под конец оказался в состоянии выжатой тряпки. А как же ты смогла обойтись без него?
- Ты знаешь, что такое чигуан?
- Я что-то слышал об этом. Какие-то восточные штучки, верно?
- Верно, только не штучки. Это умение сохранять и накапливать внутри себя жизненную энергию и равномерно распределять её по всему телу. Дисгармония, ослабление энергии в каком-нибудь месте ведёт к усталости и болезни. С помощью чигуан ты можешь подпитывать себя энергией извне и восстанавливать силы без всякого кассонэ. Вот так.
- А что ж ты сейчас не отказалась, а? – ехидно поинтересовался я.
- Захотела выпить с тобой за компанию, - тем же тоном ответила она.
- Так выходит, что ты… - я замялся, пытаясь найти подходящее словечко, чтобы выразить свою мысль.
- Да, я владею этим искусством, - опередила меня Тетси и улыбнулась. – Это у меня от папы. Он был военным и служил на Востоке. Там он познакомился с мастером чигуан. Папа настолько увлёкся этим искусством, что занимался им всю оставшуюся жизнь. Я родилась в гарнизоне и единоборствами стала заниматься лет с десяти. А потом стала осваивать чигуан. И до сих пор с удовольствием занимаюсь этим.
- Н-да, - пробормотал я, с удивлением почувствовав в своём голосе досаду.
- Что-то не так? – сразу встревожилась Тетси.
- Вообще-то я считал тебя хрупкой и беззащитной, - сознался я, делая вид, что наблюдаю за работой своего весла. – Думал, что тебе нужен защитник и надёжная опора, вроде меня…
- Ну… конечно… - она пожала плечами, - постоять за себя я сумею. Но человек не может вечно жить один. Обязательно должен быть кто-то рядом. Тот, кто утешит и поддержит тебя в трудную минуту. Тот, кто разделит с тобой твою радость. Тот, которому ты готов посвятить всю свою жизнь, свою любовь и самого себя. И я знаю, что нашла такого человека, - она перестала грести и, смотря прямо мне в глаза, тихо, но твёрдо произнесла. – Это ты, Тони…
Я чуть не задохнулся от радости, мгновенно охватившей меня. Сердце бешено заколотилось, ликуя. От волнения на глазах навернулись слёзы, но мне было наплевать на них. Бросив к чёрту весло, я подскочил к Тетси, обнял её как самую желанную и дорогую и впился ей в губы, чтобы этой страстью выразить всю свою любовь к ней. Она с готовностью поддалась мне. Губы её были готовы к поцелую и ответили такой же пламенной страстью.
Когда наши объятья, наконец, разжались, то мы с неудовольствием обнаружили, что моё весло упало в воду, и его унесло течением. Наш плот тоже потихоньку сносило в сторону от того места, куда мы запланировали пристать. А до берега было, ох, как ещё далеко! Я подобрал весло Тетси и стал грести с такой силой, словно проглотил Морриса. Я буквально кипел от переполнявшей меня энергии. Её мне дал, конечно же, не чигуан, а нечто более возвышенное – любовь.
Добравшись до берега, мы устроили привал, расположившись под огромной секвойей. Не успели мы войти в лес, как спугнули двух птиц. Они походили на перепелок, но были такими большими. Я умудрился подстрелить одну из них. Пока Тетси возилась с птицей, я выкопал яму и разжёг огонь.
Жареная перепёлка была исключительно хороша. Набив желудок, я с наслаждением растянулся под деревом и стал с интересом наблюдать, как огромная белка-летяга прыгает с ветки на ветку. Тетси присела рядом и наклонилась надо мной. Её ладонь медленно заскользила по моей груди.
- Ну как? – поинтересовалась она, легонько целуя меня в лоб. – Тебе понравилось?
- Вкуснятина! – с восторгом отозвался я.
- Ты наелся, Тони? – она поцеловала меня в переносицу.
- О, да!
- Надеюсь, теперь ты в состоянии… - ее влажные губы коснулись моего рта, - показать мне, как ты меня любишь?
Не раздумывая, я обнял её и, прижав к себе, нашел её губы. Наши тела слились, и на целый час окружающий мир перестал существовать в нашем сознании.
- Не расслабляйся, душа моя. Нам пора! – вдруг услышал я сквозь дремоту голос Тетси.
Я лежал без сил, измождённый, но полностью удовлетворённый, всё ещё чувствуя на себе губы и ласки Тетси. Всё было так чудесно!
- Нам пора! – повторила она, выходя из-за дерева.
Она была уже одета и причёсана. Присев около меня, она, играя, чмокнула меня в нос.
- Вставай, лежебока! Джаксон дал нам всего пять суток. Причём земных. Ты забыл? Если судить по моим часам, то полтора из них уже прошло. Получается, что в нашем распоряжении, если отнять обратную дорогу, - она сморщила лоб, делая вычисления, - осталось всего сорок восемь часов. Так что некогда разлёживаться.
- Слушаюсь и повинуюсь, моя королева! – с готовностью ответил я, по военному приложив руку ко лбу.
Через десять минут мы уже углублялись в лес, оставляя зарубины на деревьях, чтобы потом найти дорогу назад. Этот лес был куда приятнее, чем джунгли. Воздух здесь был свежим, а запах восхитительным. Повсюду сновали пёстрые птицы, чьи разноголосые щебетания ласкали слух.
- Совсем как у нас на Земле, - вздохнула Тетси. – Правда?
Я не успел ответить. Вместо меня ответил кто-то другой. Недовольный рык заставил нас вздрогнуть и вспомнить, что мы не на Земле. Обернувшись, мы увидели хищника, уступающего по размерам динозавру, но не менее опасного. Огромная тёмно рыжая кошка, лениво потянувшись, вылезла из-под куста. У меня застыла кровь в жилах, когда я увидел её клыки с локоть длиной, два налитых кровью глаза и длинную шерсть, вставшую на загривке дыбом.
Хищник широко зевнул, продемонстрировав нам свои остальные мощные и острые зубы, и уставился на нас недобрым взглядом. Но нападать он не торопился. Похоже, что он только что насытился, так как морда у него была в крови. Возможно, своим появлением мы оторвали его от процедуры умывания, и теперь он хотел выразить своё недовольство по этому поводу. Он долго и пристально изучал нас, принюхиваясь к нашим запахам, готовый среагировать на любое наше движение, после чего, очевидно решил, что мы не представляем для него никакой опасности. Настороженность в его глазах сменилась сначала любопытством, а затем полным равнодушием. Он снова лениво зевнул и, повернувшись к нам задом, с королевской грациозностью скрылся за кустарником.
- Фу! – с шумом выпустил я из себя воздух, когда зверь скрылся.
- Красивая кошечка, - пролепетала Тетси, приходя в себя от страха,- но уж очень большая.
- Саблезубый тигр… - задумался я, вспоминая его эпоху. – Это тебе о чём-то говорит?
- Конечно. Эта кошка – саблезубый тигр. Правильно?
- Правильно. Но я о другом. У нас на Земле наряду с ним существовали мамонты, огромные пещерные львы, буйволы и…
- И? – Тетси напряглась и выжидающе заглянула мне в глаза.
- Люди, - закончил я на не очень радостной ноте. – Дикари.
- Ты считаешь встречу с ними опасной?
- Не знаю, но будем надеяться, что мы не встретимся с ними вовсе.
- И всё-таки я лучше надену «грифон» на руку, - Тетси достала пистолет, продела руку в темляк, приделанный к рукоятке, и затянула петлю. – Вот так. Теперь он всегда будет со мной.
- Разумно, - похвалил я её и проделал то же самое. – Мы с тобой немного увлеклись, дорогая, и едва не поплатились за это. Нам просто повезло, что саблезубый тигр успел позавтракать. Но он напомнил нам, что здесь расслабляться нельзя.
- Да уж, - согласилась Тетси.
- Отныне нам придётся быть очень внимательными, если хотим вернуться домой, - закончил я свою мысль, и Тетси опять со мной согласилась.
- Ну, а теперь мы куда пойдём? – поинтересовалась она.
- Вперёд, - лаконично ответил я, - только вперёд. Так проще запомнить дорогу назад.
Чтобы легче было найти обратную дорогу, мы сориентировались по компасу и направились строго на север. Так мы миновали лес, большую и очень красивую долину, озеро с живописными берегами, кишащее водоплавающими птицами, и снова оказались в лесу.
И кого мы только не встречали на своём пути! Оленей с огромными развесистыми рогами; быков, заросших густой длинной шерстью; стадо мамонтов; кабаниху с целым выводком полосатых поросят; медведя таких впечатляющих размеров, что меня до сих пор при воспоминании о нём охватывает дрожь. Я не случайно назвал этих животных, обитающих на Чиккории так, как именуют их собратьев на Земле. Они были очень схожи и различались лишь размерами и некоторыми нюансами. Судя по тому, как они вели себя при нашем появлении, а вели они себя очень спокойно, некоторые даже не обращали на нас внимания, я сделал вывод, что на них никто и никогда не охотился. Значит, люди в здешних местах не обитали. Это обстоятельство меня очень обрадовало.
До привала я успел отснять полностью четырехчасовую кассету. По дороге к обеду я подстрелил ещё одну перепелку, и Тетси обещала приготовить из неё объедение. Пока это объедение готовилось, я расположился под тенью дерева и перезарядил видеокамеру. Наслаждаясь запахом жареного мяса, исходившего от костра, я прокручивал перед собой всё увиденное за сегодняшний день.
В моей голове до сих пор не укладывалось, что всё это не фантастика, а самая, что ни на есть, настоящая действительность. Ещё вчера я пребывал в мире динозавров, а сейчас находился совсем в другой эре. На Земле между ними был промежуток в несколько десятков миллионов лет, а здесь всего тринадцать часов хода. Возможно, эти, тянущиеся с востока на запад, горы, по сравнению с которыми самые высокие пики Земли выглядят небольшими холмами, создают особый микроклимат для ящеров, встав своеобразным барьером на пути холодным ветрам с севера.
Тетси не подкачала – обед получился великолепным. Пока она убирала за нами мусор, я потушил костёр, закидал яму выкопанной землей и заложил сверху срезанным перед этим дёрном. Затем мы сориентировались по компасу и снова двинулись на север. Я держал наготове видеокамеру, а Тетси «грифон». Шли мы так долго. Наверное, часа два, пока не добрались до старой необъятной секвойи, между корнями которой бил родник, прозрачные воды которого шумным весёлым ручейком убегали куда-то в лес. Тут Тетси внезапно остановилась.
- Извини, душа моя, но мне необходимо отлучиться, - виновато сказала она. - Подожди меня здесь и никуда не уходи.
- Хорошо, дорогая, - отозвался я, - только смотри, осторожнее там.
- Я ненадолго.
- Я буду тебя ждать. Здесь, - я показал на родник. – Если что, кричи, я приду к тебе на помощь.
- Хорошо.
Тетси зашла за дерево, и я услышал, как она стала пробираться сквозь кустарник. В ожидании её, я решил испить здешней водицы. Уж больно заманчиво журчал родник, а после сытного обеда так хотелось пить. Соблюдая осторожность, я огляделся, - нет ли чего опасного поблизости,- затем наклонился к ручью, чтобы зачерпнуть пригоршню и остолбенел. Н-да, если бы Тетси приспичило в другом месте, а мне не захотелось бы попить, то мы никогда не стали бы свидетелями многих волнующих событий. Даже как-то странно думать о том, что всё может зависеть от таких мелочей.
Дело в том, что рядом с ручьём я увидел чётко обозначенный след. Этот след оставил человек, причём обутый в современную обувь! Чего я только не передумал в эту минуту! Сначала я решил, что это галлюцинация. Но когда ополоснул лицо ледяной водой чтобы избавиться от неё, след не исчез. Значит, со мной было всё в порядке, и я на самом деле видел оттиск подошвы элегантной обуви, насколько я мог судить, сорок пятого размера. Затем мне пришло в голову, что это кто-нибудь из экипажа отправился на наши поиски. Но эта мысль отпала сразу, так как никто из нас не носил обувь такого размера и рисунок подошвы армейских ботинок был совсем другой. Вот тут тогда и появилась у меня абсурдная мысль о Всемогущем Синдикате. Может, они уже опередили Космическое Общество и создали здесь свою базу? Ведь зачем-то они отправили сюда своего человека. Может, Тетси… отлучилась для того, чтобы подать им условный сигнал? Чушь собачья, конечно! Но что я мог ещё придумать, находясь в кайнозойском лесу другой планеты? В этот период на Земле жили лишь дикари с примитивной культурой, не имевшие ни малейшего представления об обуви.
Меня охватил чисто профессиональный интерес. Мне захотелось непременно узнать, кому принадлежит этот след. Я впал в состояние старателя, нашедшего начало золотой жилы и теперь жаждущего узнать её протяжённость. Вмиг всё было забыто, и Тетси тоже.
Следы хорошо просматривались на примятой траве, и, следуя за ними, я углубился в лес. Они вывели меня на поляну, заросшую красивыми голубыми цветами. Здесь я осмотрелся, и… тут моё бедное сердце опять не выдержало сюрприза Чиккории. Левую грудину резануло так, что я не смог сдержать стона. В глазах потемнело, а меня самого зашатало, но я удержался на ногах, ухватившись за ствол молодой берёзки.
Вскоре боль прошла и сменилась болезненным покалыванием, пелена спала с глаз, и я вновь увидел то, что едва не свело меня в могилу. Если бы передо мной оказался разъярённый пятиметровый медведь или свирепый тираннозавр, если бы сейчас произошло землетрясение, светопреставление или мировой потоп, то я был бы менее потрясен, чем тем, что увидел. А увидел я стоящую посреди поляны высокую – метра два с лишним ростом, - стройную и статную девушку. Она стояла ко мне лицом, одной рукой сжимала лук, а другой вытаскивала из колчана стрелу. Её круглое смуглое лицо застыло в напряжении, большие чёрные глаза смотрели на меня с изумлением, а широкий рот был полуоткрыт, обнажив ряд крупных белоснежных зубов. При этом её ноздри жадно втягивали в себя воздух. Она словно зверь, пыталась по запаху определить, опасен я для неё или нет.
Конечно, я предполагал, что здесь могут находиться разумные существа. Но чтобы они походили на нас! Это меня потрясло! Но больше всего меня поразил контраст между её внешностью и одеждой. Узкий лоб, сильно развитые надбровные дуги и широкие скулы выдавали в ней дикарку. Но причудливая причёска, в которую были уложены густые чёрные волосы, перехваченные на лбу алой шерстяной лентой, замшевые штаны, плотно облегающие длинные сильные ноги и просторная блузка без рукавов из зелёной шерсти, перетянутая в талии кожаным ремнём, превосходные сапожки с высоким голенищем говорили об обратном. Если бы я не знал, где нахожусь, то подумал бы, что встретил одну из посетительниц Ботанического Сада, излюбленного места данкарских модниц. Такая вот экстравагантная смесь грубой силы и изящества.
Поистине Чиккория – планета контрастов! Динозавры спокойно живут по соседству с доисторическими млекопитающими. А современные люди превосходно чувствуют себя среди тех и других. Неужели человечество Чиккории ушло так далеко в своём развитии, тогда как её фауна и флора находятся ещё на стадии эволюции?
Мы долго стояли в двадцати шагах друг от друга, не двигаясь и не решаясь предпринять что-либо. Наконец, как представитель мужского пола, я решил первым пойти на контакт. Но только я сделал не послушными ногами первый шаг, как стрела ловким привычным движением была положена на тетиву. Мне вовсе не хотелось составить компанию двум большим птицам, висевшим у неё на ремне, и всё же я решил сделать ещё один шаг.
- Не бойтесь меня, девушка, - как можно дружелюбнее сказал я ей, при этом активно массируя расшалившееся сердце. Вряд ли она поняла, что я ей сказал, но ведь здешнего языка я не знал, и потому продолжил на своём. - Не надо меня бояться. Я ваш друг. Я…
Я пересилил боль и сделал шаг. Тут у меня снова сильно кольнуло в груди, голова закружилась, и я рухнул как подкошенный.
Когда я открыл глаза, то увидел перед собой встревоженное лицо незнакомки. Торопливыми движениями она расстегнула мне ворот. Я хотел что-то сказать ей, но из груди вырвался лишь глухой стон. Девушка встрепенулась.
- Что с вами, господин? – испуганно спросила она меня на моём родном языке.
Это для меня было уже слишком. Сердце моё не выдержало, и я снова потерял сознание.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 02.06.2021г. Александр Белка
Свидетельство о публикации: izba-2021-3098248

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1