Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Победы надо делить на троих


­Зима.

Где-то торжествует крестьянин, на дровнях обновляя путь.

Наш путь тоже в лес, всем классом.

Шестым.

В руках у всех тоже нечто похожее на эти дровни.

Это лыжи.

Своих тогда ни у кого не было, поэтому несем школьные, больше напоминающие

военные, на которых, видимо, еще А.В. Суворов Альпы переходил.

Палки почему-то бамбуковые, на которых спокойно разместятся парочка панд с

Василием Ивановичем-это наш физрук.

Он немного покажет нам как пользоваться этими дровами и проведет соревнование.

Забег 600 метров. Это ровно круг в парке Сокольники.

На нас оденут тряпочки с номером, как у машины впереди и сзади. И потихоньку все

убегут.

Мы с Женькой последние, хотя в классе первые.

Он Абрамович, я Байгильдин. Два еврея.

О том, что я тоже еврей, узнал случайно, в пятом классе, когда был дежурным.

На учительском столе лежала амбарная книга под названием "Классный журнал".

Журнал этот заповедный,только для учителей, поэтому и притягивал, что там?

-Мамочки мои! На последней странице против каждой фамилии национальность.

1.Абрамович-еврей.
2.Байгильдин-еврей.
3.Слезы.
4.Богородский-еврей.
5.Дальше всё расплывается..
6.Лев рычащий от боли и обиды.
7.Что делать?

Там еще была колонка с родителями. Может не мои?

Нет, все нормально. Александра Петровна. Мама -моя. Папа тоже.

К евреям не было какого-то специфического отношения.

Ну, еврей и еврей.

Я даже уже знал, что Ленин еврей.

Брат рассказал, ему шепнула наша соседка из НИИ Ленина по изучению наследства.

Что несколько шокировало. Но это он.

А тут я.

Самому почему-то не хотелось.

Ну, написали бы флибустьер, я тогда не знал, что это, может и понравилось бы.

Поэтому недолго музыка играла, взял учительский красный карандаш и стал башкиром.

Эх, коня бы сейчас. Да куда-нибудь подальше от этих учителей.

На партийное собрание к отцу, например.

Он рассказывал, посмеиваясь, что перед собранием всегда зачитывается сколько

каких коммунистов по национальности.

Башкир был один. И это всегда вызывало какой-то дружный смех.

Хороший, наверно, иначе бы не рассказывал.

Итак, все убежали.

А у нас в головах созрел план.

Поэтому, как только скрылись за елочками, мы привели его в действие и, свернув в

лес с лыжни, сразу направились к финишу.

Совсем не чуя своей наглости, а скорее даже радостно.

То ли лень, то ли озорство, то ли шибко умные, кто его знает.

На финише мы первые, как и положено.

Делаем вид, что сильно запыхались.

Наивный Василий Иванович посмотрел на секундомер и сразу понял, что перед ним

будущие олимпийские чемпионы.

Две пятерки по физре.

Три нимба над нами. Молчок, остальные приняли, как должное.

Женька был в авторитете, потому что со второго класса любил отличницу-красавицу,

с которой сидел за одной партой, а после школы за одним семейным столом.

Пошалили и забыли.

Но не я. Я забыл только, что срезал.

Что Чемпион-не забыл.

На следующей неделе объявили школьные соревнования всех классов.

7.Что делать?

Не знаю, что взбрело мне в голову.

Вернее, оттуда выбрело, что я жулик, и осталось только, что Чемпион.

Поэтому упросил отца, чтобы достал мне нормальные лыжи.

Здесь вмешалась Третья, а по сути, Главная Сила, и такие лыжи у меня появились.

Вроде как случайно.

Отец попросил на заводе у какой-то прекрасной незнакомки-мастера спорта по лыжам.

Выбирал не по мастерству, а по ноге, чтобы поменьше.

Когда узнал, что от мастера, появились крылья.

Это персона вторая. Дух.

Да и не лыжи это были, а чудо.

Легкие, красивые, с ботиночками, хоть в Большой театр надевай.

Правда, всё равно в каждый ботинок пришлось положить по полугодовой стопке

"Пионерской Правды". Палки алюминиевые, песня.

Старт. Лечу к победе.

Теперь по-честному.

Лыжи-женские, Слава Богу, никто не знает.

В ногах Правда. В ушах ветер. В сердце огонь.

Финиш. Чемпион.

Теперь по-честному. Грамота.

Первый среди шестых классов. Праздник Души. Это персона первая.

Дальше уже не знаю как получилось.

Ничего не было, тренировок там, теории обгона, спортивных баз на Иссык-Куле.

Дух остался.

Поэтому команда мальчиков шестых классов нашей школы завоевала первое место по

Москве.

В абсолюте я не был, конечно же, первым. Только в команде, но по-честному.

Сложились три силы. Поэтому, когда появляется вторая-это уже не ты. Когда третья

совсем не ты, а может, и только ты, но уже не один.

В девятом классе, при получении паспорта, Женька сменил фамилию на мамину и стал

русским.

Я тоже выбрал мамину национальность.

Был я в маму. Я второй сын, а он всегда в маму.

Так что мы опять стали одной национальности с Женькой, во главе классного

журнала.

Богородский тоже оказался русским.

7. Что делать?

Побеждать!

Зашеломянем!

2015 год.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 01.06.2021г. Тамплиер Байгильдин Валентин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3097540

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1