Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Под черным крылом Горюна. Главы 25-26


В усадьбе приятели столкнулись с заплаканной Аленкой. При виде Булыги и Пишкина она испугалась, вскрикнула и быстро побежала в сторону конюшни. Спряталась за распахнутой настежь дверью, осторожно наблюдая в узкую щель за действиями хозяина и приехавших с ним господ. Новицкий не успел спросить у девочки, что случилось, только ругнулся, ожидая очередной неприятности.
Проводив приятелей в сад, чтобы те не мешали хозяйскому допросу, Новицкий поспешил в дом. В дверях кухни он столкнулся с Гордеем. На лице старика отразилась гримаса недовольства.
— Привезли-таки, охальника в дом, тепереча жди, что все перевернет вверх дном.
— Что не так, Гордей Ермолаевич? — спросил слугу Новицкий. — Или я должен наперед твоего согласия спросить, с кем водиться мне, а с кем нет?
—Хоть бы и поинтересовались у старика его мнением. Чай не глуп и в жизни кое-что видел. Мы с такими господами, прости Господи, под Плевной, знаете, как расправлялись? Мешок на голову и плеткой по мягкому месту. Для науки.
—Нынче время другое, — отмахнулся Новицкий. — Лукерья на месте?
—Где же ей быть, при службе, на своем бабьем посту.
—Позови.

Лукерья отворачивалась от хозяина, прятала заплаканные глаза.
—Что случилось, Лукерья? — прямо спросил ее Новицкий.
—Ничего не случилось, барин, с чего это вы вдруг спросили?
—Я вижу твои глаза, смотри на меня, прямо смотри, выкладывай, что случилось?
— Барин, ничего не случилось, все хорошо, приболела маленько, с утра голову так прихватило – слезы из глаз.
—Врешь! — Новицкий слегка тряхнул кухарку за плечо. — Выкладывай все начистоту, будешь хитрить, выгоню!
— Барин, побожитесь, что в полицию не заявите, — выдохнула Лукерья и с мольбой посмотрела на хозяина.
— Причем здесь полиция?
— Пока не побожитесь, ничего не скажу! — упрямо тряхнула головой кухарка.
—Хорошо, не будет полиции, вот тебе крест, — Новицкий размашисто и небрежно перекрестился. — Выкладывай.
—Зять мой вчера вечером недалеко от города в засаду попал, его тяжело ранили, под самое утро еле приполз. Лежит обуморный (1), боюсь, помрет.
—Где сейчас твой зять?
Новицкий часто-часто заморгал глазами, понимая, что речь идет о смутьяне Половникове. Сейчас до его сознания стала доходить та драма, что явилась причиной гибели Берковича на лесной дороге.
—Помогите ему, барин, Христом-богом прошу, ведь совсем осиротеет Аленка.
—Веди к нему быстрее, надо посмотреть, что еще можно сделать.

Половников в оборванной одежде, в неумело повязанных окровавленных бинтах лежал на груде старого тряпья в чулане под грязным вретищем (2). Он был без сознания. Новицкий наклонился над ним, пощупал пульс.
— Плохо дело, доктора бы надо. Самим не справиться.
—Я сейчас Гордею скажу, чтобы Якова за доктором послал. — Голос Лукерьи дрожал, дрожала и она сама в нервной лихорадке. — Ведь жалко Аленку, барин. Останется сиротой.
Лукерья, уткой переваливаясь с ноги на ногу, скрылась в дверях. Новицкий услышал ее взволнованный шепот и приглушенный голос Гордея. Вскоре оба голоса стихли. Новицкий вышел, подпер дверь чулана. Он был растерян. Сдать полиции смутьяна или помочь ему? Боровшиеся в нем чувства вызывали досаду. В столь двойственном положении он еще никогда не оказывался. Жалости к раненому не было. Единственное, чем он мог утешиться, это возможностью насолить исправнику Кнуту, которого невзлюбил с первой их встречи в имении князя Тропова. Тем себя и успокоил. Полицию он недолюбливал еще со времен студенческой юности, когда служители порядка не единожды доставляли его в участок за дела, отнюдь, не самого высокого морального свойства.

Гордей в поисках хозяина вошел в гостиную. Новицкий, сложив руки замком на коленях, сидел на диване.
—Яков отправился за доктором? — тихо спросил Новицкий.
Он старался казаться спокойным, словно ничего в доме не произошло.
—Так точно, отправился, — отрапортовал Гордей, ожидая дальнейших распоряжений от хозяина.
Новицкий почувствовал настороженность в голосе старика. Гордей, не зная, что предпримет Новицкий, внутренне сжался в комок. Но выправку военную, ту, что так ценил в своем боевом товарище его высокоблагородие Федор Романович, сохранил.
—Я с собой приятелей привез, вот незадача. Как бы отвлечь их, чтобы ни о чем не догадались? — Новицкий нахмурил лоб. — Напоить, чтобы свалились? В общем, как хочешь, но твоя боевая задача – напоить гостей до бесчувствия. Понял меня?
— Будет сделано, Митрий Федорович! Уж чего-чего, а водки для дорогих гостей не пожалею! — обрадовано воскликнул Гордей.
От сердца старого слуги отлегла мучавшая его тревога.

Время тянулось долго. Гости в очередной раз восславили Бахуса (3). Гордей водки не жалел. Откуда он доставал ее, для Новицкого осталось загадкой. Но поставленную хозяином задачу выполнил с честью. В довершение старик торжественно объявил, что крепкое спиртное в доме закончилось, но есть две бутылки мадеры. Гости встретили известие аплодисментами. Не успела закончиться первая бутылка, как они уже плохо понимали, что с ними происходит. Булыга затянул, было, «Кручину», но на первом же куплете упал лицом в тарелку. Пишкин проявил слабость еще раньше, безжизненно повиснув на стуле.
Назарова Новицкий встретил на крыльце дома, услышав в окно стук колес дрожек доктора.
—Дмитрий Федорович, что у вас случилось? — встревожено спросил Назаров. — Ваш кучер мне таких страстей наговорил!
—Пойдемте в дом, Викентий Харламович, у нас раненый.
Назаров попросил чистой воды, вымыл руки, неспешно осмотрел Половникова. Только после этого задал вопрос:
—Кто он? Почему здесь?
—Рекомендую: небезызвестный смутьян, убийца, беглый каторжник социалист Половников, зять моей кухарки, — представил раненого Новицкий.
—Что ж, повезло ему, пуля прошла навылет, не затронув кость и жизненно важные органы. Потерял много крови. Рану я обработаю, мазь нужную оставлю, повязки менять ежедневно, чтобы рана не загноилась. Хорошее питание, абсолютный покой. В доме есть безопасное место на случай, если нагрянет полиция?
—Самое безопасное место – хозяйская спальня, — произнес Новицкий. — Вряд ли полиция додумается искать преступника в моих личных апартаментах. По крайней мере, не так давно, делая обыск в моем доме, в спальню они не заглядывали.
—Удобно ли вас так стеснять, Дмитрий Федорович?
Назаров снял очки, протер стекла носовым платком.
—Удобно, — твердо сказал, словно отрезал, Новицкий, давая понять, что решения своего не изменит.
Прощаясь, Назаров протянул Новицкому руку.
—Вы благородный человек, Дмитрий Федорович. Не всякий в такое смутное время отважится на подобный поступок. Что ж, завтра ближе к вечеру заеду к вам, посмотрю как больной, но если станет хуже, зовите в любой час дня и ночи. А теперь разрешите откланяться.

Садясь в дрожки, Назаров оглянулся на Новицкого. Что-то теплое заметил он в его обычно жестких глазах. Махнул на прощание рукой.
—Помоги раненого отнести в мою спальню, — приказал Новицкий вышедшему на крыльцо Гордею. — И никому ни слова, понял. Коли нагрянут жандармы, в спальню ко мне вряд ли сунутся, по закуткам искать станут. Дальше видно будет.

Как и обещал, к вечеру следующего дня Назаров появился в усадьбе Новицких. Половников еще утром пришел в себя, лежал, безучастно уставившись в одну точку на потолке. Суета Лукерьи и Аленки, казалось, его абсолютно не волновала. А те хотели хоть чем-то быть полезными: без конца поправляли одеяло, смачивали запекшиеся губы водой, приглаживали всклокоченные волосы. В общем, старались быть нужными.
—Ну-с, как вы себя чувствуете? — спросил Назаров, присаживаясь на поданный Лукерьей стул рядом с постелью больного.
—Спасибо, ничего, — тускло произнес Половников, даже не посмотрев на доктора.
— Рана не болит? Ничего не тревожит?
—Если и тревожит, что с того?
Половников надрывно закашлял, тяжело задышал.
—Будем лечиться, — Назаров осмотрел рану, прослушал легкие раненого, пощупал пульс. — Я специально для вас привез вот эти порошки.
Он обернулся к Лукерье.
—Разводить по столовой ложке на стакан теплой воды, пить три раза в день.
—Спасибо, доктор, благодетель вы наш, как и благодарить – не знаю!
—Не стоит благодарности, это мой долг. Ну-с, жить будете, поправляйтесь, — произнес Назаров, обращаясь к Половникову, и встал со стула.
Выходя из хозяйской спальни, он столкнулся с Пишкиным.
—Доктор, вы были у хозяина? Он что, заболел?
—Заболел, голубчик, открылась старая язва, так что вы с ним не пейте, вредно это ему.
—Ну и дела! Я все думал: с чего это он вчера с нами пить отказался?
—Мое почтение, — откланялся Назаров, желая поскорее отвязаться от назойливого поэта.
Эту особу он знал хорошо. Пишкин не раз приходил к нему в больницу, жалуясь на печень после запоев, в последний же раз так и вовсе обратился с подозрением на сифилис. Правда, пронесло.
Гордей в столовой уже поставил самовар. Аленка торжественно внесла большое блюдо с пирогами. Заметив, что Назаров собрался уходить, Лукерья закрыла собой дверной проем.
—Доктор, а чайку? Мы вас просто так не отпустим, только после угощения.
—А что, — поддержал Лукерью Гордей, — уважьте хозяина, откушайте чаю, отведайте наших пирогов, не побрезгуйте. Ведь, как говорится: где есть чай, там и под елью рай.
—Спасибо, только мне пора ехать, дела, — произнес Назаров, поправляя очки.
—Дела подождут, — появился на пороге столовой Новицкий.
Сзади него плелся Булыга, икая и ковыряя в зубах спичкой.
—Хорошо, — Назаров отставил в сторону свой чемоданчик и присел на поданный Новицким стул. — Как не уважить!
Новицкий сел напротив Назарова, Булыга расположился по правую руку гостя.
—Где Пишкин? — спросил Булыга Гордея?
—Я что ему поводырем нанимался? — пробурчал Гордей. — Где-нибудь бродит по дому. Аленушка, поди-ка, девонька, посмотри, чтобы гость, мать его туды, куда не надо не затесался. Ежели что, зови.
—Доктор, — смачно откусывая большой кусок пирога, спросил Булыга. — Что может болеть вот здесь? — он указал пальцем на левый бок.
—Видите ли, батенька, так сразу и не скажешь, все зависит от характера боли, ее локализации, в общем, от многих факторов.
—Мудреная наука – ваша медицина. Скажите, а трупы вам вскрывать доводилось? — не унимался Булыга.
—Конечно, доводилось и неоднократно. Полиция часто просит определить, отчего умер тот или иной человек. Вот, кстати, свежий пример. Вчера из полицейского участка ко мне в больницу доставили тело. Должен вам сказать, случай престранный. Человек был ранен выстрелом в спину. Выстрел один, судя по пулевому отверстию. Пуля прошла навылет в дюйме от легкого. По крайней мере, от такой раны он бы не умер быстро. Но странно не это. Он еще был жив, когда на него напало какое-то животное. И причиной смерти, как удалось установить при вскрытии, была вовсе не кровопотеря, вызванная ранением. Перед смертью человек, вероятно, испытал ужас, вызвавший остановку сердца. К тому же конечности трупа сильно обезображены. Но, похоже, хищник так до конца и не сумел разделаться со своей жертвой, возможно, его что-то спугнуло.

Новицкий с Булыгой переглянулись. Теперь стало понятно, отчего лошадь заупрямилась. Возможно, пьяные выкрики веселой компании спугнули неизвестного зверя, и он затаился неподалеку.
—Слух о странном покойнике быстро разнесся по городу, — продолжал Назаров, отхлебывая из стакана горячий чай. — Говорят, это сделал Волкодлак, оборотень. Конечно, в моем положении верить слухам было бы, по крайней мере, наивно. Но, господа, я на Библии могу поклясться, что однажды сам видел оборотня.
—Да ну! — воскликнул Булыга, подпрыгивая на месте. — И когда же это случилось?
—Нынешней зимой я по срочному вызову находился в одной из деревень. Округ у меня большой, деревень много, а эта верстах в семи от Рехново. Ехал лесом. Вдруг моя лошадь остановилась, заупрямилась, стала пятиться назад. Смотрю, на дорогу выскакивает волк – огромный серый хищник. Все, думаю, пропал, а ну как их здесь целая стая. Хлестнул лошадь что было силы – понеслась моя резвая. Стегаю ее, сам прикидываю, не гонятся ли за мной хищники? Обернулся, вместо волка на обочине человек стоит в длинном тулупе и валенках. С виду обычный крестьянин, только лицо замотано черным шарфом. Вот такая метаморфоза.
— Все это отдает какой-то мистификацией. — С сомнением произнес Новицкий. — Знаете, что-то здесь не так. Верно, кому-то выгодно держать крестьян в мистическом дурмане.
—Может, вы и правы, Дмитрий Федорович, только даже я, человек много видевший на своем веку, сильно тогда испугался. И до сих пор не знаю, что это было.
— Покойник Мирошка, разрытые могилы, оборотень, наконец, не многовато ли для одного уезда? — Новицкий отодвинул от себя недопитый стакан чая. — Кто-то зло дурачит народ.
—Я думаю, что не так все просто, Дмитрий Федорович. Мирошку видели многие. Даже полиция снимала с крестьян показания. Это не плод народной фантазии, это, — Назаров на секунду задумался, — скажем, так: неизвестное природное явление. В обществе высокая концентрация ненависти, нетерпимости. Возможно, сгущение флюидов зла рождает новые, доселе невиданные сущности. Я пытаюсь с этим разобраться. Но, абсолютно уверен в реальности данного явления, каким бы абсурдным на первый взгляд оно не казалось.
— Возможно, я бы поверил вам, если привелось увидеть нечто загадочное, но пока, Викентий Харламович, ваши предположения меня не убеждают.
Новицкий посмотрел на Булыгу, который сидел с открытым ртом.
— Меня убеждают, — Булыга быстро задвигал челюстями, хотя ничего не ел. — Доктор, я всецело на вашей стороне. Если будет нужен человек для экспериментов, ваш покорный слуга в полном вашем распоряжении.
—Думаю, до экспериментов дело не дойдет, — Назаров встал из-за стола. — Спасибо за угощение, теперь разрешите откланяться, дела. Кстати, Дмитрий Федорович, чуть не забыл главное. Третьего дня видел Марианну Вениаминовну Борову. Интересовалась вами. Обижается, что пропали. Вы уж как-нибудь навестите Троповых по-соседски. Доставьте удовольствие Марианне Вениаминовне.
Новицкому показалось, что при упоминании имени Марианны щеки доктора слегка порозовели. Это лишний раз убедило его в том, что доктор неравнодушен к княгине. Но вот мог ли он рассчитывать на взаимность? Внезапно Новицкому пришло на ум, что неплохо было бы завязать роман с томной вдовой. Умирающая со скуки в деревне молодая княгиня вряд ли отвергнет его ненавязчивую дружбу. А там.… Как знать, возможно, дружба перерастет в нечто большее, и вместе с рукой Марианны Новицкий получит доступ к состоянию Троповых. От этих мыслей голова его сладостно закружилась.  

                                                                                                                                          Примечания
1. Обуморный – бесчувственный, обморочный.
2. Вретище – грубая ткань изо льна или конопли, употреблялась на подстилки, мешки.
3.  Бахус – рим. (греч. Дионис). Сын Юпитера и Семеллы. Бог растительности, виноделия, религиозного экстаза.

                                                                                                                                            26

Булыга с Пишкиным на следующий день внезапно исчезли из усадьбы к великой радости Гордея. Старик даже хромать стал меньше, ходил по комнатам и курил благовония, словно пытался выкурить мельчайший дух залетных гостей. При этом шептал спасительные молитвы. Новицкий словно и не заметил действий старика, тщательно принарядился, побрился, сбрызнул себя одеколоном. Приказал Якову готовить коляску.
— К Троповым в усадьбу, — зычно крикнул он, садясь в экипаж.
И Лорд, повинуясь крученой плети кучера, бойко понесся в сторону имения князя Тропова.

Марианну Новицкий обнаружил в саду у альпинария. На княгине было надето легкое голубое платье с маленьким кружевным воротничком, черные волосы убраны в высокую прическу. Новицкий невольно залюбовался молодой женщиной в окружении столь же прекрасных цветов. Хозяйка приветливо улыбнулась, заметив гостя, и пошла ему навстречу.
— Дмитрий Федорович? Несказанно рада видеть вас.
Новицкий поцеловал протянутую ему холеную руку.
—Мне также доставляет несравнимое удовольствие наша встреча.
—Я все думала, когда же вы вспомните о нас. Не скрою, мысленно не раз представляла наше rendez-vous (1). А вы все не приезжали. Мы чем-то обидели вас?
—Марианна Вениаминовна, как можно. Разве такая очаровательная женщина, как вы, способна кого-то обидеть?
—Мы на днях говорили о вас с доктором Назаровым. Я посетовала, что вы пренебрегаете нашей дружбой, совсем забыли своих ближайших соседей. — Марианна провела ладонью по лбу. — Право, как сегодня жарко, — произнесла она томно, — Вы не находите?

Для Новицкого это был хороший знак.
—Да, солнце сегодня палит нещадно. По поводу того, что я забыл о вас, помилосердствуйте, уважаемая Марианна Вениаминовна. Эти дни мне было не до гостей. Но я надеюсь отныне бывать у вас чаще, если только вы не будете возражать против моих визитов.
Он посмотрел ей прямо в глаза. Марианна ничего не ответила, но взгляд ее темных бездонных глаз говорил о том, что она согласна принять его дружбу. И даже обещал нечто большее, чем просто соседские разговоры за чашкой чая.
—Марианна Вениаминовна, — начал, было, Новицкий, но княгиня оборвала его.
—Мари, для вас просто Мари. Договорились?
—Как вам будет угодно, Мари.
—Вас можно мне называть MonAmi (2)? Это так мило.
—Как вам будет угодно, — улыбнулся Новицкий, — отныне и вовеки веков я ваш покорный раб. Повелевайте!
—Знаете, я всем с детства даю прозвища. Доктора Назарова называю Гиппократом (3). Наш доктор самая большая умница из всех, кого я знаю. Он не обижается, когда я к нему так обращаюсь. По-моему, ему даже льстит. Завьялова, предводителя уездного дворянства, называю тараканом. Личность препротивная. Пустой и говорливый. Папа дорожит его дружбой, хотя и спорит с ним по вопросам политики. Отца Геннадия называю Дольчино (4) за мысли о том, что богатство – самое большое зло в мире. Правда, эти взгляды не мешают ему водить дружбу с папА и брать у него деньги на нужды прихода. Les  bons comptes font  les bons  amis (5). Заваруйкина — бальзамином за страсть к этим невзрачным цветам. Они у него в горшках на всех подоконниках. Его некрасивую дочку Лизаньку — крыской.
—Мари, как вся эта публика за глаза называет вас?
Марианна заливисто рассмеялась.
—Египтянкой. Но при мне они все сплошное почтение. Впрочем, — Марианна притворно вздохнула, — ради денег папА они согласны назвать Непорочной Девой столь непредсказуемую женщину, как я.
—Как называет вас Цивиньский? — в упор посмотрел на Марианну Новицкий.
—Мишель? О, Мишель – особый разговор. Он нежный, обходительный, смелый. Мне бы хотелось, чтобы вы подружились. Цивиньский часто бывает у нас. Хотите, я вас сведу?
—В прошлую встречу мне показалось, что он сам этого не очень-то желает.
—Вы заблуждаетесь насчет Цивиньского. Мишель – чудесный человек.
—Возможно, — промямлил Новицкий, говорить о поляке ему не хотелось.
—Мне в голову пришла блестящая идея! — вдруг воскликнула Марианна и хлопнула в ладоши. — Хочу пригласить в гости всех своих друзей. Выберемся на природу, будем гулять. Как вам моя затея?
—Что ж, неплохо. Свежий воздух, хорошая компания, чего еще надо для счастья и сближения душ.
— Решено. О времени я вам сообщу с посыльным. Впрочем, что же мы беседуем в саду. Пойдемте на веранду пить чай. Вы вишневое варенье любите?

И, не дожидаясь ответа, Марианна быстро пошла в сторону дома. Новицкий поспешил следом. Горничная принесла чай. Они сидели в плетеных из лозы креслах на открытой веранде. Марианна как гостеприимная хозяйка ухаживала за гостем. Иногда она, словно невзначай, касалась его рукой. При этом мило и невинно улыбалась. Столь ярко выраженная откровенность подзадоривала Новицкого. Княгиня, явно, провоцировала своего гостя.
— Жаль, что нет дома папА, он был бы рад видеть вас.
Марианна поднесла к губам чашку и слегка откинулась в кресле. Кокетливо посмотрела на Новицкого.
—В прошлое свое посещение я заметил у вас интересные картины. Ваш папенька их коллекционирует? — перехватив ее взгляд, спросил Новицкий.
—Нет, он плохо понимает искусство, для него главное – цена произведения.
—Мари, не будете ли вы столь любезны ознакомить меня с вашей коллекцией. Я хотя и не знаток живописи, но очень люблю хорошие пейзажи.
—С удовольствием.
Марианна отставила в сторону недопитую чашку, поднялась с кресла и пошла в дом. Новицкий следом. Он смотрел на ее прямую спину, на завитки черных волос и мучился желанием обнять княгиню. В доме ему это удалось. Но к его изумлению Марианна хлопнула по нетерпеливым рукам и строго сказала:
—Я не давала вам никакого права так обращаться со мной.
—Простите, я подумал….
Новицкий стушевался, залился краской стыда.
—Я знаю, — строго сказала Марианна, — что некоторые считают меня кокоткой, femmefacile (6). Вы в их числе?
— Ну что вы! — с жаром воскликнул смущенный Новицкий. — Мое почтение к вашей особе не знает границ. И если я чем-то обидел вас, ради бога, простите!
Марианна смягчилась. Ее взгляд потеплел. Но от прежнего кокетства не осталось и следа. Новицкий с досадой подумал, что явно поторопился. Княгиня не ожидала столь стремительных действий с его стороны.
— Давайте смотреть картины, — примирительно сказала Марианна. — Вы знакомы с творчеством Куинджи? (7) Интересный художник, не правда ли. Посмотрите, какая игра света и тени. А вот несравненный Рубенс. (8) ПапА приобрел это полотно в Риме за немыслимые деньги. Мишель находит сходство героинь его полотен со мной. Но я считаю, что это не более чем лесть. Они все такие румяные, мне же к лицу некоторая бледность. А вот это…
Чем больше она говорила, тем больше удивляла Новицкого. Княгиня хорошо разбиралась в живописи и даже, как выяснилось, пробовала рисовать сама. В общем, день в ее обществе пролетел незаметно, и расстались они вполне довольные друг другом.

Потянулись однообразные дни ожидания нового свидания. Новицкий почти забыл Василину, все его мысли вертелись вокруг княгини. Он с томлением вспоминал ее мягкую улыбку, манящий взгляд темных миндалевидных глаз, высокую грудь. Разительный контраст на фоне неопытности и наивности простой деревенской девушки. Иногда Новицкий все же возвращался мыслями к начальным дням своего пребывания в имении, где Василина играла не последнюю роль. Но все чаще ловил себя на мысли, что думы о ней вызывают щемящее чувство вины. Он гнал от себя эти мысли, с головой уйдя в дела.
Лодыгин, после того как вернулся в усадьбу, стал ему просто необходим. Мужик оказался на редкость рассудительным, честным. Новицкий сделал его не только управляющим имением, но и лицом, которому открывались многие секреты извилистой хозяйской души. Можно сказать, что он ему доверял как старшему брату.

В субботний день, когда в усадьбе Новицких топили баню, и над этим действом главой был Гордей, появился посыльный с письмом от княгини. В нем она сообщала, что приглашает господина Новицкого на встречу друзей в воскресенье к двум часам пополудни. Сбор был назначен на берегу реки в трех верстах от усадьбы Троповых.

                                                                                                                                                  Примечания
 
1. Rendez-vous– фр. свидание.
2. MonAmi– фр. мой друг.
3. Гиппократ – (ок. 460 до н.э.- между 377-356 г.г. до н.э.), древнегреческий целитель, врач. Вошел в историю как «отец медицины».
4. Дольчино – год рождения не известен - казнен 01 06. 1307 г. Глава секты «апостольских братьев». Апостолики проповедовали братскую любовь и бедность, считали, что не должно быть частной собственности. Имя Дольчино не кануло в историю, достаточно упомянуть, что оно встречается в «Божественной комедии» Данте и романе У. Эко «Имя Розы».
5. Les bons comptes font les bons amis – фр. счетдружбе не помеха.
6. Femmefacile – фр. особа легкого поведения.
7.Куинджи – Архип Иванович (1841-(1842?)-1910), русский художник греческого происхождения, мастер пейзажной живописи.
8. Рубенс – Питер Пауль (1577-1640), фламандский живописец.




­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 01.06.2021г. Наталья Ожгихина
Свидетельство о публикации: izba-2021-3097434

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1