Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Эта ночь любви (часть 12)18+


­­­­Потираясь о Варвару, я чувствую, что у меня начало вставать, это чудесное ощущение, что я издаю сладкий и громкий стон. Варвара тоже чувствует это и кричит, чтобы я её трахнула. Да, кричит, чтобы я её трахала на полу как шлюху. В кровати нам тесно, сёстры нежно спускают Бадаръяру на пол, я тоже слезаю, Варвара сползает с кровати и раком движется, виляя попой, подражая мне, движется сюда, мы ложимся рядом с ними. Вот прелестная Варвара сладко стонет подо мной с раздвинутыми прекрасными ногами, я ложусь на неё, она берёт меня за попу, вновь проникая пальцем мне в анус, мы опять целуемся взасос, я начинаю её трахать. Бадаръяра лежит рядом, комната, конечно, тесная, да и мы, признаюсь в грехе, не особо думали о расстановке мебели, но всё-таки мы поместились. Я прижимаю Бадаръяру к себе, при этом мну ей сисю, Варвара тоже, только левую, а Варвара обхватывает мои ноги своими, Настя легла в ногах Бадаръяры и прижалась своей промежностью к её промежности в позе ножниц, Катя же легла на бок и прижалась к личику Бадаръяры киской, положив правую ножку на меня. Бадаръяра слишком пьяна, она пока что только что-то говорит, но в ответ на вопросы на русском языке говорит что-то на своих, которые никто из нас понять не может. Вот Настя с Бадаръярой занимаются трибадизмом, а Катя трётся киской о ротик Бадаръяры, клитором касается её нежного курносого носика, помогая, а та, хоть ещё очень пьяна, но хватает крепко мою сестру за попу и лижет, правда, светло-красный язычок её пока что сильно заплетается. Катя виляет тазом из стороны в сторону, так что о губки Бадаръяры её киска трётся также, как киска Бадаръяры и Насти, которая держит Бадаръяру за ногу, притягивая к себе. Я быстро трахаю Варвару, пенетрация, какое смешное слово, в её киске тепло, гладко и очень влажно. Нам очень уютно в комнате, до стальной ванны в бункере не дотягивает, но всё равно прекрасно в этой пещере в каменном идоле, которая сделана из панелей и бетонных блоков. А что этих плит и блоков сделано миллионы, из которых сложено сотни домов в нескольких городах, как-то обезличивает нашу пещеру, что добавляет яркости нашим личностям. Правда, блоки одни и те же, но сколько домов самых разных планировок из них сделано, некоторые планировки весьма оригинальные. Ветер дует порывами, холодный, но лишь только возбуждает больше нас, а Бадаръяра трезвеет постепенно, хотя и несёт какую-то ахинею, вылизывая киску Кате. Мой пенис тёплый и гладкий, скользкий, в смазке, очень нежный, в прекрасной Варваре прелестно скользит. Несмотря на свет ночника (который поставили уже при нас, точнее, поставила наша мать, а мы купили его в магазине электротоваров на улице Судоремонтной, что неподалёку), видно, что в комнате стало темнее, да вообще темно за окном. Мне кажется, что возле моря темнеет как-то резче, чем в глубинах материка, хотя я сама не всегда уверена в этом. Ночью море становится таким тёмным как бездна, именно таким оно кажется с восточного или северного балкона за огнями промзоны и домов прибрежных микрорайонов. Несмотря на свет ночника, заметен тусклый свет Луны, Катя, лёжа головой к окну, смотря на Луну через прилипшие к лицу волосы, завыла, чем очень возбудила, что по телу прошли нежность, дрожь и мурашки. Варвара рассмеялась зловещим смехом и продолжила обсасывать мой язык. Чувство красоты, гармонии и изящества витает в воздухе, эстетическая сцена, я ускоряю фрикции, а все мы всё сильнее стонем. Наступает ночь, темнеет сильно, там во дворах уже почти ночная темнота, а в комнате сумрак, уже видно яркую белую звезду из окна над морем. Впрочем, я не особо рассматриваю небо, так как начинаю смотреть в глаза Варвары, целуясь с ней и трахая её. Свет ночника отражается в оконных стёклах, так получаются причудливые тени от цветов на подоконнике, а с наступлением ночи появляется чувство тревоги, неизбежное, каждую ночь на меня и сестёр нападает страх. А нас накрывает экстаз, чувство прекрасного и чувство родного, ведь очень хорошо прижаться обнажённым телом к голой сестре. От Бадаръяры исходит лёгкий аромат вина, пахнет духами, потом, солёный морской воздух и текущие киски. Наша уютная маленькая пещерка (признаюсь, что многие меньше, есть квартиры, называемые полуторокомнатными, есть дома, где таких половинок комнат из-за их маленького размера две при одной комнате нормальной площади, есть две с половиной комнаты) очень уютная и романтичная на самом деле.
После ликвидации Челкаша винтовка была разобрана и спрятана в вентиляционной шахте, а наша мать выпила крепкого коньяка и уснула рядом с ней. Дело сделано, можно расслабиться. Ей не снился никто из тех, кого она убила, ни разу они ей никогда не снились, иногда она вспоминает с нежностью, которая такая же, как нежно она нажимала на курок, нежно и плавно, чтобы в последний момент винтовка немного не дрогнула. Это курок автомата нажимают резко, так как очередь - всё равно что-то попадёт, так что целиться долго не требуется, там надо спешить, да и отдача всё равно точное прицеливание сделает невозможным. А работа снайпера требует нежных пальцев, винтовка не может стрелять очередью (в случае нашей матери газоотводную трубку убрали, перезарядка вручную), слегка нажатый курок, ещё не до состояния выстрела, почти-почти, ещё раз проверить точность наведения, уточнить расстояние и ветер (ветер часто меняет скорость), ещё раз учесть движение цели, в общем, убедиться, что цель находится на нужных делениях сетки прицела, а потом уже нажать на спуск. Но сначала задержать дыхание, так как от дыхания тело стрелка тоже шевелится, но расстоянии нескольких сотен метров это может иметь результат. Они думали, что больше никогда не увидятся, но после расставания начали скучать друг о друге, что начало перерастать во что-то большее. Наша мать жалела, что ей был виден только верхний этаж того коттеджа, всё остальное закрывала девятиэтажка, да и то через ограждение крыши (которое тогда ещё не было украдено на металл), а ведь во дворе стояли охранники Челкаша, можно было и их ликвидировать. По поводу рядовых бандитов приказов никогда не поступало, в том числе приказа не стрелять в них, главное - авторитет, а все остальные бандиты на усмотрение исполнителя. Наша мать стреляла после ликвидации цели их иногда для развлечения, ранить одного, а потом ещё парочку подстрелить уже насмерть. Но случай с Челкашом был не таким, когда это представлялось возможным, так как за краем крыши лишь средняя и задняя часть комнат верхнего этажа виднелась, да и то пуля едва не задела край крыши. Это в фильмах киллер после выстрела спокойно уходит с крыши и всё, в реальности же на место съезжалась куча бандитов, частной охраны и милиции, начинали проверять все возможные места и опрашивать людей. Исполнителю, несмотря на приказ высокого чина, надо было прятаться и от последних, так как на местах не все знали про этот негласный приказ или были подкуплены бандитами, а у высокого чина есть свои начальники, которые, возможно, тоже оборотни. Но если бы пришли туда, то обнаружили бы лишь двух пьяных баб, ничего больше, однако, это место оказалось настолько удачным, что туда не пришли. Кто убил Челкаша - никто не узнает, только наша мать жива, все остальные, кто пришёл к выводу о желательности его ликвидации, давно мертвы. Наша мать не была верной, были и другие любовницы, но все те были случайные, её сердце заняла именно только она.
Сквозь тяжёлый метал, в котором звучит поклонение Сатане, слышны ветер, волны, шум из порта, какие-то стоны со стороны ванной и стук дверцы антресоли. Если честно, я не понимаю только лишь как я не сняла до сих пор с петель эту дверцу, пусть будет сквозняк и холод, но эти стуки страшно надоели. Интересно, как наша мать спит с этими стуками. Ещё надо завтра очистить лестницу от хлама, который разместил злобный дед, может, высказать деду всё, что я о нём думаю, хотя, наверное, лишнее это, просто попросить не мешать людям ходить по лестнице. А пока что мы занимаемся любовью, занимаются любовью тела, а также души. Катя взяла со столика вибратор и вставила в свою киску, слышно, как вибратор работает, а также как она стала сильнее стонать, что всех нас очень возбуждает, а Бадаръяра усерднее лижет. Из ванной я слышу не только обилие звуков, чувствую не только страх и табачный дым, но и возбуждение, страсть и любовь. На такое мне не всё равно в таком состоянии, но ведь там никого не может быть, честно, слыша звуки, я с сёстрами много раз обходили квартиру, заглядывая во все места, естественно, никого не находили, только так однажды был обнаружен и раздавлен таракан. Если не обращать на тревоги и страхи внимания, то пройдут ли они, пройдёт ли эта паранойя? Наверное, у нас что-то сильное, что мы принимаем обычные для дома звуки технического происхождения вроде стуков дверцы на сквозняке или перепадов давления воды в трубах за что-то сверхъестественное. Нам давно пора к психоаналитику. Из-за отца-алкоголика мы стали тревожно спать, а тут обилие звуков, вот результат. Ничего, вот наша любовь, предчувствую, что я полюблю со временем сестёр как девушек, а они меня. Моё нежное тело покрыто мурашками, потное и в пупырышках, я дёргаюсь и дрожу от чувств и возбуждения. Я чувствую тепло от Варвары и Бадаръяры, какие они потные, как дрожат в экстазе. У Бадаръяры мышцы очень мощные, что хочется её гладить, особенно когда она напрягается, она весьма энергично шевелится, чувствуется, что девушка темпераментная. Некоторые мышцы у неё даже мощнее моих, думаю, что я смогу научить её простым ударам из муай-тай и кикбоксинга, у неё будет с такими мышцами очень хорошо получаться. А потом будем заниматься любовью, разумеется, с нашей прекрасной любимой. И очень нежный и сексуальный голос, тонкий и страстный, ласковый, прелестный и добрый. В это время у Варвары, заметно, начался приступ ревности, она начала верещать и прижиматься сильнее к Бадаръяре, я чуть повернулась попой вправо, чтобы не только трахать Варвару, но и губки наших кисок чтобы тёрлись лучше, Варвара держит левой рукой свою жену за бок, прижимая и меня заодно, а правой держится за ногу ягодицу Кати. Краем глаза замечаю какой-то силуэт в комнате-коридоре, идущий в сторону балкона, показалось, через секунду этот же силуэт я вижу тут на балконе, страх охватывает меня, я смотрю и вижу, что никого нет, снова одно и тоже показалось. Но страх я уже успела испытать, что меня сильнее возбудило, я вздрагиваю, от чего Варвара вздрагивает и переплетает левой ногой мою правую ногу и сдавливает, мои соски трутся об её нежные груди, соски на наших грудях набухли. Варвара лезет рукой к сисе моей любимой, мы обе начинаем ей мять левую грудь, я сжимаю ей сосок, а Варвара гладит кончик, а двумя пальцами левой руки Варвара залезает мне в попу, раскрывая анус. Наступила ночь, Луна и ночник освещают комнату, романтика и время страха, мы уже привыкли к ночным кошмарам, с наступлением ночи становится тревожно, вот опять стучит дверца антресоли. Настя говорит, что в ванной кто-то смеётся, я прислушиваюсь и правда слышу, вздрагиваю и ускоряюсь, прилив страсти, я всё быстрее трахаю Варвару, которая извивается, да и мои сёстры с моей любимой тоже дёргаются от возбуждения и чувств. Чувствую прелесть и эротичность всего этого.
Будучи атеисткой, я не верю в существование душ, но в такие моменты я чувствую их слияние. Странно, что я чувствую то, чего нет, но мне сейчас, честно, всё равно. Прелесть, добрая и покорная Бадаръяра и ревнивая злобная психопатка Варвара, конечно, отличные отношения, атеистки в отношении с сатанистками, с этой зловещей сектой, разум и безумие сплелись. Три сестры и ещё две девушки, в общем, такие странные отношения, но я чувствую, что мы семья, для Бадаръяры и Варвары я готова одеть чёрное платье невесты и вместе с ними поставить подпись кровью в окружении зловещих знаков и лечь с ними в центре пентаграммы на любовное ложе, от таких мыслей дрожь, но это чудовищно возбуждает. При всём негативном отношении к сектанству, я атеистка, но атеизм не стал для меня смыслом жизни и тем, что поглощает всё внимание, что постоянно лезет из меня, в общем, я не фанатик, это для меня не сверхценность. Ради любви я готова переступить за черту здравого смысла и поверить в чёрт знает что. Странно, конечно, но если любимым нравится, то я поверю всей душой. Всё-таки у людей есть зачатки каких-то чувств, они не могут их осознать в прямом виде, потому ощущают через другие стандартные чувства и эмоции. Я шла с сёстрами однажды по Поселковой улице, что в материковой части города, возвращались после пробежки через спальный район. Название улицы незамысловатое, как и у многих других, она является прямой дорогой к посёлкам к северо-западной и юго-западной стороне от города, также, в одном из посёлков находится тюрьма. Раньше эта тюрьма была колонией-поселением, но город разрастался, горкому не нравилось, что по городской окраине ходят осуждённые, потому тюрьму из поселения переделали в тюрьму строго режима. Сейчас, к сожалению, режим в тюрьме смягчился, некоторым заключённым разрешают выходить за пределы тюрьмы, а так как их иногда били на улицах сторонники законности за то, что арестанты, а в городе иногда происходят кражи и прочие нехорошие события, то они выходят в обычной одежде, а не в робе. И также новые районы города тоже состоят из посёлков заводов, улица Поселковая является центральной для половины такого посёлка ныне заброшенного завода электроизоляционных материалов. Мы шли по этой улице, уже был вечер, но сумрака не было, там по обе стороны улицы стоят фасадами друг к другу два одинаковых дома-башни, вообще в городе домов-башен полно, ведь бетонные блоки надо для чего-то использовать, а строить девятиэтажки из них неэкономично, если высокопрочный бетон позволяет выдержать сотни тонн на квадратный метр. Вообще бетонные блоки вместе с железобетонными плитами оказались просторным полем для фантазий архитекторов, так как из них можно было делать какие угодно планировки, а бетонные блоки оказались прекрасным строительным материалом, так как их прекрасный бетон не боится ни холода, ни жары, ни воды, ни огня, они очень толстые, то есть, их можно не утеплять и не красить с наружной стороны, просто собрать стены и всё, это панели со слоем утеплителя, а блоки и так холод не пропускают. Мы шли в тот раз по правой стороне улице, но перешли на левую сторону, там нам ходить нравится больше, так как от правого дома какая-то мрачность идёт. Я сказала о том, что дом тот какой-то неприятный, а бабка на лавке возле аптеки, которой было не с кем говорить, но идти во двор не хотелось, начала, что вчера в этом доме опять убийство, там одни психопаты живут, постоянно в этом доме что-то происходит - а ведь я с сёстрами про это не знали, дом как все другие, но смотришь и тревогу чувствуешь. Так и тут, у человека нет чувств, чтобы почувствовать прямо процессы в мозге другого человека, которые можно почувствовать с помощью сложных приборов. Но я чувствую любовь, эта любовь очень сильная, а по телу ласковые волны как тысячи пальцев ласкают меня. Я отдаюсь всей душой, чувствами, страстью и телом Варваре, сёстрам, себе и Бадаръяре. Душа тоже чувствует нежность и ласку.
Любовь как здание, строится блок за блоком, блоки одни и те же, но дома абсолютно разные по планировке. Поначалу я удивлялась этому всему. Бетонные блоки в стенах огромных заводских цехов между колоннами, так как их кладка не очень сильна на скручивание и изгиб, если будет слишком длинная, то стена развалится, потому нужны какие-то решения, а так они прекрасно держат огромную массу. Конечно, можно делать блоки огромного размера и листовой формы, но весят они сами не мало, нужен будет кран, а также умудриться приварить арматуру друг к другу, а потом между ними заливать раствор. Так что бетонные блоки стали огромной пищей для ума, каждый архитектор использовал какое-то своё решение, иногда весьма оригинальное. Дома с оппозитными подъездами, дома уголком, дома в форме запятых, буквы П, Т, Н или S - множество решений. А у промышленных зданий их ещё больше. Так и наша любовь, очень романтичная и бурная как горная река, страстная, развратная и сумасшедшая. Конечно, нашу любовь к Варваре и Бадаръяре нужно развивать, надо показать им свою доброту, нежность и прелесть. Собрать любовь вместе как бетонные блоки в башню, а чтобы они не разваливались, то скрепить их, как скреплена башня, в которой в самые холода очень тепло, так как стены сложены из бетонных блоков, которые снаружи скреплены длинными панелями для борьбы с боковыми нагрузками. В некоторых промышленных зданиях проще - две или три стены из бетонных блоков, между ними залит бетон, напряжённый на месте, либо колонны, являющиеся продолжением длинных свай, а также опорами для мостовых кранов. Всё энергичнее двигаются сёстры с Бадаръярой, всё энергичнее я с Варварой, всё активнее мы ласкаемся. Завтра и послезавтра я сделаю несколько рисунков, где изобразим как мы это делаем. Варвара начинает что-то кричать, что мы имеем её неверную жену, у неё опять вспышка ревности. Она согласилась на групповую любовь, чтобы испытывать ревность и устраивать стервозные сцены ревности, мне страшно и грустно, она такая жестокая, что очень заводит меня, мазохистку. Противоречивые чувства любви, нежности, страха, униженности и боли. Я и сёстры мои, конечно, не пытаемся быть конкурентками Бадаръяре, наоборот, мы её дополняем, но всё равно ревность злой и жестокой Варвары ужасна, она страшная собственница. Хотя, казалось бы, одна любовница для обеих, но чувства сложнее логики. А Варвара очень разработанная, мой большой пенис в ней свободно движется, хотя некоторым девушкам он слишком большой оказывался. Бадаръяра пукает, её попку пальцы ласкают по кругу, гладят анус, расширяя постепенно, двигаясь кругами, ей надо сделать клизму. Варваре не просто нравится издеваться над нами ревностью, но это её возбуждает, она - страшный куколд, она не просто наблюдает измену, которую сама провоцирует, но и потом кричит какая ты шлюха, эгоистка. Не изменишь - обидишь, изменишь - тоже обидишь, жалко Варвару, с такой женой много слёз прольёшь. Варвара прикрывает глазки и раскрывает ротик, втягивая в себя воздух, напрягается и начинает дёргаться, истошно крича, сильно всасывает в свой ротик мои губки, в киске у неё становится тепло и влажно. У Варвары очень мощный оргазм, это возбуждает, это как порыв ветра страсти, я прижимаюсь сильнее к ней, конечно, может, слишком сильно, могут остаться синяки на нежной девушке, но это не страшно. Порыв ветра дует со стороны моря, у нас очень ветреная квартира, разве что есть в некоторых домах на торцах комнаты с двумя окнами, одно в одну сторону, а другое в противоположную, вот если квартира двухкомнатная с двумя балконами на углу, все окна открыты, одно большое окно на фасаде, а другое в задней части комнаты напротив выступает на углубленный в торец балкон - вот разве в той комнате сквозняки сильнее. Чувствуется, что скоро будет дождь, причём дождь холодный, а пока порывы ветра, что очень хорошо охлаждает после оргазма потное возбуждённое тело, что хочется всё новых и новых оргазмов и их страстного нежного тепла.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 105
© 01.06.2021г. Константин Воронин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3097244

Метки: сестра, инцест, лесбиянки, ужас, привидения, нечистая сила, мать, разврат, шимейл,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1