Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оставленные. Эпизод 4. Кровь от крови моей18+


­Пока Джеймс остановил машину рядом с домом приятеля Керка, а психолог вышел пообщаться, оставленный спросил девушку:
- Ты уверена, что хочешь быть… вскрытой?
- Все ради науки. Я вообще удивлена, что ты не вскрыл меня пока я лежала в бессознательном состоянии, после бампера твоей машины, – сказала Кристина.
- У тебя были сломаны руки и ноги. А не внутренние органы. Да и некрасиво было делать это без разрешения. Я до последнего был не уверен, что ты оставленная.
- Да уж. Этот Вилли смотрит на нас как на извращенцев, – заметила девушка.
- Потому, что ему сказали, что мы собираемся заняться сексом в морге?
- Слушай, а у тебя были какие-нибудь интересные эксперименты в сексе? – внезапно спросила Крис.
- Нет. Для меня эта тема до сих пор под запретом. Ты не видишь, но я покраснел.
Кристина рассмеялась.
- В таком случае, мы безумно скучны для своих 500 лет.
Они оба смеялись, когда вернулся Керк.
- Я покажу, где морг, у нас будет от силы три часа. Надеюсь успеем, – пояснил психолог. Джеймс решил не мешкать и поехал на максимально дозволенной скорости, строго по указаниям Керка. Психолог за ночь стал увереннее, и руки его больше не тряслись.
- Приехали, – произнес он, когда они остановились рядом с одноэтажным зданием старой постройки. Даже в темноте было заметно, что зданию требовался ремонт. Мужчины выскочили из машины бодро, а вот Кристина вышла с трудом. Она понимала, что скорее всего осколки черепа остались у нее в голове.
- Джеймс, раз меня все равно будут вскрывать – посмотри на мою голову. Болит и кружится,
- Кристина, в последний раз спрашиваю – ты уверена?
Она кивнула, и они вошли в здание. Вперед их вел Керк.
- Откуда ты так хорошо знаешь морг? – спросил Джеймс, заметив походку Керка.
- Первые пару лет я учился на терапии, – объяснил психолог.
- А что случилось потом? – заинтересовался врач.
- Моя мать умерла и попала ко мне на стол. Нам сюда, – Керк открыл двери, впуская Кристину и Джеймса вперед. Зал морга был небольшим – с два десятка ящиков- холодильников по стенам и пять столов. Все столы были свободны, а в углу стояли инструменты для разделки трупов.
- А вот теперь мне стало страшно, - произнесла Кристина.
- Ты все еще вольна отказаться, – напомнил Джеймс.
- Но не буду. Прошу лишь убить меня до вскрытия. И по возможности не рассматривать меня голой. Мы не так долго знакомы, что бы я перед тобой так легко раздевалась.
Джеймс улыбнулся, а Керк отвернулся, чувствуя себя лишним. Кристина максимально близко подошла к Джеймсу.
- Знаешь, я рада, что мы спасли тех девчонок, – произнесла она.
- Да. Я тоже. И все благодаря тебе. Не заметь ты Барта – они бы погибли, а, возможно, и остальные. – Джеймс достал нож, что забрал у Бевиса.
- И еще я рада, что тебя встретила, что мы прошли с момента путешествия. За то, что ты спас меня и подарил мне много приятных минут в твоем обществе.
- Ты не умрешь окончательно, Крис, – напомнил Джеймс.
Девушка подмигнула и произнесла:
- А это точно мы пока не узнаем, да? – она схватила его за руку и всадила себе ровно под крайнее правое ребро. В глазах Джеймса на секунду появилась паника, но он медленно опускал нож, прорезая кожу и внутренние органы до пупка девушки. Крис упала на грудь Джеймса, и он обнял ее, зарываясь пальцами в волосы. Под пышной длиной шевелюрой цвета пшеницы, он нащупал осколок черепа, что успел врасти в девушку. Он положил тело Кристины на стол, а затем подошел к голове, развернул ее и вытащил мешающийся кусок. Кость тут же рассыпалась в прах, в его пальцах. Затем Джеймс взял столик с инструментами и подвез его к столу с телом Кристины.
- Поверить не могу, что ты все же ее вскроешь, – ошарашенно произнес Керк.
- Такая возможность выпадает нечасто. Главное не лезь к ней. Ее кровь… ядовита, – пояснил Джеймс.
Психолог кивнул и Джеймс поднял футболку девушки – как и обещал, максимально стараясь не смотреть на грудь. Взяв подходящий скальпель, он разрезал тело Крис от шеи до лобка. Затем порезал горизонтальные полосы сверху и снизу – чтобы была возможность добраться до внутренних органов. Он аккуратно раздвинул кожу – как книгу. Керк внимательно наблюдал за его действиями, отмечая, что Джеймс, как минимум, профессиональный хирург.
- Я не вижу никакой разницы между внутренними органами ее и обычных людей, – отметил Стефан.
- А какие различия вы ждете? – спросил его Джеймс.
- Не знаю, какие-нибудь?
Джеймс покачал головой.
- Иммунитет оставленных примерно в 6 раз сильнее обычного человеческого. Опухоли рассасываются сами, если образуются, а ДНК не собирается с ошибками, приводящими к старению. Кровь гуще, в 4 раза быстрее сворачивается. Пища переваривается в 6 раз быстрее, а сигнал от мозга до конечностей передается быстрее в 5 раза быстрее человеческого.
- Жутко. Вы как будто хищники среди людей, – отметил Керк. Джеймс не ответил. Он взял ножницы для разрезания ребер и медленно откусывал ребра Кристин, для того, чтобы рассмотреть легкие. На 3 паре ребер сердце девушки снова запустилось и Джеймс недолго думая вонзил в него самый тонкий скальпель. Так девушка умерла за эту ночь в четвертый раз. Джеймс аккуратно раздвинул ребра, дотягиваясь до сердца. Разумеется, никаких пороков в нем не было, дефектов, повреждений или наслоений, кроме скальпеля, которым он его проткнул. Он достал скальпель и наблюдал за зарастанием мышц. Оно шло не так быстро, как он планировал, но все же с заметным прогрессом. Далее он стал рассматривать легкие и как он и ожидал – альвеол в них было больше человеческих. Они были меньше визуально людских, но настолько плотно сидели, что делало легкие более плотными и более стойкими к повреждениям. Он слегка разрезал легочную ткань, что далось ему с трудом, но и та стала затягиваться, причем чуть быстрее сердца, не оставляя и следа от рубца. Любой орган, который он хоть как-то зацеплял, повреждал или разрезал немедленно принимался зарастать с разной скоростью. Медленнее всего зарастала поджелудочная, быстрее всего - печень. Он отрезал от нее кусок размером сантиметр на сантиметр, и тот отрос спустя полторы минуты.
- Мне кажется, я схожу с ума, - произнес Керк. – Ну не может быть такого.
- А представьте если бы вы проснулись в канаве после своей мучительной смерти, спустя месяц, – парировал Джеймс.
- Такое с вами было? – спросил его психолог.
- Именно. Смерть в муках, отказ печени и почек, желтеющие глаза и кожа, слабеющее тело и отказывающие органы. Я умирал на полу, когда ко мне ворвалась разъяренная толпа. Я так и не понял, что все же меня убило – гепатит с туберкулезом или они, – признался Джеймс.
- Мне жаль.
- Не стоит. Просто не подходите близко к Кристине, ваше излишнее любопытство может вас убить.
Керк кивнул и Джеймс продолжил. Кристина восстанавливалась быстро, то есть так же быстро, как и он. Он отмечал, что возможно ее придется убить и в пятый раз, потому что он собирался приступить к изучению того, что для него было самой большой загадкой – системы размножения. Мужчины могут всю жизнь создавать свои половые клетки, но что женщины? У них есть строго ограниченное количество яйцеклеток и это количество заканчивается у женщин по-разному – в пятьдесят лет или в тридцать. В зависимости от состояния организма. Но это у обычных женщин, но что на счет бессмертных? Им половая система вообще не нужна – бессмертие для них наказание, но Крис говорила точно, что хотела завести семью, детей. Она не была глупой и наверняка понимала, что без ежемесячных кровоизлияний детей она не заведет. Или это была слепая мечта? Джеймс решил проверить. Он добрался до матки и не обнаружил там ее. Там не было пустого места, а было что-то скорее напоминающее мужские половые органы. Кажется, ее организм мог сам создавать яйцеклетки. Но как? И как часто? Означало ли, что его теория о том, что оставленные, как другой вид, верна? Означает ли то, что в теории они с Кристиной могут завести детей? Таких же оставленных, как и они сами только рожденных такими? Это настолько его увлекло, что он упустил из виду Керка. Будильник, что себе на телефоне поставил психолог прозвонил, оповещая, что пора заканчивать. Джеймс стал аккуратно складывать Кристину назад.
- Я могу помочь, – предложил психолог.
- Нет. Я сам, – произнес Джеймс. Он сложил ребра и кожу на них, не переставая думать о том, могут ли они завести детей. Собственная семья, супруга и дети были его вековым желанием, что он отчаянно хотел реализовать. Девушку он накрыл своим пиджаком, а сам отправился промывать и стерилизовать инструменты.
Он почти закончил, когда услышал голос Кристины:
- Ну как, доктор Керк, есть ли разница между мной и обычным человеком?
- Я не сказал бы. Не очнись вы сейчас, подумал бы рядовое вскрытие, – ответил психолог.
- В таком случае я понимаю, почему вы сейчас выглядите очень нервным, – пошутила Кристина.
Джеймс подошел к девушке, осматривая ее. Белая-белая как полотно кожа – последствия потери крови и вид измученный. Он пожалел, что все же пошел на это. Впрочем, девушка улыбалась.
- Выяснил что-нибудь новое для себя? – спросила она.
- Есть пару моментов, нам пора. Нет. Сама ты не пойдешь, я отнесу, – Джеймс сгреб ее в охапку и понес к двери, так и не убирая пиджак. Кристина к нему прижалась и закрыла глаза. Керк закрывал двери сам, пока Джеймс аккуратно укладывал Кристину на заднее сиденье. Затем мужчины залезли в машину – Джеймс на водительское сидение, Керк на соседнее.
- Доктор Керк, сначала едем к вашему другу – отдать ключи, а потом к вам? – спросил Джеймс.
- Нет. Отвези меня только к другу. Домой я доберусь пешком. Уж больно суматошный был день.
Джеймс кивнул. Мужчины не разговаривали – Джеймс не хотел нарушать тишину, чтобы не разбудить спавшую позади Кристину, а Керк задумался.
Они уже остановились у дома патологоанатома, когда Керк сказал:
- А я ведь так и не дал вам рецепт на транквилизаторы.
- Думаю, уже не нужно, – ответил Джеймс.
- В таком случае я с вами прощаюсь. Искренне надеюсь с вами больше не встретиться, – произнес психолог и закрыл дверь машины.
- Вот так всегда, – с заднего сидения произнесла Кристина.
- Не спишь?
- Уже нет, – призналась девушка.
- В таком случае, поехали в аптеку, я видел здесь неподалеку круглосуточную, – произнес Джеймс и не дожидаясь ответа поехал в сказанном направлении.
- Голову отпустило, но ребра болят жутко. Ощущение будто ты снова сбил меня машиной, – призналась девушка.
- Мне пришлось разламывать тебе ребра, чтобы достать до органов. И да, я срезал части из них. Прости. Вот и аптека. Я быстро вернусь.
Джеймс выскочил из машины, а Кристина привстала, пытаясь лучше свести себе ребра. Боже, какой же она инвалид, давно она так себя не чувствовала. Она заметила, что у Джеймса странное лицо. Она надеялась, что этот эпизод с вскрытием не повлияет на их улучшающиеся отношения. Джеймс становился ей другом, а может даже и чем-то большим. Мужчина вернулся быстро, сел за руль и передал увесистый, но небольшой пакет на заднее сидение.
- Там комплекс поливитаминов и глюконат кальция в таблетках. Доза для обычного человека на месяц, тебе ее нужно прикончить за день. И два литра воды. Выпей их тоже в ближайшие пару часов. Куда поедем теперь? Мотель? Отель?
- А мы можем встретить рассвет в машине где-нибудь за городом? – спросила девушка.
– Все для вас, мисс, – шутливо поклонился Джеймс, и они выехали на дорогу из города, по которой несколько часов назад Бевис вез Кристину. Они ехали полчаса до выезда из города, а затем Джеймс заехал на небольшой пригорок и остановился. Кристина не спеша, и при помощи мужчины, перебралась на переднее сидение. К тому времени она уже выпила треть предоставленных ей витаминов и ей немного стало лучше.
- Не перестаю поражаться красоте движения солнца своей жизни, – тихо произнесла она рядом сидящему Джеймсу.
Он не ответил, и девушка вновь заметила его задумчивость.
- Тебя что-то беспокоит? – спросила она его.
- Мы одного вида. Кровь сворачивается с одинаковой скоростью, так же быстро зарастают и повреждения.
- И что в этом такого?
- Просто. Я ведь твой лечащий врач, верно, Кристина?
- Ну да, – подтвердила девушка.
- Тогда почему ты мне не сказала, что ты в состоянии… овулировать? – внезапно спросил врач.
- Не думала, что это важно. Ну да, раз в полгода у меня бывает менструация. Не понимаю почему, но…
- Ты сама создаешь свои половые клетки. – пояснил Джеймс.
- Оу. Это очень странно. – произнесла девушка.
- С чего бы?
- Ты никогда не задумывался зачем делать бессмертными именно нас, тех кто сделал зла и добра примерно одинаково? Почему не награждать бессмертием истинно хороших людей, чтобы они и дальше помогали всем вокруг?
- Нет. Не задумывался.
- Зря. Когда я действительно решила создать свою семью я предполагала такой исход – что я не смогу завести семью с обычным человеком. Породить еще бессмертных? Зачем Богу, природе, карме, да кому угодно позволять создавать поток бессмертных, причем естественным образом, деторождением?
Джеймс отвернулся.
- Я …не знаю. Но неестественным образом можно же создавать оставленных? Напои простого человека кровью – создашь вампира, дай ему вкусить своей плоти – и вот он, жадный до человечины вендиго, чтобы создать оборотня нужен серебряный нож, волчья шкура и кровь волка, смешанные с кровью оставленного. А для создания философского камня нужен особый ритуал – необработанный аметист, особая смесь из трав и полнолуние, для проведения обряда потому, как вытащить душу из оставленного и поместить ее в аметист.
- Ого, а ты еще удивлялся, что я знакома с обрядами приветствия, – произнесла Кристина.
- Меня, как и тебя в бессмертии больше всего не устраивает одиночество, я не планировал семью, а искал людей, которые могли бы стать моим другом. И я нашел такого в старом оккультисте, лет на триста старше нас, который к моменту нашего с ним знакомства уже испробовал многое, вот только очень уж ему хотелось попробовать создать философский камень из моей души.
- Расскажешь поподробнее? – спросила Кристина.
- Не сегодня. Ты ведь так и не рассказала свою историю, – напомнил Джеймс.
- Какую из?
- Ту, что начала у психотерапевта. Я же внимательно слушал. Ты говорила, что братьев избили, что было дальше?
- На меня положил глаз богатый и влиятельный боярин – с большим домом и крепостными, это такие рабы на Руси. Мы не были крепостными, но все же и на нас было возможно повлиять – загнать в долги и вынудить продаться в рабство. Я не могла так рисковать своей семьей и в какой-то момент, посоветовавшись с отцом, я решила просто уехать. Мы инсценировали мою смерть, будто я утопилась с горя, а по факту я поехала на север – сменила имя с Агафьи на Кристину, взяла фамилию по имени моего батюшки и постепенно, заслуживая доверие местных жителей, стала знахаркой, травницей. Дальнейшее ты знаешь – плен, отравление врагов, обезглавливание. Тридцать лет в земле и злоба, которой я не могла найти выхода. В результате я остриглась, притворилась мужчиной и пошла в наемники – воевать за плату.
Кристина внезапно приложила руку к виску.
- Ты притихла под конец фразы, – заметил Джеймс. – Больно вспоминать?
- Нет. Просто странное чувство, я будто ощущаю кого-то вне … себя? Будто моя часть осталась где-то там.
Глаза Джеймса расширились.
- Соберись и сконцентрируйся только на этом чувстве. Глубоко вздохни и подумай. Оно проходит?
Кристина послушалась и спустя минуту произнесла:
- Нет, не проходит.
Джеймс завел машину и направился назад в город.
- Что это означает? Это чувство? – спросила девушка.
- Мою вину.
- А поконкретнее?
- Из твоей крови сделали вампира. Думаю, это сделал Керк, он набрал твоей крови пока я отвлекся на твои… Твою половую систему, теоретическая твоя возможность завести детей несколько сбила меня с толку, потому я не уследил за ним. Сможешь почувствовать, где вампир?
Кристина нервно сглотнула.
- Я постараюсь. Но я не уверена, что с ним могу пока справлюсь, если что, – призналась девушка.
- Справлюсь я. У меня уже есть опыт. Просто закрой глаза и постарайся сосредоточиться. Можешь указывать мне направление руками.
Кристина опустила голову и закрыла глаза.
- Скажи, а вампиры создаются только из крови бессмертных? – спросила она.
- Нет. Они могут создавать и сами себя, но чем дальше от оставленного, тем они слабее. И потомков твоих вампиров ты не почувствуешь, так что надо торопиться. Показывай!
Кристина послушно стала указывать руками направление, которое она чувствовала. Вскоре они добрались до небольшого одноэтажного дома белого цвета. Газон был заросшим, да и сам дом выглядел потрепанным, но казался чистым.
- Может мне все же пойти с тобой? – спросила Кристина.
- Я не такой уж слабак, Крис. Я запру тебя в машине, постарайся поспать. Сон тебе полезнее всего. – попросил Джеймс и вышел из машины. Он чувствовал на себе взгляд девушки, но не останавливался – времени не было.
Он громко постучал в деревянную дверь. Спустя минуту открыл ее конечно же Керк.
- Джеймс? Как вы…- начал было психолог, но Джеймс грубо втолкнул его вглубь дома и закрыл дверь.
- Бессмертия захотелось, доктор? Или вы предпочли не себе, а чтобы жена оставалась молодой и красивой? – возмущенно спросил Джеймс.
Керк отвел глаза.
- Я совсем не понимаю, о чем вы, – ответил он.
Джеймс не выдержал и сильно зарядил пощечиной по лицу психолога. Тот отшатнулся и взялся за щеку. Джеймс же схватил его за грудки.
- О чем я говорил вам? Не касаться крови! Вы создали вампира из себя или из кого-то другого?
- Я все еще не понимаю, о чем вы, – произнес Керк.
- Папа, все ли в порядке? – Джеймс услышал детский голосок справа от себя и обернулся. Из комнаты вышел мальчик, будто только сошедший с рождественских открыток – золотые кудри, большие глаза. Он был худой и небольшого роста. Джеймс все понял и обернулся на Керка.
- Нет, пожалуйста, не трогай его. Да. Я взял кровь Кристины. Набрал в 20 миллилитровый шприц, пока ты отвлекся.
Джеймс встряхнул психолога.
- А затем дал сыну проглотить, верно? - спросил он.
- Проглотить? Нет. Я загнал ему кровь под кожу, как укол с лекарством.
Джеймс отбросил врача и подошел к мальчику.
- При употреблении крови бессмертного через желудок, вы создаете вампира, – произнес он врачу, пока осматривал мальчика. Керк подошел к Джеймсу, боясь, что он навредит сыну.
- Но как я уже говорил, я не давал ему ее есть, а вкатил в качестве укола.
- И что это меняет? – спросил Джеймс.
- Как что? Вы же сами врач! Вы понимаете, что прививки вкалывают, а не дают поесть, чтобы они работали.
- Ты – идиот, Стефан! – выругал его Джеймс.
- Я знаю, но… Мой сын Патрик болен гемофилией в самой острой форме. У него очень частые внутренние кровотечения. Он живет с постоянным риском умереть. Ему восемь, но выглядит он на пять, и врачи не дают положительного прогноза. А видя, как зарастает Кристина, я просто подумал… что мне нечего терять. Я взял ее крови и загнал ее сыну внутримышечно.
Джеймс снова присел рядом с мальчиком. Тот осматривал его внимательными голубыми глазами, не говоря ни слова.
- Сколько нужно времени, чтобы… вампиризм, если он есть, проявился? – растерянно спросил Керк.
- Все зависит от крепости организма. Это болезнь, Керк, самого крепкого парня, при мне, она поразила полностью за три часа. Сколько времени назад вы вкололи ему кровь?
Джеймс почувствовал, как Керк затрясся.
- Час назад, – ответил психолог.
- Тогда я останусь и буду наблюдать, – произнес Джеймс. – Если я почувствую или увижу…
- Я понял. Патрик, все хорошо. Этот дядя – Джеймс побудет с нами какое-то время, – взволнованным голосом произнес психолог.
Мальчик кивнул.
- Папа, я очень хочу кушать, – произнес Патрик.
- Малыш, но мы же ели час назад, – сказал Керк.
- Я знаю, но я еще хочу.
- Ну что же ты, Стефан. Покорми ребенка, – угрожающе произнес Джеймс. Психолог кивнул, и они направились к двери, что была слева. За дверью оказалась небольшая и не особо чистая кухня – 6 шкафов, в том числе и навесных и маленький стол. Вся мебель была темно-фиолетового цвета. Почему-то Джеймсу показалось, что это жилье холостяков. Он пропустил Стефана и Патрика внутрь комнаты, а сам остался стоять в дверях, прислонившись плечом о дверной косяк. Керк посадил сына за стульчик, а сам бросился жарить яичницу. Руки его заметно тряслись.
- Где мама Патрика? – спросил Джеймс.
- Умерла, – сказал мальчик, болтая ногами. Керк поставил перед ним тарелку и вилку.
- Почему? – поинтересовался Джеймс.
- Она винила себя в том, что случилось с сыном, – ответил Керк. Джеймс кивнул и продолжил наблюдать за мальчиком. Керк положил ему яичницу.
- Опять она, – возмутился Патрик.
- Я не так много умею готовить, – произнес Керк, поглядывая на Джеймса.
- Я знаю, просто мне хотелось бы фруктов. Ну ладно, – сказал мальчик и стал уплетать яичницу. Джеймс подошел к нему поближе, достал нож, чем здорово напугал Керка и сделал небольшой порез на своем пальце. Выступившую кровь он показал Патрику.
- Что ты думаешь об этом? – спросил Джеймс мальчика.
Патрик внимательно рассмотрел палец Джеймса.
- Что вам больно? – спросил мальчик. – Мне бы было.
Джеймс убрал палец, чтобы не обнажить перед мальчиком свои способности. Насколько он помнил голод начинался у вампиров очень рано, особенно на кровь оставленных.
- Патрик, я отменил сегодня все свои приемы, и мы целый день проведем вместе. Будем играть, – произнес Керк.
- Хорошо. А Джеймс? – спросил ребенок.
- Побудет с нами. Он пронаблюдает помогло ли тебе лекарство.
- Хорошо, – произнес ребенок и улыбнулся. К тому времени мальчик покончил с яичницей, соскочил со стула и направился вон из кухни. Джеймс, как и Стефан, следовали за ним. Мальчик же пошел в свою комнату, где на полу лежали игрушки и сел рядом с ними.
- Джеймс, во что вы умеете играть? – внезапно спросил мальчик.
- Не знаю. Во многое. Что тебя интересует, Патрик?
- В войну. Я дам вам одних солдатиков, а сам буду управлять другими. Моя солдатики будут на вас нападать, а вы защищаться, – серьезно произнес мальчик.
- Я думал, что дети сейчас играют через компьютер, – упомянул Джеймс.
- Папа не покупает мне его. И со мной играть не хочет, потому что говорит, что слишком старый. Но вы моложе, Джеймс, – ребенок встал и подошел к ящику с игрушками. Там он вытащил небольшого солдата в синей форме.
- Будете играть за янки? – спросил малыш.
- Я более консервативен, – с улыбкой произнес Джеймс.
- Хорошо, я не люблю конфедератов. Но помните, вы должна проиграть – потому что в истории так и было! – произнес мальчик.
- У южан армия была в пять раз меньше, чем у северян! – искренне произнес Джеймс.
- И кто виноват? – спросил мальчик.
- Общая аграрная направленность, меньший размер, худшая подготовка…-начал перечислять Джеймс. Он услышал легкое покашливание со стороны Керка и замолчал.
Патрик вручил Джеймсу солдатика в голубой форме и саблю к нему, а сам взял солдатика в темно-синей с винтовкой. Он направил игрушечную винтовку на Джеймса и воскликнул:
- Сдавайся, подлый конфедерат!
- Ну нет! – буркнул Джеймс, выставляя саблю солдата вперед. – Я не сдамся под гнетом севера, да я уверен, что твоя винтовка не заряжена!
- О! Как ты узнал? – произнес Патрик.
- Я вижу пустое дуло твоей винтовки!
- Умный южанин, я все равно справлюсь тобой и своей саблей!
Патрик прикрепил к руке солдатика саблю и бросился на солдатика Джеймса.
- Вжух-вжух, – говорил мальчик.
Джеймс заметил, что мальчик движется быстро, даже слишком. Спустя три минуты сражения все было кончено – история повторилась, янки выиграли.
- Да! – прокричал мальчик и подпрыгнул от радости.
- Не хочешь порисовать теперь? – предложил Джеймс.
- Войну? – спросил Патрик.
- Да что угодно. Я пойду за листами, – Джеймс встал и подошел к столу за листами бумаги. Чистые лежали в одной стопке, исписанные в другой. Джеймс заметил, что у Патрика был талант к рисованию и взял с собой набор карандашей и 5 листов бумаги.
- Все в порядке, Патрик? – спросил сына Керк.
- Да. Просто ощущение будто бы мне штаны маловаты. И кофточка.
Джеймс обернулся и заметил, как мальчик одергивает рукава вниз.
- Папа, а мы же покушаем еще? Через полчасика например? – спросил мальчик.
- Да. Почему нет? Кажется, у меня были замороженные овощи в холодильнике. Я разогрею их и потушу, – ответил психолог, искоса посматривая на Джеймса.
- Держи листы, Патрик, – произнес Джеймс, протягивая листы парнишке. Напоследок он резко дернул, сделав глубокую царапину на пальцах мальчика.
- Ай! – проговорил Патрик и взял свою правую руку левой, рассматривая крупную царапину на среднем пальце. Выступила кровь, и Стефан подскочил к сыну.
- Патрик. Ты как? Тебе больно? - спросил он.
- Нет. Совсем нет, – на глазах у всех кровь втянулась назад в палец. Царапина исчезла.
- Кажется он вылечился, верно, Стефан? – сверля глазами, произнес Джеймс.
- Пойдем выйдем из комнаты, – угрожающе попросил психолог. Джеймс кивнул, и они вышли.
- Ты видишь, к чему привела кровь Кристины! – произнес оставленный.
- И что с того? Это может быть временным эффектом. Я вколол всего 20 миллилитров!
- Ты вколол аж 20 миллилитров! Этого хватает чтобы сделать человека, любого человека вампиром!
- Но он не вампир! Он не отреагировал на твою кровь и не хочет пить моей. Я знаю почему ты злишься, Джеймс. Давай признаем – ты видишь, что кровь аналогичных тебе существ в состоянии вылечить болезни, но сам ты не догадался ее вкалывать, а не поить. И теперь ты злишься!
Керк собирался пойти к сыну, но Джеймс схватил его за руку.
- Не пори чушь! Бессмертие отнюдь не благословение! И любые манипуляцию с нашей кровью к хорошему не приводят!
Керк вырвался и пошел к сыну, но не успел он зайти в спальню как закричал:
- Патрик!
Джеймс побежал к двери. Мальчик встал и сейчас стало явно заметно, что он вырос. Его руки и ног, судя по рубашке и штанам, стали больше сантиметров на пять.
- Папа, я очень хочу кушать. Ты не мог бы поставить размораживать овощи? – попросил мальчик.
- Конечно. Только пойдем за мной.
Мальчик кивнул, сделал шаг и упал. Джеймс подскочил к нему.
- Что с ним? – завопил Керк.
- Тело не успевает справляться с таким резко растущим организмом. Нужна еда, Керк. Я отнесу его на кухню.
- Какое чудесное лекарство! Я чувствую себя Халком! – засмеялся Патрик. Джеймс поднял его на руки, донес до кухни и посадил за стул.
- Как самочувствие, Патрик? – спросил он мальчика.
- Волшебно. Так легко повсюду. Скажите – я же вылечился, да?
- От гемофилии, думаю точно, – произнес Джеймс. – Но подозреваю у тебя новая напасть.
Вдруг раздался треск – это швы рубашки Патрика не выдержали.
- Долго там еще с овощами? – спросил внезапно ломающимся голосом Патрик.
- Минуту! – закричал Керк. Он был в шоке.
- Вот так всегда, отец. Ты постоянно не уделяешь мне внимания, постоянно на своей работе, а ко мне приводишь нянь. Дерьмово готовишь и убираешься. Дай мне хотя бы воды!
- Не меньше литра, – произнес Джеймс.
- Точно! Не меньше литра! – произнес ломающимся голосом Патрик. Стефан наспех налил ему воду протянул.
В это время Джеймс достал нож и протянул Патрику.
- Мне нужно чтобы ты порезал себе ладонь как можно глубже, – произнес он.
- Зачем?
- Доказать, что ты теперь Росомаха, – произнес Джеймс.
Патрик с готовностью согласился и Керк не успел забрать нож. Мальчик порезал себе ладонь довольно глубоко и кровь мелкими каплями упала на стол. Спустя минуту рана втянулась.
- Да, я Росомаха! – произнес мальчик. Стефан схватил тряпку и злобно посмотрел на Джеймса.
- Не трогай кровь сына, Керк, если хочешь жить. Лучше отдай ему овощи и скажи, где твоя одежда, я ее ему принесу.
- Я сам могу принести одежду! – вякнул психолог, но все же убирать кровь не стал и отдал тарелку Патрику.
- И упустить год жизни сына? Я принесу.
- Следующая спальня после спальни Патрика, – пояснил психолог и сел рядом с Патриком.
Джеймс пошел в спальню психологу параллельно звоня Кристине. Она взяла трубку сразу.
- Все нормально? Тебя уже долго нет, – произнесла девушка.
- Я знаю. Он не дал сыну твою кровь выпить. Он ее вколол ему.
Кристина глубоко вздохнула.
- Он не стал вампиром, верно? – спросила она.
- Нет. Мальчик стареет. При мне он вырос с примерно восьмилетнего возраста до лет двенадцати.
- Ужас. Но… Я не знаю, как ему помочь. Может попробовать слить как можно больше крови? Его раны зарастают? И с какой скоростью?
- Примерно, как наши, может, может, даже быстрее, – ответил Джеймс выбирая в шкафу Керка вещи поменьше.
- Что будешь делать?
- Наблюдать. Главное ты поспи. Я больше не буду тебя беспокоить.
Джеймс бросил трубку и вернулся на кухню. Овощи уже были съедены, а Патрик сидел без рубашки и усиленно чесал подбородок.
- Я принес тебе одежду, – Джеймс протянул штаны и футболку Патрику.
- Чудно. А теперь отвернитесь. Трусы сдавили мне хозяйство так, что я сидеть не могу, – произнес Патрик. Джеймс послушался и к нему мгновенно подскочил Керк.
- Что мне делать, Джеймс? Он растет слишком быстро!
- Понятия не имею. Это ты же ввел кровь сыну, – ответил доктор.
- Да, но я не знал…
- Все. Готово. Можете обернуться, – произнес Патрик. Оба синхронно обернулись. Мальчик же стоял в отцовых джинсах и футболке напротив открытого холодильника.
- Овощи были не сытными. Возьму сыра и ветчины. Борода чешется просто нереально. Растет что ли? – произнес Патрик.
Патрик достал солидный кусок сыра и стал его есть прямо так, кусая.
- Почему я так голоден сегодня? Реально поражаюсь лекарству! Будь сегодня будний день я бы пошел в школу и хвастался своим ростом! Я наверняка выше уже чем эта злюка Дерек! – возмущался Патрик.
- Ты же понимаешь, что это ненормально, Патрик? – спросил Джеймс.
- Ага. И еще я понимаю, что оно начало действовать сильнее, когда пришли вы. Вы врач или что-то такое? – спросил юноша.
- Что-то такое, – ответил Джеймс.
- Кстати, Патрик прав. Он стал быстрее расти, только когда ты появился в доме, – буркнул Керк.
- А то, ты не видишь логическую цепочку! Крови Кристины нужно было время, чтобы усвоиться в организме мальчика, зачем вылечить его заболевания и лишь потом она начала его старить.
-Крови Кристины? О чем он, пап? – спросил Патрик.
- Он вколол тебе кровь бессмертного существа, надеясь вылечить твою гемофилию, – пояснил Джеймс.
- Клево! И что? Я теперь бессмертный? – порадовался подросток.
- Ага. Еще часа на два, максимум два с половиной. Потом ты умрешь от старости, – произнес Джеймс.
- Не смей так говорить моему сыну! Лучше помоги! – приказал психолог.
- Я понятия не имею чем. Можно попробовать слить кровь в надежде, что это остановит старение? – предположил Джеймс.
Керк рванул к столам и вытащил оттуда большую миску.
- Давай попробуем, сынок, – произнес Стефан Патрику и подставил миску к сыну.
- Отец, ты что? Хочешь чтобы я вены резал или что-то такое? – спросил юноша, доев сыр.
- Я не хочу, чтобы ты умер от старости прямо на моих глазах! – закричал Керк.
- Да откуда вам, лохи, знать, что я не остановлюсь где-то в районе двадцати -двадцати пяти лет и не останусь бессмертным? Как я понимаю ты, Джеймс, не в курсе как это должно действовать? – спросил Патрик.
Врач покачал головой.
- Ну и пошел я в свою комнату тогда. Ничего со мной не будет, – Керк попытался остановить сына, но тот легко ототкнул его и бодрым шагом направился в свою спальню. Джеймс не стал останавливать его, но схватил нож со стола на всякий случай.
- Быстро сын дорос до вредного подростка, верно? – спросил Джеймс Керка. Тот озлобленно на него посмотрел и пошел в спальню за мальчиком, прихватив миску. Патрик стоял посреди комнаты, спиной ко входу, хватал игрушки и отправлял их в дальнюю корзину в стиле баскетбола.
- Какая ж скука, – произнес он, когда игрушки закончились.
- Что, уже девчонку хочешь? – спросил его отец.
- Не отказался бы, – Патрик обернулся и стало заметно как у него постепенно отрастает борода. Джеймс заметил, что мальчик еще подрос.
- Патрик, тебе нужно попробовать слить кровь. Ты же понимаешь, что это ненормально! Еще сорок минут назад тебе было восемь лет, – попросил Керк.
- Теоретический-то мой возраст не изменился. Ну ладно. Давай так. Дай мне еще двадцать минут, если рост продолжиться, я так и быть, солью кровь, -ответил Патрик.
- Через двадцать минут ты с таким же успехом можешь стать и мне ровесником! – возмутился Керк.
- Не ты ли злился не так давно, что я медленно расту. Медленнее, чем мои ровесники? Так пожирай плоды своих трудов, папа, – произнес Патрик и расставил руки в стороны.
Джеймс больше не мог видеть эту семейную ссору. Ему было самому интересно, что будет если парень сольет немного своей крови? Процесс замедлиться? Он подскочил к Патрику и отвесил ему оплеуху. Парень не ожидал такой реакции и завалился, а Джеймс скрутил его и выставил руку вперед, предоставляя возможность порезать и слить кровь в миску. Керк понял фокусы Джеймса и как только врач смог надрезать руку, быстро подставил миску. Но это бессмысленно – Патрик зарастал слишком быстро, чтобы слить много.
- Оставьте меня, сволочи! Я буду жаловаться на вас! – вопил Патрик и все же вырвался из захвата. Юноша бросился на кровать, но запутался в штанах – те все еще были ему велики.
- Этого слишком мало, – произнес Керк, посмотрев на густую, слишком густую для человека кровь. Джеймс забрал у него миску и рассмотрел ее внимательнее.
- Такая же как у меня и Кристины. Уже вся,- заключил врач.
- Слив крови не поможет?
- Не думаю. Кровь старит тело, любопытно, – произнес Джеймс.
- Что мне делать с сыном? – закричал психолог.
- Понятия не имею, – искренне ответил Джеймс. В это время с кровати подал голос Патрик.
- Этой Кристине, сколько ей лет? – спросил он.
- 542, – ответил Джеймс.
- Нет. Я имею в виду на сколько лет она выглядит?- спросил Патрик.
- Тридцать, может тридцать два, – ответил Керк.
- Может мое старение остановиться на этом возрасте? – предположил юноша. Он улегся на кровать и зарылся лицом в подушку.
- Дайте мне поспать. Может сон остановит мой рост? – попросил Патрик. Керк уставился на Джеймса, но ему нечего было ответить. Внезапно юноша с кровати захрапел.
- Думаю стоит попытаться сейчас слить ему кровь, – предположил Стефан и забрал у Джеймса миску и нож. Тот отдал ему их добровольно, наблюдая за изменениями в Патрике. Борода уже была ощутимой и видимой, а волосы отросли до плеч.
Керк крадучись подошел к сыну, но тот открыл глаза.
- Что ты делаешь отец? – спросил его Патрик.
Стефан прослезился.
- Я пытаюсь спасти тебя, – произнес Керк. Даже на вид сыну стало уже около восемнадцати-двадцати.
- Ты постоянно пытаешься это сделать, – ответил ему Патрик. – Но ты уверен, что это возможно?
Керк поставил миску и вышел из комнаты, а Патрик сел на кровати.
- Уже выспался? – спросил его Джеймс.
- Вроде да. Бессмертные тоже мало спят? – спросил его юноша.
- Они спят столько, сколько хотят, – ответил Джеймс.
- Вот бы мне так. Я ведь хотел вылечиться и стать взрослым, когда был маленький, – ответил Патрик.
- Часа два назад? – спросил Джеймс. Патрик рассмеялся.
- А ведь я только сейчас понял, как мне нравилась одна девочка в классе. А теперь понимаю, что наша учительница просто восхитительно красивая женщина и вовсе не такая уж и противная.
Теперь рассмеялся Джеймс.
- Мне жаль, что я вряд ли смогу помочь, – произнес врач.
Патрик пожал плечами. Сейчас ему уверенно можно было дать двадцать два года. Из него вырос очень красивый, пусть и худощавый мужчина. Джеймс приблизился к нему. Сейчас было заметно, что Патрика разбил озноб.
- В солдатиков больше играть не будем? – спросил Джеймс, пытаясь отвлечь парня.
- Пожалуй нет. У меня почему-то сформировалось впечатление, что вы воевали на той войне.
- Нет. Но свидетелем был, – Джеймс приложил ко лбу юноши руку. Горячий.
- Она была впечатляющей? – спросил его Патрик.
- Она была войной, к тому же гражданской. Они все примерно одинаковые. Низы не знают, за что толком воюют, а верхи знают, но не воюют.
- Понятно.
В это время в спальню влетел Керк с ножом и бросился на Джеймса. Впрочем, тот легко отскочил.
- Ты же знаешь, что не убьешь меня. Какой смысл? – спросил его Джеймс.
- Я здесь не для этого. У меня остался только один вариант, – кричал психолог. Он махал ножом как сумасшедший, пытаясь зацепить Джеймса.
- Вампиризм, – осенило мужчину. – Ты хочешь сделать его вампиром!
- Отдай мне кровь добровольно, Джеймс. Я обещаю, что буду внимательнее к сыну, буду поить его только своей кровью и никто не пострадает!
Стефан снова бросился на Джеймса, но Патрик схватил его за шиворот.
- Хватит с меня твоего лечения, отец.
Керк обернулся на сына. Патрику уже было около двадцати пяти.
- Ты не понимаешь, это может тебя спасти! – кричал психолог.
- Ты уже попытался. Не вышло. Ты думаешь я смогу выпить чужую кровь? Или жить осознавая, что здесь происходит? – спросил Патрик.
- Я не хочу тебя терять! – крикнул психолог.
- Ты не хочешь признавать своих ошибок. Не ты ли довел мою мать до суицида, говоря ей что это она виновата в моей болезни? Не ты ли вколол мне неизвестное тебе вещество, лишь пытаясь меня быстрее вылечить? Что тебе говорили врачи, отец? Нужно больше денег и времени!
- Патрик! – возмутился Керк. – Я делал для тебя все, что мог!
- Может да, а может нет.
Патрик отпустил отца и тот рванул было к выходу, но Джеймс не выпустил его, покачав головой.
Оставленный вышел из комнаты, оставив сына с отцом. Мог ли он предоставить сейчас свою кровь, для того, чтобы сделать Патрика вампиром? Нет. Не мог. Он видел, как команда «Летучего голландца» превращалась – озлобленные жалкие существа движимые только голодом крови. Они не могли выйти днем на палубу. Вообще ничего не могли. Когда он встретил их, почти три столетия спустя, их осталось всего шестеро на всем корабле. Но это они были заперты на корабле. Создай он вампира в таком, пусть и небольшом городке как этот, сколько ночей ему потребуется чтобы выкосить все вокруг? Неделя? Или может и того меньше. Да возможно ли обратить в вампира парня сейчас? Уже, видимо, нет. Джеймс вернулся в комнату.
Патрику было уже около тридцати. Они с отцом на кровати и улыбались, держась за руки.
- Все в порядке? – спросил их Джеймс.
- Наверное лучше, чем когда-либо, – ответил Керк.
- Отец вколол себе моей крови, – произнес Патрик.
Джеймс остолбенел.
- Это была не лучшая идея, Стефан, – произнес он. – Но я… Понимаю. Я приготовлю вам еды.
Джеймс оставил мужчин одних и направился на кухню. Там он в морозилке нашел замороженную пиццу. Пять минут на разогрев. Пять минут, для пары что была в соседней комнате, что пять лет. Он все же разогрел ее по рецепту, сокрушаясь. Но он ничем не мог им помочь. Он сложил грязную посуду в посудомойку и поставил цикл. Затем выложил пиццу на большую тарелку, что нашел на кухне и порезал ее ножом. Он взял с собой тарелку и понес ее в спальню.
Сорокалетний Патрик укладывал абсолютно белого и морщинистого Стефана на постель. Джеймсу показалось, что старик уже не дышал. Он поставил пиццу на стол.
- Патрик? – позвал он мужчину.
- Моя идея про тридцать лет не сработала, да? – спросил его Патрик.
- Похоже, что нет.
- Жаль. У меня очень болит сердце. Нет идей почему?
- Твое сердце и органы не только вырастали в размерах, но и старели. Сейчас, когда соединительной ткани и регенерации все меньше быстро увеличившийся мышцы и сосуды дают о себе знать.
- Я не умру от старости, верно? Меня добьет какой-нибудь сердечный приступ, – предположил Патрик. – Ну что же.
Патрик сел за стол и укусил пиццу.
- Вкусная. Спасибо, Джеймс.
- Не за что. Что ты хочешь, чтобы я сделал? – спросил врач.
- Позвони, пожалуйста, в службу спасения. Но не сейчас. Не хочу, чтобы они видели, как я стремительно умираю. Не за чем им знать про бессмертных. Не за чем повторять ошибок отца.
Патрик с трудом встал и направился к отцу. Седина в его золотых волосах становилась все заметнее. Патрик сел на пол и взял руку отца в свою.
Джеймс вышел из комнаты и прислонился к стене спиной. Беспомощность – вот все, что он всегда чувствовал в такие моменты. По щекам медленно покатились слезы. Джеймс зашел в комнату через пару минут. Абсолютно седой Патрик, положил голову на кровать. Джеймс потянулся к нему и проверил пульс. Его не было.
Оставленный вышел из дома, закрыв дверь. Он направился к машине, где его ждала Кристина. Она не спала и просто вопросительно посмотрела на него.
- Они мертвы. Оба. Вколотая в человека кровь оставленного его состаривает.
- Мне жаль, Джеймс, – произнесла девушка.
- Ты прекрасно знаешь, что ты и я тут не причем. Стефан Керк сам сделал свой выбор, пытаясь спасти сына. Выбор был неверным.
Кристина отвернулась.
- А я сделал выбор и не спас их, сделав вампирами, – продолжил Джеймс. – Они могли бы ими стать и убить множество людей. Но я не сделал их ими.
- Да уж. Мы с тобой вовсе не те люди, что могут делать правильные выборы, – произнесла девушка.
Джеймс завел машину.
- Не понимаю, о чем ты, – произнес он девушке.
Она показала новость, что была у нее открыта в телефоне. «Резьба в Скримвилле – четырнадцать человек убиты».
- Ханна мне соврала. Она убила всех людей, что пытались принести ее в жертву. Всех, даже детей и оставила трупы там гнить, в том числе и Рича,- пояснила девушка.
- Нам нужно разобраться с этим. Но для начала... – Джеймс набрал номер службы спасения на телефоне.
- Добрый день, полиция? Хочу сообщить о смерти двух пожилых мужчин в доме по адресу: Андерсена 26. Кто говорит?
Джеймс положил трубку и выехал на главную улицу.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 21.05.2021г. Алина Матыцина
Свидетельство о публикации: izba-2021-3091274

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман










1