Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XIV, 52


­­ГЛАВА 52

Золотое. 1729. «Una simul pro corpore multa fragmenta orto plures societates celeriter dissipata corrumpi сonfessionum ramos a doctrinarum facta proprias leges regulis exceptiones regulae. Haec erat poena culpae fortuna discipulis suis magister habet», отмечает клопиный летописец, очевидец событий тех дней.

На месте некогда единого тела возникло множество осколков: общины стремительно дробились и распадались на множество толков и ответвлений, возникала уйма учений, каждое со своими уставами, правилами и исключениями из этих правил. Всё это явилось наказанием за недостойное поведение учителей в отношении своих злосчастных воспитанников. (л а т.)

   В селе укрепилось незыблемое негативное мнение о наставниках и отцах-благодетелях: они не оправдали себя, обманули ожидание туземных жителей, они надеялись на улучшение качества жизни и на то, что наставники окажутся защитниками их сельских интересов перед наглыми, ухватистыми чинушами. Однако учителя даже и не подумали бороться с издержками чиновничества, они усвоили себе замечательный тон и способ общения с поселянами, при коем сами под себя гребли почище самих чинуш местного разлива, зато, заприметив у кого достаток или излишки, вырывали, отбирали эти излишки с мясом. Благодетели разве что по титулу, самоназванию, отцы-наставники никогда в действительности таковыми не были и являться такими слабовольными и сердобольными не собирались.
   В наставниках видели самые отбросы клопиного общества, их не считали средоточием клопиной мудрости, и всё бы ничего: то, что вас не принимают за умников, с горем пополам ещё терпимо, но то пренебрежение со стороны поселян и предвзятая нелюбовь к этим «сосудам праведности клопиной», нежелание поселян считать отцов приличными и порядочными членами клопиного общества, те уколы по поводу недостойного поведения отцов сделались для тех учителей настоящим бичом. «Селянам ли судить о достоинствах и о свойствах сердец наших? ― кипятились учителя, ― селяне ли об нашем поведении дерзают что-либо высказывать вслух, не считая, что в нас сидит великий пророческий дух?» «Ха, да будет вам ещё задаваться, блудники бесстыжие! ― едко выстреливали в учителей словесными залпами ядовитые селяне, ― сами гуляете с нимфами, подцепляете от них болячки, всё наше село ещё выморите хворями постыдными, не вам, не вам себя мнить великими провидцами, вы, отцы, никакие нам не отцы, вы жалкие отребья и ошмётки, вас ли, бездельники, прикажете почитать и уважать?» «Независимые умы, возросшие на свитках и на поучениях, никогда не сомневаются, ― спесиво заявляли учителя, ― не сомневаются в величии миссии, за выполнение коей взялись тогда с полной убеждённостью в чистоте и в святости своей». «Послушайте: где вы и где святость?» «Когда нас осенило небесное облако, вас ещё даже обыденное разумение, любезные, не успело коснуться, и где уж вам удить о святости?», с едким жалом на языках отвечали наставники селянам. «А не дробление ли общин ваших достаточно веским является доказательством изначальной испорченности общин ваших и замыслов ваших? А не распадение ли на мельчайшие осколки некогда единой паствы есть прямое указание богов на то, что общины отцов противны богам и богиням?», допытывались поселяне у блудников-учителей и въедались в них зенками. «Если кто и противен небесам, так это, с позволения сказать, вы сами, а никак не ваши наставники! Где на ясновидящих наставников соизволили поглядеть с небес боги, вам ли оспаривать истинное величие и небесное призвание учителей и наставников ваших, ядровыми общинами управляющих?» «А если вы такие замечательные, отчего же тогда общины ваши пропадают и сгнивают на корню, не успев даже толком распуститься цветком, подобно розану? были бы святы, общины бы ваши не постигала на второй день подобная горечь, не накрывались бы медными тазами, не приказывали бы долго жить». «Общины, к прискорбию, состоят не из одних лишь наставников; когда учитель наставляет общину в благодушии, а воспитанники его не желают вникать в суть учения, когда чада духовная ведут себя недостойно детей сияния, старания наставников бесплодны и лишены всякого смысла. Развал общины не вина учителя, но вина воспитанников его! Где духовная чада со всем возможным вниманием вникают в сказанное учителем своим, такие общины николи же постигнут чёрные деньки, такие общины завсегда продолжат цвести и развиваться. У вашего села нет нигде прямого пути, ведущего к самоочищению и к самоосуждению, вот через это и происходит утечка благодати, pereumобщина ваша за общиною и разваливается, и в том не мы виновны, но воспитанники, не учителя, но непослушные, надменные духовные детки; отцы всячески пытаются оградить паству от гниения духовного, но сами воспитанники наотрез отказываются делаться воспитуемыми». Что бы селяне ни высказывали в глаза наставникам своим, у наставников завсегда находились ответы на все случаи жизни, учителя ведь никогда не чувствуют себя виноватыми, у них вечно виноваты все, но только не они сами. Разладу в общинах предшествуют насмешки над учителями; распад общины ― вполне логическое следствие из общего хода событий: непочтение к отцам вызывает оскудение, выветривание небесного вмешательства в дела общины, они живо скудеют, высыхают и мумифицируются, доколе не вызреют в труп и в пепел. «Сами вы своими насмешками выстилаете себе дорогу в котёл погибели, не наставники селян туда пихают, вы сами ж себя, любезные, туда сталкиваете и спроваживаете, и не вините отцов!»






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 11.05.2021г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2021-3085386

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1