Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Дедбургер18+


­ Двенадцатилетний мальчик Ваня, ученик шестого класса "Е" Н-ской средней школы спешил на занятия. На улице - весна, солнце светит ярко, радостно. Но Ване не до веселья. Старые рваные кроссовки промокают, их внешний довольно потрёпаный вид вызывает у одноклассников смех и глупые придирки. Ване до боли хочется предстать перед своими друзьями во всём новом. Но денег в семье мальчика нет. Отец его служит в милиции и получает копейки. Мать работает кондуктором в троллейбусе. На последние деньги они сумели купить сыну новый спортивный костюм. Но только костюм - на обувь денег не хватило. Жизнь такая, капитализм - одни имеют всё, другие - ничего...
Вот и в этот день Ваня шёл в школу, в свою привычную вторую смену, мимо базара. А там как раз бойко шла торговля. Всюду мелькали новые вещи: рубашки, куртки, штаны, всякое бельё, кепки, шапки, кроссовки. Люди ходили по рядам и покупали всё, в том числе и так желаемые Ваней кроссовки. С какой завистью он смотрел на тех счастливцев! Как он хотел так же подойти к продавцу с важным видом, протянуть новенькую хрустящую купюру и сказать: "Мне вон те, что подороже!".
Остановившись у прилавка, мальчик жадно разглядывал многообразие кроссовок всех видов и размеров. Мысленно примеряя самые красивые, он аж облизывался. Но в кармане было пусто. Ни копейки. "Посторонись, щенок!" - крикнул вдруг толстенный мужик с тележкой, резко пихнув Ваню локтем. "Горячие пирожки! Сосиски! Гамбургеры!" - закричал мужик уже другим голосом. Тут же голодные торговцы его окружили. Ваня увидел, как замелькали невзрачные, но ароматные пирожки и купюры, купюры! За один гамбургер, который неизвестно из чего сделан, торговцы платили толстяку пятьдесят рублей! Ваня, как заворожённый, смотрел на ту торговлю, даже забыв на миг о кроссовках. Как ему были нужны деньги!
"Чё смотришь, гадёныш?! - рявкнул опять толстяк. - Пошёл отсюда, нищета поганая!". Ваня от испуга шарахнулся назад, налетел на какую-то тётку, вызвав её резкий гнев. Послав мальчика на три буквы, солидная мадам, работающая в какой-то солидной фирме и пришедшая сюда за очередной, тысячепервой, кофточкой громко сказала: "Безобразие!" и пошла дальше, виляя из стороны в сторону жирными целлюлитными ягодицами. А Ваня, даже заплакав от давящего на него горя, бросился бегом в школу.
На первой же перемене неформальный "лидер" класса - Сашка Шкурин снова стал придираться к своему бедному однокласснику. "Ну чё, голодранец?! Не даёт мамаша денег на обувку? Алкашка она у тебя, всё пропивает!". Тут раздался хохот остальных одноклассников, "тусующихся" неподалёку. Обида снова подкатила комом к горлу, Ваня закричал: "Неправда это!" и бросился на обидчика с кулаками. Но тот был сильнее и здоровее. Отпихнув Ваню, Сашка швырнул его на пол и больно пнул. Очевидцы буквально ржали. "Голодранец!" - смачно сказал Шкурин, важной походкой направляясь в класс.
Ваня был морально раздавлен. Из-за каких-то дурацких кроссовок его осмеял весь класс! Как несправедливо! Родители того же Шкурина спекулируют на рынке и только потому могут позволить своему чаду все его капризы. Родители же Вани - честные труженики, которых сейчас эта гадкая буржуазная власть методично опускает и втаптывает в грязь. Но в тонкостях политики Ваня не разбирался - ему было просто обидно. Чем он виноват перед этими высокомерными задирами? Тем, что у него нет денег? Но ведь бедность - не порок. Или сейчас уже так не считается?
Досидев до конца уроков, Ваня, осмеянный и униженный до предела, поплёлся домой, закинув на спину потрёпаный рюкзак. "Нет, - думал он, - дальше так жить нельзя. Надо во что бы то ни стало прийти завтра в школу в новых кроссовках и доказать этим идиотам, что я не голодранец!". С этой мыслью школьник зашёл в высокий двенадцатиэтажный дом, где живёт его дедушка. Родственник должен был выслушать мальчика и, по замыслу Вани, дать ему денег на приобретение новой обуви. Но план не удался. Дед был пьян. Как только речь зашла о деньгах, он принялся ругать внука, позорить его за "попрошайничество". На Ваню полился отборный мат.
Разговор происходил на кухне: дед сидел за столом и пил водку, а внук сиротливо стоял рядом и тонким голоском просил своего родича о помощи. Но пьяный дед даже и слушать ничего не хотел. "Иди отсюда! Пускай маманя тебе денег даёт. Я не обязан!" - ревел злобно родственник. В этот самый момент в голове мальчика что-то замкнуло. Резко дёрнувшись, он неожиданно схватил со стола большой нож, которым дедушка только что резал колбасу, и воткнул его своему родичу прямо в грудь. Острое неширокое лезвие вошло в плоть глубоко, издав неприятный хрустящий звук. Поток крови хлынул на пол. Дед на секунду опешил, отпрянул назад, а затем попытался врезать обнаглевшему внуку. Но рана была слишком глубокой - сил не хватило. Дед качнулся и упал на пол, истекая кровью.
Ваня минут пять простоял в жутком оцепенении, держа мёртвой хваткой окровавленный нож. Только спустя какое-то время пришло осознание того, что он натворил. Но... раскаяния не последовало. Мальчик был крайне сильно обижен: и на деда, и на одноклассников, и на родителей - за то, что те не могут купить ему кроссовки. Жалости к деду уже не было. Желание приобрести новую обувь и доказать всем, что он, Ваня, крутой парень, а никакой не голодранец, пересилило страх и жалость. Бросив нож, мальчик вымыл руки и направился в комнату - искать деньги. Перерыв все шкафы вверх дном, он нашёл-таки заначку деда. В деревянной шкатулке лежали пять сотенных купюр. "Мало!" - с досадой подумал Ваня.
Он ещё долго рылся в вещах деда, тщетно пытаясь найти хоть копейку. Денег в квартире алкоголика больше не было. Ваня сел на кровать, решая, что же делать дальше. Разгорячённый ум мальчика напряжённо работал. В голове мелькали фрагменты недавних обид, картина убийства вперемешку с "кадрами" из более-менее обыденной жизни. Вот Ваня ясно представил себе того торговца пирожками с базара. "Горячие пирожки! Сосиски! Гамбургеры!" - отчётливо раздалось в его голове. Тут мальчик остановил калейдоскоп мыслей. "Гамбургеры! - сказал он вслух. - А что, неплохо! Сделаю с десяток гамбургеров и продам! А потом... куплю кроссовки!".
Из чего, вернее, из кого мальчик захотел сделать гамбургеры, страшно было даже представить. На корм рыночным торговцам Ваня решил пустить... труп своего родного деда! С деловым видом школьник взял нож и пошёл вырезать из родича куски мяса. Ему не привыкать - мать постоянно учила сына, как готовить разные блюда. Ваня умел практически всё: варить суп, жарить картошку, делать пирожки. Сейчас ему предстояло применить свои кулинарные навыки, дабы заработать деньги на вожделенные кроссовки.
Со знанием дела школьник принялся методично резать деду толстенную ногу. Острый нож прорезал плоть глубоко, оставляя на теле страшные порезы. Содрав с жирной ляжки кожу, мальчик стал отделять мясо от кости. Нож противно скрябал по ней, с хрустом разрезая сухожилия и хрящи. "Плёнок-то сколько!" - презрительно сказал Ваня, кладя только что вырезанный кусок в кастрюлю. Далее мальчик вырезал мясо из другой ляжки, из ягодицы и из бёдер. Сложив его в кастрюлю, Ваня залил мясо водой, посолил и поставил на плиту. Затем, не теряя времени зря, школьник ловко расчленил своего родича топором, найденным в прихожей, сложил части тела в пакеты для мусора и вынес в мусоропровод. Пока филейные части деда варились, внук вымыл пол, навёл в квартире порядок. От крови не осталось и следа - теперь об убийстве здесь более ничего не напоминает.
Закончив с хозяйственными делами, Ваня достал из кастрюли мясо и попробовал. "Вкусно, как свинина!" - подумал школьник. Мясо было готово. Следующим этапом было приготовление непосредственно самих "дедбургеров", как назвал мальчик свой кулинарный шедевр. На радость Вани, в хлебнице деда лежали булки. Много булок. Дед очень их любил и покупал всегда в большом количестве. Мальчик их достал, разрезал пополам и принялся раскладывать начинку. Мясо деда было нарезано тонкими ломтиками и уложено между половинками булки вместе с солёными огурцами, укропом и луком. Всё это сверху было припорошено солью и чёрным перцем.
Наконец, всё. "Дедбургеры" готовы. Ваня с чувством выполненного долга пошёл домой, попутно размышляя о своих дальнейших действиях. Закрыв квартиру деда на ключ, он смело пошёл спать в соседний дом, к родителям. Поужинав, он пожелал маме и папе спокойной ночи, принял душ и лёг в свою кровать. Уснул мгновенно - сказались дневные стрессы. Вот уже и утро. Ваня не спеша встал - родители уже ушли на работу, поел каши, взял рюкзак и отправился на улицу. Вместо школы пошёл в квартиру покойного деда. Разогрел в духовке свои пирожки, сложил их в пакет и смело пошёл на базар. Придя раньше того толстяка с тележкой, Ваня быстро распродал свои "дедбургеры". Проголодавшиеся торговцы хвалили Ванины пирожки и щедро давали мальчику по полтиннику. За какие-то десять минут недостающая сумма была собрана. Тогда школьник, сладостно причмокнув, пошёл к прилавку с обувью. Выбрав самые красивые кроссовки, Ваня их купил. К тому же, осталась немаленькая сдача, на которую школьник накупил себе жвачек, конфет, леденцов.
В школу Ваня заявился с гордым видом. Щеголяя в новеньких кроссовках, он с задранным носом прошёл мимо Шкурина, делая вид, что не замечает его. Класс был удивлён. "Вот так голодранец!" - тихо шептались девчонки. А Ваня, всем своим видом показывая, какой он важный, уселся за свою парту и принялся разглядывать накупленные сладости. Никого не угощая из принципа, желая казаться жадным, мальчик молча уминал одну конфетку за другой. Одноклассники облизывались.
За учебный день так никто и не посмел рта разинуть на круто изменившегося Ваню. Да и сам обладатель новых кроссовок не спешил ни с кем разговаривать. "Пускай теперь завидуют!" - думал он, считая, что так мстит своим обидчикам.
Уроки кончились, и Ваня пошёл домой. На радостях он решил зайти к своему другу. Тот жил неподалёку, в старом трёхэтажном доме, в коммуналке. По дороге туда Ваня весело размышлял: о том, как ему удалось удивить своих одноклассников, о том, какой он ловкий, о том, как сейчас удивится друг Борька. Но в мыслях мальчика ни разу не мелькнуло раскаяние, либо какое-то угрызение совести по поводу такого жестокого и циничного убийства деда. Ваня и не вспоминал про убитого, которому он сейчас и был обязан своим «счастьем». Зайдя к Борьке в комнату, безо всяких задних мыслей Ваня разулся, оставив новые кроссовки в коридоре. С полчаса друзья веселились, разговаривали, жевали жвачки, обсуждали мультфильмы. А когда Ваня собрался идти домой и вышел в коридор, сердце его упало в пятки. Кроссовок не было! На том самом месте, куда он их поставил, было пусто! И рядом нигде не видно Ванькиной обновки. Украли! От дикого ужаса, охватившего так внезапно, мальчик не мог выговорить ни слова. Борька уже закрыл дверь на замок и занялся своими делами. В коридоре было темно, тихо и безлюдно. Обойдя всё вокруг, осмотрев каждый угол, Ваня убедился, что кроссовки его украли. Нигде их не было. Что-то кричать, кого-то искать было уже бесполезно. Достав из рюкзака старые стоптанные кеды, мальчик обул их и тихо побрёл прочь. Всё, ему казалось, что смысл жизни потерян. Всхлипывая, он стал медленно спускаться вниз. В тёмном подъезде старого дома Ване привиделся убитый дед. Возникнув в его воспалённом воображении, родственник тихо зашипел из-под лестницы: "Убийца!". Мальчик в ужасе бросился бежать, но в темноте споткнулся и больно ушиб ногу. Наконец, встав, он выбежал из этого страшного подъезда.
На улице было так же светло и приветливо. Солнышко светило так же ярко, озаряя своими лучами пустынный двор. Но внутри у Вани что-то оборвалось. Счастье, возникшее так внезапно, так же внезапно и кончилось. "Теперь меня засмеют пуще прежнего..." - думал мальчик, медленно шагая по улице и шаркая по асфальту рваными кроссовками. Было ему настолько горько, настолько тяжко, что жить не хотелось. А в ушах всё звенел дедовский голос: "Убийца! Убийца!". Вот теперь-то и пришло раскаяние. В эту самую минуту Ване стало до боли жалко деда, останки которого сейчас жрут крысы в мусоропроводе. Мальчик вспомнил, как в раннем детстве дедушка играл с ним, дарил ему игрушки. В памяти чётко проявилось доброе, улыбчивое лицо деда, смотрящего прямо на него. Эта картинка с минуту стояла перед Ваней, затем её сменила жуткая сцена убийства и расчленения. Память живо отобразила все подробности данного зверства. Тот страх, тот дикий ужас, который отсутствовал в те самые роковые минуты, вдруг неожиданно нахлынул на Ваню мощной волной. Так мальчику стало плохо, что он просто сел на асфальт на удивление изумлённых прохожих. От всего того, что испытал несчастный школьник, в глазах его потемнело. Сознание буквально помутилось. Ваня уже ничего не соображал. Встав с дорожки, он, спотыкаясь, пошёл куда-то, безо всякого направления.
Вокруг, сквозь какую-то пелену, мелькали отдельные образы, очертания предметов: реальных и нереальных, отображённых памятью. Ваня медленно шёл сквозь этот сумбур, покачиваясь с боку на бок. Вдруг где-то совсем рядом раздался звонок. "Школа!" - в ужасе подумал мальчик. Обернувшись, он увидел, что совсем рядом едет трамвай. Вагон мчится быстро, вожатая звонит, предостерегая мальчика, чтобы тот не вышел случайно на рельсы. Но нет, случайно он не выйдет. Он выйдет специально. Остановившись на миг, Ваня дождался, пока трамвай подъедет поближе. Затем в глубоком подсознании раздалась роковая команда "вперёд". Один шаг и - страшный удар. Мальчик, перекувыркнувшись через голову, летит под отбойный брус. Ещё мгновение, и огромные стальные колёса настигают школьника. Из-под вагона вылетают ноги. Тело прочно зажевал редуктор. Протащив Ваню метров сто, трамвай останавливается под оглушительный визг прохожих. Вожатая в ужасе вылетает из кабины и на всю улицу кричит: "Задавила! Задавила!".
Вот так закончилась история одного мальчика, решившего построить счастье на чужом горе. Убив своего деда, он не стал счастливее, напротив, злой рок преследовал школьника после убийства. Такой истории никогда не могло бы случиться в стране социализма, где все равны. Там нет "крутых" и "голодранцев", нет того социального неравенства, которое есть при капитализме. Поэтому читатель догадается, что во всех описанных выше кошмарах виноват не мальчик - рядовая жертва людоедского режима, а власть, загнавшая народ в жуткий социальный тупик, вынуждая его идти на любые преступления против человечности. Цепочка же всех этих кошмаров - это следствие. Причина кроется в другом...

2007г.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 03.05.2021г. Дима Чикатилкин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3080217

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы


















1