Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Художник слова. Подборка стихов




­Тишина и покой. Бесконечность…
Слепит снег и искрится хрусталь :
В лёд закована намертво вечность,
Никого никому здесь не жаль…
Скользкий шаг в этом мире безмолвном ,
Песня воющей вьюги вдали –
В сказке зимней всё замерло, словно,
Нет живого на крае земли.
И тому удивительней – розы!
Пробиваясь сквозь корочку льда,
Как ожившие девичьи грёзы,
Будто им не страшны холода…
Аромат перёплелся с морозом,
Лепестки  незаметно дрожат.
Пудрой снежной слегка припорошен,
Ну  откуда здесь розовый сад?
Тянут веточки к солнцу и свету -
Колдовской, не иначе, привет  -
Зимней дЕвице хочется лета
И цветов ароматных букет.
Ну и что, что она – Королева
Бело-синего царствия льда,
Но в душе где-то спрятана Ева,
И тоска по любви иногда…

Фото Андрея Саликова, г.Рига. Альбом "Первый снег в ботаническом"

***

       Простые вещи.Цирк. Мечты цилиндра фокусника

Есть ещё пять минут просто так полежать, как в астрале,
На гримёрном столе среди кисточек, красок , зеркал…
И не думать  о том, что кроли весь подклад изжевали,
И куда-то букетик бумажный той ночью пропал.
Плащ (напарник) свернулся на стуле притихшим  котёнком,
Спрятав звёздное небо за складки и блеск мишуры,
Выставляя наружу изнанку из алого шёлка,
Вспоминая аншлаг и восторженный смех  детворы.
Мысли плавно текут, позволяя в мечты погрузиться,
Цирковая реальность осталась за дверью в тиши.
Украшаю собою я кудри шалуньи - девицы:
Яркий бантик, вуаль, кружева и цветы для души…
Позабыты цилиндр, свет софитов, опилки, арена –
Дамской шляпкой я в вальсе кружусь на балу,
Лишь во сне и мечтах я живу. Ну и что тут поделать –
Я цилиндром рожден. Кавалером,  не дамой, умру…

Слышен туш вдалеке. Вот опять началось представленье,
Скоро выход. Пора. Мысли сладкие - грустные -  прочь!
Сказок ждут от тебя!  Так давай, поднимай настроенье!
Фейерверк   волшебства и чудес  ты устрой  в эту ночь!

***

Хрустальной туфельке грустить не велено,
И в одиночестве не всё потеряно.
Луч солнца ласково играет гранями -
Переливаются утрами ранними.

Краса хрустальная, изящно-броская,
Но неудобная: подошва скользкая,
Ничто у туфельки не прогибается –
Неудивительно, что та теряется.

И любят стройные девичьи ноженьки
Общаться с лёгкою и мягкой кожею.
Ну а хрустальная  - на полке светится,
Чтоб в сказку верилось обычной девице.

***

Как складки  шарпея  улёгся над окнами бархат,
И в комнате тени, старинной  музейности запах.
В серванте посуда гоняет стекольные блики,
Сверкая оттуда каким-то достатком безликим.

Диван одиноко раскинулся пышным приветом –
Призывным, глубоким… таким не доступным при этом.
Застыл, ожидая гостей  и  торжественной встречи,
Стол, мягким овалом усевшись на мощные «плечи».

Расшитая скатерть  с  бахромчатым краем до пола
Похожа на платье особ, приближённых к престолу…
Всегда тишина  и запрет для захода без толку-
Окутана тайной она, как магнит для ребёнка.
***
А в детстве такого у вас не бывало -
У бабушки в доме с названием «зала»?

***



От  конфет она прятала фантики,
Очень нравились те, что блестящие.
Просто так, без особой романтики -
Да в  коробки - бумажки хрустящие.

И зачем-то хранила. Но выросла.
Захотелось на бал ей,  как Золушке!
В жизни сложно порою без вымысла,
Без волшебниц закружит головушку!

Где взять платье и туфли нарядные,
Чтобы вместе - красиво и сказочно?
Помню, были тут фантики спрятаны –
Накопила! Их будет достаточно!

*****
Школьный бал! Королевою избрана
В изумительном платье из фантиков!
Победили подруг и завистников
Руки ловкие, ум  и –
                романтика!

На картинке- платье из фантиков. Фото из Интернета

***


Он был грустный, этот слон…
Потому что мёрз.
По брусчатой мостовой
Он не шёл, а полз.

Уши по бокам прижал –
Вроде бы теплей,
И мечтал, внутри дрожа,
О родной земле.

Столп и зимний вон дворец
(Ныне Эрмитаж).
Только слон там – не жилец,
Не пропустит страж.

Вот и ходит вдоль Невы –
Ищет пароход,
Что из Питерской зимы
В Африку свезёт.

***



Наблюдала:
Вот снежинки за окном,
И стряхнуть берёза хочет иней.
Согревала, как могла свой старый дом,
Удивляясь холодам.
Предзимье…

Танцевала
Вместе с ветром: он в трубе
Исполнял кадриль по новой моде,
И крутили па-де-де назло судьбе
Плитка и кастрюля. –
Новогодье…

И мечтала:
Обязательно весной
Или летом, или в день осенний -
Навестит она то «Ласточек гнездо»,
Что парит над морем.
Упоенье...

***
Случился спор у зеркала с портретом:
Важнее  - кто?
Портрет: «Конечно я!
Я управляю времени секретом,
Бессмертие красавицы храня.
Рассветный луч на золочёной раме
Оставит незаметный глазу блик…
И видится:
Вздымает грудь дыханье,
Улыбка оживляет нежный лик,
Глаза сияют. Кажется – немного,
И на паркете, в танце закружась,
Под взглядом маменьки, что очень строго
Следит за ней, она станцует вальс».

«Как глупо все! - и зеркало зевнуло,-
Бессмертие условно у тебя.
Его сравнить могу… хотя бы и со стулом!
Стоит в углу, века в себе храня.
А надо жить! Пусть даже и морщины,
И смена лиц – и близких, и друзей:
Не прячу я ни  возраст, ни седины,
Не превращаю  жизнь свою в музей.
Всё - как должно. И смену поколений
Я отражаю на стене из года в год…»

Конца и края нет у этих прений.
Висят и спорят без других забот!

***


«Все начиналось… Не с меня, конечно,
Но всё-таки, я где-то там, вначале», -
Не делайте вы выводов поспешных,
На все вопросы счёты отвечают! 

«Когда-то я считала всем зарплату,
Сводила дебет с кредитом и сметы,
Летали косточки, считая всё что надо,
Лишь стук стоял, как музыка, при этом!

Росли объемы, я не успевала,
Хотя бежала  по пути прогресса!
Линейка, арифмометр – всё мало!
Вот калькулятор, внучек мой чудесный!

И ЭВМ. Гудят машины в зданьях,
На лампах, на транзисторах (как сложно!)
Труднее выдаются им заданья,
Решают всё, что было невозможным!

И микросхемы, платы… О! Компьютер!
Клавиатуры, мыши, ноутбуки…
И Интернет!»
В их шествии - салюте
Слышны костяшек счётов перестуки !

***

В глубоком колодце,  средь древних развалин,
Живёт огнедышащий страшный дракон,
Мечта любопытных, туристов  терзаний –
Никто ведь не видел, как выглядит он.
Но слухи туманом ползут по планете,
Шепча по ночам  и рисуя портрет,
Становятся смирными буйные дети –
Боятся!  Хотя его, может, и нет.
Страшилки снимают давно в Голливуде,
Ученые  спорят  до хрипа  о том,
Что с нашей планетой несчастною будет,
Когда из колодца вдруг выйдет дракон.

Растим мы из мухи слона непременно,
Внимаем и верим.  Обычно – всему!
Конечно, ВСЁ  в нашей бывает вселенной.
Но как без проверки? Никак не пойму!

***


Старинный канделябр, сухой и строгий,
Внимал капризной дурочке - свече:
Мол, тесно здесь - стоять устали ноги!
Огонь тут почему-то горячей!
Ну всё не так! И место на камине,
И ветерок весенний от окна,
Берёзки кривоваты на картине,
А ночью очень яркая луна…
Даёшь свободу! Танцы до упаду!

Тут усмехнулся мудрый канделябр:
«Свободу? Я согласен! Без возврата!»
И на паркет упала свечка  – бряк!

Беспомощно-несчастно-одноного,
Лишенная опоры, высоты,
Она лежала молча, одиноко,
И проклинала глупые мечты.

***

Новый год, большая ёлка, конфетти –
Детство, где ты? Всё зову тебя, приди…
Я нашла на антресолях дырокол,
Буду делать конфетти, хоть не сезон.
Из журналов новых, ярких рву листы
И дырявлю, создавая конфетти!

Горсти  маленьких кружочков из окна
 Я бросаю! Помогает мне луна.
В свете лунном под погасшим фонарём
Мы «В лесу родилась ёлочка» споём!

***



Простые вещи. Цирк

А купол цирка похож на небо,
А свет софитов похож на звёзды!
Да, я согласна, что я нелепа,
Но я летаю! Летаю в космос!

Верёвки, трубки – да, не ракета!
С кометой яркой мне не сравниться!
И обронила я крылья где-то –
Что не мешает парить, как птице!

Под звук аккордов, звенящих  терций:
Всё в вихре танца, полёта, страсти!
Среди подружек своих – трапеций -
Стремлюсь я в небо, пою от счастья!

***

ВЕЕР

Весь кружевной, с тончайшей позолотой
Я долго жил в шкатулке у княгини –
Там не касались меня светские заботы.
И вдруг вчера меня девчонке подарили!

О, Боже! Первый бал! Волнуюсь вместе с нею!
И вот – конфуз! Свалился, а она
Атласной туфелькой, от робости алея
Под юбку пышную подальше загнала!

Но в темноте лежать мне не пристало
Среди каких-то непонятных  штучек.
Оборок, лент и кружев там – немало.
На свет хочу! Ну, поднимите лучше!

Уже не помню, как меня спасали.
Мелькают декольте и бриллианты.
В разгаре бал! И на паркете в зале
Танцуют смокинги и аксельбанты.

Всё в круговерти - музыка и лица,
Улыбки, стрельбы глаз и даже тайны…
Как веерами пользуются лихо!
Ведь каждый мах и жест – он не случайно!

Так – « я свободна», эдак – « не мешайте»,
«Я вас люблю», «уйдите», «ненавижу»,
« Я папеньке скажу, вы это знайте…»
«Уехать? С Вами? Прямо до Парижу?...»

Безмолвный разговор всегда на грани,
Ах, эти дамы, страсти, кавалеры…
Моей «принцессе»  не хватает знаний -
Как, для чего в подарок дали веер.

И вот стоит и машет – вроде жарко,
А кавалеры мимо проплывают.
Но мне ее нисколечко не жалко.
Так молода! Всё – впереди! Я – знаю!

***

Я не простой паркет! А му-зы-каль-ный!
Ну, кто из вас сказал, что я скриплю?
Мне свыше дан талант необычайный:
Под каждый шаг я что-нибудь пою!

Вот марш военный. То хозяин дома.
Спокойный у него, чеканный шаг.
Служанка пробежала из столовой –
Ну чем не развесёлый краковяк?

Хозяйки лёгкий шаг - как будто в вальсе.
Скользит по полу платья нежный шёлк.
Вот Гимн звучит. Ах, извините, здрасссьте! –
То губернатор к барину зашёл.

Вот «Вдоль по Питерской»  - прошла кухарка.
Торопится подать скорей обед.
На кухне меня нет – там очень жарко,
Могу и вздуться! Всё-таки паркет!

Мальчишки прибегут - пойдет потеха!
Начнутся полька, барабанов дробь.
Я с ними ходуном хожу от смеха -
Озорники мои, моя любовь!

Ну, наконец, проснулась и девица
Рыдала над романами всю ночь!
Меланхолична и худа, как спица -
Под нею даже пискнуть мне не в мочь!

Вот так живу - пою я в этом доме,
И в такт стучится в окна старый сад:
Подхватывая песнь на полуслове,
Он тоже стать паркетом был бы рад!

***

ГУСИНОЕ ПЕРО

Ещё вчера я в луже кувыркалось-
Хозяева гордились опереньем!
Сегодня вдруг поэту я досталось –
Сидит, строчит свои стихотворенья…

Мой нос теперь в чернилах! И я снова
В чернильницу ныряю раз за разом.
Горжусь Поэтом! Он художник слова!
Сейчас, мы с ним допишем фразу

О том, как памятник себе воздвигли.
(Ну, согласитесь, я ведь помогало!)
Пройдут года и кто-нибудь воскликнет:
Перо гусиное поэтом стало!
 

СТОЛОВОЕ  СЕРЕБРО

Я зеркалу родня, я бесподобно!
Играет солнце лучиком на мне!
Ласкаю я ваш взгляд. Как неудобно
Без дела прохлаждаться на столе!
Сейчас начнём – салаты, рыба, мясо.
А поросёнок чудо, как хорош!
Мне, честно, самому не очень ясно,
Как различить, какой здесь нужен нож.
Бокал из серебра! Ах, как чудесно!
Вино играет искрами внутри.
И я чуть-чуть пьяно. Мне очень лестно:
Во мне шампанское, бордо, шабли…

Куда-то блеск пропал, обед окончен.
Уносят в кухню тусклым серебро.
Работы у кухарки много ночью:
Наутро заблестеть оно должно!

КРЫНКА

У ручья, на дне оврага,
Где склонились низко ивы,
Где покой, уют, прохлада,
Я была такой счастливой!

В руки мастеру попала –
Мял, бросал, лепил и мучил:
Все ему казалось мало
Красоты у глины кучи!

А потом на карусели ,
Нежно пальцами касаясь,
Мастер нежно, еле-еле,
Создал крынку всем на зависть!

Кожа гладкая, с загаром,
И везде цветы и птицы
Долго  обдавала жаром
Печь. На обжиг мастерица.

Тонкой талией похвастать
Я теперь могу пред вами
И среди посуды разной
Лучше вам найти едва ли.

Молоко, сметану, сливки –
Я храню великолепно!
И надежней древней  крынки
Встретишь банку очень редко!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 30.04.2021г. Виктория Дорошенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3077781

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


















1