Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

(не) Шпионка18+


(не) Шпионка

Венесуэла. Тюрьма Yare.

     Гулким эхом отдавались шаги в узком каменном коридоре. Три пары мужских солдатских ботинок почти заглушали четвертую пару. Человек в бледно-оранжевой униформе со скованными руками за спиной ступал почти наугад. Запястья ныли от наручников, а пыльный старый мешок затруднял дыхание, попадая в рот при каждом вздохе, и не давал рассмотреть ничего вокруг. Оставалось только прислушиваться к звукам и словам своих конвоиров. Наконец группа из четырех человек остановилась. Комендант тюрьмы Карлос Алонсо внимательно осмотрел арестованного и обратился к одному из конвоиров:
- Это она?
- Да, комендант, - ответил начальник охраны Хорхе Эстебан.
Комендант кивнул головой в сторону длинного коридора, и охрана продолжила свой путь по тюремным пролетам, не забыв пихнуть в спину человека с мешком на голове. Дойдя до нужной камеры, Хорхе Эстебан открыл дверь и силой втолкнул арестованного внутрь. Девушка, сделав три широких шага и не устояв на ногах, упала на живот, издав болезненный стон. Хорхе вошел следом, поставил ногу на спину лежащей девушке, наклонился, отстегнул наручники и снял мешок с головы. Затем выпрямился и вышел из камеры, не произнося ни слова. Девушка еще какое-то время не решалась двигаться, прислушиваясь, как закрывается замок на двери и отдаляются шаги ее конвоиров. Лишь убедившись, что они ушли, она не спеша, опираясь руками об пол, села и огляделась. Камера выглядела как… камера. Лежанка, пристегнутая к стене, раковина и унитаз. Зарешеченного окошка не было и единственным источником света была тусклая лампа в коридоре, а вместо глухой двери была решетка с толстыми прутьями. С трудом поднявшись с холодного пола, изможденная девушка легла на жесткую лежанку. В ее распоряжении был тонкий комкастый матрац, плоская подушка и потрепанное колючее одеяльце. Тело нещадно болело от побоев. Еще до перевода сюда над ней не плохо потрудились. Слезы жгли глаза, а мысли заключенной лихорадочно прыгали в голове - "То, что сейчас я в тюрьме - это понятно. Но вот где находиться эта тюрьма? Меня же просто спрятали здесь, скрыли от посторонних глаз без суда и официального обвинения. Понятно, что на мои вопросы мне никто не ответит. Но, черт, мне даже в праве одного звонка отказали. - горькая усмешка вырвалась непроизвольно, - Не обманывай себя, Лина, кому бы ты позвонила? Скромная учительница со скромный окладом. Если в ближайшее время ситуация с моим арестом не проясниться, то эта тюрьма станет мне могилой". Несмотря на дикую усталость, заключенная уснула не сразу.
 
   Среди ночи снова прозвучали шаги и открылась дверь камеры. Лина испуганно села на лежанке, пытаясь рассмотреть в тусклом свете тех, кто за ней пришел. Это были тюремные охранники Льюис Мора и Хосе Гарсиа.
- На выход, лицом к стене, - обыденным тоном произнес Льюис, пристально наблюдая за каждым жестом заключенной.
Хосе напротив, довольно ухмыльнулся и пригладил рукой свою небольшую конусообразную бородку.
Лина, подчинившись, встала, вышла из камеры в коридор и отвернулась к стене. Льюис застегнул наручники за спиной Лины и, толкнув в плечо, кивнул в сторону коридора. Так начались допросы с пристрастием. А проводили их в пустой комнате, где из мебели стояли два стула посреди и стол со стулом и лампой в углу. Обычно за столом сидел комендант тюрьмы Карлос Алонсо. Плотный, но не толстый, невысокий, лет пятидесяти со смуглой кожей, с черными коротко стриженными волосами и темными глазами. Впрочем, эти черты были присущи всем метисам и мулатам, произошедшим от смешения испанцев, канарцев, басков и аборигенов-индейцев, составляющих основное население Венесуэлы. Морщинки на лбу и вокруг глаз говорили о вечно серьезном и не довольном выражении на его лице. Он вызывал панику и дрожь одним своим видом. Рядом с ним с блокнотом в руках стоял его помощник Джереми Вега. Головы на две выше коменданта и лет на 10-13 моложе. Стройный, но не атлетичный форма на нем сидела идеально. Те же темные глаза и волосы. Всегда гладко выбрит и безэмоционален. По его взгляду никогда нельзя было понять, о чем он думает или что испытывает. Льюис завел девушку в комнату и перестегнул наручники, теперь ее руки были скованы спереди. Затем, довольно бесцеремонно усадил ее на один из стульев стоящий в середине комнаты. Сам же с напарником Хосе занял позицию за спиной заключенной, встав широко расставив ноги и сцепив руки за спиной. Лина в панике переводила взгляд от одного мужчины на второго, со второго на третьего. Страх читался ее глазах и неровном судорожном дыхании.
- Назовите имя, дату и место рождения, - начал допрос комендант .
- Лина Реймер. Девятнадцатого июля одна тысяча девятьсот девяностого года. Город Пейдж, штат Аризона, - не колеблясь ответила девушка.
- Цель вашего пребывания в Венесуэле?
- Туризм.
Карлос встал, подошел к Лине и тыльной стороной ладони с оттяжкой ударил по лицу. Лина дернулась и всхлипнула. Почувствовав как с губы тонкой струйкой потекла кровь она попыталась стереть ее кулаком.
- Спрашиваю еще раз, цель пребывания? - комендант стоял перед девушкой и не повышая голос продолжал монотонно допрашивать.
Лина, боясь поднять голову и смотря на его ботинки чуть слышно повторила:
- Туризм.
Карлос, обойдя девушку с боку и уперевшись в ее плечо подошвой ботинка, вытолкнул со стула. Хорхе и Льюис, тут же услужливо подняв всхлипывающую заключенную и стул, вернули все на свои места. Карлос неторопливо сделал несколько шагов вокруг Лины и остановился позади нее. Девушка, потеряв из виду мучителя, запаниковала и стала дергаными движениями вертеть головой из стороны в сторону. Ухватив за волосы и запрокинув голову заключенной назад, Карлос склонился над лицом Лины и, игнорируя ее болезненный стон, прошипел:
- Ты думаешь, ты такая храбрая? Нет... Ты глупая. Думаешь они придут за тобой? Для них ты уже предатель. Они могут прийти за тобой только для того, чтобы убить. Сознайся в шпионаже, сдай своих связанных, и я обеспечу тебе защиту.
- Я не понимаю вас, я не шпион, я турист, - заплакала Лина.
     Карлос не просто отпустил волосы девушки из захвата, он толкнул ее в шею вперед, так, что она снова упала на колени.
- Овца упертая! Мне ведь ничего не стоит сломать тебя, - терял терпение мужчина.
- Пожалуйста поверьте. Я не та за кого вы меня принимаете. Это ошибка, - плача молила Лина стоя на четвереньках.
Комендант подошел поближе и толкнул заключенную ногой, повалив ее на бетонный пол.
- Нет никакой ошибки, тварь, тебя взяли на месте встречи. Что ты делала в том кафе за третьим столиком, с красной косынкой на шее? А? Кого ждала? Отвечай! - каждое слово он подкреплял пинком.
- Я никого не ждала, я одна приехала, - выла Лина извиваясь на полу.
- А столик? А платок? - пинок, еще пинок.
- Да что такого в этих вещах? Это всего лишь совпадение, - выдавливала из себя слова девушка, сжимаясь от каждого прикосновения к телу грубым ботинком.
Карлос выпрямился, вздохнул и сунул руки в карманы.
- На сегодня хватит. Уведите.
Хорхе и Льюис грубо подняли заключенную и буквально потащили ее к выходу, так, что девушка еле успевала переставлять ноги. В камере Лина легла на лежанку и, свернувшись калачиком, стала негромко подвывая, глотать слезы. Ей хотелось скорее уснуть и долго не просыпаться, но мучительный страх, бесконечный поток мыслей в ее голове и боль в теле не давали ей забыться.
   
 “Этот день был лишь началом... Началом того ада, что мне предстояло пережить. По началу допросы были не долгими, но частыми. Стоило мне прилечь и уснуть, как меня тут же поднимали и уводили в допросную. Комендант Карлос Алонсо предпочитал самолично допрашивать. Он, не стесняясь, упивался своей властью. Охранники Анхель Гомес, Оскар Пенья, Льюис Мора и Хосе Гарсиа неизменно парами стояли позади меня. В их обязанность входило приводить и уводить заключённых, следит за порядком в отсеке “Б”. А вот лапать, угрожать и отпускать гнусные шуточки - это они делали без всяких обязательств, как говориться, по собственной инициативе. Помощник коменданта, как же его.... Вега.... Да... Джереми Вега всегда держался в стороне. На допросах вел протокол в процесс самого допроса не вмешивался. Начальник охраны Хорхе Эстебан - крупный высокий мужчина с пухлыми губами и маленькими поросячьими глазками, тот, что первым был так любезен и проводил меня в камеру в день моего появления в тюрьме в допросе также не участвовал. Разве что один раз…”
     
     Установившуюся на короткое время тишу в комнате для допросов нарушали гул лампы и надрывные всхлипы заключенной. Лина сидела, низко свесив голову, а с рассеченной губы на пол капала кровь. Упасть со стула ей не давала веревка, которой она надежно была примотана к спинке. Пара охранников за спиной Льюис и Хосе лишь иногда придерживали стул, если он сильно наклонялся и грозил упасть. Не отводя взгляда от заключенной, Карлос растер и размял кисть, видно неудачно ударил и та заныла, и приказал своему помощнику:
- Джереми, пригласи Хорхе и его ребят.
Джереми без промедления вышел, и Лина непонимающе взглянула на коменданта. То выражение, с каким он посмотрел на нее, заставило Лину оцепенеть от страха. Ей с трудом удавалось выдерживать удары одного человека, а теперь их будет не менее шести.
- Господи, - еле прошептала она губами. - помоги мне...
Через несколько минут в обществе начальника охраны Хорхе Эстебана и двух охранников Анхеля Гомеса и Оскара Пенья вернулся Джереми.
- Она ваша, Хорхе. Добудьте из нее все, что сможете, - отдал приказ Карлос и покинул комнату допросов.
Хорхе как-то не хорошо оскалился и глаза похотливо загорелись.
- Кладите ее на стол.
Лина шумно и часто задышала, выпрямилась и хныкая стала негромко молить:
- Не надо, пожалуйста….
Льюис отвязал девушку и напару с Хосе потащил ее к столу. Анхель и Оскар охотно помогли уложить заключенную на стол. И хоть девушка не сопротивлялась, а только громко и судорожно всхлипывала, охранники для надежности держали ее за руки и ноги.
- Можешь начать, Вега, я уступлю, - с нескрываемым вожделением предложил начальник охраны помощнику.
- Давай Джереми, а то решим, что тебя бабы не интересуют. Или у тебя с этим проблемы, - заржал Льюис, а вслед за ним и остальные мужчины.
Лина, словно испуганный котенок, вертела головой и смотрела на присутствующих. Ей было не важно кто из них начнет и кто закончит. Джереми перевел взгляд с Хорхе на девушку, равнодушно пробежался по ней глазами и вышел, так и не сказав ни слова.
- Ну что парни приступим… - возбужденно заявил Хорхе и мерзко улыбнулся.
Лина со стоном вздохнула, обреченно опустила голову на стол и зажмурившись отвернулась в сторону.

     Когда Джереми Вега вернулся в допросную, девушка все еще лежала на столе, обнаженная в позе эмбриона. Ее янтарные глаза были сухими и пустыми, а каштановые до плеч волосы, спутанные и грязные, частично закрывали лицо.Помощник дернул головой молча спрашивая “ну что?”. В ответ на это начальник охраны отрицательно помотал головой “нет”.
- Льюис, уводи, - приказал Хорхе одному из парней и бросил в девушку ее одежду.
- Пошевеливайся, - грубо стащил Льюис Мора заключенную со стола.
Лина торопливо натянула униформу и выставила вперед руки, рассеянно глядя перед собой. Застегнув наручники и вытолкав девушку за дверь, охранник повел ее в камеру. В коридоре их догнал Джереми Вега и некоторое время молча шел рядом, а перед развилкой, притормозив, распорядился:
- Следуйте за мной.
- Я должен доставить заключенную в камеру, - возразил Льюис.
- Исполняй приказ, Мора, - с нажимом произнес помощник.
Лина слушала препирательство мужчин в пол уха и продолжала отстраненно смотреть в пол. Ей просто хотелось как можно скорее оказаться в своей камере одной.
Льюис склонился к Джереми и процедил сквозь зубы:
- Вега, я ещё раз повторяю, я должен отвести ее в камеру.
- Отведешь, но позже, а сейчас веди ее за мной, - также процедил помощник.
Спорить при заключенной не хотелось, но Джереми как-то надо было продавить охранника. Льюис, чуть помявшись, сдался. По сути он не обязан был слушать приказы Веги, но тот являлся помощником коменданта, так что мало ли… И Мора подчинился. Джереми довел их душевой женского блока и кивнул заключенной в сторону двери. Лина кинула удивленный взгляд на Вегу, глянула на охранника и вошла внутрь. Мора тоже шагнул за девушкой, но Джереми, выставив руку, преградил ему путь.
- Останься.
- Я не имею право оставлять заключенную без присмотра, - жестко отбросил руку помощника Льюис и усмехнулся, - и потом, что я там не видел.
- Жди за дверью! - не сдержал раздражения Джереми, - Я сам за ней присмотрю. Ключи!
Льюис фыркнул, протянул ключ от наручников и, облокотившись к стене, остался ждать в коридоре. В душевой Джереми снял наручники с Лины, прислонился плечом к стене и указав в сторону приваренных душевых леек скрестил руки. Лина немного смутившись отвернулась, сбросила одежду и стала под душ. Когда капли воды побежали по волосам и телу, девушка не выдержала и заплакала. Слезы смешивались с потоком воды принося облегчение и душе и телу. И дело было даже не столько в отсутствии нормальной гигиены уже более двадцати дней, а сколько в том, что ей хотелось смыть с себя всю грязь, что ей пришлось пережить за последние недели, оттереть все жесткой мочалкой сдирая кожу. Она бы так и стояла если бы не окрик надзирателя.
- Время!.
Лина наскоро омылась и надела робу на мокрое тело. Перед выходом она обернулась к Джереми и протянув руки тихо поблагодарила:
- Спасибо.
Джереми молча кивнул, застегнул наручники и передал заключенную охраннику. Далее сопровождать их не было смысла. Войдя в свой рабочий кабинет он обнаружил не только шефа сидящего за столом, но и начальника охраны Хорхе Эстебана, подпирающего стену. Комендант пребывал в задумчивости.
- Джереми, Хорхе доложил, что шпионка так и не раскололась, - глядя на своего помощника с досадой произнес Карлос Алонзо.
- Я уже знаю, - ответил Джереми.
- И что ты об этом думаешь? - поинтересовался мнением Веги комендант.
- Сеньор Алонсо, тут два варианта, либо она хорошо обучена, либо это не она.
Карлос недовольно заметил:
- Спасибо, Вега, это я и без тебя знаю.
- Сеньор Алонсо, если хотите мы можем повторить, - вмешался в разговор Хорхе Эстебан, с недвусмысленной улыбкой.
- Тебе что Эстебан, никто кроме заключенных не дает? - резко отреагировал на слова начальника охраны Джереми.
Хорхе рывком оторвался от стены.
- Что ты сказал, Вега?
- Заткнитесь оба! - вспылил комендант. - Возобновим допросы, только действовать я буду гораздо жестче, - и в подкреплении слов твердо стукнул кулаком по столу.

     О да, комендант Алонсо действительно действовал жёстко. Если раньше он пытал часто, но не долго, то теперь он мог часами наслаждаться обществом Лины Реймер. Он и сам не знал, что бесило его больше, когда она молчала или молила поверить в свою невиновность.

“- Отвечай! Отвечай мне!! - орал комендант на распростертую на бетонном полу заключенную, безжалостно наступая грубым ботинком на хрупкую женскую кисть”;

“- Это ошибка, ошибка... ошибка… - еле шептала привязанная к стулу Лина, теряя сознание и роняя голову на грудь, прекрасно осознавая, что ее тут же приведут в чувство, окатывая из ведра водой”;

“- Я не шпионка, не шпионка.... не шпионка… - упрямо повторяла девушка, лежа на полу и закрываясь руками от ударов.
- Заткнись, заткнись я тебе сказал!! - брызгал слюной Карлос Алонсо проходясь резиновой дубинкой по рукам и ногам Лины.”

     Поскольку после таких горячих встреч с комендантом, девушка с трудом переставляла ноги, охранники волоком тащили ее по коридорам и бросали, словно мешок с мусором на пол камеры. Все, что могла Лина сделать сама это доползти до лежанки и положить на нее голову и руки. Подняться целиком сил уже не было. Как не было и слез. Она и сама не смогла бы сказать в какой момент эмоции отрубились. Если раньше Лина ждала, что все выясниться и ее отпустят, то сейчас она ждала лишь одного. Освобождения. Полного. От всего. Но Господь почему-то не торопился ее забирать.

     И вися посреди комнаты допросов, на вытянутых и прикованных к потолочному крюку руках, Лина больше не задавала сама себе вопрос “почему?”, она хотела знать “когда”. Ответ пришел чуть позже. Карлос нанес решающий удар в живот, по лицу он старался не бить и Лина отключилась.
- Унесите это - недовольно буркнул Карлос, разминая пальцы, и покинул комнату.
Охранники переглянулись между собой, словно решая, кто и как ее потащит. Когда Льюис освободил руки заключенной, чтобы избежать удара тела об пол Джереми подхватил девушку на руки. Льюис и Хосе одновременно усмехнулись. Помощник, не обращая на них внимания, вышел с бессознательным телом на руках. Охрана тут же последовали за ним.
- Ты куда? - оторопел Льюис, сообразив, что Джереми направляется в другую сторону от блока “Б”.
- В лазарет, - совершенно спокойно объяснил Вега.
- Но комендант не давал таких распоряжений, - запаниковал Мора, ища поддержки у напарника.
- Комендант не уточнял, куда именно унести. И я принял решение. И я же буду отвечать перед Алонсо, - отрезал Джереми и вошел в лазарет.
Охранники нервно переглянулись и, решив доложить об этом начальнику охраны, поспешили с докладом.
- Выходи ее, - в приказном порядке обратился Вега к тюремному доктору и уложил девушку на кушетку.
Марцелла недружелюбно посмотрела на мужчину. Ей постоянно приходилось выхаживать несчастных заключенных после допросов коменданта или обычных развлечений охраны. Несмотря на испытываемую временами жалость, Марцелла Ньето прекрасно осознавала, с какими людьми имела дело и кого лечила. Работу тюремного доктора она выбрала сама.
- Сначала вы заводите человека за грань, а потом просите вернуть его с того света, - не удержалась от обвинений Марцелла.
- Делай свое дело, - сердито процедил Джереми.
- А я и делаю, - ворчливо отозвалась доктор, принимаясь осматривать пациента.
- Вот и делай... молча! - выплеснул раздражение Вега. - Позже зайду узнать состояние заключенной.
Марцелла промолчала не желая продолжать бесполезный обмен любезностями и Джереми ушел. От прикосновений доктора Лина застонала.
- Бедная девочка... Потерпи сейчас вколю обезболивающее, - сочувственно произнесла Марцелла.
Доктор умело сделала укол, поставила капельницу и, убедившись, что заключенная уснула,села писать отчет. Проспав три часа, Лина нехотя открыла глаза и уставилась в потолок. Марцелла, заметив пробуждение пациентки, пересела на край кушетки.
- Проснулась? Догадываюсь, что ты бы сейчас предпочла не просыпаться. И знаешь, я бы дала тебе умереть. Но кто же мне позволит это сделать? Карлос Алонсо - жестокий человек.
- Все равно спасибо, - с трудом прохрипела Лина.
Марцелла заботливо прикоснулась к плечу девушки.
- Тебе сейчас лучше не разговаривать.
Из коридора послышались шаги и тихо стукнула входная дверь. Лина со страхом посмотрела на доктора.
- Лежи тихо, - предупредила Марцелла, уловив панику в глазах девушки, и вышла навстречу посетителю.
В приемной стоял Джереми Вега. По его нетерпеливому взгляду было понятно ему нужна Лина. Доктор не стала тянут время и проинформировала:
- Она спит, я дала ей снотворного.
Джереми недоверчиво глянул на Марцеллу, отодвинул ее от двери и заглянул в палату. Лина, боясь пошевелиться и не выдать себя, замерла, притворяясь спящей. Вега, убедившись, что девушка спит, обратился к Марцелле:
- Сколько она пробудет здесь?
- Что, не терпится снова вернуться к пыткам? - съязвила доктор.
- Я задал вопрос, - отчеканил каждое слово Джереми, впиваясь взглядом в женщину в белом халате и склоняя к ней свое лицо.
Оба стояли в узком пространстве дверного проема и сверлили друг друга глазами.
- Не знаю, неделю, десять дней.... - Марцелла и правда хотела оттянуть время, насколько это возможно.
Джереми поджал губы и прищурился.
- Позже зайду.
Дождавшись, когда хлопнет дверь, Лина открыла глаза и прошептала Марцелле смотрящей на нее с жалостью:
- Еще раз спасибо.
- Отдыхай пока можешь. Позже принесу ещё обезболивающее, - слабо улыбнулась доктор.

     По дороге из лазарета Джереми наткнулся на Льюиса Мора.
- Алонсо вызывает, - коротко бросил тот и отправился дальше по своим делам.
Джереми в принципе ожидал этого разговора и потому не мешкая вернулся в свой кабинет.
- Вызывали? - с порога спросил он.
- Почему ослушался приказа? - пробасил комендант.
- Не понимаю о чем вы, сеньор Алонсо.
- Не прикидывайся дураком, Вега! Куда ты отнес заключенную? - Карлос был не просто недоволен, он был в ярости. - Я разве велел тащить ее в лазарет?
- Нет, сеньор, но вы не дали четких указаний, и я решил, что вы не готовы еще попрощаться с ней, не выяснив правды. - выдал заранее заготовленный ответ помощник. - Но шеф, боюсь, так вы ничего не добьетесь. Есть у меня одна идея, если позволите.
- Выкладывай, - заинтересовался комендант.

     Доктор вернулась в палату с подносом, на котором скромно уместились тарелка горячего бульона и свежая булочка, и поставила его перед Линой.
- Принесла тебе поесть и обезболивающее.
- Вы очень добры, - отчужденно поблагодарила девушка, - боюсь я уже стала забывать как выглядит нормальная еда.
- За что тебя сюда упрятали?
- Ни за что! Я не сделала ничего плохого! - эмоционально выдала Лина, словно это могло ей помочь.
- Здесь все сидят ни за что, у кого ни спроси. - усмехнулась Марцелла. - Так в чем тебя обвиняют?
- В шпионаже, - помедлив, созналась заключенная, глядя на свои руки.
- Ооо..., теперь понятно, почему Алонсо так зверствует, - сочувственно покивала головой сеньора Ньето.

     Комендант в задумчивости прошел от окна к столу и положил руку на плечо помощника.
- Даю тебе полный карт-бланш. У тебя неделя, потом я вернусь, и если ты потерпишь неудачу, я прибегну к проверенным методам.
- Спасибо, сеньор Алонсо. Взяли отпуск? - поинтересовался Джереми.
- Да, обещал семье свозить их на праздники в Валенсию, - немного обреченно выдохнул Карлос.
Сам он, конечно, предпочел бы провести отдых лежа на диване, а не тащиться в жару черт знает куда, да еще и болтаться целый день, слушая нытье детей и ворчание жены.
- Хорошего отдыха, - пожелал помощник шефу и, дождавшись, когда тот уйдет, через минуту вышел следом.

     Лина лежала и отрешенно наблюдала за отточенными действиями женщины в белом халате. Как ловкие пальцы доктора умело ввели в вену иглу. Как потекло прозрачное лекарство по гибкой пластиковой трубке. Марцелла еще раз проверила капельницу и собиралась уйти, но стук входной двери заставил ее задержаться и беспокойно посмотреть на заключенную.
- Это наверное Вега. Хочешь, я скажу, что ты спишь? - предложила доктор.
Равнодушно глядя на женщину, Лина отрицательно помотала головой.
- Нет. Долго избегать я не смогу. Так что какой смысл прятаться.
Марцелла едва успела кивнуть, как в палату шагнул Джереми.
- Как она? - спросил он без предисловий.
Марцелла развела руками.
- Восстанавливается.
Лина молча и безразлично взирала то на доктора, то на помощника коменданта.
- Через два дня я возвращаю ее в камеру, - оценив состояние девушки, заявил Вега.
- Но это рано, она еще не вполне здорова, - возразила Марцелла.
- Два дня, сеньора Ньето, - жестко отрезал Джереми и покинул палату.
Марцелла с сочувствием посмотрела на Лину.
- Прости.
Заключенная слабо покачала головой и, глубоко вздохнув, прикрыла глаза.

     Два дня отсрочки неминуемо истекли. Джереми Вега, сидя за своим рабочим столом, привычно копошился в бумагах, параллельно занося данные в компьютер. За два часа до окончания рабочего времени, и как всегда бесцеремонно, в приемную ввалился начальник охраны и, кивнув на дверь коменданта внутри кабинета, спросил:
- У себя?
Джереми, не отрываясь от дел, без слов кивнул. Хорхе направился к двери шефа, но, увидев приближающийся силуэт за толстым матовым стеклом, остановился. Из смежной комнаты с мечтательной улыбкой на лице вышел Алонсо. Комендант мысленно уже был в отпуске и потому, наведя порядок на столе, собирался сегодня уйти с работы пораньше.
- Какие распоряжения будут относительно заключенной Лины Реймер? - поинтересовался Хорхе.
Карлос махнул рукой в сторону сидящего помощника.
- Пока меня не будет неделю все дела передаю Веге.
Хорхе шутливо отсалютовал:
- Вас понял, сеньор Алонсо. Хорошего отдыха.
Карлос покинул приемную будучи совершенно спокойным. Не первый раз он оставлял управление тюрьмой своим людям.
Начальник охраны прошелся по кабинету и, сделав вид, будто заинтересовался стеллажом с книгами спросил, не глядя на Вегу:
- Пока коменданта не будет, будем ли мы продолжать допросы?
- Думаю да, но не ранее, чем ее выпишут из лазарета. И еще. Я сам буду вести допрос, - не отрываясь от бумаг, ответил Джереми.
- Как скажете, сеньор Вега, - усмехнулся Хорхе и, продолжая ухмыляться, удалился.
Джереми откинулся на спинку стула и потер затекшую шею. Пора было приводить в жизнь план, одобренный комендантом. В сопровождении дежурного в эту смену охранника, он, не мешкая, отправился в лазарет.
- Я за заключенной, - объяснил Вега их присутствие.
В руках довольного Льюиса, позвякивая, болтались наручники. Лина послушно встала с кушетки и привычно протянула руки.
- Это так необходимо? - проявила неуместное сочувствие доктор.
- Правила созданы для того, чтобы их соблюдали, сеньора Ньето, - неодобрительно кинул Джереми, и все трое направились к выходу.
- Сеньор Вега, - окликнула Марцелла помощника коменданта у порога.
Джереми, задержавшись у двери, повернулся узнать, что хотела от него доктор.
Сеньора Ньето протянула сверток.
- Здесь, антибиотики, обезболивающее и мазь... Пожалуйста, мистер Вега.. Я знаю вы не настолько жестоки, как Алонсо.
Джереми нехотя взял сверток из рук Марцеллы. Ее забота была излишней и нецелесообразной, но что-то в ее глазах и словах заставило его подчинится.
Сопроводив заключенную до камеры, Льюис снял наручники, а Джереми открыл дверь. Лина вошла в камеру, с твердым понимаем, что передышка закончилась и уже сегодня все начнется снова. Джереми закрыл камеру и обратился к охраннику:
- Ты свободен, Льюис.
Дождавшись, когда Мора скроется в конце коридора, Джереми опустился на пол рядом с решетчатой дверью и облокотился на стену.
- Я могу прекратить все это, - неожиданно и тихо произнес он.
Лина, до этого стоявшая посредине, изумившись предложению помощника коменданта, подошла ближе и тоже села на пол, прислонившись к решетке спиной.
- Я не знаю, что вы задумали, но боюсь, я не смогу выполнить ваши требования, сеньор Вега.
- Не спеши отказываться. Выбор у тебя в действительности не богат. Тебя под свое покровительство могу взять либо я, либо кто-то другой. Например начальник охраны Хорхе Эстебан, или комендант Карлос Алонсо.
Лина усмехнулась:
- А под покровительством подразумевается регулярные отношения сексуального характера.
- Покровительство это прежде всего защита, от посягательств обычных охранников, других заключенных и приемлемые условия проживания, - не согласился с ней Вега.
- Неужели гостиничный номер с душем, - чуть не рассмеялась заключенная.
- Не ёрничай! - одернул ее Джереми. - Ты пойми, Алонсо не отступит. На сколько еще тебя хватит?
- И вы и Алонсо напрасно тратите силы и время. Мне нечего вам сказать. Увы я не смогу быть вам полезной, сеньор Вега, - твердо, с налетом надменности произнесла Лина, понимая, что ее слова сделают только хуже.
Джереми резко встал и в грубо пнул решетку.
- Упрямая дура!!
Девушка, не смотря на отдачу от удара решетки в спину, продолжала сидеть, откинувшись и слушать как удаляются шаги помощника коменданта Джереми Вега.

     Отличить день от ночи было невозможно ни по интенсивности освещения, лампы в коридоре работали всегда в одном режиме, ни по оживленности сокамерников, соседей по камере не было. В блоке “Б” содержалась лишь одна заключенная - та, что обвинялась в шпионаже. Именно к ней в час ночи и направлялся помощник коменданта. Подойдя к камере, он от души пнул по решетке. От резкого и громкого звука спящая Лина вздрогнула и подскочила на лежаке. Сердце забилось в ускоренном темпе, отдаваясь пульсацией во всем теле - “За ней снова пришли!”
- На выход, - скомандовал Джереми.
Лина, увидев одного Вегу, удивилась, но молча подчинилась и вышла, протягивая руки. Помощник коменданта отрицательно покачал головой и неспеша направился вдоль длинного коридора, чем снова озадачил заключенную, и Лина, начиная догадываться о причинах ночного визита, потянулась за ним. Сверля глазами спину мужчины, девушка по пути лихорадочно перебирала в голове доступные ей способы вырубить его. А что дальше? Куда бежать? Плана тюрьмы она не знала, да и водили ее только одним маршрутом. А в здание вообще привезли с мешком на голове. Миновав пару коридоров, она все же поинтересовалась:
- Куда мы идем?
Молчавший всю дорогу, Джереми остановился и указал рукой на дверь. Лина робко потопталась, глядя под ноги, и вошла внутрь. Это была жилая комната, скорее всего для отдыха или ночлега. В ней имелось все необходимое: стол с парой стульев, двустворчатый шкаф, кухонная тумба, на которой лежали столовая утварь и электрические приборы, такие как плитка, чайник, кофеварка. А так же потрепанная софа и, конечно, двуспальная кровать.
- Ваша комната? - поинтересовалась девушка.
- Общая, - скрестив руки, пояснил помощник, облокачиваясь на входную дверь.
Отлично понимая, зачем ее сюда привели, Лина, глядя в глаза мужчине, откровенно заявила:
- Сеньор Вега, я уже говорила, что вряд ли буду полезна.
Джереми резко оторвался от двери и приблизился к Лине.
- Нет, вы не поняли меня, мисс Реймер. - выпалил он и жестко схватил девушку за плечи, продолжая рычать ей в лицо. - Тебе кажется, что тут всем дают право выбора? Нет, ты ошибаешься! И если ты не способна выбрать, то я сделаю это за тебя.
Лина усмехнулась и потянулась к пуговицам на мужской рубашке, ловко расстегивая их. Затягивать с неизбежным не было смысла. Джереми, не отрываясь от глаз девушки, остановил ее руки, накрыв своей ладонью.
- Начать с себя? - уточнила Лина, растерявшись.
Высвободив руки, она отошла к кровати и, стоя спиной к мужчине, сбросила робу и легла в кровать. Джереми не торопился и выждал несколько секунд, разглядывая ее. Вроде не было в ее жестах ни кокетства, ни соблазна, так почему же его тянет к ней. Отбросив мысли, он разделся и лег рядом. Притянув Лину к себе и поглаживая по бедру, мужчина не почувствовал со стороны девушки ни отклика, ни сопротивления.
- Притворяться умеешь? - шутливо спросил он.
- Что? - смутилась Лина.
- Притворяться, имитировать…
- Да.. - усмехнулась девушка. - Обучилась этому еще в университете.
- Этого будет достаточно, - разрядил обстановку Джереми, прежде чем погрузиться в стремительный водоворот ощущений. В этот дикий поток, туманящий разум и темной воронкой, уносящий на самое дно.

     Пару часов спустя Лина расслабленно лежала на животе, прижимаясь щекой к мягкой подушке и уставившись взглядом в одну точку, пыталась вспомнить, когда последний раз спала в нормальной кровати с нормальным мужиком. Как это было давно, наверное, в прошлой жизни. В этой же ее научили не доверять никому. Джереми, лежа на боку и подперев голову рукой, молча изучал обнаженное девичье тело. Он осторожно провел пальцами по синякам и отметинам оставшимся на спине от рук Алонсо.
- Марцелла передала для тебя лекарства.
- Не стоило ей этого делать, - равнодушно отреагировала Лина.
- Хочешь, я обработаю мазью раны? Или дам обезболивающее? - в голосе Джереми были слышны нотки сочувствия.
- Мне еще не пора в камеру? - нервно бросила девушка.
Внезапная забота помощника коменданта ее раздражала. Пусть играет в доктора с кем-нибудь другим. Джереми приподнялся и сел.
- Что так не терпится быстрее сбежать от меня? Одевайся, - довольно грубо выпалили он, задетый словами и поведением заключенной, и слегка пихнул ее рукой в плечо от обиды.
Лина торопливо встала, оделась и стала ожидать у двери, когда соберется Джереми. Больше они не обмолвились ни словом. Сопроводив заключенную обратно в камеру, мужчина запер дверь и удалился. Оставшись одна, Лина, сделав круг по камере, села на лежак. Она старалась проанализировать сложившуюся ситуацию и какую пользу из этого можно извлечь. В коридоре неожиданно послышались шаги, и девушка замерла, на время отбросив все мысли. Судя по звуку, к ней приближались две пары ног. Так и есть. Льюис Мора и Хосе Гарсия принесли с собой не только запах табака и виски, но и жесткую панику.
- “Часы в комнате для свиданий показывали половину четвертого утра, когда я возвращалась в камеру. Зачем они пришли в такую рань? Точно не после утреннего обхода. Это снова начинается?” - думала про себя Лина и чувствовала, как начинает мелко дрожать..
Остановившись напротив решетки, Льюис толкнул локтем напарника и заметил:
- Смотри Хосе, она уже в норме. Сегодня наверно возобновят допросы. Как думаешь, Вега даст нам развлечься, как тогда позволил комендант?
- Сомневаюсь, но я был бы не против, - ответил Хосе и оба заржали.
Лина не выдержала и легла на лежак, отвернувшись к стене и зажмурив с силой глаза, слушала затихающие шаги и смех охраны.

     Войдя в кабинет, Джереми уселся за свой рабочий стол, включил компьютер и уставился на экран пустым взглядом. Мысли его безостановочно кружили вокруг Лины Реймер. Даст ли необходимые результаты его план, так смело предложенный Алонсо? Времени крайне мало! Комендант дал всего неделю, из которых два дня уже потеряно.
- Думай, Вега, думай. Тебе нужно найти подход к ней, - откинувшись на стуле и прикрыв глаза выговаривал он сам себе.
Входная дверь неожиданно распахнулась, пропуская начальника охраны, который, наверное, из принципа никогда не стучит, входя в кабинет к помощнику коменданта. Эстебан прошел к столу и плюхнулся на стул напротив Джереми. Вега нехотя открыл глаза, уже зная, кого предстоит узреть его очам.
- Выглядишь усталым Вега. Плохо спал? - не упустил возможности подколоть Хорхе.
- Скорее мало, - сдержанно пояснил Джереми.
С Эстебаном они не ладили с самого начала. Когда Вега получил должность помощника коменданта, Хорхе и его свита уже работали здесь. Но это была скорее холодная война. Никаких активный действий ни одна из сторон не предпринимала.
Хорхе от скуки взял со стола карандаш и стал поигрывать им между пальцами.
- Когда поведем шпионку на допрос? - как-будто между прочим поинтересовался начальник охраны.
- Не сегодня Хорхе, - уткнувшись в монитор, буркнул Джереми, делая вид, что увлечен работой.
Хорхе вздрогнул и бросил карандаш на стол.
- Ты чего Вега? Решил продлить ей выходные? Ни в коем случае нельзя давай ей приходить в себя! Надо дожимать пока она вымотана! - взбесился Хорхе и кулаком хлопнул по столу.
Джереми с присущей ему холодной выдержкой спокойно посмотрел на закипающего начальника охраны.
- Остыть, Эстебан. До возвращения Алонсо допросов не будет.
- Я не ослышался? - подавшись вперед и прищурившись переспросил начальник охраны.
- Мы поменяли тактику. Алонсо дал мне все необходимые полномочия, - внес ясность помощник коменданта, дав понять, что спорить бесполезно.
- Да-а, - скептически протянул Хорхе, - зря... еще бы пара-тройка дней и она бы раскололась.
- Или нет, - отрезал Вега.
Хорхе скривился и цокнув языком свалил брюзжа себе под нос что-то о хлюпиках в их рядах. Джереми облегченно откинулся на стуле и снова прикрыл глаза. Эта партия осталась за ним.
 

     Беспокойство в груди и рой мыслей в голове не давали Лине лежать, и она принялась шагать по камере в ожидании его прихода. А он придет в этом она не сомневалась. Услышав шаги, девушка замерла, прижавшись к стене.
"Пожалуйста, пусть лучше это будет он", - мысленно молилась она.
Джереми подошел к камере и увидев пустой лежак, напрягся, а по спине пробежал озноб. Помощник коменданта чуть подался вперед, опасаясь прислоняться к решетке, и обеспокоенно повертел головой, осматривая камеру. Наткнувшись на заключенную, пытающуюся слиться со стеной, мысленно выдохнул и, открыв дверь, едва заметно кивнул головой в сторону, приглашая следовать за ним. Уже знакомым маршрутом и все так же в полном молчании они дошли до комнаты отдыха. Едва перешагнув порог, Лина принялась раздеваться. Джереми поймал ее руки и неуверенно промямлил:
- Да подожди ты,.. я же не животное.
Девушка с сомнением взглянула на мужчину, чего он хочет? Чем дольше они стояли и смотрели друг на друга, тем больше зарождалась неловкость между ними. Лина, не выдержав напряжения, отошла и стала делать вид, что рассматривает комнату. Джереми предпочел молчаливо отслеживал ее перемещения.
- Хочешь горячего чая? - неожиданно предложил он.
Девушка повернулась и с надеждой озвучила свое желание:
- Кофе! Очень хочется кофе.
- Хорошо, - чуть улыбнулся мужчина, чувствуя, как неторопливо тает лед отчуждения.
Менее через минуту комнату наполнил дурманящий аромат свежесваренного кофе.
Лина не спеша потянула горячий напиток и блаженно промурлыкала:
- Я сейчас готова на все ради чашечки кофе.
- Расскажи о себе, - попросил Вега.
Девушка напряглась и иллюзия сложившейся хрупкой идиллии исчезла.
- Я уже все сказала на допросах.
- Лина, это не допрос, просто светская беседа. - попытался исправить ситуацию Джереми. - Мне интересно, каким ты была ребенком, где проходило твое детство, как ты в первый раз влюбилась…
- Нормальное у меня было детство, беззаботное. А моей первой любовью был соседский мальчишка. Про первый опыт в гараже тоже рассказать? - цинично бросила Лина.
Помощник коменданта, обычно сдержанный в любых ситуациях и сам взъелся раздраженный хамством заключенной.
- Не хочешь - не рассказывай, а грубить не обязательно. Допила?
- Да! - буркнула девушка.
- Отлично можешь раздеваться! - рыкнул в ответ Джереми.
Ситуация накалялась, но уступать уже никто не хотел. Лина встала из-за стола и направилась к кровати, ворча по дороге:
- Наконец-то я уж думала до утра языками чесать будем и чаи гонять.
Мужчина в два шага догнал девушку и развернул к себе.
- Так не терпится начать? - прорычал он ей в лицо.
- Нет, закончить и вернуться к себе в камеру, - продолжала намеренно язвить Лина, выводя из себя помощника коменданта.
Джереми, окончательно потеряв терпение, грубо швырнул заключенную на кровать и, нависая над ней, процедил сквозь зубы:
- Тогда не буду заставлять тебя ждать.
“Ну вот ты и показал свое истинное лицо, сеньор Джереми Вега, а роль хорошего копа прибереги для другой дуры” - подумала Лина, призывно улыбаясь и обхватив ногами мужчину, опрокинула его на себя.
     Джереми, лениво развалившись на кровати, словно кот на солнышке, задумчиво наблюдал, как одевается Лина.
- Через два дня возвращается Алонсо. Ты должна мне дать хоть какую-нибудь информацию, - настойчиво напомнил он об их уговоре.
- Мне нечего сказать, - отрезала Лина, не прерываясь.
Джереми рывком сел на постели. Из-за ее упрямства они снова возвращаются к началу, а времени на это уже нет.
- Прекрати, если ты не пойдешь мне навстречу, я не смогу тебе помочь.
Лина решительно развернулась к мужчине, неожиданно подсела на край кровати и осторожно попросила:
- Можно мне позвонить? Всего один звонок, пожалуйста, потом делайте со мной все что хотите.
Джереми потянулся и взял сотовый телефон со стола.
- Кому будешь звонить? - поинтересовался он, прежде чем вручить телефон.
- Одному человеку он мне как отец... правда, перед моим отъездом мы сильно поссорились. Я даже не знаю, захочет ли он вообще со мной говорить, - голос девушки предательски дрожал.
Джереми прищурился и протянул телефон. Лина торопливо набрала номер на память и замерла в ожидании гудков. Гудки послышались. Длинные. И сколько бы она не ждала на том конце ей никто так и не ответил.
- Не отвечает… - обреченно прошептала девушк, возвращая телефон.
Джереми в надежде на успех не спешил убирать сотовый и предоставил еще одну возможность заключенной.
- Может позвонишь кому-то другому?
Лина обреченно помотала опущенной головой, глядя в пол.
- Мне больше некому звонить.
Джереми отложил телефон и встав с кровати, стал быстро одеваться.
- Собирайся, отведу тебя. Хочу сегодня выспаться.

     Обед еще не закончился, а помощник коменданта уже торопился вернуться в свой кабинет, сдержанно разговаривая с кем-то по телефону на ходу.
- Сеньор Алонсо уже завтра будет на работе, я передам ему вашу просьбу.
- Сеньор Вега, - прерывая чужой телефонный разговор, позвала Марцелла.
- Я перезвоню вам. - пообещал оппоненту Джереми и, сбросив вызов, переключился на доктора. - Сеньора Ньето.
- Как мисс Реймер, она принимает лекарства? - ненавязчиво поинтересовалась женщина.
- Нет, отказалась.
- Я же просила, хотя бы антибиотики... - нахмурилась Марцелла. - Могу я ее осмотреть?
- Я думаю в этом нет необходимости, сеньора Ньето, - деликатно отклонил просьбу Джереми.
- Сеньор Вега... - Марцелла коснулась руки мужчины, - Джереми, пожалуйста.
Джереми в раздумьях постучал телефоном по ладони и согласиться.
- Хорошо я приведу ее.

     Последняя неделя была непозволительно спокойной, и Лина даже успела излишне расслабиться. От скуки, пройдясь по камере от стены до стены, она решила вспомнить былые времена и ее занятия йогой, начав с простой растяжки. В результате подошедший к решетке помощник коменданта застал заключенную согнутой пополам, уперевшись руками в пол.
- Кажется, эта поза называется “собака мордой вниз”, - открывая дверь, похвастался своими познаниями Вега.
Лина выпрямилась и удивленно отметила:
- Что? Сейчас же вроде день? Или... - изменилась в лице девушка, - Алонсо вернулся?
- Всего лишь отведу тебя на осмотр, - поспешил успокоить Джереми, увидев в глазах заключенной страх и усмехнувшись, добавил, - Ньето уж очень просила.
Медленно выдохнув, Лина поняла, что все это время стояла не дыша и уже уверенно вышла из камеры. Помощник коменданта хладнокровно звякнул наручниками.
- Не будем рисковать.

     В лазарете, увидев Лину, Марцелла едва заметно улыбнулась, отметив про себя, что выглядит та уже намного лучше.
- Лина, как ты себя чувствуешь? - спросила доктор, усаживая заключенную на кушетку.
- Хорошо, - сдержанно отреагировала Лина.
- Ты не пьешь таблетки, почему? - строго выговаривала Марцелла, продолжая визуально осматривать пациентку.
Лина мельком глянула на Джереми, который надзирал за ними, прислонившись к стене, и честно ответила:
- Не вижу смысла.
- Ну и зря, - возразила доктор и потянулась за шприцом, - возьму-ка я пару анализов, на всякий случай.
Набрав полный шприц крови, Марцелла обратилась к Джереми:
- Мы закончили.
Джереми махнул рукой на выход и отлип от стены. Лина беспрекословно встала и вышла в коридор, не прощаясь. Марцелла глядя заключенной в спину, поймала неодобрительный взгляд помощника коменданта.
- Спасибо, Джереми.
Вега чуть заметно кивнул и поспешил за девушкой.
- В камеру? - тихо спросила Лина.
- Кофе? - сделал ответное предложение Джереми.
- С удовольствием, - многообещающе улыбнулась девушка.
     
     Наблюдая, как Джереми варит кофе в комнате для свиданий, Лина, немного поколебавшись, все же решилась на откровенность и с волнение принялась рассказывать о своей жизни.
- Я родилась в городке Пейдж... школа, друзья ничего особенного, потом я поступила в Калифорнийский государственный университет в Фуллертоне .... После его окончания пошла работать в школу учителем....
Джереми замедлил движения и молча разлил кофе по чашкам, боясь нарушить исповедь. А девушка, словно не замечая его замешательства, продолжала делиться своим прошлым и своими мыслями.
- Скопила немного денег и решила попутешествовать. Так я оказалась в Венесуэле. Я турист, я не шпионка, - последние слова она словно с трудом выдавливала из себя.
Джереми все так же молча подал ей кружку с горячим кофе.
- Вы все равно мне не верите... - слегка помотала головой девушка, заметно приуныв, - Сеньор Вега, я не знаю как мне доказать свою невиновность.
Помощник коменданта накрыл свободную руку Лины своей теплой ладонью.
- Зови меня Джереми.
- Джереми, - с мольбой обратилась заключенная, - пытки не дадут вам правды, я лишь сознаюсь в чем угодно, лишь бы все прекратилось, да я даже убийство Кеннеди на себя возьму!
Джереми невольно улыбнулся.
- Кеннеди наверно не сможешь, ты еще не родилась тогда.
Шутка вызвала ответную улыбку на лице Лины и потянувшись к мужчине, она кокетливо осведомилась:
- У нас же еще есть время?
Джереми с желанием посмотрел на девушку и кивнул. Лина пересела к мужчине на колени и осторожно прикоснулась губами к его губам. Это был их первый поцелуй. Мужчине же осторожность была не нужна, и он, крепко прижав девушку к себе, углубил поцелуй и отпустил тормоза. Игра продолжалась.

     Позже, вернувшись в камеру, прежде чем дать Джереми уйти, Лина прижалась лицом к решетке.
- Я вам нравлюсь, сеньор Вега - промурлыкала девушка, слегка потеревшись щекой об холодное железо.
Джереми, усмехнувшись, согнутым указательным пальцем щелкнул по торчащему через прутья носу заключенной и отправился по своим делам. До возвращения коменданта оставался день, и он стремительно приближался к концу.
- Да... Сеньор Джереми Вега, еще как нравлюсь, - оставшись одна, ехидно похихикала Лина.

     Комендант Карлос Алонсо был вне себя от ярости. Он метался по кабинету, как зажженная петарда, готовая вот-вот взорваться. Остановившись напротив своего помощника, он сначала зашипел, затем перешел на крик:
- Объясни мне, Вега, как это случилось? Как они узнали? Все держалось в секрете!!
Джереми стоически выдержав натиск шефа ответил совершенно убедительно:
- Сеньор Алонсо, я не знаю. Я уверен, утечки не было. Никто не мог передать информацию.
- Тогда как? - взревел Карлос, - Как, я тебя спрашиваю, они узнали?!
Помощник был в замешательстве. И хотя догадки имелись, делиться ими с комендантом ему не хотелось, поэтому он продолжал отнекиваться.
- Я не знаю, сеньор Алонсо, не знаю.
- Так выясни!! - рявкнул комендант.
Джереми пулей выскочил из кабинета и направился в блок “Б”. Он настолько стремительно открыл дверь и влетел в камеру, что Лина едва успела подскочить с лежака. Вега схватил заключенную за горло и, протащив пол комнаты, припечатал к стене. От удара Лина резко выдохнула и тут же хрипло задышала, хватаясь за руку Джереми, пытаясь ослабить хватку на шее.
- Кому ты звонила?! - процедил он сквозь зубы в лицо девушке.
- Я... я... не понимаю... - растерянно хрипела Лина, дышать становилось все тяжелее.
Джереми, снова потянув на себя заключенную за шею, стукнул ее спиной об стену.
- Отвечай, кому ты звонила?!!
- Знакомому, профессору из Университета где училась, это легко проверить.
Джереми отпустил девушку и отступил. Согнувшись и цепляясь рукой за стену, Лина надрывно кашляла, глубоко втягивала воздух и снова кашляла.
- Джереми, что случилось? - немного отдышавшись, просипела девушка, держась за горло.
Ответить помощник коменданта не успел. Быстрыми шагами к камере приблизилась пара охранников Льюис и Хосе.
- Реймер, на выход, - скомандовал Льюис.
В глазах Лины вспыхнула паника. Куда?! Зачем?! Что происходит?! Она со страхом и надеждой посмотрела на помощника коменданта. Джереми как-то странно взглянул в ответ, то ли с ненавистью, то ли с жалостью, и ушел, не оглядываясь. Лина так и смотрела заторможено ему в след, пока Льюис снова не прикрикнул:
- Тебя что два раза приглашать? На выход я сказал!
Заключенная, вздрогнув от окрика, вышла на ватных ногах и выставила вперед руки. Льюис защелкнул наручники и повел ее по длинным мрачным коридорам. В этот раз конвой проводил девушку в незнакомое место. В залитой светом комнате спиной к ней стоял мужчина. Льюис снял наручники и оставил заключенную наедине с неизвестным.
Дождавшись, когда за охраной закроется дверь, мужчина повернулся.
- Лина Реймер? - поинтересовался он.
- Да, - почти прошептала Лина.
- Я Чарли Кук, адвокат, меня нанял ваш жених, - представился мужчина.
От охватившего волнения девушка стала с надеждой повторять:
- Адвокат? Жених?
Не обращая внимание на обескураженность заключенной адвокат продолжил:
- Ваше дело я уже изучил. И хотя вас удерживают здесь не законно, и вы являетесь подданной США, обвинение в шпионаже не позволяет мне забрать вас прямо сейчас. Официально обвинение было предъявлено с грубыми нарушениями и не своевременно, что облегчает дело. Увы суда не избежать, но мы смогли ускорить этот процесс и он назначен на послезавтра. Вам осталось только немного подождать.
Лина сверлила глазами пол, боясь посмотреть на мужчину, и медленно кивала в ответ на его слова. Было страшно, что ей это все привиделось, что нет никакого адвоката и это всего лишь происки воспаленного уставшего мозга, что играет с ней.
- Также, пересмотрят условия вашего содержания до суда. На этом все, мисс Реймер.
Лина мельком взглянула на адвоката, прежде чем он подошел к двери и постучал.
Льюис выпустил мужчину, надел наручники на девушку и сопроводил заключенную обратно в камеру.

     Несмотря на то, что рабочий день уже давно закончился, никто сегодня особенно не торопился разойтись по домам. Начальник охраны вышел из кабинета коменданта и глянул сначала на его помощника, Джереми, потом на часы на стене.
- Вега, ты чего домой не идешь, поздно уже?
Джереми, сидевший за своим столом и задумчиво смотревший в монитор, ответил слегка отрешенно и монотонно, словно мыслями был не здесь.
- Да, уже иду. Обход уже совершили?
- Да. Все тихо. Даже слишком как-то, - без привычной враждебности, отозвался Хорхе, не узнавая Вегу. Они не были приятелями, и тот никогда особо не интересовался служебными обязанностями охраны. С чего вдруг такое дружелюбие.
Вега не спеша выключил компьютер, встал из-за стола и попрощался:
- До завтра, Хорхе.
- Пока, Джереми, - озадаченно протянул начальник охраны, проводил взглядом помощника коменданта до двери и, прищурившись, усмехнулся.
Помощник коменданта действительно собирался идти домой, вот только сам не понял, как ноги привели его в блок “Б”. Завтра девушку переведут в следственный изолятор дожидаться суда. Зачем он пришел? Посмотреть или попрощаться он сам не знал. С минуту они просто стояли и смотрели друг на друга через железные прутья. Затем Джереми опустился на пол и сел, облокотившись спиной на решетку. Лина подошла чуть ближе и тоже села на пол, спина к спине. Женская рука потянулась назад и через прутья нащупала мужскую ладонь. Они просто сидели и молчали, сцепившись пальцами.

***
     Учитывая специфику судебного производства и нюансы рассматриваемого дела, заседание суда было закрытым. Ни зрителей, ни журналистов, ни прочих заинтересованных лиц в зале не было. Круг участников процесса был довольно узким: судья, секретарь, присяжные, адвокат и прокурор. Заключенная, как и полагалось, находилась в углу, отгороженном решеткой, рядом с которой все время находился конвой. Стараясь не смотреть на трибуну, Лина уставилась на свои руки и постоянно теребила край блузки, пытаясь справиться с волнением.
- Слово предоставляется защите, - раздался безэмоциональный голос секретаря.
Адвокат подошел к столу судьи и, передавая папку с документами, обратился:
- Ваша честь - это личное дело подсудимой, в котором собрана полная и подробная биография мисс Лины Реймер. От момента ее рождения до дня ее приезда в Венесуэлу. Свидетельские показания соседей и коллег по школе, характеризующих подсудимую как положительного, тихого и скромного человека.
Лина подняла голову и с волнением уставилась на своего защитника, внимательно ловя каждое его слово.
- Передайте материалы дела присяжным, - попросил своего помощника судья, подавая папку.
- Также защита просит выслушать показания человека близко знающего мисс Реймер, - продолжал свою речь адвокат.
Девушка перевела удивленный взгляд с адвоката в зал и пробежала по нему глазами. В углу сидел мужчина в костюме, но разглядеть лицо не получалось.
- Прошение принимается, - одобрил судья и человек в военной форме у входной двери впустил в зал мужчину лет тридцати пяти с карими глазами и темно-рыжей шевелюрой.
Мужчина уверенно прошел к трибуне и встал за стойку.
- Поднимите правую руку и поклянитесь, что будете говорить в суде правду и только правду, - обратился к нему судья.
- Клянусь! - подняв руку, отозвался мужчина.
- Назовите, пожалуйста, суду свое полное имя и кем вы приходитесь мисс Реймер.
Две пары глаз с надеждой неотрывно смотрели на человека за трибуной. Одна из них принадлежала обвиняемой, а другая - загадочному мужчине в углу зала. Выпросив у шефа отгул, а у более высокопоставленного знакомого разрешение находиться на закрытом судебном заседании, помощник коменданта выбрал в зале самое дальнее место и с замиранием сердца следил за процессом.
- Итан Стенли Дэвис - жених Лины Реймер. - представился мужчина и продолжил чуть дрогнувшим голосом. - Был по крайней мере. Перед отъездом Лины в Венесуэлу мы сильно поссорились. Я отговаривал ее от этой затеи, - мужчина посмотрел на невесту и улыбнулся, - но она у меня такая упрямая. Я, признаться, был так зол на Лину, что даже ни разу не позвонил ей, а когда в положенный срок она не вернулась из поездки, испугался и обратился в полицию.
Лина, поднявшись с лавки, подошла вплотную к решетке и уткнулась в нее. В ее уставших янтарных глазах плескалась безграничная нежность, а на щеках блестели мокрые дорожки. Джереми, хмурясь, попеременно смотрел то на девушку, то на мужчину, то снова на девушку и не замечал, как все сильнее стискивал зубы и сжимал кулаки.

***
     Комендант Карлос Алонсо, пребывая в отвратительном настроении, уже в десятый раз суетливо перебирал бумаги на своем столе. Его помощник Джереми Вега, привалившись плечом к откосу, стоял у него за спиной, беспечно глядя в окно, и ожидал, когда остынет шеф. Из окна был хорошо виден центральный вход в здание тюрьмы, а у самых ворот застыл припаркованный белый автомобиль марки Шевроле. Возле машины скучающе прогуливался адвокат туристки из США, а рядом с водительской дверью, облокотившись на крышу автомобиля и положив голову на руки, ждал ее жених Итан. Сразу после суда помощник коменданта вернулся на работу, а шеф уже был в курсе судебного решения и страшно негодовал по этому поводу. Но Джереми это не волновало. Он знал, что сейчас она тоже здесь. Чтобы сохранить всю историю в тайне были подписаны кучи бумаг и соглашений о неразглашении. Девушку вернули в тюремном фургоне в застенки, а в здании суда пользовались исключительно черным ходом. Но уже вот-вот она, забрав вещи, изъятые при заключении, навсегда покинет территорию тюрьмы.
- Суд не признал ее причастность к шпионажу. Ты веришь в это Вега? - не успокаивался комендант.
- Не знаю, сеньор Алонсо, - пожал плечами Джереми, продолжая смотреть в окно, - либо она действительно не причем, либо хорошая актриса.
- Да, да, я читал твой отчет, - раздраженно бросил Карлос.
     Легкой походкой и с не менее легким сердцем бывшая заключенная, покинув здание, прошла двор и вышла за ворота. Пьянея от свежего воздуха и чувства свободы она, счастливо улыбалась, подходя к мужчинам, ожидающих ее у машины, и жмурилась от яркого солнца.
- Здравствуйте, мисс Реймер, - поздоровался Итан.
- Это мой водитель Итан Дэвис, - уточнил адвокат принадлежность мужчины.
- Спасибо вам, Итан, - сложив руки вместе от всей души поблагодарила Лина, - вы сделали для меня невозможное!
- Рад, что мы смогли вытащить вас оттуда, - расплылся в улыбке Итан.
- Ну что едем? - спросил Чарли, открывая заднюю дверь машины перед девушкой.
- И чем быстрее, тем лучше, - подметила Лина.
Держась рукой за открытую дверцу, Лина Реймер, обернулась в последний раз посмотреть на серое мрачное здание, где провела самый кошмарный месяц в своей жизни. В окне третьего этажа была отчетливо видна фигура помощника коменданта. Глядя друг на друга, каждый из них понимал, что было между ними что-то еще, кроме игры и притворства. Кинув на мужчину прощальный взгляд, девушка, наконец, села в машину и белоснежный Шевроле, тихо шурша шинами по гравию, покинул окрестности Венесуэльской тюрьмы Яре. А Джереми, оставаясь у окна, украдкой, удовлетворенно улыбнулся. Слишком холодно они поздоровались для жениха с невестой после долгой разлуки.

***

Семь месяцев спустя.

     Открытая терраса небольшого домика маленького живописного городка Каюйкосна выходила прямиком на берег Тихого океана. Стоя на балконе, молодая женщина в длинном белом шифоновом платье наслаждалась прекрасным видом океанских волн, наплывающих на прибрежный песок, а летний бриз ласково обдувал распущенные каштановые волосы. Во двор двухэтажного деревянного дома с тихим шорохом медленно въехал синий Форд. Мужчина в светлом хлопковом костюме, заглушив мотор, вышел из машины и, поднявшись на балкон, неслышно подошел к женщине, обняв ее со спины. Несмотря на то, что лица не было видно, он знал, что она улыбается.
- Тебя долго не было, - упрекнула Лина, откинув голову на грудь мужчины.
- Неужели успела соскучиться? - целуя в висок, игриво отозвался Чарли и более серьезно добавил. - Я не просто так отсутствовал. Готовиться новое внедрение. Тебя вызывают в департамент.
Лина развернулась к мужчине лицом.
- Так скоро... - расстроилась она, - Куда меня направляют?
- Эквадор.
- Что?!! Эквадор?!! - Лина оттолкнулась от груди Чарли и отступила на шаг, заглядывая ему в глаза, - Скажи честно, Чарли, они просто хотят от меня избавиться?
Мужчина положил свои руки девушке на плечи.
- Что за глупости? Просто мало кто справиться с этим заданием, а ты одна из лучших в команде.
- А если я не справлюсь? - тревожась, запротестовала Лина.
- Справишься. Всегда справляешься, - успокаивал Чарли.
- Но в Венесуэле я не справилась!
- Еще как справилась. Иначе мне не позволили бы приехать за тобой.
- Позволили?! - Лина ошарашено глянула на Чарли и нервно провела рукой по волосам, - Значит, если бы не позволили, ты бы бросил меня гнить в той тюрьме?
Чарли возмущенно слегка тряхнул ее за плечи.
- Конечно, нет, я бы пришел за тобой, хоть в преисподнюю. Всегда прихожу. Ты же знаешь…
- Но однажды ты можешь опоздать… - в голосе отчетливо слышались отчаяние и обида.
- Не могу. Я всегда прихожу тогда, когда это нужно, - категорично возразил мужчина.
- О да, всемогущий Чарли Кук! - горько усмехнулась девушка и, отвернувшись, отошла.
- Я устала, Чарли. Боюсь, больше я не смогу вынести ни физической, ни моральной нагрузки. Я вдруг поняла, что мне уже тридцать, еще немного и мне никогда уже не обрести семью, детей.
- Ты и спокойная семейная жизнь? - фыркнул Чарли, скептически относясь к ее исповеди. - Не поверю... Ты заскучаешь. Это не для тебя.
Девушка резко повернулась и нахмурилась.
- А что для меня? Умереть молодой и красивой на каком-нибудь задании?
Чарли, сунув руки в карманы, брезгливо скривил губы.
- После Венесуэлы ты очень изменилась.... Это тот тюремщик так повлиял на тебя? Как там его... Джереми Вега?
- Знаешь, в чем разница между вами? - тихо заговорила Лина, задетая словами Чарли. - Он меня любил. Действительно любил... А ты нет. В его глазах я видела все: страсть, ревность, жалость, отчаяние... Для него я была просто женщиной. В твоих глазах я вижу только восхищение, как восхищаются произведением искусства, профессионалом, мастером своего дела. Для тебя я лишь лучший агент!
- Ты жестока... - отметил Чарли, - А знаешь, чем еще мы с ним отличается? Из нас двоих ты любишь меня.
Усмехнувшись, Лина слегка помотала головой.
- Мерзавец, бьешь по больному. Когда нужно явиться в департамент?
- Еще вчера, - пожал плечами мужчина.
- Пойду собираться, дай мне полчаса, - вздохнула девушка и обошла стоящего на пути мужчину.
Чарли, развернувшись, остановил ее, поймав за руку.
- Думаю, мы можем отложить сборы до утра, - плутовато улыбнулся мужчина, продолжая удерживать женскую руку в своей ладони и поднеся ее к губам, не спеша поцеловал пальцы, затем плечо, щекоча дыханием, провел губами по шее…
- Да, а у меня для тебя сюрприз, - словно вспомнив, Чарли нехотя оторвался от стройной женской шейки и, достав из внутреннего кармана конверт, протянул его Лине.
- Что это?
- Открой.
Девушка вскрыла конверт и, не церемонясь, высыпала из него фотографии на кофейный столик. Разметав их по поверхности, она внимательно присмотрелась. На фотографиях был запечатлен в разных ракурсах и позах обезображенный до неузнаваемости мужчина.
- Мы нашли крысу. Васко Санчес, - пояснил Чарли.
- Бармен в том кафе.... - воскликнула Лина, поразившись очевидному и с нажимом спросила. - Он быстро умер?
- Обижаешь, - усмехнувшись, протянул с неким наслаждением Чарли.
Девушка, аккуратно собрав фотографии, убрала их в конверт, подошла к Чарли и обняла его за шею.
- Я скучала…
Чарли бережно провел большим пальцем по губам Лины и жадно припал к ним долгим глубоким поцелуем...

***

     В многоэтажном здании департамента было привычно шумно: люди сновали туда-сюда, и отчетливо слышались поступь мужских ботинок и стук женских каблуков. Когда женщина в элегантном темно-синем платье и уложенными в строгий пучок каштановыми волосами вошла в кабинет главы департамента, ее уже ждали. За длинным дубовым столом располагались главы управлений и начальники отделов.
- Агент Дэми Блэр. Позывной "Сойка". К новой миссии готова, - отрапортовала женщина.
- Мисс Блэр, рады видеть вас снова в строю. Присаживайтесь, - указал пожилой мужчина на свободный стул.
     Если в кабинет с табличкой на двери “глава департамента Шелдон Максвелл”, еще входила Лина Реймер, то уже через сорок минут оттуда вышла Анита Форестер. У двери, подперев стену и скрестив руки, терпеливо ожидал Чарли.
- Как все прошло? - спросил он.
- Не опоздай, Чарли! - задержавшись лишь на секунду и не глядя на него, бросила Дэми и, распрямив плечи, уверенно зашагала по длинному коридору навстречу неизвестности, оставляя после себя нежный аромат дорогих духов и гулкое эхо от стука каблуков.

Конец






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 29.04.2021г. Анастасия Цыплакот
Свидетельство о публикации: izba-2021-3077624

Метки: драма, психологический триллер, жестокость, пытки, допрос, напряженный сюжет, тюрьма,
Рубрика произведения: Проза -> Триллер


















1