Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фронтовые будни Владимира Фёдорова


­
Мой отец из поколения победителей

Я горжусь тем, что мой отец, Фёдоров Владимир Ефимович, принадлежит к поколению победителей. Житель блокадного Ленинграда, участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Славы III степени, Отечественной войны II степени, «Знак Почёта», Красного Знамени, он всю свою жизнь посвятил служению Отечеству. К сожалению, упущено время для живого общения с папой. В 2013 году он ушел из жизни. Но его рассказы о довоенном и послевоенном времени будут жить в моем сердце всегда.

Довоенное время он считал счастливым

Папа родился в деревне Флоревицы Ораниенбаумского района Ленинградской области 25 июня 1925 года. Нелегким было его детство. В трехлетнем возрасте он лишился матери. Папу и его младших брата с сестрой отвезли к дедушке и бабушке в деревню Лысуны, в Копорье. Вскоре, сестрёнку Екатерину взяла на воспитание старшая сестра отца, а шестимесячного Леонида отдали в детский приёмник. У дедушки был хороший дом, большой ухоженный сад, парники. Бабушка была ласковая и заботливая. Папа прожил там счастливо два года.
Когда дедушка умер, отец забрал его в Ленинград. К тому времени он вновь женился и у папы появился младший брат Анатолий. Мачеха, Амалия Александровна, мастерицей была искусною, не только шила, но и выбивала на машинке тонкие кружева. А еще пекла пышные ватрушки, только сыночком пасынка не называла, хоть и не обижала его. Зимой 1931 года, когда начались перебои с хлебом, мачеха посылала его в магазин. Женщины удивлялись: «Какой терпеливый мальчик! Два часа стоит в очереди и не шелохнётся»!
Но тяжёлые испытания ждали папу впереди. Семья жила в бывшей графской квартире, на улице Липовая аллея 9, которую выделили Ефиму Павловичу, моему деду, служившему на Линкоре Октябрьской революции. Квартира была роскошной: огромные окна, шведский камин голубого мрамора, потолок под стеклом. И Ленинград произвёл на папу неизгладимое впечатление: Невский проспект, залитый огнями, Петропавловская крепость, Исаакиевский собор. Недалеко от дома был Буддийский храм. Папа там часто бывал с одноклассником китайцем Юси. А рядом шумела и плескалась Нева, проводились большие праздники, соревнования на байдарках, организовывались народные гуляния на Кировских островах. Навсегда запомнил папа декабрьский вечер 1934 года – встречу с челюскинцами. Особенно запомнилась ему борода Отто Юльевича Шмидта. Светили прожекторы, город ликовал!
Вскоре по желанию мачехи семья поменяла квартиру на двухэтажный дом с приусадебным участком. Пустили квартирантов. Но однажды летней ночью случился пожар, кто-то из квартирантов не потушил сигарету. Всё сгорело, удалось лишь спасти документы. Мой дедушка Ефим Павлович после пожара стал беспробудно пить. Семья распалась. Деду выделили маленькую квартирку в Выборгском районе. Он по-прежнему пил. Сестра деда забрала племянника к себе. Потом родная сестра папиной мамы, пригласила его в Сочи. Два года папа жил в семье Кузьминых при санатории «Приморье». Детей сотрудников санатория возили в школу на автобусах в Мацесту. Они дружно пели песню «Катюша», никто не мог и предположить, что скоро начнётся война…

Блокадный Ленинград

Юность папы совпала с войной. Окончив с отличием семилетку, чтобы не быть в тягость родственникам, он вернулся в родной Ленинград и поступил в Ориенбаумское ремесленное училище, которое располагалось недалеко от города. 22 июня 1941 года фашистская авиация совершила налёт на Кронштадт, где базировались военные корабли. Огнём зенитной артиллерии атака самолётов была отбита. В первый день войны курсантов ремесленного училища перевезли в Ленинград. Папа стал работать на первом металлическом заводе. С каждым днём становилось труднее. После того, как были разбиты Бадаевские склады, начались мучительные дни блокады. Столовая курсантов находилась в двенадцати остановках от завода. На Невском свистели осколки, немцы вели обстрел три раза в день. И ночью бомбили те же районы. Трамваи не ходили, до столовой ребята добирались пешком. Город был замаскирован, было много аэростатов. Но курсанты работали и папа с ними, пока не ослаб и опух. На Невском развесили плакаты "Враг у ворот», и обращение к ленинградцам поэта Джамбула: «Ленинградцы – дети мои, ленинградцы - гордость моя!» Щемило сердце от такой теплоты, вся страна помогала Ленинграду. Между тем норма хлеба быстро таяла, дойдя до 250 граммов работающим. А что это был за хлеб, папа помнил всю оставшуюся жизнь. Однажды он настолько ослаб, что не смог дойти до столовой. Его подобрали на улице. Пульс едва прощупывался. Врачи поставили диагноз – последняя стадия дистрофии. В госпитале лечился два месяца, он заново учился ходить. В марте 1942 года стариков, женщин и детей вывезли по «Дороге жизни» через Ладожское озеро из блокадного Ленинграда. 16-летний папа был в числе эвакуированных. Он немного окреп, но без костылей передвигаться не мог. Требовалось длительное лечение. Через окна вагона поезда, следовавшего в Москву, он видел, как пробуждается весна, и не верилось, что жизнь продолжается. Не все из того эшелона доехали до столицы. В каждом вагоне были недочеты. Многих не спасло сухое и горячее питание, которым обеспечили состав.

Орден «дыма и огня»

В Москве папа восстанавливал силы в военном госпитале.
Потом устроился работать на военный завод и практически, сразу пошел в военкомат. Глядя на худого паренька с твердым взглядом синих глаз, военком сказал: «Какой из тебя боец, ты же на ногах еле стоишь?» Однако отказать не смог, направил в первое Московское пулемётное училище. Но доучиться он не смог, курсантов спешным порядком отправили на фронт. Военный комиссар сказал напутственные слова. Духовой оркестр играл марш «Прощание славянки». Женщины, стоявшие у обочин дороги, не могли сдержать слез, глядя на юных солдат, - безусых мальчишек, уходящих на войну. В августе 1943 года младший сержант Фёдоров был направлен в 1332 стрелковый полк 413 Брестской краснознаменной стрелковой дивизии. Боевое крещение прошел в кровопролитных боях по освобождению города Сумы. Под г. Изюм их эшелон был расстрелян, многие погибли, а папа, получив сильную контузию от взрывной волны, в бессознательном состоянии попал в плен и был отправлен в Германию. Его направили в штрафную команду г. Гудштата. В январе 1945 года военнопленных построили в колонну, и повели в направлении Польши. В деревне Погудки вместе с другом из Петрозаводска папе удалось бежать из плена. Юношей спрятала полячка, у которой муж погиб на войне, а сына расстреляли гитлеровцы. Через несколько дней в село вошли наши войска- бойцы разведгруппы 2-го Белорусского фронта 65-й армии, которой командовал П.И. Батов. Беглецы вновь встали в строй Красной армии. Папу назначили помощником командира взвода пешей разведки. В двадцатых числах апреля 1945 года наши бойцы подошли к реке Одер. Вода поднималась после таяния снегов. Оба берега были заминированы, негде ногой ступить. Мост был взорван. Под дымовой завесой, после того как над головами бойцов проиграла «Катюша», началась переправа. Папа рассказывал: «Мы подошли к Одеру. Моему взводу было приказано перебраться через реку. Ночью в ледяной воде доплыли до другого берега, произвели разведку, и стали ждать подхода основных сил. На третьи сутки началось сражение, бой шел за высоту 65, 4. Четырежды наши солдаты отражали контратаку врага, но никто не дрогнул. Все стояли на смерть». Отец строчил из крупнокалиберного пулемета по высоте. В амбразуру видел, как падают цепи и снова находит волна фашистов. Противнику не удалось сбросить наших солдат в воду. В обход пошли танки, а пенье «Катюши» заставило фашистов дрогнуть и отступить. Немцы, не успевшие удрать, прятались в домах, стреляли с крыш и из-за углов. Во время боевых действий удалось захватить фашистский штаб. Пленных офицеров сопровождать в нашу ставку поручили отцу. Свою задачу младший сержант Федоров выполнил достойно, доставив пакет и пленных в полной сохранности. До окончания войны оставалось чуть больше месяца. Победу отец встретил недалеко от Берлина в городе Цинске на острове Рюген, где был удостоен ордена Славы III степени, который фронтовики называли орденом «дыма и огня». После войны папа служил в Польше в учебном батальоне. В марте 1947 года был репрессирован. Имя отца внесено в книгу Памяти жертв политических репрессий Пермской области. После войны была у папы счастливая семейная и трудовая жизнь. Об одном о жалел папа, что так и не удалось всей семьей съездить в любимый город. А плеск невской волны слышался ему до самых последних дней…


Правнуки в Бессмертном полку

День Победы в нашей семье всегда был главным праздником. Мы всегда ходили на митинг к памятнику в с.п. Янтарном, где проживали родители. Когда их не стало, мы стали приезжать туда сами. Последние годы к Бессмертному полку присоединились наши внуки, правнуки папы. Сильные, мужественные, родные лица родных всегда будут в нашей памяти!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 29.04.2021г. Ольга Ступенькова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3077271

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


















1