Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Райские псы. Глава 1


­­Институт Межрасовых Отношений

- Ну что тут у нас? – офицер убойного отдела Среднего района, названный матерью в честь древнего композитора Вольфгангом, но давно именуемый коллегами просто Волк* (В точности Wolfgang Amadeus Mozart (нем.) – отсюда Wolf (нем.) волк.) , не смотря на лишь начинающийся рабочий день, уже был явно не в духе.
Этот высокий, широкоплечий, статный шатен был одной ногой в отпуске и видел себя лежащим на теплом белом песке в тени широколистной пальмы с терпким коктейлем в руке и рядом с роскошной мулаткой... ну, или просто мулаткой, ладно, просто девицей: нужно лишь дождаться завтра! Но нет, его подняли срочным вызовом в пять, черт возьми, утра и даже кофе выпить не дали, ибо «давай быстрее дуй!».
Коронер, пара криминалистов и его напарник Соломон сгрудились над чем-то, почти заслонив телами зияющий чернотой проем большой канализационной трубы. «Дырка задницы, - думал Волк, - по крайней мере, воняет именно так. И там наверняка труп, это к бабке не ходи! Будем надеяться, что, хотя бы, не сильно обезображенный.»
- Ох ты ж, мать твою...! – в голос запричитал он, нехотя заглянув через плечо Соломона на останки, чем привлек на себя всеобщее внимание.
Причиной вопля послужили костные наросты на лопатках существа, на половину свисавшего из сточной трубы под Центральной магистралью, на которых кожисто-перьевой покров образовывал мощные крылья.
- Именно, - развернувшись, подтвердил ужасную догадку напарника Соломон. Он был ниже на пол головы, но также широк в плечах. По возрасту он был младше Волка почти на 5 лет, но из-за абсолютно белых волос, обрамляющих довольно смуглое лицо, казался старше. Да и голос у него звучал более увесисто. – Дохлый демон.
- Я бы не стал говорить с такой уверенность, - поспешил отозваться коронер: мелкий, груше подобный экземпляр человеческой расы с длинным носом, очень походящий на лабораторную крысу. – Стоит дождаться результатов генетической экспертизы.
- Но похоже на то. Пожалуйста, Йоси, скажи, что он сам сдох, - взмолился Волк, глядя на коронера. – Сожрал может чего не то или от старости...?!
- Мне очень жаль, но я никогда прежде не видел и не слышал, чтобы у кого-то от старости взрывались глазные яблоки, - коронер приподнял голову трупа, демонстрируя отсутствие глаз, а вокруг правой глазницы запеклась кровь. – Иначе вас бы сюда не позвали.
«Да это понятно, – размышлял Волк. - Уже и помечтать не дадут». Также против его «радужных мечтаний» говорило то, что у жертвы отсутствовала верхняя часть черепной коробки.
- А чего это у него с тыквой? Потерял часть по пути сюда в трубе?
- Нет, ему кто-то сделал трепанацию черепа, и достаточно умело. Мозг, по всей вероятности, изъяли. По крайней мере, поблизости его так до сих пор и не обнаружили. Делаю вывод, что это и было целью нападения, что снова говорит о том, что это может быть и не демон – они не трогают своих… обычно. Хотя это могли быть…
- «Райские псы», - резво выдал Соломон.
- Нет, нет, срань Господня, да кто ж меня проклял?!
«Райские псы»! Самый жуткий кошмар Волка будто обрел плоть, ведь «Райскими псами» именовалась группировка радикально настроенных ангелов, открыто выступающих за геноцид демонов, благодаря чему признанная во всем мире террористической. В оправдание своего статуса «Райские» планомерно истребляли своих крылатых собратьев, то показательно выставив труп в общественном месте, то оставив несколько в менее проходимом, но всегда заявляя при этом, что «они заслужили». И это молчаливо одобрялось почти всеми ангелами, как и вполне устраивало большинство людей. В самом деле, демоны в силу своей генетики не могли сдерживать свой буйный нрав и агрессию, тем самым сами вечно нарывались на неприятности, а недалекий ум не позволял выйти из конфликта без применения силы. Таким образом 90% преступлений было совершено именно демонами в порыве гнева. И «они заслужили». Все, без разбора…
Последний десяток лет это все больше и больше раздувало пламя войны, которой Волк, неоднократно испытав истинную силу ангелов и демонов на собственной шкуре, боялся до безумия. Они просто сотрут жалкие остатки человечества в пыль! А ситуация накалялась с каждым днем, и этот инцидент… буря в стакане обеспечена!
Волк прекрасно понимал, что кто-нибудь из прессы обязательно пронюхает и поднимет шумиху, что начальство обязательно усилит меры безопасности, удвоит патрули, что теперь, в конце концов, этот никому не нужный дохлый пернатый повиснет камнем у него на шее и плакал его отпуск. А начальство будет драть каждый божий день, будто он сам его кончил.
- Еще и мозгов нет… - Волк присел на корточки перед трупом, вглядываясь в его лицо. – А может, правда, ангел? Демон мочканул, мозги сожрал!.. Господи, меня сейчас вырвет.
- Или «Райские псы» эксперименты ставят…
- Что? Йоси, нет, что ты несешь? Ты хоть представляешь, что будет, если выяснится, что Райские разрабатывают какое-то биооружие и ставят эксперименты на демонах?! Даже предполагать не смей! О, парни, а может это… запихаем его в трубу поглубже по-быстрому?! И скажем «ложный вызов», а? Кто его нашел?
- Вон те двое, - ткнул пальцем Соломон в двух подростков в потрепанных мешковатых балахонах.
- Эти? Да они же растаманы! Небось, дунуть сюда пришли под мерный стук колес, а тут, о-па, сюрприз из трубы выкатился. Так скажем, трава хороша была! Втащило, так втащило!
Соломон растянул губы в дружеской улыбке. Он прекрасно понимал и разделял опасения напарника, как и его сарказм в попытке их прикрыть.
- Ладно, если криминалисты закончили – покуйте его. Йоси, информируй нас, как хоть что-то выяснишь. Сразу! – Соломон медленно развернулся и побрел прочь от трупа. – Пойдем, Волк, потолкуем с растаманами. И надо бы разузнать, где начало этой трубы.

Тем временем, это пятничное утро, начавшееся для Виктора вполне обычно с подъема в 5:30 в своей комнате в общежитии Института Межрасовых Отношений, пробежки, душа… стоп. Тут-то и пошло что-то не так. Виктор отчетливо помнил, как вышел из душевой кабины, раздевалка была пуста, он повернулся к своему шкафчику, а дальше только темнота. Как и сейчас. Куда не поверни голову – кругом только темнота. И что-то опутывает тело, не дает двинуться.

Задница, из дырки которой свисал мертвый крылатый, принадлежала, как выяснил Волк, студенческому городку Института Межрасовых Отношений. Городок этот был довольно мал и состоял всего из пары корпусов самого института, здания библиотеки и общежития. Судя по планам коммуникаций, только отсюда тело могло попасть в ту злосчастную трубу, а значит будь то ангел или демон – он имел какое-то отношение к институту. По замызганному, окровавленному лицу без глаз Волк так и не смог прикинуть примерный возраст жертвы, да и в случае с пернатыми это вообще было сложновато.
«Это вполне может быть студент. Или Райские казнили одного из учителей. Вот говно!», – размышлял Волк, ведя машину и изредка бросая взгляды на засыпающего напарника. Ему совсем не хотелось сейчас обсуждать свои догадки с Соломоном, будто если он произнесет их вслух, они станут явью. Так что он просто молчал и позволял напарнику дремать.
Миновав КПП, машина плавно подкатила к главному корпусу. Викторианский стиль здания в придачу с темными тонами вместо полагавшихся по идее создания этого заведения надежд вызвал у Волка лишь необъяснимую тревогу. Извещенный о прибытии полиции декан уже ожидал их на крыльце.
- Доброе утро, - поклонился декан, седовласый, но все же еще не старец, грузный мужчина, с цепким орлиным взглядом. – Я – профессор Эмиль, доктор философии и декан ИМО.
«Человек, - заметил про себя Волк. – Как и все до него… да и после. Демону никогда не возвыситься настолько, а отдать этот пост ангелу…»
- К сожалению, ни для Вас, ни для нас оно не доброе, профессор, - прервал размышления напарника Соломон.
- К сожалению, - согласился тот, введенный вкратце в курс дела звонившим ранее дежурным полицейским. – Пройдемте в мой кабинет.
Проводя гостей просторной галереей в утробу этого жутковатого, по мнению Волка, здания, профессор распахнул перед ними массивную дверь и посторонился, пропуская вперед в обширный светлый зал, более походящий на библиотеку, чем на рабочий кабинет. Каждый сантиметр стен занимали книжные полки. Книги были также сложены стопками прямо на полу. Чуть дальше центра комнаты, ближе к противоположному от двери окну стоял добротный дубовый стол цвета спелой вишни, на которой лежало еще с десяток книг наряду с ворохом бумаг.
Волк, вошедший в кабинет первым, успел сделать лишь пару шагов, прежде чем его блуждающий чисто профессиональный взгляд не наткнулся на исполинскую фигуру у окна, даже сложенные крылья которой затмевали собой весь оконный проем. Остолбенев от неожиданности, он тут же получил тычок в спину от следовавшего за ним напарника.
И не видя лица, Волк понял, что перед ним Высший ангел.
- Ваша Светлость, - почти благоговейно от оторопи прошептал он.
- Господа полицейские, - архангел Михаил, прекрасный, как само небо, хоть и старше этих стен, глава Совета Ангелов, председатель Совета рас и главный попечитель этого института развернулся от окна.
- Право слово, не стоило Вас беспокоить до выяснения всех обстоятельств, - начал не складно Волк. Все же то ли своей огромной давящей фигурой, то ли статусом, но Архангел вызывал в нем трепет.
- Вы обнаружили тело, - будто не услышав, констатировал Михаил. – С крыльями.
В комнате ощущалось напряжение, чем-то схожее с началом грозы.
- Вы хорошо осведомлены, - подметил Соломон, выходя вперед. Судя по осанке, у него Архангел не вызывал никаких чувств.
- Принадлежность к генотипу?
- Еще не подтверждено.
Надменное, непроницаемое лицо Высшего ангела на мгновение дрогнуло. Но это была лишь доля секунды, за которую Волк так и не смог уловить эмоцию, что едва не пробила бронь высокомерия Михаила.
- То, что будет сейчас произнесено в этих стенах, должно здесь и остаться, - ровно чеканя слова, продолжил Архангел. – По крайней мере, пока. Мой сын…, - Михаил замешкался, а напряжение в воздухе начало покалывать Волку пальцы, – не явился сегодня на занятия.
- И что? – спокойно развел руками Соломон. – Ваш парень прогулял пару, а мы-то тут причем?
- Мой сын, - ощерился Михаил, - не какой-то «парень». Он не пропускает занятия.
- Во сколько его видели последний раз? – вмешался Волк.
- Он покинул кампус в 5:30 и отправился на пробежку. Как делал это ежедневно.
- Так он отсутствует всего несколько часов? – пренебрежительно фыркнул Соломон. – А Вы уже паникуете? Молодой парень. Ну, может, свернул на пробежке куда не туда. За девицей, к примеру.
Сквозящий в словах Соломона сарказм как по волшебству преобразил лик Архангела. Гнев разломил его идеальную статику атланта, обнажая нечто по истине ужасающее. В миг, лишь ветер колыхнул Волка, Михаил очутился возле Соломона, подняв его одной рукой за шею на уровень своего роста, протащил к стене, шарахнул о нее, буравя взглядом.
- Мой сын не какой-то… пес. Не какой-то… человек. Он не бегает… за девицами. Не прогуливает… занятия. Он выше всего этого. Он прилежен и педантичен. Он Ангел! Мой! Сын!
Соломон хрипя задыхался под мощной рукой Архангела, и лишь страх за его жизнь вывел Волка из оцепенения.
- Михаил, - он очень аккуратно тронул того за плечо. – Михаил, пожалуйста. Он Вас понял. Довольно.
Но тот будто и не слышал.
- Ваша Светлость, это не Ваш сын. Тело было обнаружено раньше, чем он покинул кампус. Отпустите моего напарника. Ваш сын обязательно объявится.
Несколько поразительно длинных секунд спустя Михаил совладал с собой и разжал руку. Раскрасневшийся кашляющий Соломон повалился на пол одутловатым мешком.
- Мои извинения, - одернув камзол, Михаил вернулся к окну, прошествовав теперь неспешно и плавно, словно плывущий по воде лебедь.
- Ваши слова вне всяких сомнений вызывают тревогу, - Волк подал руку напарнику, - и труп, что мы обнаружили, вне всяких сомнений мог попасть в коллектор только с территории студгородка, но офицер Соломон прав: прошло мало времени, и, я искренне надеюсь, отсутствию Вашего отпрыска найдется рациональное объяснение.
Архангел, казалось, обратился в камень и упорно молчал.
- В самом деле, декану Эмилю не стоило Вас беспокоить, - подытожил Вольфганг.
- Тем не менее, - парой минут спустя будто очнулся Архангел, - я являюсь старшим попечителем института. И роль его в культурном воспитании будущих поколений не стоит недооценивать. Таким образом, если здесь что-то происходит…, чтобы то ни было – я должен быть в курсе. А изуродованное тело в сливном коллекторе – это не просто что-то. Так в котором часу поступил звонок в дежурную часть?
- Около 5 утра.
- И насколько обезображено тело?
- Ам…, ну, если Вы хотите…, - замялся Волк.
- Я хочу понять, целиком тело попало в трубу или частями, - спокойно уточнил Михаил.
- Без сомнения целиком.
- Вот как?.. Профессор, как много на территории городка мест, откуда можно попасть в канализацию?
Декан Эмиль, все время беседы изображавший предмет интерьера, вдруг оживился.
- Затрудняюсь ответить, Ваша Светлость. Стоит осведомиться об этом у технического персонала.
- Будьте любезны.
Декан поклонился и немедля ретировался из кабинета.
«Почему он не вызвал техников сюда по внутренней связи?» - подумал Волк, и тут его собственный коммуникатор напомнил о себе легкой вибрацией.
- Принять входящее сообщение, - скомандовал он, поднимая одну руку в знак извинения и поворачиваясь в пол оборота к Архангелу. Тут же голос коронера полился в его ухо.
«Парни, это Йоси. Мои вести, вероятно, как всегда дурные. Жмурик ваш… наш… стопроцентный демон, и, судя по состоянию внутренних органов и содержимому желудка – демон из трущоб. Так что застрянь он где в канализации – никто не торкнулся б искать…»
- Говорил же, надо затолкать его обратно, - раздосадовано выронил еле слышно Волк, саданув кулаком о ладонь.
Но чуткий слух Архангела уловил эти слова. Дослушав сообщение и стараясь не проявлять больше эмоций, Волк отключил коммуникатор и развернулся обратно, тут же наткнувшись на пытливый взгляд Михаила: одна бровь слегка вскинута в ожидании, будто Волк просто обязан тотчас перед ним отчитаться.
Хоть исполинская стать и изящество Архангела вызывали в душе Волка благоговейный трепет, чисто ангельское высокомерие все же жутко царапало его самолюбие. Он прекрасно понимал, что так или иначе, но он должен озвучить полученную только что информацию, однако…
- Йоси говорит, тело – демон из трущоб, - нарочито развернувшись к напарнику, начал Волк. – Мертв более суток. А до этого его много часов пытали. Умер в процессе трепанации черепа, сделанного, как он заметил еще на месте, профессионалом. У нашего убийцы есть как минимум навыки врача.
Произнесенные слова возродили в памяти Волка одно сообщение, что, кажется, в прошлом году, пронеслось ураганом в СМИ и вызвало цунами пересудов у населения: последний из вырождающегося клана Архангелов, сын главы совета Ангелов Михаила, Виктор, которому пророчили великую политическую карьеру, где он должен был полностью заменить отца на всех постах, как клана, так и на мировой арене, внезапно во всеуслышание отказался от пути политика, отдав предпочтение стезе врача, вступив при этом в межрасовое благотворительное сообщество «Врачи без границ».
- Кстати, - ошеломленный страшной гипотезой, прочно теперь поселившейся в его голове, Волк медленно развернулся к Архангелу. – На каком факультете учится Ваш сын?
- Простите…?
- Может он упоминал в домашней обстановке «Райских псов», высказывал какое-либо мнение об их деятельности, одобрял их порывы, а? Ваше беспокойство его отсутствием ведь не беспочвенно, да? Он бы не попустил занятия… без веской причины, так?
Прекрасный лик Михаила вновь обезобразила вспышка гнева, но на этот раз он подавил ее почти моментально.
- Да, так. Потому я и встревожен. И мы с сыном в самом деле неоднократно обсуждали в «домашней обстановке» деяния обозначенной вами террористической группировки, но он всегда отзывался о ней и ее кредо крайне негативно, - Михаил выплевывал слова с явным негодованием. – Мой сын… он выбрал не простой путь, решил стать врачом. Потому что искренне верил, что не дипломатия с ее вечными дебатами, а помощь, реальная помощь на улицах… в трущобах всем без деления на расы и ранги – вот, что действительно необходимо для мира в мире… Он хотел быть лучше меня, ведь он – последний Архангел. Такой тяжелый крест… И знаете… он лучше меня!
- Простите, Ваша Светлость, но Вы сами видите, как дурно все это выглядит. Я не могу опираться лишь на Вашу веру в сына.
- Но если, по-вашему, именно он совершил это убийство, то зачем же ему прятаться? Разве, если бы он не продолжил вести привычный образ жизни, не отвело бы от него подозрения?
- Кто знает? – развел руками Волк.
- Да, кто знает, как оно там пошло? – встрял Соломон. – Если ваш сын помогал в трущобах. К нему мог обратиться раненый. То, что Йоси принял за пытки, вполне могли быть последствия боев без правил. Могла быть и черепно-мозговая травма. Поэтому понадобилась трепанация. Только операция пошла не так. Пациент умер. А Виктор мог просто испугаться и сбежать.
«Нет, нет, - думал Волк. – Случись такое, парень никуда бы не побежал. А обратился бы за помощью к отцу. И тогда этого бедолагу демона мы бы и впрямь никогда не нашли.»
Дверь распахнулась и на пороге выросла фигура декана. Откашлявшись, чтобы привлечь внимания, он скромно шагнул в собственный кабинет, и, удостоверившись, что собрал на себе взгляды всех присутствующий, отрапортовал:
- На данной территории лишь одно место, откуда живое существо… или тело могло попасть с систему канализации. Техник пользуется им дня обслуживания коллектора: ремонта, устранения засоров и прочего. Он готов вас туда сопроводить.
- Пожалуй, эту прогулку я пропущу. Но держите меня в курсе хода расследования, - Михаил перевел взгляд с декана на Волка.
- Конечно. А Вы, пожалуйста, сообщите, когда объявится ваш сын. А лучше направьте его сразу в наш участок.

Соломон и Волк в сопровождении декана Эмиля шли по залитому солнцем двору в направлении маленькой коробочки, которую и зданием-то не назвать, чем-то походящую на старинную электрощитовую. Становилось душно. У Волка начинала болеть голова, и он был даже немного рад тому, что сейчас спустится под землю. В самом техническом помещении их ждал сюрприз в виде молодого пернатого.
- Это наш студент, Родерик, - представил декан. – С начала учебного года именно он заботится о коллекторе.
- Пожалуйста, просто Рик, - протянул тот волосатую когтистую ручищу.
«Ангел никогда бы не довел руки до такого состояния, - думал Волк, пожимая мозолистую длань. – Как и на милю бы не подошел к коллектору.»
- Так значит, коллектор обслуживают студенты демоны?
- У нас нет кланового деления, - парировал декан.
- Вот как? Значит, существует некий график дежурств, в который включены все студенты?
- Весь наш технический персонал вольнонаемный.
- А, так Рик выиграл это место в лотерее. Ты ведь всю жизнь мечтал ковыряться в чужом дерьме?! Да, друг?
Родерик потупил взгляд, будто был в чем-то виноват. И это распаляло гнев Волка еще больше. «Тоже мне, Институт Межрасовых Отношений, обитель борьбы с расизмом! На самом деле тот же его рассадник!», - кипело внутри.
- Я не понимаю ваши инсинуации!
«Инсинуации? Разве?», - думал Волк, но лишь фыркнул в ответ.
- Так мы можем спуститься в сам коллектор?
- Да, конечно! – обрадовался Рик, что наконец-таки займется тем, зачем его позвали, и перестанет быть объектом разногласий.
- Не думаю, что смогу помочь вам чем-то внизу… - Декан Эмиль слегка поклонился, прощаясь. – Но если вам еще что-то понадобится или возникнут вопросы – вы теперь знаете, где мой кабинет.
- Будем держать Вас в курсе хода расследования, - выпалил Соломон, опережая очередную издевку Волка.

– И что на тебя нашло? – Соломон пнул напарника, следуя за ним по узкому плохо освещенному проходу.
Волк и сам не понимал, что вдруг на него накатило. Внутри щелкал какой-то противный тумблер, переключая картинки перед внутренним взором: изуродованное тело; Михаил у окна; Михаил, душащий Соломона; и Родерик, испытывающий вину не за что.
- Просто у меня аллергия на расистов и лжецов.
- Напрасно Вы так! Декан Эмиль – хороший человек, - отозвался Рик. – Я действительно сам выбрал эту работу. Я ей доволен.
- Правда? - Волк попутно внимательно рассматривал пол и стены на предмет крови, следов волочения или еще чего-нибудь, чего здесь быть не должно. Скользил пальцами по стенам в поисках царапин.
- Да! Я не очень хорошо учусь. А эта работа… на благо института, помогает продолжать обучение.
- То есть, пока ты разгребаешь их дерьмо, тебя не отчислят?!
- Типа того, - кивнул Рик. – К тому же здесь я могу побыть один.
- Так только ты можешь сюда заходить? – уточнил Соломон.
- Нет. Дверь технической будки не опечатывается. Войти может любой. Но кому нужна канализация?
Они подошли к еще одной лестнице, ведущей вниз к более широкому тоннелю, дно которого заполняла речка-вонючка.
- Если хотите идти дальше, советую разжиться болотными сапогами, - криво улыбнулся Рик.
- Лучше вызовем криминалистов, - Волк развернулся к Соломону.
- Зачем? Здесь ничего нет!
И правда. Ничего не было. Абсолютно ничего.
- Но где-то же должны быть его мозги… - тихо, как бы про себя, но все же вслух рассудил Волк.
- Что, простите? – у Рика проснулось то ли доселе дремавшее любопытство, то ли смелость.
- Так ты ничего странного тут не находил? – теперь уже громко спросил Волк.
- Если б находил, уже бы сказал.
- И никого никогда здесь не видел?
- Никого и никогда, - подтвердил Рик. – Да что случилось-то?
- Может, были какие-то неполадки, с которыми ты не мог справиться, и ты просил помочь кого-нибудь? – продолжал игнорировать его вопросы Волк.
- Так не было никаких неполадок, - раздосадовано фыркнул Рик. - Ни засоров, ни прорывов труб за всю мою службу. Говорил же, работа отличная!
- Ладно, - Волк похлопал Рика по плечу. - Не уходи далеко. Скоро подъедут наши парни. Устроишь им экскурсию по полной. Хорошо?
- Хорошо, - согласился тот.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 28.04.2021г. Ирина Новикова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3076975

Метки: роман, фантастика, постапокалипсис, ангелы, демоны,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1