Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Графиня из Ельца


Графиня из Ельца

Рассказ для настоящих леди


1
- Здравствуйте, Денис Григорьевич! Не ожидали?
Сильчев минуты две со скукой разглядывал возникшее перед ним «мимолётное виденье». Симпатичный экземплярчик, ничего не скажешь. По всем параметрам красотою Бог не обделил. Хотя фигура рыхловата, конечно. Отсюда и немного одуловатое лицо, чуть-чуть обвисшие груди, а ведь молодая совсем девчонка, нет и двадцати пяти. Ясно, мошенница.
- Простите, но я ничего не покупаю. Есть всё, кроме денег. Деньги тоже просьба не предлагать.
Он хотел было захлопнуть тамбурную дверь, но девушка сухо произнесла:
- Я – Эва.
- Ага, понятное дело, - моментально сориентировался Денис. – Подождите, мне нужно переодеться. Сами понимаете: жилище старого холостяка – душераздирающее зрелище, во всяком случае, не для слабонервных.
Девушка хотела было вставить между косяком и дверью ногу в стоптанной туфельке, однако Сильчев опередил её.

Минут через десять он вышел из квартиры, тщательно закрыв дверь на ключ. И даже прихватил с собой зонтик: погода в последнее время не баловала.
- Пока всё как в нашей переписке, - разочарованно проговорила «Эва», - буквально слово в слово. Вот только с чего ты взял, что я слабонервная?
«Ах вот как, мы уже на “ты”! – подумал Денис. – Ничего не скажешь, мощный старт. Но ничего, поддержим инициативу».
- Почти у каждого слова есть несколько значений, - терпеливо попытался разъяснить он свою мысль. - Я не утверждаю, что ты кисейная барышня, которая от неожиданности могла бы хлопнуться в обморок, но нервишки у тебя определённо пошаливают. Что неудивительно: столько испытаний выпало на твою долю в последние два с лишним года. Непременно стала бы костерить на чём свет стоит мою «берлогу», в том числе используя ненормативную лексику, унижать хозяина. Оно мне надо?
- Нет, конечно, - со вздохом согласилась неожиданная визитёрша. – Просто параллельно с тем, что ты сейчас так смачно живописал, я могла бы взять веник, тряпку, пылесос и злополучную «берлогу» вылизать до блеска.
- Боюсь, что мне подобное удовольствие слишком дорого обошлось бы, - пробормотал Денис себе под нос.
- Не дороже денег, - холодно ответила несостоявшаяся «вылиза», - но уж если ты струсил пустить гостью в свою обитель, не мог бы ты, по крайней мере, ей кое-что интересное показать? Кстати, я не совсем Ева, точнее, совсем не Ева, меня Кариной зовут.
- Очень приятно, - с кислой любезностью ответил Сильчев. – Будем считать, что мы заново познакомились. Так что бы ты хотела увидеть, Кара Карина? В нашем городе полно достопримечательностей.
- Послушай, дружочек, я родом из Ельца, так что стариной меня при всём желании удивить трудно. Предпочла бы что-нибудь посовременнее. К примеру, удостоиться чести лицезреть легендарный Особняк, - холодно ответила «ельчанка».
- Особняк? – Денис сделал вид, что удивился. – Что за особняк? Конкретно. У нас их тоже – в какую сторону ни плюнь, попадёшь непременно.
- Понятно, может, хватит придуриваться? – Карина была явно не в настроении. – Я не для того два с половиной часа тряслась в электричке, ехала в вашу дыру, чтобы всякую чушь выслушивать. Я хочу увидеть дом Марины. Или ты скажешь, что придумал его в своём рассказе? Ни за что не поверю, я времени даром не теряла, прекрасно осведомлена. Кстати, что ты конкретно имел в виду насчёт «выпавших на мою долю испытаний»? Не удержался от искушения немного «капусты срубить», когда вместе со своей пассией козни мне по её заказу изобретал? От души посмеялись, наверное, я так полагаю?
Денис разозлился:
- Послушай, леди, прости великодушно, но у меня нет никакого настроения выслушивать твои совершенно необоснованные оскорбления в свой адрес. Не говоря уже о том, что ты оторвала меня от работы. Полагаю, что интересующий тебя объект ты и сама, без моей помощи, легко отыщешь. Здесь недалеко. Чтобы не заблудиться, проще всего пойти прямо, как раз до берега Оки, река у нас такая протекает, если интересно. Потом повернёшь налево, упрёшься в коттеджный посёлок, там и уточнишь. Смею ещё раз заверить, сопровождение тебе в данном случае совсем ни к чему.
Карина помолчала некоторое время, затем убавила голос на полтона ниже:
- Ладно, извини. Возможно, я была неправа, проявила излишнюю горячность. Но всё-таки у меня к тебе накопилось много вопросов. Не по-мужски как-то получается и негостеприимно, неужели так трудно даму до места сопроводить? В пути и обсудили бы ситуацию.
Сильчев тоже призадумался, поколебался с минуту, затем кивнул:
- Собственно, почему бы и нет? Дама есть дама, можно и сопроводить. Тем более что если срезать несколько углов, путь может получиться гораздо короче. Но, думаю, свои вопросы ты всё равно успеешь задать. И даже получить на них исчерпывающие ответы.
Они шли какое-то время, продолжая размышлять каждый о своём, затем Карина спросила:
- Ну так что там насчёт «испытаний»? Ты так и не ответил на мой вопрос. Что ты знаешь о них?
Сильчев недоумённо пожал плечами:
- Ничего. Просто вид у тебя какой-то, мягко говоря, неухоженный. Да и по меньшей мере странно видеть Твоё сиятельство здесь, в России, тем более в нашей богом забытой Коломне.
- Странно? Почему странно? – насторожилась «Эва».
- Длинная история, - неохотно отозвался Денис. - Как только наша столь внезапно возникшая переписка вдруг прекратилась, я неделю пребывал в шоке, не мог выжать из себя ни строчки. Между тем мои издатели в Канаде, как назло, заинтересовались новым сюжетом, синопсис на который я им отправил, я вполне мог бы неплохую вещицу протолкнуть. Но ты как в воду канула - где было тебя искать? Потом один мой знакомый посоветовал заглянуть в соцсети, там я и нашёл твою переписку с подругой о том, как тебе безумно повезло: ты вышла замуж за нормандского аристократа, графа, живёшь в старинном замке - ну, в общем, всё, как в сказке о Золушке. Дальше мне ничего не известно, просто не интересовался. Роман, естественно, пришлось переделать на корню.
- Понятно, - вздохнула «графиня». – То-то, заглянув как-то в Интернет, я увидела на твоих страничках совсем другую «Эву», от прежней только название осталось, если не считать рассказ «Фанатка», который ты в самом начале поместил.
Денис вздохнул, развёл руками:
- Ну а куда мне было деваться? Сам смеялся над приёмом, который Андре Моруа использовал в своих «Письмах незнакомке», но в итоге пришлось последовать его примеру. Что-то выдумал, буквально из пальца высосал, что-то из комментариев, рецензий, переписки со своими читателями, поклонницами использовал, но по большому счёту замысел так и не удался. В итоге выложил своё варево на суд читателей, но издавать не стал. Потом допишу как-нибудь, если выкроится время. Сейчас другие вещи в работе.
Карина удивилась, теперь она была настроена гораздо более миролюбиво:
- И что, препятствий тебе больше не чинят?
- Препятствия? – задумчиво пробормотал Денис. – Смотря что ты имеешь в виду под этим словом? Всё вернулось на круги своя. В России меня не издают, как и не издавали, в Канаде договор никто не разрывал. Так что кропаю потихоньку. Ладно, вот так, незаметно, за разговором, мы с тобой и пришли.
Они остановились. Карина при всём желании не смогла сдержать возгласа удивления:
- Вот это домина! И часто ты здесь бываешь?
- Совсем не появляюсь, - с усмешкой покачал головой Сильчев. - Боже упаси! Мы с Барыней, как я её называю, больше трёх лет не виделись. Чему я рад безмерно. Думал, за «Фанатку» она меня расстреляет. Но ничего, проглотила пилюлю без последствий. Да и кто я для неё? Жалкий комарик! Не знаю, зачем ты в наш город пожаловала, может, Замок Снежной Королевы взорвать хочешь, но всё, что от тебя теперь требуется, - нажать на кнопку звонка и вызвать охранника, чтобы он тебя на Марину вывел, ну а дальше уж лично с ней поговорить. Думаю, пообщаетесь вволю. Во всех случаях моя миссия окончена, с тем я и отчаливаю. Счастлив был с Твоим сиятельством познакомиться.
Сильчев повернулся было, чтобы уйти, но его окликнули:
- Денис, последняя просьба! Если тебе не трудно, задержись минут на десять, вдруг мне откажут в аудиенции, совет твой может понадобиться.
Сильчев поколебался немного, затем пожал плечами.
- Ладно, но только не дольше.
Он поискал глазами лавочку или беседку поблизости, но ничего подобного не оказалось: «новые хозяева» не заинтересованы были в том, чтобы предоставлять случайным прохожим хоть какие-то удобства. Однако нашлась подходящая случаю коряга на другой, неухоженной стороне дороги, там он и примостился.
Ничего хорошего он не ждал от внезапного визита загадочной Парижанки, но и хамить настроения не было. Кстати, Елец – где это? Вроде под Липецком. А Липецк в какой стороне? Ну да, совсем недалеко от его родины, что под Тамбовом, на полпути к Волгограду, где жил когда-то его отец. Близко. Но всё-таки и от Нормандии, и от Парижа далековато.

2
- Нет твоей Барыни! – Карина выглядела растерянной. – А страж на воротах оказался предельно немногословен. Будет, не будет, когда будет - ничего у него так и не удалось выведать. И что делать? Не обратно же уезжать? Что посоветуешь?
Денис пожал плечами.
- Если следовать логике, как раз сегодня, в пятницу, Марина должна приехать, в воскресенье либо рано утром в понедельник уехать. Но «пробки», какие-нибудь другие причины - всякое может быть. Чтобы застать её наверняка, тебе лучше было бы прибыть в субботу, а так подожди здесь, рано или поздно она должна объявиться. Ребёнок есть ребёнок, что ему в Москве делать в выходные?
- Ты плохо осведомлён, как я вижу, - с нескрываемым любопытством окинула его взглядом Карина. – Не ребёнок, а двое детей. Я уж не говорю о том, что твоя Барыня года полтора как в незарегистрированном, но всё-таки браке. Так что компания ожидается многочисленная. Давай так: ты посидишь здесь со мной, мы обязательно Марину дождёмся, взамен я обещаю больше никогда тебя не беспокоить. Я уже убедилась в том, что к моей истории ты не имеешь ни малейшего отношения. А поговорить с твоей бывшей «милой» я могу только здесь, в её загородной резиденции. В Москве уже несколько раз пыталась, но прорваться к ней так и не удалось. Ну а чтобы не скучно было, я, так и быть, расскажу тебе об «испытаниях», которые выпали на мою долю в последнее время.
Денис в ответ протестующе замахал руками:
- Нет, нет, бога ради, уволь, пожалуйста. Для меня это совершенно лишняя информация. Своих «испытаний» и неприятностей выше головы, зачем ещё чужими заморачиваться? Давай лучше просто так посидим. Или анекдоты потравим. Французские, например.
Карина покусала губы (её, как видно, переполняли воспоминания), затем зло прошипела:
- Нет уж, ты лучше послушай! Чтобы я точно знала, что к моим злоключениям ты и в самом деле никаким боком не причастен.
Она долго собиралась с мыслями, затем начала свой рассказ.

- Мы познакомились с Домиником случайно, на какой-то выставке современного искусства. Я вообще-то классику предпочитаю, так что было скучновато. Мой неожиданный собеседник уже тогда был в инвалидной коляске, но выглядел достаточно респектабельно. Рассказчик он был великолепный, да и вообще обаяние перехлёстывало через край. А вот молодая девчонка, которая его сопровождала и отлучилась на некоторое время, встретила меня на редкость недружелюбно, я бы даже сказала – враждебно. Сразу распознала во мне русскую, перевела разговор на политику, такую пургу несла, что уши вяли. Но Доминик не обращал на неё никакого внимания – прислуга - и тут же пригласил меня с ним отобедать. Ну а потом завертелось… Концерты, ночные клубы, номер люкс в гостинице. В итоге по всем правилам предложение руки и сердца. Инвалид, старик, я долго медлила с ответом, однако «графья» в наше время на дороге не валяются.
Девчонку, я, конечно, мигом извела, настояла, чтобы её уволили. Мы уехали в Нормандию, там расписались в небольшом городке, стали жить в фамильном замке моего супруга. Свадьба была скромная, но с фатой и белым подвенечным платьем, как полагалось. Пришлось даже перекреститься в католички, хотя я и православной-то никогда не была - атеистка. Кстати, Доминик и в самом деле оказался графом, причём старинного рода. На нашем торжестве и присутствовали в основном какие-то благородные, манерные, но очень замшелого вида старички и старушки.
Первое время, помнится, я с ума сходила от счастья, но вскоре безумный холод, сырость, заставили меня волчицей выть. Тогда мы переехали в небольшую двухкомнатную квартирку в том самом городке, где расписывались. Но ад продолжался. Если в начале нашего знакомства Доминик ещё как-то передвигался, хоть элементарно мог себя обслуживать, то уже через полгода ноги у него совсем отнялись. К моим обязанностям горничной, грелки в постели, кухарки добавилась ещё одна, самая неприятная – сиделка. Коляска была забыта, мой сиятельный граф мог только сидеть, упёршись взглядом в телевизор, или лежать. Нескончаемые памперсы, подмывания – совсем не то, на что я вначале рассчитывала. Даже денег мне практически не давали: всё необходимое доставляли на дом. Я, конечно, могла выходить на улицу, но что там было делать? Тем более что соседи следили буквально за каждым моим шагом. Периодически являлись с визитом и те высокомерные старухи, которые сидели в прошлый раз на нашем памятном торжестве, о чём-то шептались с Домиником, внимательно смотрели, в каком состоянии находится квартира, чем я своего графа потчую. Хотя, надо признать, ум у него практически до самого конца был ясный и он продолжал оставаться приятным собеседником.
Денис не выдержал, зевнул. Карина вспыхнула неприкрытым гневом, остановилась. Наконец спросила:
- Тебе что, совсем неинтересно?
Сильчев не стал притворяться:
- Знаешь, какая-то совсем уж забубённая фантастика! Описать - никто не поверит. Ты случайно меня не разыгрываешь? Так странно звучит твоё скорбное повествование вот здесь, на замызганной коряге посреди роскошных дворцов современных нуворишей. Не понимаю, почему ты не уехала, не развелась сразу, как только поняла, что вляпалась в дерьмо, пусть и во французское? Как вообще можно было выдерживать такое ужасное существование. В тюрьме - и то наверняка было бы не в пример комфортнее. Я имею в виду тюрьму французскую, опять же. Я так понимаю, у тебя даже на телефонные звонки денег не было?
- Какие деньги? – Воспоминания, замурованные временем в памяти, вдруг засверкали в воображении Карины необычайно яркими вспышками. – Слава богу, сейчас и без звонков можно прекрасно обойтись. Я много общалась с друзьями и подругами по скайпу, шлялась в соцсетях, показывала замок, в котором жила, фотографии своего «любимого» ещё в самом начале нашего знакомства, когда он, хоть и в коляске, но всё-таки мог передвигаться, как-то ими своё враньё разбавляла. Мне все завидовали: подруги, знакомые, бывшие одноклассники, сокурсники. И потом - не зря же Бог послал мне подобное испытание? Чем-то, в конце концов, Он должен был меня вознаградить?

3
Дождь сначала потихоньку накрапывал, затем разразился ливнем. Денис, хоть и успел раскрыть зонт вовремя, быстро понял, что долго они здесь не продержатся. Воспаление лёгких (по меньшей мере, одно на двоих) им будет обеспечено.
- Надо уходить отсюда, - со вздохом сказал он «Первой женщине на Земле».
- Я никуда не пойду, - упрямо отрезала «Эва». – Всё равно дождусь эту стерву. Зонтик ты, надеюсь, мне оставишь?
Ну, значит, всё-таки два воспаления. Если, конечно, он вовремя не успеет «добежать до канадской границы».
Наверное, Карина ожидала, что её начнут уговаривать, но не тут-то было. В таких положениях два раза разумный выход не предлагают.
По асфальту бежать было ещё терпимо, а вот по траве не слишком приятно: кроссовки тут же промокли насквозь.
Открыв дверь в квартиру и услышав, как шипит на сковороде картошка, Денис улыбнулся. Вроде не договаривались они сегодня с Натальей, но её обычно в дождь как черти разжигали. Желание зашкаливало. Хорошо хоть ключи с собой прихватила.
- Звонила тебе, звонила - никакого ответа. Подумала - может, случилось что, ты ведь обычно по вечерам никуда не выходишь. Решила навестить. Ужин практически готов, но ты, как я понимаю, в ванну отмокать сначала полезешь. Даже зонтик забыл, что за спешка была такая?
Сильчев улыбнулся лёгкой ревности, прозвучавшей в голосе его «подруги», что-то промычал в ответ и тут же побежал под горячий душ, на ходу срывая с себя одежду.
Он чуть было не заснул в ванной, а когда вышел, тщательно растираясь полотенцем, увидел Карину, нетерпеливо ждущую своей очереди, закутанную в его банный халат. Понятно. То ли нервы не выдержали, то ли отшили в Особняке сиятельную француженку.
Сильчев поспешно освободил помещение и побежал в комнату переодеваться. Там он наткнулся на свою пассию, с любопытством разглядывавшую его.
- Это кто? – спросила она с неприкрытой яростью в голосе.
- Слушай, дело серьёзное, - Денис судорожно соображал, как бы ему выпутаться из создавшегося весьма двусмысленного положения. – Я тебе потом всё объясню. Ты, самое главное, не сбегай. Кстати, у нас как минимум полчаса времени, что-то можем успеть, пока эта морская корова на берег не вылезет.
Расчёт оказался верен. Они действительно всё успели, так что от стресса, гнева в итоге не осталось и следа.
- Это кто? – в свою очередь спросила Карина, когда Денис в спешке подбирал ей что-то из своего гардероба, дабы хоть чуть-чуть прикрыть выпиравшие во все стороны отнюдь не аристократические, но весьма соблазнительные телеса.
- Любимая женщина. Наташей зовут. Вы что, в моё недолгое отсутствие познакомиться не успели?
- Понятно, - кивнула «Эва». – Та уборщица из «Фанатки», которой двести лет? Ни за что не дашь. Мумия прекрасно сохранилась.
- Кстати, идеальная фигура, даже в свои двести лет вполне может работать манекенщицей: 49 килограммов. Чудо господне, но вес с возрастом совершенно не изменился.
- Ну ясно, - зло вскипела «Та, что из Рая», - не то что я. К сожалению, не до диет в последнее время было, недоброкачественная пища, а может, с голоду так опухла.
- Кстати, - обрадовался Денис возможности соскользнуть с опасных тем. – Там ужин на плите. Может, оскоромишься? Чего добру пропадать?
- «Эта» готовила? – спросила Карина, кивнув в сторону кухни.
- Да, она, - подтвердил Денис, - но хочу тебя успокоить: я готовлю ещё хуже.
- Слушай, - шёпотом попросил Денис «чудо господне», - я понимаю, у тебя принцип – ты никогда у меня на ночь не остаёшься, но тут особый случай. Мы не сможем эту «дюймовочку» выгнать, даже если полицию вызовем. Лучше не ссориться, поселим её в спальне, а сами уж как-нибудь тут, на диване перекантуемся. А утром она исчезнет. Надеюсь, навсегда.
«Чудо» неохотно, но согласилась, тут же ушла смотреть свежий сериал из обширной коллекции Дениса. Карина, по всей видимости, рассчитывала на другой вариант: что её «соперница» вспылит, и они наедине с Сильчевым останутся, но пока для неё главным было выговориться.
- Ну, ты, наверное, понял, чем всё закончилось? – спросила она, искоса посматривая на Дениса взглядом взбесившейся лошади.
- Понятия не имею, - равнодушно ответил Сильчев. Оставался последний рубеж - продержаться максимум до утра. И исчезнет, как сон, «французское привидение».
- Жаль, - вздохнула Карина. – Ладно, будем вместе разбираться. Как я поняла, дождь там, за окном, продолжается?
- Даже если и закончится в ближайшие пару часов, - покачал головой Сильчев, - никто тебя не примет так поздно. Детей надо покормить, спать уложить, самой восстановиться немного. Ты ещё не знаешь, с кем связалась, вот где графиня так графиня!
- Ничего, - процедила сквозь зубы Кара Карина. – Она меня тоже не знает. Ещё посмотрим, кто кого! Ладно, не будем отвлекаться. «Два с лишним года» пробежали, как страшный сон: не просто оказались вычеркнутыми из моей жизни, а вдобавок ещё и многое в ней поломали. Быть может, бесповоротно. Ни денег, ни титула, о замке я вообще умолчу, всё было заранее переведено на ближайших родственников, которые сами перегрызлись за каждый «еврик» между собой, не говоря уже о том, чтобы подпустить к кормушке иностранку. Что мне оставалось делать? Судиться с ними? Так что, увы и ах, всё, что мне удалось выгрызть из этой «гоп-компании», - билет на самолёт до Москвы. А ты говоришь – фигура!
Она задумалась на какое-то время, затем продолжила:
- Однако что мне и в голову не могло прийти - самый ужас начался здесь, в России. В МГУ восстановиться мне не удалось, ни в один другой вуз меня не взяли. Уникальные материалы, которые я собрала в парижских архивах, я могла разместить только в интернете. То есть «по секрету всему свету» пользуйтесь моей щедростью, все олухи России, коли уж своих мозгов нет и в помине. С работой та же история. Как я только ни крутилась, только один раз «повезло»: взяли корректором как раз в то издательство, где ты ни с того ни с сего вдруг в своё время в гору пошёл. Но недолго я там обитала, выгнали за то, что «умыкнула» пачку бумаги. Господи, чепуха чепухой, все так делают, но меня не просто с позором вон выставили, но ещё и статью соответствующую пришпандорили в трудовую книжку. Вот тогда-то я поневоле и призадумалась. Обычно ведь в таких случаях берут по договору, да ещё с испытательным сроком, а меня сразу в штат зачислили. Ловушка отменная. Наверняка что-то обо мне здесь знали, неспроста я попала в столь незамысловатый капкан. Так что пришлось мне снова раскрыть свою «кубышку», ну ту, что внизу, всё равно ведь граф с горем пополам её распечатал - чего было дальше её жалеть? Связалась с одним парнишкой вашим, он мне всё и рассказал. И что с графом я далеко не случайно познакомилась: его родне неплохо заплатили, чтобы разбить наш с тобой «творческий союз». И выслеживали меня уже здесь потом, как собаки зайца, так что неудачи мои далеко не случайны были. Вот я и решила: Барыне твоей отомстить. Насколько смогу, конечно. Сначала попытаюсь договориться по-хорошему, ну а потом что-нибудь да устрою: голь на выдумки хитра. Ключик к любому человеку подобрать можно. Взять детей хотя бы. Не похищать, нет, и без того вариантов море. Я ведь не случайно к тебе сначала обратилась: у тебя счёт к Примадонне тоже небеса пробил. Почему бы нам, в таком случае, не объединиться? Да и вообще - чем я хуже твоей старушки-пенсионерки? Я не ревнивая, встречайся с ней, сколько угодно, хоть вместе втроём каждый вечер будем кувыркаться. А что: я девушка смелая, на всё готовая, такая любовь закрутится, второе дыхание у тебя откроется. Ну не пара она тебе, не пара. Пойми, поодиночке мы с тобой – и звать нас никак, и родом ниоткуда, а вместе горы свернём. Заживём нормально. Будешь как сыр в масле кататься. Парня того я брошу – кто он мне? Подумай, не прогадаешь.
Денис не знал, как ему выкарабкаться из создавшейся ситуации. Как он любил повторять, врагов нажить очень просто, но что с ними делать потом…
- Кариночка, зайчик, - ответил он в конце концов мягко. – Не руби с плеча. Наговорили тебе гадостей всяких, ты и сопли распустила. Не отчаивайся: сама дров наломала, сама завалы и разгребёшь. Марина – баба неплохая, поможет, чем сможет, если её хорошенько попросить, ну а нищий пенсионер вроде меня тебе, поверь, и даром не нужен. Найдёшь помоложе кого, упакованного, богатенького, главное – на рельсы встать. Да в крайнем случае, поступишь снова на первый курс, хоть к нам, в Коломну, потом экстерном выправишься. Ладно, тебе постелено уже. Как говорится - утро вечера мудренее. Всё наладится, я знаю, что говорю. Даже не переживай.

4
На письмоносца мальчик был совсем не похож. Застиранная футболка, дырявые кроссовки, шорты с множеством карманов. Он переминался с ноги на ногу в нетерпении.
Денис повертел в руках непонятный конверт и подумал: может, речь идёт о чаевых?
- Я что-нибудь должен за доставку? – спросил он серьёзно.
- Нет-нет, ничего, - смутился мальчик. – Просто вы должны прочитать письмо при мне и ответить на словах: да или нет. Таково условие.
Сильчев пожал плечами и распечатал конверт. Текст был предельно лаконичен: «Ира Стрыгина приглашает Вас и Вашу даму на свой День рождения. Мне три годика».
«С ума сойти!» - подумал Сильчев в замешательстве. Затем спохватился:
- Да, конечно, передай, что я обязательно буду.
Мальчик улыбнулся, довольный, и тут же исчез.
Денис задумался: за два месяца, прошедшие со дня их неожиданной встречи, даже Парижанка ни разу не побеспокоила его. А чтобы сама Марина… С какой стати её вдруг прорвало?
Но отказываться никак нельзя было. Тем более что приглашение на два лица. Ну не пойдёт он - и что? Потом точно умрёт от любопытства. Впрочем, согласится ли Наталья? Вряд ли. Ну, нет так нет, будем считать, что это её личное дело.
Денис набрал знакомый номер телефона.
- …собственно, единственная для тебя возможность побывать в сказочном «тереме» у новых русских. – закончил он своё предложение убийственным аргументом.
Наташа долго молчала. Затем спросила:
- Форма одежды?
- Парадная, естественно.
Наталья расхохоталась:
- Ну я-то ладно, как-нибудь выкручусь, а ты во что обрядишься? В свой «гробовой» костюм»?
- Почему бы и нет? – пожал плечами Денис. – Рубашек, галстуков сыновья мне перед отъездом надарили целый ворох. Ну, а в кроссовках - сейчас многие так ходят.
- Ладно, я согласна, - вздохнула Наталья после некоторого раздумья. – Но нужен подарок. С пустыми руками ведь не пойдёшь.
- Подберём что-нибудь, - беспечно махнул рукой Сильчев. – Ты как раз и проявишь изобретательность.
Что они могли за такой короткий срок подобрать, кроме куклы? Больше всего Наташа хохотала, когда, отутюживая брюки «гробовой тройки», обнаружила на них две небольшие дырочки, проеденные молью, аккурат ближе к коленям.
- Зато чистая шерсть, - без тени улыбки похвастался Сильчев. – Хозяева, на которых я батрачил в своё время, за доблестный труд подарили. Их сыну он не подошёл.
- Ничего, - нашла выход Наталья. – У тебя как раз есть тренировочные штаны, серые, под цвет, совсем незаметно будет.
Примерили. Так и получилось.

5
Перед воротами «замка» Денис и «его дама» переглянулись. Сильчев даже почувствовал некоторое волнение, а Наташа вообще сто раз себя прокляла за то, что согласилась его сопровождать. Хотя выглядела она сейчас как минимум лет на двадцать моложе своего возраста.
Но как только к «гостям» подбежала наряженная принцессой девчушка с кудряшками, напряжение тут же разрядилось.
Мальчик-посыльный, Митя, оказался кавалером «принцессы Иры», и уж тут никаких застиранных футболок - дресс-код был в полном соответствии.
Познакомили Дениса и с мужем Марины. Специалист по нано- и биотехнологиям, доктор наук, профессор, но совсем не зазнайка. Они с Сильчевым хорошо поговорили. Что касается Наташи, то Марат Андреевич вообще весь вечер уделял ей повышенное внимание. Блистал и Ванечка, вроде как сын Дениса. Читал стихи, играл на пианино, подарил сестрёнке рисунки собственного изготовления.
С лужайки компания переместилась в дом, где уже был накрыт стол с торжественным обедом. Три свечи на торте легко были задуты. Приглашённый квартет клоунов великолепно отыграл свой спектакль. Счастливую маму было не узнать.
Ближе к вечеру, когда Митя и его родители, соседи Марины по коттеджному посёлку, ушли, у неё наконец высвободилось время, и она отвела Дениса в беседку для приватного разговора.
- Что за чучело меня в прошлый раз посетило? – спросила Прима. – Твоя работа? Живописала мне, как ты с ней всю ночь в постели кувыркался, просто Геракл какой-то. Живёт, мол, у тебя в квартире, втёрлась в доверие, предложила мне себя в союзницы в обмен на помощь: работа, восстановление в университете, налаживание каких-нибудь связей, знакомств. Пришлось уточнить у твоей «девушки», она заверила, что такого никак быть не могло, вы с ней всю ночь вместе провели.
- Да, - мрачно пробормотал Денис. – У «девушки», как ты её назвала, незыблемый принцип: ночевать всегда дома. Пришлось первый раз его нарушить, «Чучело-Мяучело» вела себя на редкость агрессивно. Кстати, аналогичная история. Затаила в отношении тебя обиду вечную, предлагала составить против тебя Антанту, открыть незамедлительно военные действия. И даже вычислила твоё самое уязвимое место – дети. Конкретнее ничего довести не могу: просто не в курсе. Естественно, сгораю от любопытства. Не могла бы ты объяснить? Чем - догадываюсь, но ЗАЧЕМ ты её так разозлила?
Марина давно уже посерьёзнела. Как видно, не случайно она Дениса пригласила.
- Ну, был такой период в моей жизни, помнишь, наверное, - ответила она неохотно. – Развод с мужем – я-то считала его тихоней, а он оказался редкостным козлом, нанял хорошего адвоката, пытался меня на денежку раскрутить. Зря. Мог бы хорошие отступные получить, а так – вообще остался с носом. Твоё очередное хамство: исчез, как в своё время в Белоруссии, не попрощавшись, по–английски. Новая беременность, опять же. Что ещё? Думала, стёрла тебя в порошок, а тут вдруг пакостный рассказ твой, наглый, необъективный, перетряхнул на людях наше грязное бельё. Хотя Наполеон (как ты, наверное, помнишь) любил повторять фразу: «грязное бельё стирают дома». Ну, а в довершение ко всему - полное Ватерлоо: я вдруг узнаю, что у тебя новая пассия, ты пишешь с ней очередной роман, да ещё в письмах. Что мне оставалось делать? Попросила своих друзей во Франции на несколько месяцев вывести нахалку из игры. Естественно, не даром, хорошую денежку заплатила. Теперь скажи: откуда я могла знать, что эта толстозадая мальвина окажется такой дурой? Наплюёт на все нормы морали, возомнит себя новоявленной Таис Афинской, попытается объегорить не зулусов, не эскимосов каких-нибудь, а нормандских «священных коров»! А в результате позволит, в дерьме и моче по самые локти, столь беззастенчиво собой два года помыкать? Да я о ней забыла вообще. Вспомнила только, когда мне доложили, что она (верх наглости!) устроилась в моё издательство корректором. Я была в бешенстве, тут же распорядилась, чтобы от неё срочно избавились. Хотя, конечно, не так лихо, ребята просто перестарались. Кстати, насчёт безумной мести мне было сделано аналогичное предложение. Представить дело так, что ты вроде как её изнасиловал. Вообще устроить тебе любую пакость, было бы желание с моей стороны. Готова была в любой момент написать заявление в полицию.
Денис помолчал какое-то время, информации было столько, что сразу и не переварить. Затем встряхнулся:
- Надо бы посмотреть, как там моя Наташа.
- Не беспокойся, твоя «ненаглядная» в хороших руках, - успокоила его Марина. - Беседует сейчас с моим мужем. Кстати, неплохая старушенция: фигурка как у Дюймовочки. Вот только скажи: как же ты так запустил с её здоровьем? Кашель её мне очень не нравится, а если учесть, что он уже несколько лет, по её признанию, не затихает, неужели нельзя было её хорошим докторам показать?
Денис чувствовал себя разбитым наголову. Что он мог возразить?
- Ну, наши возможности невелики, как ты знаешь. Все медики, которым она показывалась, только разводили руками, никто ничего до сих пор не может понять. Я в том числе. Какая-то гремучая смесь, замешанная на аллергии. И в Москве все обследования мы прошли досконально.
Марина не ослабляла натиск.
- Выходит, доктора никудышные. Москва большая, нужно по другим местам девчонку поводить, в клинику хорошую положить. Знаю, что скажешь – денег нет. Но мы можем с тобой договориться.
Денис замкнулся.
- Понятно, опять ты за своё! Нарочи, «Библио-глобуса» тебе мало, теперь вот за Наталью принялась? Чем, интересно, она-то тебе не угодила?
Марина пожала плечами.
- А что толку в том, что она сама тебе столько лет угождала? Давай так: я вылечиваю её, причём любой ценой, хоть через Германию, устраиваю в свой особнячок на работу, а ты не противишься её союзу с сантехником, который столько лет за ней ухаживает. Чтобы у неё, как у всех нормальных людей, была семья. Ну а если уж захотите иногда встретиться, кто ж вам помешает?
Сильчев молчал, он не знал, что ему ответить. Полный тупик.
- Что скажешь? – усмехнулась Марина. – Не нравится перспектива удручающего и даже беспросветного одиночества? А чего ты хотел от меня? Благотворительности?
Денис понял, что проиграл, согласно кивнул. Затем поспешил перевести разговор на другую тему.
- Ну а что же ты всё-таки с Кариной решила? На мой взгляд, от неё теперь чего угодно можно ожидать. Не боишься за своих детей?
- Наших детей, - мягко поправила Марина.
Сильчев расхохотался.
- Марина, не ёрничай! Я вполне серьёзно спрашиваю. Какие, с какого перепуга, могут быть «наши» дети? По молодости - да, я был «стопроцентный попадальщик», но сейчас-то зачем мне какие-то несуразные способности приписывать? Не хочешь говорить на эту тему - не надо. Но, по крайней мере, хоть пару лишних охранников найми. Я не говорю, что девчонка с тараканами в голове, нет, она как раз абсолютно нормальная. Но ты разрушила её мир. Причём весь, «до основанья». Ей просто деваться некуда.
Марина неожиданно взъярилась.
- Ах, не твои дети, говоришь? Как же они тогда на свет божий появились? От духа святого? – Она швырнула в лицо Сильчеву две бумажки с анализами ДНК. – Но теперь они уж точно не твои. Марат оформит их на себя, так что у нас тоже будет полноценная семья. И совместный бизнес. Когда я трясла своими денежками, не зная, куда их вложить, мне попался безвестный учёный, которых у нас в стране пруд пруди. У него и так не много чего было, а жена ещё обобрала его при разводе до нитки. Хотел даже в Америку податься, но кто там наших, россиян, сейчас ждёт? Китайцев, индийцев, даже вьетнамцев выше головы. Купила помещение под офис, лабораторию, небольшое производство, новейшее оборудование, сейчас продаём свои наработки и продукцию во все концы света. Просто смешно: убежала от больших денег, чтобы не заморачиваться, а набрела на куда большие возможности. Так что насчёт Германии не беспокойся, слово своё я сдержу. Парижанка… Я предложила ей хорошее место у себя. Зарплата неплохая, но перспектив роста никаких. Таких людей надо держать на коротком поводке. Хоть ты и говоришь, что она абсолютно нормальна, я бы не взялась её дальнейшее поведение предсказывать. Кстати, есть к тебе неплохое предложение: допиши финал того горестного повествования, что болтается без толку на всех твоих страничках в интернете. Но хорошо допиши. Докажи, что ты и в самом деле Мастер. Как ты написал там, в предисловии к своей «Фанатке»? «Ни слова правды, ни слова лжи». То есть никакого суесловия - только то, что ты узнал за последние два месяца. Сколько тебе потребуется на это? Неделя? Канадцы твои будут в восторге, гарантирую твёрдый переплёт здесь, в России, тиражом, скажем, 30 тысяч экземпляров. Каково, а? Сказка! Из них полсотни авторских экземпляров твои, но гонораров, как и в прошлый раз, не жди. Презентация в «Библио-глобусе», ну и ещё сам организовывай, где хочешь. Я ребятам-менеджерам и рекламщикам скажу, чтобы тебе помогли. Как смотришь?
Сильчев мрачно покачал головой:
- Понятно, хочешь перевести огонь на меня?
Марина усмехнулась:
- Разве это не в наших общих интересах? Да ладно, хватит манерничать! Чтобы ты от такой возможности отказался? Не верю! Считай, что наживку уже до самого пупка заглотал.

Марат терпеливо дожидался Марину в холле.
- Докладываю: дети уложены, посуда вымыта, повариха отпущена, няня, Вера Алексеевна, тоже улеглась спать. Девушку твоего друга я на машине с помпой домой отвёз. Пора и нам с тобой на покой, завтра не мешало бы встать пораньше. Кстати, твой возлюбленный очаровательным мужичком оказался, мы с ним прекрасно поговорили, эрудиция колоссальная, даже в нашей сфере кое-что смыслит. Не понимаю только, почему вы с ним до сих пор так и не помирились?
- «Всё отдавать и взамен получать», - пробормотала Марина.
- Прости, не понял! Расшифруй, если можешь, - оживился Ракитин.
- Ну как в пинг-понге, - пожала плечами Марина. – «Посыл – ответ». Рассуждение из одного его рассказа. «Стажёрка» называется. Любовь только тогда имеет смысл, когда она не просто взаимна, а когда постоянно отдаёшь и не меньше в ответ получаешь. Но лучше звучит, как я в первый раз сказала: «Всё отдавать и взамен получать». Великолепная формула, если её оборвать посередине. Ты не представляешь, сколько в мире простофиль, готовых «всё отдавать», как герой рассказа. И сколько можно на них деньжищ загрести.
Марат развёл руками:
- Наверное, по-настоящему такое возможно понять только влюблённым. Я имею в виду: если формулу всё-таки не обрывать. Кстати, как я справился со своей ролью заботливого папаши сегодня? – уточнил он на всякий случай.
- Блестяще! – искренне похвалила его Марина.
Денис увидел сиротливо приютившуюся на лавочке возле подъезда его дома фигурку издалека. «Графиня»! Опять приехала, его дожидается. Зачем? Скорее всего, пожадничала Марина. Опять задумала Кару-Кариссиму обмануть. Но кто-то ведь должен будет за всё расплатиться? Парижанка наверняка не просит чего-то невозможного. Почему же не удались переговоры? Нашла коса на камень? И что теперь? Заслонить ему детишек, а заодно и Марину, своей грудью? Ну а взамен? Что от него потребует «Первая леди на Земле»? Прописки или регистрации, как минимум? Союза против Марины до победного финала? Много чего. Но что делать сейчас, конкретно? Позвонить Наташе, переночевать у неё? Вернуться к Стрыгиной, объясниться с ней до конца? Запутался он в трёх женщинах, как в трёх соснах.
Да нет, сосна тут одна, Марина. И что произошло конкретно на сей раз? Разрушили его мир? Нет, всё гораздо хитрее, изощрённее. Опутали со всех сторон паутиной. Хоть чуть-чуть дёрнешься - и сам, не кто-либо со стороны, начнёшь всё нажитое, с таким трудом наработанное, годами выстроенное, разрушать.
Денис достал из кармана мобильник, нашёл в меню нужный номер.

Наташа не спала. Сильчев присел на краешек дивана виновато.
- Думал, спишь ты или не спишь? Будить не хотелось.
- Уснёшь тут! Так и катала в голове: одна тебя возле подъезда ждёт не дождётся. Я видела, когда мимо проезжала, специально попросила Марата небольшой крюк сделать. Другая не сомневается, что в такой ситуации ты потопчешься-потопчешься и к ней вернёшься. И кто победил?
Денис долго молчал, затем ответил удручённо:
- Я, конечно, понимаю, Натусенька, зайчик мой, у нас нет другого выхода, но не представляю, как я буду жить без тебя. Барыня поставила непременным условием: вылечит тебя, но только в том случае, если мы расстанемся.
Наталья с любопытством поднялась на локте:
- Ты ей веришь?
- Конечно. При всех её заморочках нельзя отрицать, что она деловой человек. Кстати, а откуда она узнала про сантехника?
- Я рассказала. Как я могла не похвастаться самым верным своим ухажёром?
- Тем более что мне ты им уже все уши прожужжала.
- Ну что ты, бери выше, у меня теперь кавалер позабористей появился, - усмехнулась Наташа. - Моложе меня, богатый, образованный. Какие уж тут сантехники!
Сильчев пересел в кресло, положил под спину подушку.
- Что-то новенькое! Когда ж успела? – настороженно спросил он.
- Долго ли? - пожала плечами «подруга». – Я же не виновата, что мужчины липнут ко мне всю жизнь, как мухи к мёду. Мне, конечно, не привыкать, по молодости у меня разные женишки бывали. Не знаю только, что они во мне, забитой, необразованной девчонке, находили.
- Понятно, - кивнул головой Сильчев. - Марат Андреевич Ракитин, собственной персоной. Действительно, жених знатный. И о чём конкретно шёл разговор?
Наташа вздохнула:
- Выйти за него замуж, переехать в Москву, у него там двухкомнатная квартира. Обещал не просто вылечить, ещё холить и лелеять, сказал, что понравилась я ему с первого взгляда. Пожалуй, самое шикарное предложение руки и сердца, которое я в своей жизни получала. Да ещё в таком возрасте!
Денис удивился:
- Но ведь говорят, что они с Мариной хоть и не в официальном, но всё-таки в браке. Что же получается - ты вроде как разлучницей в данном случае предстаёшь?
- Да нет там никакого брака, - вздохнула Наташа. – Кто на такую стерву вообще позарится? Разве что ты, чудо-богатырь? Первый раз вижу её, но уверенность полная: пустая, без капли привлекательности, вздорная баба. К тому же невероятно жадная. Всё вокруг, нужно это или не нужно ей, готова к рукам прибрать. И от Марата не отказалась бы: то партнёр, а то муж – есть разница? У него ведь дети - наследники. А вот с её детьми вообще мутная история, то ли от суррогатной матери они, то ли из отказных в роддомах за большие деньги Барыня ими обзавелась. Но признаться стыдно, вот и валит всё на тебя. Мне Марат много чего о вас рассказал, видимо, крепко я его зацепила. Со стороны не заметно, но ненавидит он эту гадину люто, вот только повязан с ней общей работой. Сам ты тоже для Марины лакомый кусочек. Мозги, талант, сердце, в постели любую женщину пока ещё способен удовлетворить. Околдовать даже. Вот я, к примеру. Хоть и видимся мы не часто, а ты как половинка моего существа. Господи, учёные какие-то, сантехники - кто они, даже для меня, старушки малограмотной? Бездушные роботы. Ни обнять, ни приласкать так, чтобы сердце захолонуло. Как твоя Марина. Ты вот сказал, что жить без меня не сможешь, а я дышать без тебя не могу. Да и вообще: не слишком ли много они запросили? На что надеются? Не в состоянии мы пожертвовать столь дорогим для нас. Не говоря уже о том, что я никогда не смогу жить в клетке. Даже вместе с тобой. Чего же они от нас всё-таки хотят?

Денис после бурных ласк долго не мог заснуть, размышляя о том, что впереди его ожидает. К примеру, Карина. Интересно, уйдёт ли она утром на первую электричку? Работа, зарплата. Неужто не купится? Купится, ещё как купится, но что потом? Когда поймёт, если поймёт? Обязательно поймёт. Долго они ещё с Мариной между собой бодаться будут, пока компромисс не найдут. Однако со временем наверняка как-нибудь всё утрясётся. Никакого интереса для Марины она ведь не представляет. Дело-то не в ней, а в нём. Точнее, в той фразе из его рассказа: «Всё отдавать и взамен получать».
Как быстро Наталья Барыню раскусила! Что можно получить от Паучихи? Ничего. Это было бы против её сущности. Жадность? Нет, если быть точнее, не жадность, а алчность. Но почему она так в жалкого «кропателя» вцепилась? Вот тут Наташа оплошала с разгадкой. Сердце, мозги, творчество – ничего такого Марине от него не надо. Вся его беда лишь в том заключается, что в недобрый момент рядом оказался. Тихо, как мимо гадюки, на солнце греющейся, надо было проскользнуть. Ну а теперь - как его отпускать? Кто её хитрости-премудрости покроет? Где лучше кандидатуру отца для двух её чад, непонятно каким образом на белый свет появившихся, отыскать? Ну а дальше схема наработанная: выпить всю кровушку из него и дальше, уже для новых жертв, сети плести. Кого ей бояться? Кто для неё люди вокруг? Жалкие шахматные фигурки на доске, персонажики, дурилки картонные. Даже дети, хоть и инстинкт материнский в ней начисто отсутствует, только её, никому она их не отдаст, не доверит. И по-другому никак быть не может.
«Дело чести»… Дуэль неизбежна. Никуда ему, Денису, от неё не деться.

Сильчев вот-вот должен был уже погрузиться в сон, когда Наташа вновь приподнялась на локте. По всей вероятности, она только вид делала, что спала.
- Послушай, - спросила она жёстко, - а как там насчёт одного давнишнего предложения твоего старшего сына - оно ещё в силе?
- Какого именно? - недоумённо пробормотал Денис.
- Ну, того, чтобы мне в Канаду слетать полечиться! – задумчиво проговорила «дюймовочка». – Я как-то сходу его в прошлый раз отвергла, даже не вдумывалась толком. Напомнить можешь?
Денис со вздохом зевнул. Опять воду в ступе толочь! Не существует людей без недостатков, но его Dilecta была на редкость упряма, а ещё и свободолюбива, как цыганка.
- Ну, у Олега, ещё когда он в России жил, была мечта нас с тобой поженить. Я ему много раз объяснял, почему такой вариант невозможен, но он так ничего и не понял. Два человека любят друг друга, много лет с завидным постоянством встречаются, а жить вместе не хотят. А тут, когда он узнал про твою болезнь, помочь вызвался. Показал результаты обследований, которые мы в Москве делали, одному доктору у себя в Монреале. Кстати, у них, как и у нас, из десяти алчных дураков-врачей, непременно один порядочный, грамотный сыщется, нужно только набраться терпения и хорошенько поискать. Тот взялся помочь. Ты упёрлась, так как нужны были деньги, брак между нами, хотя бы фиктивный, для получения визы. На том всё и закончилось. Тем более когда на тебя депрессия накатывает, тебе вообще жизнь не мила. Ну что, отбой? Ночь на дворе, баиньки пора.
Наталья какое-то время молчала, затем резанула коротко:
- Жить хочу. Депрессия моя…
- Знаю, знаю, - перебил её Денис, уже с раздражением. – Родные все обзавидовались, в каких условиях ты проживаешь – одна в двух комнатах. Уже при жизни делят мифическое наследство, выстроились в очередь, друг друга в сторону оттирают, треплют тебе нервы, постоянно по телефону, в дверь звонят, возмущаются, что ты им не отвечаешь, не открываешь. Племянника с молодой женой хотят сюда переселить, а тебя к себе забрать, райские условия обещают. Продолжать?
- Не надо, - хмуро ответила Наталья. – Лучше скажи, что я должна сделать?
- Сходить со мной в ЗАГС, через месяц распишемся. Затем нам выправят визу, кстати, очень быстро. Мы улетим в Канаду, ты там пройдёшь курс лечения, затем реабилитации. Через полгода мы вернёмся в Россию, и ты свободна, как птица. Будешь жить, как жила раньше. Что-нибудь не ясно?
- Куда уж ясней! - задумчиво ответила Избранница.
Она тут же уснула, а Денис долго ещё ворочался с боку на бок, не в силах понять, что произошло. Что он выигрывает, если Наташа всё-таки согласится? Надежду на то, что через полгода всё забудется и закончится его страшный сон? Наверное, и в самом деле лучший выход из создавшейся патовой ситуации. К тому же успеет дописать и издать роман. Вроде как хэппи-энд. Совершенно невероятный.
Но враг не дремлет, трудно предсказать, что предпримут две разъяренные, объединившиеся ради такого случая - а тут сомневаться не приходится - фурии в ответ.
­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 28.04.2021г. Николай Бредихин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3076581

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1