Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

обида


­­­ОБИДА

Мария Алексеевна, учительница, гордилась своей дочерью, первой ученицей в классе. И не только в классе, но и в параллели, а классов было пять.
Когда дочка училась во втором классе, Мария Алексеевна поехала в большой город за отрезом на зимнее пальто (сказали. что там выкинули хороший материал), но материал кончился. А в книжном она увидела «Словарь русского языка», только что вышедший. Она купила все четыре тома, еле довезла, тяжелые. Вечером муж спросил тихо: сколько-сколько ты заплатила? сто рублей? А оклад у тебя? Восемьдесят? На руки семьдесят два. Без пальто будешь зимовать? Или я тебе сейчас этой книжкой по..
- Тихо! - сказала Мария Алексеевна, увидев занесенную над ней новую книгу, - Дочка увидит. Она ведь литератор, это вся школа знает.
-Да она еще от горшка…
- Ну и что. Она постоянно читает. Эти словари - ей клад… на будущее. Ты сам знаешь…

Прошло семь лет. Дочка училась в девятом, во вторую смену. Она была дома, когда вдруг пришла мать (должна быть на работе). Дочка на стук (звонков не было) открыла ей дверь и ахнула:
- Мама, у тебя на голове целый сугроб! Откуда ты? Где твоя шаль?
- Вот она! – мать протянула ей узел. В шаль были завернуты три толстые тяжелые книги.
- Сегодня в школе историк сказал, что вынужден за двадцать пять рублей продать последнее, что у него есть, – книги из блокадного Ленинграда, всё, что он смог вывезти с собой. Я закричала: мне! Только мне! У меня дочка читает! Он сказал, что на меня и рассчитывал. Я сразу пошла с ним к нему, чтобы он не передумал, и схватила книги. Сейчас возьму деньги, отдам ему. Читай.
- На улице буран!
- Я потому и завернула книги в шаль. У меня густые волосы, много волос, дошла, ничего. Ты читай, это главное.
И она пошла в буран. В шали на голове.

Дочка в тот день не пошла в школу. Она жадно и осторожно начала читать – с обложки, потом с самого конца, с самого мелкого текста, чтобы продлить удовольствие знакомства с новыми книгами.
Книги были очень большие, тяжелые. «Пушкин» - все сочинения в одном томе. Другая: «Лермонтов» в одном томе. Третья – «Гоголь» в одном томе. На твердых обложках – тиснение: портрет писателя. Внутри – много иллюстраций. Огромное богатство.

Она была в десятом классе, когда к ней подошла Люся Штепа и сказала:
- Ты на золотую медаль идешь? Наверно, в МГУ будешь поступать? Мне папа из Москвы привез справочник для поступающих в МГУ, хочешь посмотреть? Тебе на филологический надо. Поедем к нам домой, я тебе покажу.

Конечно! Как не поехать! Сразу после уроков девочки пошли на автобус. Дело в том, что раньше Люся жила в их доме, в комнате прямо под ними, и вместе учились в музыкальной школе. А теперь ее отцу дали квартиру- но далеко, ехать надо на автобусе.
В гостях было так хорошо. Пончики были такие вкусные, справочник оказался толстым, но его нельзя было и просить домой, только листала и прочитала название факультета: филологический. Хоть слово-то узнала.

Дорога домой была быстрой, девочка мечтала, как сейчас она расскажет маме о новом слове – филолог – и как вкусно ее угощали. Но мама открыла дверь и с перекошенным лицом сказала что- то грозное. Отвернулась и ушла и больше не обращала внимания на дочь. Она слишком переволновалась, когда после уроков не дождалась дочери дома. Школа уже закрыта - где ее искать? Она нигде и не бывала, ни к кому не ходила, только дом и школа. К автобусу запрещено близко подходить, так как с ним была связана катастрофа с младшим братом мамы. Зачем ей справочник? С золотой медалью она просто перейдет из школы в МГУ.

Теперь мать не замечала дочь. А та отказалась есть и не ходила в школу. Тогда мать испугалась и смягченно просила понять ее ужас – она, в сущности, несколько часов теряла свою единственную дочь, которая для нее - всё. И она это знает. Как было же не предупредить? Как? Да – никак. Значит, надо было на другой день ехать к Люсе вместе с мамой. Дочка предложила поехать к Люсе и там прочитать справочник. Но на маму это предложение подействовало как удар плетью.
- Никогда! Ни за что! Я снова переживу весь ужас того вечера!
Так справочник остался нечитанным.

После выпускного вечера дома отец сказал:
- Пиши заявление. На литературный факультет.
- На филологический. - поправила дочка.
Отец удивился. А мать так грозно взглянула на дочку, и та замяла этот вопрос
- Так называется литературный факультет.
- Как ты узнала7
- Прочитала.
И не сказала – где прочитала и в каких обстоятельствах. Так и поехали в Москву.

Отец взял отпуск, купил билеты на поезд, для этого съездил в большой город, конечно. С Казанского вокзала они поехали к маминой сестре на улицу Дорогомиловский вал. Тетя с мужем и двумя детьми жила в комнате метров семь на восемь на первом этаже очень старого двухэтажного дома. И это была хорошая жилплощадь. Если бы приехавшие поселились в гостинице (если бы там нашли место), тете была бы обида. Отец рассказал о своих планах:
- В университете с первого августа начинаются приемные экзамены, наверно, документы принимают до конца июля. Так вот мы и приехали, конечно, в обрез, чтобы лишнего времени в Москве не проводить. Завтра повезем документы в приемную комиссию, как туда проехать?
- Да что ты, - сказала тетя, - проще некуда. Туда метро провели.

На ночь тетя как-то всех разместила. Утром отец сказал:
- Вот мы и в Москве. На Красную площадь потом пойдем, как сдадим документы, а сейчас пойдем куда-нибудь пообедаем.
Рядом с домом обедать было негде. Они шли к метро и пришли к Киевскому вокзалу. Там поели и пошли в метро. На станции «Университет» вышли и встали как вкопанные: прямо у дверей станции была такая мешанина грязи и строительного мусора! Дорогу еще строили. Был 1956. Отец взглянул на свои туфли и замер. Сказал:
- И такси здесь не найдешь. Но идти надо.
Они очень осторожно ступали в более сухие места и дошли до главного входа. Там на проходной им сказали:
- А вам не сюда. Филологический факультет на Моховой улице.
Отец заколебался: все равно туфли грязные. Наверно, лучше вернуться к Клаше, вымыть обувь и завтра с утра сразу на Моховую, где там она.
Но пока опять очень осторожно шли к метро, он передумал и решил:
-Давай уж доведем дело до конца, поедем на Моховую.

На Моховой были старинные здания, у ворот одного из них – маленькая будочка – справочное. Отец сказал в окошко: Моховая 11 - и положил монету. Женщина отодвинула монету. Отец положил рубль. Женщина отодвинула рубль, вышла из будочки и ткнула рукой в открытые ворота - сюда идите.

Они прошли мимо сидящего Ломоносова и вошли в здание. Там их тоже завернули - направили в соседнее здание. Они вышли, перешли узкую улицу Герцена и вошли в массивные низкие ворота соседнего старинного здания, поднялись на четвертый этаж и наконец увидели вывеску: «Приемная комиссия». То была дверь в круглую аудиторию сразу у входа с лестницы. Отец протянул документы и услышал:
-Что ж – вы успели. Сегодня последний день приема документов. Еще несколько часов мы работаем.
-Как? – поразился отец.
- А вы не знали? Мы об этом пишем в нашем справочнике. Вы его читали? Вы откуда?
- Мы издалека, из маленького города. У нас закрытый город, режимный.
- Ничего. Главное – успели. Первого августа начинаются экзамены. У золотых медалистов – собеседование. А у серебряных – сочинение и устный: по русскому языку и по литературе.
Отец удивился:
- А разве медаль не открывает дверь любого вуза? Просто открывает и всё?
- В МГУ особый прием.

Дочка поступила в МГУ, Радостные, счастливые, дома они рассказывали матери, как испачкались в грязи у метро, как потом слонялись от высотного здания по Моховой, как женщина из справочной ткнула их в открытые ворота и как узнали, что чуть не опоздали, так как не знали, когда последний день подачи документов.
- У нас ведь не было их справочника- объяснил отец. И закричал дочери:
- воды ей, воды, она падает в обморок!

Сам он кинулся к буфету и вернулся с бутылочкой уксуса. Дочка стояла с графином воды и не знала, что делать Мать побледнела как неживая и обрушилась на стуле, начала сползать с него, бессильно опустив руки. Отец поднес к ее лицу нашатырный спирт, и она стала медленно оживать. Он брызнул ей в лицо воды из графина, и она села.
Едва очнувшись, она сказала дочке:
- Из-за меня ты могла не поступить, – и опять начала терять сознание, но отец ее подхватил и строго сказал:
-Рассказывай.
Так он узнал историю со справочником, который остался непрочитанным.

















Рейтинг работы: 5
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
Добавили в избранное: 1
© 27.04.2021г. эмма веденяпина
Свидетельство о публикации: izba-2021-3075618

Метки: МГУ, филолог, обида,
Рубрика произведения: Проза -> Новеллы


















1