Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Беженцы в Белом Омске (1918 –1919)


Беженцы в Белом Омске (1918 –1919)
­­­­Впервые опубликовано:

Сизов С. Г. Беженцы в Белом Омске (1918–1919) / С. Г. Сизов // Гражданская война в регионах России: социально-экономические, военно-политические и гуманитарные аспекты: сборник статей / УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН. – Ижевск: Изд-во «АлкиД», 2018. – С. 330 – 341. (494 с.) Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=37191445, свободный после авторизации. Загл. с экрана. ISBN 978-5-6042106-1-1

-----------------------------------------------------------
УДК 94 (47)”1918/1919”

С.Г. Сизов
ФГБОУ ВО «Сибирский автомобильно-дорожный университет (СибАДИ)»,

БЕЖЕНЦЫ В БЕЛОМ ОМСКЕ (1918 –1919)
Аннотация. В статье изучена проблема беженцев в Белом Омске в 1918 – 1919 годах, определены основные волны миграций и их особенности, проанализированы меры властей и общественных организаций по приёму и размещению беженцев. Приезд огромного количества беженцев резко ухудшил социально-экономическое и санитарно-эпидемическое состояния города. Городские службы не могли организовать нормальное пребывание в Омске такого количество людей. Следствием приезда беженцев стали жилищный и топливный кризисы, рост безработицы и преступности, всплеск эпидемий.

Ключевые слова. Гражданская война, контрреволюция, Белый Омск, беженцы, А.В. Колчак, 1918, 1919.

S. G. Sizov
Siberian automobile and road University (SibADI),
Doctor of Sciences (Histore), associate Professor, Omsk, Russia
REFUGEES IN THE WHITE OMSK (1918 -1919)
Annotation. The article studies the problem of refugees in the White Omsk in 1918 – 1919, identifies the main waves of migration and their features, analyzes the measures of the authorities and public organizations for the reception and accommodation of refugees. The arrival of a large number of refugees has dramatically worsened the socio-economic and sanitary conditions of the city. City services could not organize a normal stay in Omsk such a number of people. The result of the arrival of refugees were housing and fuel crises, rising unemployment and crime, the outbreak of epidemics.

Keyword. Civil war, counter-revolution, White Omsk, refugees, A.V. Kolchak, 1918, 1919.

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Проект № 17-81-01006 «"Белая столица России": повседневная жизнь Омска (июнь 1918 − ноябрь 1919 гг.)»


Проблема обустройства беженцев возникла в Омске ещё задолго до начала Гражданской войны. Первыми беженцами, прибывшими в Омск в ХХ веке, стали жители западных губерний Российской империи, спасавшиеся от ужасов Первой мировой войны. Это случилось летом 1915 года. Правительство России было вынуждено отправлять беженцев и раненых воинов, число которых всё возрастало, во многие отдалённые губернии, в том числе, и в Сибирь.

Омская Городская Дума на заседании 3 августа
1915 г. постановила поручить местным отделениям Всероссийского союза городов (ВСГ) и Сибирского общества помощи больным и раненым воинам (СОПБРВ) содействовать устройству беженцев. 7 августа омский Городской Голова В.А. Морозов, который занимал и должность руководителя местного комитета ВСГ, созвал собрание этой организации, куда были приглашены представители СОПБРВ и местных санитарных попечительств. Так был создан Омский комитет помощи беженцам. С изданием закона 30 августа 1915 г., возлагавшего дело помощи беженцам на городское общественное самоуправление, полномочия комитета были подтверждены Омской Городской Думой[1]. Вновь образовавшемуся комитету с самого начала своей деятельности пришлось заниматься встречей беженцев на вокзале, обеспечением питания, оказанием медицинской помощи, поиском крова и подысканием заработка и т. п.

Постепенно количество беженцев выросло настолько, что город уже больше не мог их принимать. Уже 8 октября 1915 года омский Городской Голова докладывал Акмолинскому губернатору, что все имеющиеся помещения города переполнены из-за наплыва войск, военнопленных и беженцев. И ситуация грозит вспышкой инфекционных заболеваний. Городской начальник просил больше беженцев в Омск не посылать и выделить средства на противоэпидемические мероприятия [2]. Итак, уже в начале октября 1915 года наступил определённый предел города Омска по принятию беженцев (по крайне мере с точки зрения городских властей).

Следует сказать, что с течением времени количество беженцев в Омске сокращалось: линия фронта в основном стабилизировалась, а усилия властей и общественности дали свои результаты. Беженцев действительно стало меньше, хотя трудно сказать насколько. По крайней мере, местные газеты на своих страницах эту тему стали меньше обсуждать. Поэтому можно констатировать, что проблема беженцев для Омска к началу
1917 г. стала менее актуальной, хотя она не могла не наложить определённый отпечаток на жизнь города. Немало беженцев продолжали оставаться в Омске. И, конечно, здесь продолжало оставаться огромное количество военнопленных, которым ехать пока было просто некуда: Первая мировая война ещё продолжалась. Определённым плюсом для города оказался тот факт, что муниципальные власти имели определённый опыт обустройства беженцев. Этот опыт весьма пригодился, когда начались новые потоки беженцев, вызванные революцией и Гражданской войной.

Гражданская война коренным образом изменила ситуацию с беженцами в Омске. Проблемы перенаселённости города 1915 года в сравнении с 1918 и, тем более, 1919 годами теперь уже не показались бы столь острыми. С весны 1918 года наплыв беженцев стал характерной чертой повседневности Омска и других сибирских городов.

Основные периоды миграции из Европейской части России в Сибирь в 1918 – 1919 годах определялись, прежде всего, военными и политическими факторами, которые оказывали влияние на социально-экономическое положение населения и на его миграционное поведение.

1. С начала 1918 года по май 1918 года. В первый период сравнительно небольшая волна беженцев была вызвана начальными большевистскими мероприятиями. Её пополняли и переселенцы-крестьяне западных областей России, которые, как и до революции, искали свободных земель и ехали за этим в Сибирь. Сюда же добавились и возвращающиеся с заработков домой китайцы [3], которые, впрочем, в Омске задерживались редко.

2.  Май 1918 – сентябрь 1918. Второй период характеризуется ростом количества беженцев в связи с началом гражданской войны, ростом репрессивных акций большевиков, ухудшением социально-экономической ситуации в контролируемой ими части России.

3. Сентябрь 1918 – декабрь 1918. В третий период имеет место большая волна беженцев из-за отступления Народной армии Комуча из Поволжья. Происходит эвакуация различных учреждений на восток. Поволжских беженцев, продвигавшихся на восток, приравняли в статусе к беженцам с германского фронта Первой мировой войны, что давало им право на социальную помощь со стороны государства [4, с. 320].

4. Декабрь 1918 – июнь 1919. В четвёртый период наблюдается снижение притока беженцев в связи с успешным наступлением войск А.В. Колчака. Миграционный приток состоял, главным образом, из числа бывших военнопленных, возвращающихся на Родину из Германии и Австро-Венгрии (со второй половины ноября 1918). К апрелю
1919 г. официальные источники Российского правительства сообщали, что их уже прибыло 60000, а до конца весны ожидалось ещё около 200000. В связи с успехами на фронте Правительство даже организовало возвращение части уральских беженцев (в частности, были отправлены в родные места некоторые уфимцы) [5]. (Скорее всего, многие из них были вынуждены бежать на восток повторно при наступлении Красной Армии).

5. Июнь 1919 – осень 1919. Пятый период даёт самую мощную миграционную волну. Катастрофический рост беженцев в связи с отходом белых войск из Прикамья, Урала, Зауралья, Сибири. С октября начинается отток населения из Омска, который в ноябре переходит в массовое бегство на восток.

Таким образом, самые мощные волны миграции на восток приходятся на осень 1918 и лето-осень 1919 годов. Главными причинами бегства были, во-первых, недостаток продовольствия в Европейской части России, особенно в обеих столицах, во-вторых, безработица, низкие доходы, потеря перспектив будущего для ряда социальных групп под властью большевиков. Но, безусловно, немалую роль играли и так и политико-идеологические факторы. Многие представители дворянского сословия, офицерство, чиновники, интеллигенция, купечество, православное духовенство ничего хорошего для себя и своих детей от неё не ждали и не хотели мириться с большевистской властью. Массовые беззакония и репрессии, творившиеся на территориях, на которые распространялась власть Совнаркома, были прекрасными аргументами в пользу отъезда. Немалое число беженцев просто опасалось за свою жизнь и искало нормального порядка, привычной социальной обстановки для своей семьи.

Особо стоит сказать, что бежали не только представители господствующих сословий. Бежали притесняемые большевиками казаки из Семиречья. Бежали потерявшие уверенность в будущем мещане, бежали разорённые продотрядами крестьяне. Наконец, спасались и искали куска хлеба рабочие с закрытых и разорённых предприятий. Те самые пролетарии, чьей властью громогласно объявили себя большевики.

Главными путями движения беженцев на восток были Транссибирская магистраль и сибирские реки. И на вокзалах вдоль железной дороги, и на основных пристанях наблюдалось скопление огромного числа беженцев. Омск являлся особым объектом притяжения беженцев. Сюда стекались беженцы, направляющиеся на восток по Транссибу, беженцы с Урала, плывшие в Омск по рекам Тавде, Тоболу и вверх Иртышу. К этому добавлялись беженцы из Семиречья, плывшие вниз по Иртышу. Но основная масса мигрантов двигалась по Транссибу.

К осени 1918 года проблема беженцев была настолько острой, что ей повышенное внимание уделяли омские газеты. В официальном издании «Вестник Временного Всероссийского правительства» тема обустройства беженцев являлось одной из главных. Только в одном № 2 за 1918 года было опубликовано несколько заметок и объявлений на эту тему. Было напечатано, в частности, объявление о приглашении на работу беженцев-врачей (требовались уездные и санитарные врачи) [6]. (Такие объявления печатались неоднократно: врачей не хватало). В той же газете публиковалась информация о том, что омские ведомства пытаются устроить своих коллег-беженцев. Так, земский отдел МВД приглашал зарегистрироваться всех беженцев-служащих земских учреждений, обещая помощь в трудоустройств [7].

Ещё одно сообщение касалось 200 беженцев – почтовых служащих из Казани. Их коллеги из Омского окружного комитета почтово-телеграфных служащих временно разместили прибывших в своей конторе. Но просили помощи Министерства Труда в поиске более подходящего пристанища, поскольку среди казанских беженцев уже было два случая тифа. С этой целью предлагали использовать помещения биллиардных и увеселительных заведений [8]. Ещё газета извещала читателей, что Акмолинская областная земская управа внесла в кассу Городской Управы 25000 руб., в связи с передачей в правление города женских приютов [8].

Наконец, последняя информация опубликованная в этом номере касалась беженцев, проживающих в Омске с начала войны (речь идёт о Первой мировой). Извещалось, что вся забота о них теперь ложится исключительно на городские власти, а не на общественные комитеты. Сообщалось также, что из 7000 таких беженцев к осени 1918 года добровольно покинули общежития 800 человек [9].

После падения Казани, Симбирска и Самары, когда поток беженцев стал захлёстывать железную дорогу, отдел призрения Министерства внутренних дел организовал «питательные и врачебно-обсервационные пункты» на пути от Уфы до Иркутска. Большую помощь в расселении беженцев оказывало и переселенческое управление. Беженцев-крестьян, которые намерены были остаться в Сибири, власти старались наделять землёй и сельхозинвентарём [10]

За годы Гражданской войны через Омск прошли огромные потоки беженцев из Европейской части России. Официальная газета «Правительственный вестник» сообщала, что только за июль
1919 г. через станцию Куломзино прошло до 100 тыс. беженцев (данные на 24 июля). В этот день на этой станции стояло 22 поезда с беженцами. Сообщалось также, что по пути следования бесплатную горячую пищу и хлеб получают дети до 14 лет, пожилые люди (старше 50 лет), калеки и неимущие. Остальным беженцам пища выдаётся «по половинной стоимости воинской раскладки последнего кормового оклада» [11]. Понятно, что Омск для многих мигрантов был лишь транзитным пунктом. Хотя кто-то и в июле 1919 года надеялся устроиться в столице, чиновники пытались этого не допустить, поскольку город был переполнен неустроенными людьми до крайности.

В той же газете упоминается должность: «Главноуполномоченный по призрению беженцев». Данную должность создали при правительстве для координации деятельности по обеспечению проезда, питания и размещения беженцев. Этот чиновник (имя не называется) «циркулярно предложил» (т.е. фактически обязал) Управляющих губерниями подготовить беженцам условия для размещения в уездах, позаботиться наличностью кипятка на пристанях и станциях. Кроме того органы земского и городского самоуправления должны были организовать помощь и врачебно-санитарную регистрацию прибывших, а крестьян отправлять в сельскую местность [11]. Из-за отсутствия свободных комнат и даже углов, беженцы вынуждены были жить в землянках по берегам Оми и Иртыша, в лесных рощах. Газета «Сибирская речь» и далее сообщала своим читателям: сколько беженцев прибыло в Куломзино и сколько удалось отправить далее.

Как и следовало ожидать, одним из последствий наплыва беженцев стала безработица. В марте
1919 г. газета «Сибирская речь» сообщала, что ввиду полной экономической разрухи и упадка в торгово-промышленных делах в Омске с каждым днём растёт безработица, количество чернорабочих и подёнщиков без работы достигло 2500 чел [12]. Конечно, действительное число безработных в Омске было намного больше.

Приток беженцев резко обострил санитарно-эпидемическую ситуацию в городе, которая и так была достаточно напряжённой [13]. Из-за нехватки жилья люди жили в ужасающей тесноте. Немалое количество беженцев жили в неприспособленных для жилья помещениях, вагонах, землянках. Мусор и бытовые отходы вывозился очень плохо. Не хватало чистой воды, не было в достатке и бань. Как следствие антисанитарии, возникли дизентерия, холера, тиф.

Но и этими последствиями дело и ограничилось. Ухудшилось продовольственное положение и криминальная ситуация [14]. Обострился дровяной кризис, который, в свою очередь, осложнил эпидемическую ситуацию в городе. Росло количество беспризорников на улицах города. Правительство было вынуждено тратить большие суммы денег на обустройство и содержание беженцев, что вело к росту инфляции. Так, в 1919 году на беженцев планировалось потратить 19 млн. 600 тыс. руб. Дополнительно один миллион планировалось использовать для выдачи безвозвратных пособий «беженцам, пострадавшим от гражданской войны» и ещё один миллион на эвакуацию беженцев домой, в освобождённые от большевистской власти районы [15].

Этой суммы оказалось недостаточно. В августе 1919 года Совет Министров выделил ещё 15 млн. руб. на оказание помощи беженцам по пути следования. Тогда же отмечалось, что «количество проходящих беженцев достигло 200000» (каких-то иных пояснений этому числу нет. – С.С.), при этом примерно половина из них нуждалась в бесплатном питании [16]. В сентябре 1919 года Правительство выделило 8 млн. 600 тыс. руб. на помощь эвакуированным семьям военнослужащих. Деньги планировалось использовать, прежде всего, на организацию общежития для детей, на приобретение тёплого белья и учебников [17].

Помощь беженцам, которую оказывали власти, была совершенно недостаточной. Значительное число горемык не получало никаких пособий от властей. Местные власти оказались не в состоянии обеспечить переселенцев жильем, одеждой, организовать приемлемые санитарные условия в местах пребывания. Определённую поддержку беженцам оказывали их землячества, благотворительные организации, Церковь. В отдельных случаях землякам даже удавалось основывать на новом месте успешные коммерческие предприятия.

С конца
1918 г. в Сибири начали работу американские санитарные миссии. Они снабжали беженцев одеждой и едой, оказывали медицинскую помощь, производили дезинфекцию жилых помещений. В сибирской столице на попечении американцев оказалось 25 тыс. беженцев (четверть от общего числа находившихся в городе) [4, с. 325]. Министр правительства Колчака Г. К. Гинс писал, что «в Сибири останется воспоминание об американских госпиталях, о подарках, приютах для беженцев, и добрые воспоминания о добрых американцах заставят надеяться на помощь их в будущем» [18]. Таким образом, несмотря на, в целом, вполне хищническое и своекорыстное отношение к России со стороны правительства США в годы Гражданской войны, нельзя забыть и добрые дела американских гуманитарных и благотворительных организаций.

Только 4 июля
1919 г. Российское правительство приняло закон, предписавший обязательства государства в отношении беженского населения – Временное положение о призрении беженцев. В соответствии с ним на государственное попечение принимались все неимущие дети до 14 лет, нетрудоспособные по болезни и старости (мужчины с 55 и женщины с 50 лет). Призреваемым оказывалась помощь в объёме 45 руб. в месяц, плюс 10 руб. на квартиру. Пособие могло выдаваться как деньгами, так и натурой в виде питания, лечения, предоставления места для проживания. Дети беженцев обучались за счет Министерства народного просвещения. Передвижение, питание, лечение всех беженцев, а не только признанных малоимущими, осуществлялось за счет казны [4, с. 329].

Вопрос о «разгрузке Омска» неоднократно поднимался на самых разных уровнях. В правительстве Колчака имелся Уполномоченный Министра Внутренних Дел по разгрузке гор. Омска – Григорий Иванович Иванов [19], занимавшийся исключительно «разгрузкой» Омска. Указывалось на проживание в городе огромного количества людей, «неспособных ни к какой работе», т.е. нередко ведущих паразитический и криминальный образ жизни. Но выселение таких людей было сопряжено с немалыми трудностями. В целях сокращения давления на инфраструктуру и жилищные возможности города межведомственная комиссия принимала решение о переводе из Омска в другие населённые пункты различных второстепенных учреждений. Сотрудники Министерства внутренних дел периодически проводили, но нередко сталкивалось и с давлением разного рода должностных лиц, которые лоббировали интересы переселяемых ведомств [20].

Неоднократно принимались решения на разных уровнях о контроле над въездом в Белую столицу России, но исполнять их никто не торопился. При таком наплыве мигрантов это было весьма затруднительно. Отсутствие контроля над прибывающими имело негативные политические последствия. В прессе не без основания выражалась обеспокоенность, что бесконтрольность прибытия и нахождения в Омске позволяет большевикам свободно вести здесь подрывную работу. Для большевистского подполья из Советской России завозились в Омск немалые суммы наличных денег, оружие, направлялись кадры организаторов вооружённой борьбы. Так, например, в первых числах сентября близ станицы Ачаирской казаками из сотни самоохраны было перехвачено несколько подозрительных подвод. Казакам показалось подозрительным. что «беженцы» пробирались без женщин и вели за собой большое количество лошадей. При обыске в подводах было обнаружено 170 винтовок, пулемёты и гранаты [21]. О доставке в Омск крупных денежных сумм местному подполью свидетельствуют и документы большевиков [22].

Омские муниципальные власти неоднократно сообщали о перегрузке коммунального хозяйства и жилищного фонда, требуя государственной помощи и компенсации расходов. В городах по Транссибирской магистрали для размещения беженцев пришлось срочно реквизировать школьные и другие общественные здания, гостиницы, рестораны, строить специальные бараки, проводить уплотнения в частных квартирах и на дачах горожан. За лето 1919 года на окраинах Омска выросли беженские посёлки «Московка», «Красный городок» и «Земляной городок» [23].

Беженцы проявляли активную самоорганизацию. В Омске были созданы комитеты беженцев: Казанский, Петроградский, Сызранский, Симбирский. Организовывались и беженские землячества: Самарское. Симбирское, Сызранское, Оренбургское, Уфимское, Саратовское и другие. Комитеты и землячества по возможности помогали беженцам в обустройстве, получении работы, различных пособий, содействовали в розыске родственников, оказывали морально-психологическую поддержку своим землякам [24].

Активно шёл процесс вступления беженцев в Белую армию. Правительство пыталось и материально заинтересовать их стать в ряды добровольцев. Всем беженцам, вступившим в армию в сентябре 1919 года, полагались серьёзные денежные выплаты: солдатам 600 руб., унтер-офицерам – 750 рублей. Тем, кто бежал с семьёй, пособие увеличивалось на половину [17].

Среди тех воинских частей, в формировании которых участвовали беженцы, стоит отметить Дружины Святого Креста [25]. 27 августа 1919 года в здании Первой Омской женской гимназии состоялось собрание беженцев из Поволжья, Прикамья, Урала и занятых красными местностей Западной Сибири. На нём была принята следующая резолюция: «1) Так как бежать больше некуда и не для чего, ибо, чем дальше, тем гуще все сибирские города переполнены, и беженцы не найдут там не только хлеба, но и крова, то поступить всем беженцам, находящимся теперь в Омске, Куломзине и на берегах Иртыша в Дружины Святого Креста для защиты Родины, Веры от банд иноземных и иноверных разбойников; 2) Всех беженцев, уклонившихся от добровольного поступления в армию, в самый кратчайший срок мобилизовать (не позднее 2 сентября); 3) Просить Верховную власть издать приказ, что все граждане России, выехавшие за границу, начиная с октября месяца 1917 г., должны в указанный краткий срок вернуться обратно для поступления в армию. Если же они этого не сделают, то считать их изменниками Родины, а имущество их конфисковать» [26].

Те из них, кто чувствовал в себе силы и готовность воевать, уходили на фронт, понимая, что бежать всю жизнь невозможно. Но, конечно, были и другие, кто воевать не хотел и просто не мог. И их было большинство. Они или пытались как-то устроиться в Омске, или отправлялись дальше на восток. Владивосток – конечная точка Транссиба – скоро оказался перегруженным ещё больше, чем Омск. Но кто-то уезжал и далее: в Китай, Америку, Европу. И по мере продвижения Красной Армии на восток число эмигрантов увеличивалось.

Долгожданная «разгрузка Омска», о которой так мечтали в Правительстве адмирала А.В. Колчака, состоялась в кратчайшие сроки в первой половине ноября 1919 года, но прошла она совсем не так, как предполагалось чиновниками. Угроза прихода большевиков заставила бежать из города и бывших беженцев, вкусивших уже ранее большевистские порядки, и коренных омичей, и самих колчаковских министров (которых позднее доставили в Омск и в мае 1920 года судили показательным судом). После вступления Красной Армии в Омск отъезд из города продолжался. Если в середине 1919 году (по неофициальным данным) в городе проживало более 500 тысяч человек, то в 1920 году (по официальным данным) в Омске уже было населения 103200 человек, т.е. даже меньше, чем в 1917 году [27]. Все, кто хотел и мог уехать, бежали на восток.

Таким образом, беженцы в 1918 – 1919 году стали важным фактором социально-экономической, общественной и культурной жизни Белого Омска [28]. Город пережил пять периодов миграции беженцев. При этом самая мощная беженская волна пришлась на лето-осень 1919 года. Фактически в этот период население города по некоторым оценкам выросло до полумиллиона жителей, т.е. почти в пять раз. Значительную часть из них составляли беженцы. Приезд огромного количества беженцев резко ухудшил социально-экономическое и санитарно-эпидемическое состояния города. Городские службы не могли организовать нормальное пребывание в Омске такого количество людей. Следствием приезда беженцев стали жилищный и топливный кризисы, рост безработицы и преступности, всплеск эпидемий. Тем не менее, Российское правительство, городские власти, благотворительные организации, и землячества старались улучшить их положение.

Библиографический список
1.Коновалов И.А., Толочко А.П., Чудаков О.В. Становление и развитие органов городского самоуправления // Энциклопедия г. Омска: в 3 т. /под ред. Г.А. Павлова, Л.В. Новосёловой, С.Г. Сизова. Т.1: Омск: от прошлого к настоящему (период с 1716-го по 2008 год). – Омск: Изд. дом «Лео», 2009. – С. 161.
2.Первая мировая война. Сб. документов и материалов Исторического архива Омской области. – Омск: Омскбланкиздат, 2014. – С. 110 – 111.
3.Ипполитов С.С. Минаев Е.В. Демографические проблемы Сибири и Дальнего Востока России в условиях экономического кризиса в годы Гражданской войны // Экономический журнал. 2015.№2 (38). – С. 166.
4.Рынков В.М. Социальная политика антибольшевистских режимов на востоке России (вторая половина 1918 – 1919 r.). – Новосибирск: Б.и. [Институт истории СО РАН], 2008.
5.Деятельность Министерства Внутренних Дел // Правительственный вестник (Омск). 1919. №116. 15 апреля. С. 2.
6.К сведению врачей-беженцев // Вестник Временного Всероссийского правительства. 1918. №2. 7 ноября. С. 4
7.К сведению земских служащих-беженцев // Вестник Временного Всероссийского правительства. 1918. № 2. 7 ноября. С. 2.
8.Беженцы // Вестник Временного Всероссийского правительства. 1918. № 2. 7 ноября. С. 2.
9.Ликвидация комитетов попечения о беженцах // Вестник Временного Всероссийского правительства. 1918. № 2. 7 ноября. С. 2.
10.Деятельность Министерства Внутренних Дел // Правительственный вестник (Омск). 1919. №116. 15 апреля. С. 2.
11.Внутренние известия // Правительственный вестник (Омск). 1919. №195. 27 июля. С.2.
12.Безработица // Сибирская речь (Омск). 1919. № 56. 15 (2) марта. С. 4.
13.Сизов С.Г. Повседневная жизнь горожан и эпидемия тифа в Белом Омске в 1918 – 1919 годах / С. Г. Сизов // Четвёртые Ядринцевские чтения: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 100-летию Революции и Гражданской войны в России (Омск, 30 – 31 октября
2017 г.) / отв. ред. П.П. Вибе. – Омск : ОГИК музей, 2017. – С. 43 – 48.
14.Сизов С. Г. Уголовная преступность в Белом Омске в 1918−1919 гг. (на материалах периодической печати) / С. Г. Сизов // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2017. – № 3.– С. 79 – 85. – Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=30462299, свободный после авторизации. Загл. с экрана.
15.Министерство Внутренних Дел // Правительственный вестник (Омск). 1919. №116. 15 апреля. С. 2.
16.Помощь беженцам // Сибирская речь (Омск). 1919. №185. 26 (13) августа. С. 4.
17.Заботы об армии // Сибирский казак (Омск). 1919. №1. 10 сентября. С. 3.
18.Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент в русской истории. 1918 –1920 / Г.К. Гинс.– М.: Айри-пресс, 2008. – С. 609 – 610.
19.Настольный календарь на 1919 год. Издание Министерства народного просвещения. Под ред. М.Н. Пинегина. – Томск: Типография Томской железной дороги, 1919. – С. 71.
20.Чужестранец. К разгрузке Омска // Наша заря (Омск). 1919. № 30. 9 сентября. С. 4.
21.Под видом беженцев // Сибирский казак (Омск). 1919.№1. 10 сентября. С. 4.
22.Записка Я.М. Свердлова в омскую подпольную организацию // Омские большевики в борьбе за власть Советов (1917 – 1920 гг.). Сборник документальных материалов. – Омск: Омское гос. изд-во, 1952.– С. 163.
23.Беженские посёлки // Сибирская жизнь (Томск). 1919. № 224. 23 октября. С.3.
24.Исторический архив Омской области (ИсАОО). Ф. 1617. Оп. 1. Д. 22. Л. 27об.
25.Сизов С.Г. Формирование добровольческих дружин Святого Креста в Белом Омске в 1919 году / С. Г. Сизов // Наука XXI века: опыт прошлого – взгляд в будущее [Электронный ресурс] : материалы II Международной научно-практической конференции (г. Омск, 25 апреля 2016 г.). – Электрон. дан. – Омск : СибАДИ, 2016. С. 1010 – 1015. – Режим доступа: http://elibrary.ru/item.asp?id=26373413 , свободный после авторизации. Загл. с экрана.
26.Ситников М.Г., Дмитриев Н.И. Болдырев Дмитрий Васильевич // URL: http://www.bergenschild.com/Publicacii/Boldyrev.pdf (дата обращения 12.02.2017)
27.Глебов Ю.Я., Павлов Г.А., Шевченко П.Л. Власть города Омска. – Омск, 2000. – С. 193.
28.Сизов С.Г. Основные социально-экономические особенности повседневной жизни Белого Омска (июнь 1918 – ноябрь
1919 г.) / С.Г. Сизов // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». – 2017. – № 4 (16). – С. 84 – 91. – Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=32281923, http://elib.omsu.ru/page.php?id=1514261546207075, свободный. Загл. с экрана.







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 27
© 25.04.2021г. Сергей Сизов (Омск)
Свидетельство о публикации: izba-2021-3074373

Метки: Сергей Сизов (Омск), Белый Омск, Гражданская война, беженцы, революция, Сибирь,
Рубрика произведения: Разное -> Научная литература


Есения Волковинская       26.04.2021   22:31:40
Отзыв:   положительный
Спасибо, Сергей, за интересные, исторические факты времен гражданской войны, о непростом периоде России, наложившем отпечаток на жизнь города.
Хорошо, что пишете об этом, напоминаете -- чтобы не забывали и новое поколение знали о событиях того времени.
Сергей Сизов (Омск)       27.04.2021   01:46:29

Благодарю Вас, Есения, за внимание к моим скромным исследованиям.
















1