Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

­“Идеологический вывих” 1963 года: кемеровский студент Хицов против партийного руководства литературой


­“Идеологический вывих” 1963 года: кемеровский студент Хицов против партийного руководства литературой

­Впервые опубликовано:

Сизов С.Г. «Идеологический вывих» 1963 года: кемеровский студент Хицов против партийного руководства литературой // Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России: Материалы Всероссийских науч. чтений 26 – 28 октября 1999 г. – Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999. – С. 77 – 80 (228 с.).

-------------------------------------------------------------------------------------------------

“Оттепель”, как известно, отличалась весьма значительным подъёмом общественной активности. После долгих лет искоренения инакомыслия появилась хоть какая-то возможность высказать мнение, расходившееся с тем, что говорили партийные руководители. Впрочем, пределы допустимого вольномыслия были определены достаточно быстро. Встревоженное неконтролируемым развитием общественных процессов после XX съезда партии, событиями в Польше и Венгрии, руководство КПСС направляет в партийные организации Закрытое письмо от 19 декабря
1956 г., в котором нацеливает их на непримиримую борьбу с “вылазками антисоветских враждебных элементов”. Особое внимание было обращено в этой связи на интеллигенцию и студенчество, в среде которых особенно часто наблюдались факты проявления инакомыслия. В 1957-1959 гг. немало студентов были “профилактированы” органами КГБ, исключены из вузов, а некоторые (как, например, студент Швейник из Томска) арестованы и осуждены.

Некоторый, менее значительный всплеск приходится на период после XXII съезда КПСС. Именно в этот период, например, оказалось возможным напеча тать “Один день Ивана Денисовича” А.И. Солженицына, “Тёркин на том свете” А.Т. Твардовского и ряд других интересных и достаточно “острых” произведений. В это же время продолжаются дискуссии о роли литературы и искусства в современной жизни. Значительная часть либерально настроенной интеллигенции выступает за ослабление партийного диктата над сферой художественного творчества.

В условиях, когда прямые политические дискуссии о роли партии в обществе были попросту невозможны, вопрос о свободе литературного и художественного творчества приобретает большой общественно-политический резонанс. На наш взгляд, можно утверждать вполне определённо, что даже чисто литературные дискуссии тех лет, пикировки либерального “Нового мира” и партийно-консервативного “Октября” имели глубокий политический подтекст. Естественно, идеологические работники ЦК КПСС не могли не участвовать самым активным образом в этих процессах. Большинство из них были настроены весьма консервативно, но даже и представители более либеральных взглядов стремились канализировать развитие художественного творчества в рамках идеологических доктрин и партийных решений.

Для того чтобы указать чёткие рамки разрешённого и запрещённого как интеллигенции, так и партийным чиновникам, управленцам, ведущими вопросами культуры, в конце 1950-х - начале 1960-х гг. проходят так называемые “исторические встречи”. На этих встречах Н.С. Хрущёв, Л.Ф. Ильичёв выступали перед представителями интеллигенции с пространными речами о партийности литературы и искусства, осуждали “формализм” и “абстракционизм”. Выступления партийных руководителей на этих встречах рассматривались как основополагающие документы и в обязательном порядке изучались в студенческой среде.

В этой связи представляют определённый интерес и документы Государственного архива Кемеровской области, посвящённые выступлению в
1963 г. студента местного педагогического института Хицова против партийного контроля над художественным творчеством.

Как следует из документов, 26 февраля
1963 г. студент И курса историко- филологического факультета Хицов (полное имя его нигде не упоминается) выпустил стенгазету “Из несуществующей литературной газеты”. В ней он пропагандировал тезис о том, что “руководящая роль партии деятельностью литературы и искусства пагубно сказывается на их развитии”. В стенгазете речь шла также и о неудовлетворительной воспитательной работе со студентами, о плохом руководстве кафедры литературы деятельностью литературного кружка, об отсутствии в институте диспутов, собеседований по новинкам художественной литературы1.

Примечательно, что партийное руководство вуза не сразу решилось снять газету. Критикуемый в газете заведующий кафедрой литературы А.М. Мике- шин, исправил грамматические ошибки Хицова и водрузил стенгазету на место. Кроме того, Микешин повесил объявление, что будет проведён диспут под заголовком “Прав ли Хицов?” (Можно ли представить подобное в конце 1940-х - начале 1950-х гг.? - С.С.).

В дело, между тем, вмешался обком ВЛКСМ. По предложению секретаря обкома ВЛКСМ Б.Н. Рогатина объявление о диспуте было снято. Та же участь постигла и стенгазету. Но, несмотря на то, что диспут был отменён, это событие настолько переполошило факультет, что было решено провести собрание студентов.

Обком КПСС, разбиравший дело позднее, поставил в вину коммунистам института, это они плохо подготовили собрания, а, самое главное предоставили слово для выступления основному “бузотёру” - Хицову. Мы можем представить себе основные тезисы его выступления (они перечислены в справке обкома). Есть смысл привести их дословно:

“1. Правительство не должно вмешиваться в развитие литературы;

2. вмешательство партии в развитие литературы привело к тому, что “у нас не стало литературы”;

3. утверждал, что “от успехов стало расти коммунистическое чванство”;

4. “М. Горький был орудием политики”;

5. в СССР не могли бы быть писателями Байрон, Гёте, Бальзак и другие, т.к. их “задавила бы цензура”;

6. социалистический реализм - порочные, догматические направления развития, т.к. писатели должны всё уложить в схему, нельзя описывать недостатки и т.д.”2.

Выступление Хицова поддержали двое студентов - Новосельцев и Шпаковский. Остальные выступающие “осудили выступление Хицова как антисоветское”. Примечательно, что отдельные осуждавшие не обременяли себя аргументами, а, как следует из документов, просто называли Хицова “дураком, ненормальным”, говорили, что “надо быть идиотом, чтобы не видеть вокруг себя и т.д.”.

О происходящих событиях в институте был проинформирован Кемеровский промышленный обком партии, который организовал проверку работы вуза. 3 апреля
1963 г. состоялось заседание бюро обкома, где был заслушан вопрос “О серьёзных недостатках в идейно-политическом воспитании студентов в Кемеровском педагогическом институте”. О том, насколько серьёзно отнёсся обком к обсуждаемому вопросу, свидетельствует факт, что на заседание бюро обкома было вызвано тридцать работников вуза.

В ходе обсуждения члены бюро обкома подвергли руководство института резкой критике за “развал” учебно-воспитательной работы в вузе, плохой подбор. кадров, низкую успеваемость и дисциплину студентов. Но главное внимание было обращено на поступок Хицова и идейно-воспитательную работу со студенчеством.

Весьма важным, в частности, является признание секретаря обкома по идеологии З.В. Кузьминой о том, что “некоторая часть студентов неправильно понимает политику нашей партии и, неправильно, товарищи думать, что Хицов один. Студенты с первого курса высказывают неправильные взгляды по целому ряду вопросов, они говорят, что все начальники - это бюрократы и что рабочий на завтра будет выброшен, если он посмеет критиковать начальство”3.

В стенограмме упоминается и о “демагогическом” выступлении одного из преподавателей пединститута на каком-то круглом столе4.

В постановлении бюро обкома КПСС отмечено, что среди студентов Кемеровского института “имеют место факты политически вредных антиобщественных проявлений”. Материалы Хицова в стенгазете названы “демагогическими антисоветскими рассуждениями”. В документе отмечено, что выступление Хицова отнюдь не единичный случай проявления подобных взглядов. Оказывается, в январе
1963 г. в стенгазете помещались “политически вредные статьи и карикатуры, в которых в извращенном виде показывались условия жизни и быта студентов”5.

В постановлении бюро одновременно критиковались недостатки в работе ректората партийной и комсомольской организации института. Особое внимание было обращено на низкий научно-теоретический и методический уровень преподавательской работы, слабую связь теории с практикой коммунистического строительства.

Небезынтересно, что бюро обкома, кроме всего прочего потребовало от партийной и комсомольской организаций института использовать “новые формы массовой работы”, в частности диспуты. Но вполне понятно, что по настоящему острые вопросы на таком диспуте обсуждаться не могли, что собственно, и показал случай с Хицовым.

В постановляющей части решения бюро обкома руководству вуза было предложено устранить “серьезные недостатки в идейно-политическом воспитании студентов, обеспечить воспитание всех студентов в духе коммунистических идеалов, высокой идейности и преданности делу коммунизма, непримиримости к проявлениям буржуазной идеологии и идейным вывихам”6.

Выговоры были объявлены бывшему ректору КГПИ К.Ф. Боченкову и секретарю парторганизации А.Ф. Гоголину. Вскоре были приняты дополнительные меры: прошли партийные и комсомольские собрания в пединституте. Новый секретарь партбюро института М.Б. Черноброд в справке, направленной в обком, сообщает о партийных взысканиях, наложенных на руководство историко-филологического факультета, переработку планов всей идейно-воспитательной работы в вузе и т.д. Что касается Хицова, то документы свидетельствуют, что он был исключен из комсомола и отчислен из института7. Можно также предположить, что он был “профилактирован” УКГБ.

Вышеописанные документы подтверждают, что, несмотря на достаточно жесткое идеологическое давление, во времена “оттепели” находились молодые люди, которые считали необходимым для себя публично высказать несогласие с официальной точкой зрения. Подобные выступления в провинциальных вузах в те годы были редкостью, но критические настроения в студенческой среде были широко распространены. Это подтверждают партийные документы, изученные нами в целом ряде городов Западной Сибири. Почему же именно в студенчестве периода “оттепели” столь ярко ороявлялись подобные настроения? Потому что студенты (будущие “шестидесятники”) сочетали в себе смелость, максимализм молодости с интенсивными интеллектуальными и духовными поисками.

Подобное сочетание и приводило их, даже в условиях недостатка правдивой информации, к критическому осмыслению советской действительности.

Примечания:

1.ГАКО, Ф.П-90, Оп.1, Д.277, Л.1.
2.Там же, ЛЛ. 1-2.
3.Там же, Д.87, Л.38.
4.Там же, ЛАТ
5.Там же, Д.46, Л. 4.
6..Там же, ЛЛ.6, 7.
7.Там же, Ф.П-1736, Оп.1, Д.6, ЛЛ.36, 51.
----------------------------------------
На фото: советские студенты.











Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 25.04.2021г. Сергей Сизов (Омск)
Свидетельство о публикации: izba-2021-3074334

Метки: Сергей Сизов (Омск), литература, диссиденты, инакомыслие, СССР, студенчество, оттепель, Сибирь,
Рубрика произведения: Разное -> Научная литература


















1