Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Путешествие во времени, дневник подполковника Трифонова, ч.1, гл. 8. Неделю дома и вновь командировка




Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстает и остается позади. Летит мимо всё, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.
Н.Гоголь. «Мертвые души»

- Ты как возвращаешься из командировки, просто ненасытный какой-то, - шептала на ухо любимая. - Ты же мог разбудить Викулю, вот в прошлый раз она нам говорила: «Мама, папа, хватит качь - качь»!
Надя встала с кровати, накинула на себя халат и пошла в ванну. Квартиру мне дали два месяца назад от Министерства обороны в центре Хабаровска, на улице Ленина. В этом доме стали жить офицеры нашей части и военной комендатуры.

Через несколько минут, я, тоже накинув халат, который мне подарила жёнушка на день рождения, тихонько вошёл в ванну и закрыл за собой дверь на задвижку. А вдруг Вика проснётся и пойдёт нас искать.
Наденька стояла под душем в ванне ко мне спиной и не слышала, как я вошёл, я любовался её фигурой, не выдержал, подошёл и обнял её. Надя повернулась, и я увидел её светящиеся глаза и улыбку.
- Ах, ты мой сексуальный маньяк!
- Я без тебя не могу жить, - прошептал в ответ. - В командировках в день по несколько раз вспоминаю тебя, моя любимая.
- И я постоянно думаю о тебе, как ты там, а ночью даже просыпаюсь, рукой потрогаю твоё место и потом долго не могу заснуть.

Я поцеловал любимую в мокрую ложбинку на груди и отошёл.

В этот момент я вспомнил свою встречу со своим сослуживцем, с которым, мы подружились на Чукотке. Полтора года втроём, сменяя друг друга, охраняли небо Родине. Потом всю жизнь, хоть и не часто, писали друг другу письма, перезванивались и были друг у друга в гостях. При этом в присутствие его жены, я чувствовал себя неуверенно.
Николай призывался из Москвы и после демобилизации летел со мной до Хабаровска, потом он два дня гостил у меня, в доме моих родителей, а потом, я провожал его в аэропорт.
В письмах он писал, что учиться на инженера-строителя, на преддипломную практику ездил в Анадырь. Летал в Эгвекинот и Уэлькаль. В посёлке познакомился с чудесной девушкой и женился на ней.
Я отправил ему фотографию, когда нас с Надей сфотографировал Анатолий во Дворце бракосочетания.

Столкнулись мы с Николаем на аэродроме Анадыря в посёлке Угольный. Коля рассказал мне, что работает в Анадыре архитектором, у них с женой сын. Жена окончила Хабаровский медицинский институт, работает врачом в городской больнице, теперь они ждут второго ребёнка.
Коля извинился, что не отправлял мне свою фотографию с женой. На мой вопрос почему, он задумался, внимательно посмотрел на меня и ответил:
- Жена моя из семьи чукотских шаманов (у меня внутри всё похолодело) она сказала, что по твоему лицу прочитала, ты очень счастлив и сильно любишь свою жену, а таким семейным парам посылать фотографии друзей с жёнами не желательно. Лучше иметь фотографии, когда друзья и их жёны знакомы. Она подчеркнула, что когда познакомится с вами, тогда и подарим общую фотографию.

Мне стало не по себе от этих слов. Я часто вспоминал про Чукотку, вспоминал и мою первую женщину, но только теперь подумал, а ведь у неё мог остаться от меня ребёнок. Почему я никогда до этого её не вспоминал?
У меня появилось ощущение, что это сама чукотская волшебница на прощание, наложила на меня запрет воспоминаний о наших встречах. И это ощущение не покидало меня до нашего нового знакомства.

Николай не заметил моего волнения после его слов о его жене, а я не стал у него уточнять, как они познакомились и как её зовут.
Коля был представителем администрации города, в котором я занимался контролем, за реконструкцией военных городков. Он рассказал, что аэродром в Угольном, построен в 1958-1959 годах. Посёлок расположен на восточном берегу Анадырского лимана в десяти километрах восточнее города.
А уже знал, что аэродром изначально был объектом совместного использования министерства обороны и министерства гражданской авиации. Как предполагалась, военно-воздушные силы СССР здесь будут иметь оперативную группу дальней авиации «Арктика», в задачу которой входило преодоление зональной и объектовой противовоздушной обороны Северной Америки и нанесение ядерного удара по территории США со стороны Североканадского архипелага и северо-западного участка тихоокеанского побережья США и Канады.
Для этого предполагалось использование ряда оперативных аэродромов, в том числе и оборудованных на многолетнем паковом льду Северного Ледовитого океана.
Однако попытки практического использования ледовых аэродромов для посадки и взлёта бомбардировщиков показали бесперспективность подобных планов.
Я читал, что 23 мая 1958 года на ледовый аэродром в районе дрейфующей полярной станции «СП-6» совершили посадку самолеты Ту-16 и Ту-95. Во время разбега при взлёте неровность и неравномерность структуры льда вызвали сильную тряску, Ту-16 снесло с полосы, он консолью зацепил стоявший неподалёку Ил-14.
Больше подобные эксперименты не производились. Вместо этого руководство ВВС СССР сосредоточило внимание на использовании сухопутных аэродромов в высоких широтах.
Что касается аэродрома Анадырь, оперативный замысел предполагал посадку ударных самолетов, дозаправку топливом и подвеску специальных боеприпасов. Это позволяло обеспечить работу по целям на относительно «коротком» плече и достаточный запас топлива, позволявший использовать профиль полёта, оптимальный в тактическом плане, что было недостижимо при беспосадочных действиях с баз в глубине территории СССР. Дозаправку бомбардировщиков предполагалось проводить силами отдельного батальона аэродромного обслуживания, оперативно подчиненного командованию, подготовку к повторному вылету - силами технического состава передовых команд бомбардировочных полков, входивших в наряд сил.
Для хранения, обслуживания и подготовки к применению специальных боеприпасов в 1961 году, была создана специализированная воинская часть, носившая стандартное для подобных структур наименование - «ремонтно-техническая база» Анадырь-1.
Для размещения специальных боеприпасов (ядерных), в 1958-1961 годах силами Главтоннельметростроя СССР в монолитном скальном массиве в восьми километрах к северо-востоку от аэродрома был построен объект «Портал», представлявший собой глухое туннельное подземное хранилище высшего класса противоатомной защиты, способное выдержать прямое попадание ядерного боезаряда в сто килотонн.
Жилой городок персонала имел обиходное название «посёлок Гудым».

Всё это я вспоминал, пока делал зарядку. Потом я двадцать раз отжался от пола на сжатых кулаках, принял душ и пошёл на кухню, где моя Наденька приготовила праздничный (муж приехал) завтрак.
Только я сел за стол и жена поставила передо мной тарелку гречневой каши с молоком, раздался звонок домашнего телефона. Надя сняла трубку, я увидел, как побледнело её лицо:
- Это тебя, - шепотом произнесла она.

А сама посмотрела на дверь из спальни, там стояла наша Вика и внимательно смотрела на меня:
- А папа опять уезжает? - Спросила она.

(После этой страницы, в дневник была вклеена газетная статья Артура Самари.
«В 1976 году в городе газовиков Газли (Узбекистан) произошло самое сильное землетрясение в истории СССР. Не обошлось без жертв, город был полностью разрушен, но тогдашние власти пытались скрыть последствия этой стихии. Как всё происходило на самом деле, мне рассказал очевидец этих событий, сотрудник Института сейсмологии Абиджон Джураев.
В те годы в Газли проживало тринадцать тысяч человек, в основном - работники газодобывающей промышленности.
Газлинское месторождение газа считалось самым крупным в мире. К тому времени городок состоял в основном из двух - трехэтажных зданий, четырехэтажных было всего несколько строений.
В Газли произошло два сильных землетрясения с интервалом в сорок дней. Первая «тряска» началась весной, её сила составила восемь - девять баллов. Никто из ученых не ожидал, что в равнинной, пустынной зоне может произойти землетрясение. Ведь оно возникает в результате движения земных блоков. Чаще всего это происходит в горной местности, там блоки небольшие и могут легко двигаться. На равнине же подземные блоки очень большие, могут составлять сотни километров, и движение пластов происходит крайне редко.
При первом землетрясении пострадали почти все здания, многие разрушились, но не до основания. Были ли жертвы? Не знаю, но вот что рассказала воспитательница одного детского сада.
Дети находились на втором этаже. Когда затрясло и всё стало падать, две нянечки хватали в охапку по четверо малышей и спускали их вниз. Когда они выносили последних детей, крыша обрушилась, но они успели. Я видел этих нянечек: девчонки по восемнадцать лет, лица, руки в ссадинах.
Жаль, что не запомнил их имен. А когда я пришёл в больницу, увидел, что второй её этаж разрушен. Жертв не было по счастливой случайности: оказывается, в момент землетрясения все больные находились на первом этаже.
После первой «тряски» все здания были частично разрушены, и находиться в них было опасно. Людей переселили в палатки рядом с их же домами, а детей вывезли в Бухару. На другой день в Газли приехал Рашидов, он был потрясен и дал указание, чтобы быстро восстановили пострадавший город.
Причиной больших разрушений стало и то, что дома в Газли строились без учета сейсмичности, ведь считалось, что в пустынной зоне не может быть сильных землетрясений. И поэтому в тридцати километрах от эпицентра все дома, построенные из сырцового кирпича, превратились в развалины.
Толчки возобновились спустя сорок дней после первого землетрясения, когда в Газли шли восстановительные работы, - продолжает Абиджон Джураев. - Никто не предполагал, что самое страшное ещё впереди.
За день до второго землетрясения я находился в тридцати километрах от Газли, где был эпицентр первого землетрясения. Там работали и московские ученые. Я спросил у профессора Плетнева:
- Ожидается ли повторное землетрясение?
- По данным аспирантки Салохутдиновой, землетрясение может повториться через сорок дней.
Оказывается, Салохутдинова занималась изучением землетрясений мира и пришла к выводу, что повторные толчки обычно наблюдались примерно через сорок дней. Но тогда её заключения были лишь гипотезой, и никто не придал им значения.
Аспирантка оказалась права. Второе землетрясение в Газли повторилось 17 Мая. Мы с водителем Колей сидели в палатке, рядом с аварийной, пустующей гостиницей.
Утром 8 часов 40 минут, я взял полотенце и пошёл в сторону водопровода. Вдруг почувствовал дрожь в ногах. Остановился и ощутил слабые толчки. Затем затряслись ветки деревьев, толчки усилились. Через десять секунд земля заходила ходуном, и, чтобы не упасть, я схватился за сук дерева.
Гул из-под земли нарастал с каждой секундой, начались вертикальные толчки, то есть земля под ногами быстро поднималась и опускалась. Я почувствовал сильную боль в суставах и согнул коленки. А вскоре опять пошли горизонтальные толчки. Рядом стоящее дерево переместилось, гул усилился, строительные плитки, лежавшие на земле, стали прыгать.
Вдруг земля в десяти метрах от меня треснула, затем появилась другая трещина - с боку. Сзади я услышал ещё треск и повернулся: там трещина прошла от меня в пяти метрах. Тут я сильно испугался, мне уже было не до наблюдений. В тот момент я подумал, что земля уже раскололась на блоки и теперь треснувшая земля может в одном месте провалиться, а в другом подняться. Такое бывает при сильных землетрясениях.
Моя спина покрылась холодным потом. Куда бежать? В поселке начали падать здания, поднялась сильная пыль. Такое зрелище можно увидеть только в кино со спецэффектами: сильный шум, пыль, крики бегущих людей. Я стоял рядом со зданием нефтегазового управления, на моих глазах оно треснуло, и часть его рухнула.
Засек время: через пятьдесят секунд трясти перестало. Когда толчки прекратились, из подвала здания нефтегазового управления стали выходить женщины. Некоторые стонали и шатались. Я побежал к ним на помощь. Затем вернулся к своей палатке, где сидел перепуганный водитель и просил меня немедленно уехать отсюда. Я ответил, что наша работа только начинается, взял фотоаппарат и пошел снимать происходящее для научных целей. Коля пошел со мной.
Мы прибежали к больнице, она была полностью разрушена. Оттуда побежали к школе, которая должна была уцелеть, ведь после первого землетрясения ее только отремонтировали и дети пошли в школу. Второй этаж был разрушен. Из него выносили детей, среди них были живые и мертвые. Было много раненых, дети плакали от боли и страха. Тут я вспомнил, что буквально накануне трагедии директор этой школы Мурод-ака спрашивал у меня:
- Будет ли еще землетрясение? Это не опасно, что мы возобновили учебу?
- Возможно, повторное землетрясение будет, но как обычно - это будут слабые толчки.
Такова была теория ведущих ученых, но газлинская стихия опровергла её. Я испугался, что сейчас встречу директора школы, и он упрекнет меня за неточный прогноз.
Мы побежали в дом техников, где находились наши коллеги - московские сейсмологи. Это было добротное здание, но и оно не выдержало ударов стихии. Сейсмологи стояли у обломков, некоторые плакали: завалило одного сотрудника, профессора. Он работал в подвале и не успел выйти.
Вдруг откуда-то сверху раздался голос: «Ребята, как мне спуститься отсюда?» Все подняли головы и увидели своего профессора. Оказывается, во время землетрясения профессор продолжил вести наблюдения за приборами и не мог оторваться от работы. Но когда стали падать стены, он побежал к выходу, который уже оказался заваленным. Ученый снова вернулся в подвал и встал у прохода - это его и спасло. Когда над ним обрушилась часть крыши, он увидел просвет и смог выйти наверх.
Были и другие невероятные случаи. Когда рухнуло здание военного госпиталя, то под обломками в живых осталась медсестра. Сначала она потеряла сознание, пришла в себя ночью, но выбраться не могла: лицо и руки были придавлены крупными обломками. Ночью стала звать на помощь. Рядом стояли палатки военного госпиталя. Услышав стоны, солдаты приняли их за вой собаки, и чтоб успокоить ее, стали бросать в развалины камни. Наутро «вой» повторился, и тогда солдаты поняли: это не собака. Так они нашли медсестру под обломками здания.
Но не всем повезло. В момент толчков, в головном сооружении по подаче природного газа дежурила бригада во главе с инженером Крымовым. По инструкции они должны были закрыть все задвижки, чтоб избежать крупной аварии. Газовики успели это сделать, но ценой своей жизни: они не успели выйти из здания и все погибли.
При таких разрушениях бывает гораздо больше жертв. Многим гибели удалось избежать благодаря первому землетрясению. Тогда многие здания выдержали напор стихии и не разрушились, но находиться в них было опасно. Потому люди перебрались в палатки, что и спасло им жизни. Ведь при втором, более сильном землетрясении все эти аварийные строения рухнули как карточные домики…
Любопытно, что за два - три дня до землетрясения собаки и кошки стали покидать посёлок и ушли в противоположную сторону от эпицентра. Тогда на это явление никто не обратил внимания. Вспомнили позже.
- Накануне землетрясения мы находились в пяти километрах от эпицентра, рассказал Абиджон Джураев. - Видели вдалеке, как куда-то бежало целое стадо овец. Мы удивились. Потом пастухи сказали нам, что это были не овцы, а собаки. Было странно, что их собралось так много, да и куда они могли бежать?
Сотрудники эпидемиологической экспедиции, которые находились в этом районе, рассказали об интересных наблюдениях. Для научных целей они вылавливали сусликов и других грызунов, приходилось раскапывать их глубокие норы. А перед землетрясением все суслики вдруг сами вышли из нор. Их ловили руками, и они не убегали. Потом заметили, что и змеи не реагировали на появление людей. Вместо того чтобы уползать от опасности, они скручивались и не хотели двигаться. И варан стал вялым, подпускал к себе людей и еле передвигался. Было такое впечатление, что от страха они стали безвольными и у них пропал инстинкт самосохранения.
Уже позже заметили, что перед началом землетрясения, все ласточки улетели из Газли и на время поселились в Бухаре».

Мне предстояло лететь в Ташкент, а оттуда посетить военные части для оценки состояния казарменных, жилых помещений, технических строений и водоводов. Не хочется перечислять, что я там видел и пережил, но один пример приведу.
Когда я был в одной из частей, то мне пришлось залазить во множество канализационных и водопроводных колодцев.
Как всегда я был в форме военно-воздушных сил СССР, когда я вылезал из очередного колодца, рядом стояло насколько офицеров этой части. Только моя голова без фуражки появилась из колодца, один из них подошёл и протянул руку, чтобы помочь выбраться, увидев мои погоны, он на полном серьёзе произнёс:
- Самолёт там потерял?

Про тамошнее питание и вспоминать больно. До того оно мне было непривычно. Местные жители это ели каждый день, а я питался в столовых. Плов с добавлением перца с тех пор не ем.
От еды, перемены ли климата, пыли и грязи, у меня появился сильный стоматит, это раздражение или поражение слизистых оболочек ротовой полости. Проявляется в виде язв и так называемых «прыщиков», заполненных жидкостью.
Мучился я долго, аппетит пропал, а командировка казалась бесконечной. Лечили меня душистым мёдом, которым смазывал нёбо.
Володя мне прислал письмо из Ленинграда, знал прекрасно, как мне там было тоскливо вдалеке от любимой и друзей. В письме было его стихотворение:
Не слышу столько дней серебряный ручей,
Не вижу по утрам, любимых мной очей.
Не сложится никак очередной сонет,
Желанья песни петь, конечно, тоже нет.

Все, вроде, как всегда, работа, дача, дом.
Но радости в нем нет, живу я только сном.
В нем вижу я тебя, о, как ты далеко!
Не думал никогда, что будет нелегко.

Хоть греет мысль, что любишь, и любим,
И сердца теплоту, надолго сохраним,
Ведь было раньше так, и будет так всегда.
А ночи вот быстры, как Бирская вода…

Вновь наступил рассвет,
Но рядом тебя нет!

Утром, командир части, в которой мне выделили комнату в общежитии, спросил:
- Вот ты ездишь по Союзу, проверяешь, как идёт работа. А сам ты, смог бы командовать ротой инженерных войск?
Что я ему мог ответить? Я промолчал, раньше я никогда не задумывался о переводе в строевые части. А Майор мне подметил:
- Не отрывайся от земли, твои же сослуживцы собьют тебя при «взлёте». Вот ты видел, что после землетрясения мы на каждую машину прикрепляем новую канистру, знаешь с чем?
- С водой, - ответил я.
- Ясно, пока мы твои замечания исправим, так и будем пользоваться канистрами. А вот знаешь ты для чего у двадцати литровой канистры три ручки, и почему эту разработку скрывали военные?

Увидев моё удивленное лицо, майор удовлетворённо хмыкнул. Как и я, многие даже не подозревают о том, что за появлением такой канистры стоит труд одного гения.

- Канистра может рассказать весьма интересные и занятные факты, - продолжил майор. - Появлению стальной двадцати литровой канистры для бензина, новые мы используем сейчас для воды, мы обязаны немецкому инженеру Грюнвогелю.
Его изобретение получило широкую популярность в тридцатых годах прошлого века, а выпускали её по специальному заказу Гитлера. Главным её удобством были три ручки.
Ты знаешь для чего, и почему три?

Я отрицательно покачал головой.
- Ты, лейтенант знаешь, что двигатель прогресса - это война. Именно военные придумали тефлон, материал целлюкоттон, который использовался в военной медицине, а затем и в женских прокладках. А ещё были микроволновые печи, лазер, компьютеры, телевизоры, навигацию и многое другое. Вот и канистра была придумана для нужд Вермахта.
Нацистская Германия готовилась воевать в первую очередь в СССР. Огромное количество техники требовало много топлива, запас которого военным приходилось возить с собой, чтобы не остаться с сухим баком на марш-броске или прямо посреди сражения. Соответственно армии нужна была надежная и удобная тара для перевозки и быстрой переноски топлива. За её разработку и взялся инженер Грюнвогель. При этом проект тщательно скрывался военными фашистской Германии.
Его идея была в том, чтобы сделать переноску канистры максимально удобной. Для этого Грюнвогель решил оснастить прямоугольную канистру тремя ручками.
Та, что посредине, предназначалась для транспортировки тары одним человеком. Две ручки по краям позволяли переносить наполненные тяжелые канистры вдвоем с напарником. А когда ёмкости опорожнялись, один человек, объединив их по две и ухватившись за крайние ручки, мог легко перетаскивать с места на место по четыре канистры разом. При этом тара плотно прилегала боками друг к другу и была удобна для перемещения.
Говорят, из-за такой эргономики за немецкими канистрами охотились союзные войска, воевавшие против Германии.

Вот какими знаниями обладали старшие офицеры в маленьких гарнизонах на окраинах Великой и могучей Советской армии.

Перед возвращением домой, мне пришлось на два дня задержаться в Ташкенте. В номере гостинице я увидел сборники сочинений Сократа и Николая Гоголя, выписал некоторые их высказывания, к тем, что у меня были после цитата Достоевского, а потом стал перечитывать сборник Гоголя и вспомнил разговор с Надеждой о русских идеях, основанных на цитатах Гоголя: «Поблагодарите Бога за то, что вы русский».

Много позже мной, и другими людьми, фраза «Мы русские, с нами Бог!» подверглась многочисленным переосмыслениям, в том числе и в юмористическом контексте, к примеру, некоторые представители населения нашей страны, которых называли «новыми русскими» стали высказываться: «Я Бог, со мной русские!».
А вот до революции эта формула играла роль непреложной истины. Идея русского государства как избранного Богом появилась давно. И одним из ярчайших её выразителей стал Николай Васильевич Гоголь, автор «Мертвых душ», «Ревизора», других произведений, где русский дух и характер представал перед читателями во всей своей красе.
Гоголь интересовался историей России, его вдохновляла тема казачества, которое он называл «чудом Малороссии». Духовная эволюция Гоголя привела его к вере в то, что Святая Русь - «отблеск Царства Божия на земле».
Появился и другой образ знаменитой «птицы-тройки», стремительно несущейся вперед: перед ней расступаются все страны и народы.
Христианские взгляды Гоголя подвергались критике Виссариона Белинского, их спор увековечен в письмах, которыми великие умы обменивались между собой. «Письмо Белинского Гоголю» стало классикой русской критики.

Я выписал пять цитат Гоголя о русском языке, народе и предназначении России, эти цитаты я невольно повторял на протяжении всей своей жизни, как и цитаты Сократа, Грибоедова, Энштейна, Горького.

Потом прочитал аннотацию к сборнику Сократа. Все знают его как мудрого древнегреческого философа, высказывания которого удивительно подходят и под наше время. Многие люди живут по его установкам до сих пор.
Я с интересом узнал, что Сократ родился в 470 году до новой эры именно в тот день, когда в Греции проходил праздника очищения (рождения Аполлона и Артемиды). С детства он был одаренным мальчиком, он рано научился читать и писать (грамотность в то время вообще была редким явлением). В юности у него была тяга к искусству, он собирался посвятить жизнь ваянию скульптур, но ораторское мастерство всё же победило.
В двадцать лет Сократу пришлось сражаться в Пелопонесской войне, где он показал себя очень выносливым и храбрым воином (тоже воин, подумал я). Вскоре после возвращения с войны умерли его родители, и Сократ остался без гроша в кармане. Всё наследство ушло к старшему брату, а его оставили в старой одежде и босиком. Из-за этого Сократа называли нищим мудрецом, он никогда не брал чужие вещи и даже отказывался от подарков. Только в шестьдесят лет Сократ женился на женщине по имени Ксантиппа, которая родила от него четырёх детей. После заключения брака он прожил ещё десять лет, но был казнен из-за осуждения политического режима в стране.
Когда Сократ был на войне, то спас военачальника Алкивиада и это сыграло с ним злую шутку. Алкивиад пришёл к власти и сменил так любимую греками демократию на суровую деспотию.
Сократ пытался развеять страхи народа, чтобы они собрались и свергли Алкивиада, но кто-то на него донёс. Сократа обвинили в несуществующих преступлениях и заставили выпить яд.

Особенно мне понравилось одно высказывание Сократа: «Обычная логика утверждает: если ты несчастлив, значит, у тебя нет счастья. Раз у тебя его нет, то или и ищи. Парадоксальная логика говорит: если ты пойдёшь искать счастье, то ты его потеряешь. Просто сядь и пойми, что оно у тебя есть».

Именно тогда, в Ташкенте, когда я не мог уснуть всю ночь, я понял, как я счастлив!




­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 24.04.2021г. Владимир Винников
Свидетельство о публикации: izba-2021-3073686

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1