Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 14. Во имя науки!18+


­— Восемь? Ну, значит, вам повезло, — фыркнул Макс.
— Повезло? Это каким же таким образом? — высокий грузный мужчина в годах, стоявший в двери, сложил руки на груди, недовольно глядя на охотника.
— Это значит, что вы заплатили за этот хлам гораздо меньше, чем могли бы, — спокойно ответил тот. — Такие обычно меньше пятнадцати тысяч не стоят.
— Что значит «хлам»?! — возмущенно воскликнул мужчина. — Это зачарованный замок третьей степени защиты! Произведенный крупнейшей американской корпорацией!
— Который их инженеры не потрудились снабдить даже элементарным экранированием, — хмыкнул охотник. — Его магические цепи замкнуло примененным в десяти футах от него заклинанием, которое не имело к нему ни малейшего отношения, отчего они попросту выжгли сами себя.
— И что же это за заклинание такое применял уважаемый коллега в десяти футах от входа в закрытый для посещения объект культурного и исторического наследия? — голос сотрудника музея так и сочился раздражением.
— «Дрожь земли», — ответил Макс. — Немного модифицированная под борьбу с зелеными насаждениями.
— Так, так, так, — заговорил его собеседник, помедлив каких-то пару мгновений. — Старое осадное заклинание, если я еще не до конца забыл античную историю. Древнегреческое. Заклинание, которым разрушали крепостные стены и укрепленные замки, — продолжал он, явно пропустив мимо ушей слова Макса. — То есть вы не просто пытались проникнуть в пещеру. Вы хотели ее уничтожить! Кто вы такой? Что вам здесь нужно? Отвечайте! — в почти срывающемся на крик голосе мужчины проскользнули металлические нотки, а по его густым волосам светло-пшеничного цвета забегали искры и маленькие молнии.
Когда через несколько секунд по помещению разнесся отчетливый запах озона, а в углах под потолком начало клубиться что-то, напоминающее грозовые облака, Макс негромко вздохнул, поднял левую руку и два раза громко щелкнул пальцами.
От первого его щелчка гроза, которая, того и гляди, собиралась разразиться в волосах их собеседника, моментально утихла, а следующий вызвал не пойми откуда прилетевший порыв ветра, который очистил воздух и вымел из углов уже явственно начинавшие темнеть облака.
— Макс Вербери, — спокойно ответил он, опуская руку. — Охотник на чудовищ из Великобритании. Ну, а с какой целью в ваши края может так издалека приехать человек моей профессии — догадаться, думаю, не трудно.
— Дональд Аутло — доктор философии в антропологии и магической истории, — представился сотрудник музея все еще раздраженным голосом. — И, несмотря на свою фамилию(1), я всегда уважал закон. В отличие от вас!
— Я, кажется, недостаточно понятно выразился? — в тоне Макса было слышно, что он тоже начинает терять терпение. — Я приехал сюда на охоту. На охоту за чудовищем. И его следы привели меня сначала в пещеру, а потом и сюда, в ваш музей.
— То есть в Спринг-Харборе завелся какой-то жалкий имп, местная полиция наделала в штаны со страху от одного его вида, и они решили позвать из-за океана какого-то головореза, который лезет куда его не просят, уничтожает федеральную собственность и культурное наследие. Я ничего не пропустил? — с издевкой в голосе проговорил Дональд.
— Следите за языком, уважаемый! — возмущенно воскликнул Марко. — Или вы договоритесь до того, что я вас арестую за оскорбление офицера при исполнении!
В глазах Макса на какое-то мгновение промелькнуло что-то красное, а из его груди вырвался утробный рык. Он подался вперед и ухватил за грудки Дональда, потянув его вверх, отчего тот вынужден был приподняться на цыпочки.
— Значит, имп, говорите? — с едва сдерживаемым гневом прошипел Макс, встряхивая мужчину, чье грузное телосложение и рост, который с виду был лишь дюйма на три меньше, чем у Макса, заставляли казаться того чуть ли не массивнее охотника. — Сейчас я вам покажу импа! — выплюнул он, с силой вталкивая того в кабинет.
От этого толчка ученый попятился назад, но все же смог устоять на ногах, с ошеломленным видом провожая взглядом Макса, вступившего в кабинет, и Марко, который зашел вслед за ним и закрыл за собой дверь.
Взмахом руки Макс вызвал еще один порыв ветра, который смел с одного из стоящих в кабинете столов какие-то бумаги, после чего бросил несколько отрывистых фраз на странно звучащем языке, сложил пальцы обеих рук в каком-то сложном жесте и с размаху хлопнул ладонью по столешнице, отчего Дональд непроизвольно дернулся.
На столе что-то зашипело, зашкворчало, а через пару секунд его затянул густой белый пар и начал собираться в образ человеческого тела, в котором Марко практически сразу узнал найденного двумя днями ранее на заброшенном заводе ребенка, ставшего жертвой чудовища.
Еще несколько мгновений — и иллюзия, несколько раз подернувшись дымкой, окончательно сформировалась, явив перед присутствующими точную копию последней жертвы, от настоящего тела отличавшуюся лишь небольшой рябью, периодически пробегавшей по ее поверхности.
— Вот, полюбуйтесь, — махнул Макс рукой, указывая в сторону стола. — Интересные у вас тут импы в Америке водятся, не так ли? — раздраженно прошипел он. — Этому мальчику было всего десять лет. Он мог бы прожить долгую жизнь, если бы не встретил чудовище, за которым я охочусь. Оно буквально выпило все оставшиеся у него годы жизни, превратив его в глубокого старика, рассыпающегося на глазах.
Подойдя к столу и повнимательнее приглядевшись к лежащей на нем иллюзии, до мельчайших деталей повторившей состояние, в котором было найдено тело, Дональд моментально переменился в лице и даже как-то немного посерел.
Не обращая никакого внимания на перемены, происходящие с ученым, Макс продолжал свою речь:
— Подобным образом чудовище убило уже троих — мужчину средних лет, молодую женщину и вот этого ребенка. И кто знает, сколько может убить еще, если его не остановить.
— Ч-что за существо могло сделать такое с человеком? Что способно на такое? — дрожащим голосом, из которого моментально исчез весь его прежний гонор, заговорил Дональд.
— Вампир, — ответил Макс. — Какой-то из видов высшего вампира. Как я предполагаю, инициированный под действием проклятия из пещеры, в которую, как вы считаете, я незаконно вломился. Инициированный или как минимум подвергнувшийся его действию. И знаете что? — продолжил он, негромко прокашлявшись. — В пещере я обнаружил несколько следов магического присутствия человека. В частности, очень интересный магический барьер, выполненный в классическом стиле американской магической школы, пусть и достаточно похабно.
— Что значит «похабно»? Вы его вообще найти не должны были! — возмущенно воскликнул Дональд.
— Спасибо за подтверждение, — кивнул Макс. — Если до этого момента у меня еще и могли быть какие-либо сомнения в личности того, кто влез в пещеру и позволил проклятию выйти наружу, то вы их успешно развеяли. А под словом «похабно» я подразумеваю ровно то, что оно и значит. Ваш, с позволения сказать, барьер из-за отсутствия какой-либо изоляции притянул к себе электрические разряды от боевого заклинания, которое я держал наготове во время исследования пещеры. С его же помощью он и был разрушен, — пояснил он. — А еще сразу за барьером меня встретил охранный дух, тупость которого не позволяет предположить, что он там жил сам по себе.
— Тупость? — спросил Дональд. — И в чем же заключалась его тупость?
— У него изначально было очень серьезное преимущество — он мог атаковать меня, до последнего момента оставаясь незамеченным. Конечно, это бы все равно ему ничего не дало — о защите я никогда не забываю. Но вместо этого он предупредил меня о своем существовании громким криком, что позволило мне это самое существование незамедлительно прервать.
— Ну уж извините, — развел руками ученый. — Я вообще не предполагал, что кто-либо сможет пройти барьер. Да и к тому же призыв сколько-либо серьезных духов серьезно ограничен законом. По-хорошему, мне и этого не следовало туда сажать.
— А в этом вас никто и не винит, — произнес Макс. — У вас тут вина посерьезнее проявляться начинает, — продолжил он, чуть подавшись в сторону ученого. — Расскажите-ка мне, уважаемый Дональд, кто еще, кроме вас, входил в эту пещеру? Кого вы пускали на раскопки?
— Да какое это имеет отношение?.. — с раздражением в голосе заговорил Дональд. — Там побывала куча людей! Мои сотрудники, ассистенты…
— И теперь кто-то из этой кучи людей рыскает по Спринг-Харбору, периодически превращаясь в вампира. Ну, или периодически прикидываясь человеком — это еще неизвестно. И убивает жителей нашего города. Я правильно понимаю? — подал голос Марко.
— Нет-нет, этого не может быть! — воскликнул Дональд. — Это просто невозможно! Они все работают в нашем музее, ходят на работу и постоянно находятся у меня на виду. Уж вампира-то я среди моих сотрудников смог бы распознать! — фыркнул он с возмущением в голосе.
— Вы уверены? — спросил Макс. — Точно ли все побывавшие внутри до сих пор работают в музее? Ни за кем из них вы не замечали странного поведения, периодических необъяснимых отлучек? Не ушел ли кто из них неожиданно в отпуск?
— Да за кого вы меня принимаете? — фыркнул он. — Вы ведь тоже маг, тоже видите энергию. Аура вампира кардинально отличается от ауры человека. Как их можно не различить?
— Нет. Не вижу, — ответил Макс, чем, судя по округлившимся глазам Дональда, вызвал у того немалое удивление. — Не все сразу рождаются сразу с даром, знаете ли, — продолжил он. — Некоторые открывают его в себе уже в зрелом возрасте. А если не тренировать видение с детства — то чем взрослее ты становишься, тем сложнее будет его развить. Поэтому мне по большей части приходится пользоваться сторонними инструментами, а возможности, предоставляемые ими, ограничены. Так что мне прекрасно известно, как можно не различить высшего вампира среди людей.
— Ума не приложу, как это можно колдовать без видения. Сложно вам, наверное, приходится, — выслушав спич Макса, с издевкой в голосе хмыкнул Дональд и скосил на него взгляд, ожидая его реакции. — Но в любом случае, ни одного из моих людей никоим образом не коснулась магия пещеры, — продолжил он через пару мгновений как ни в чем ни бывало, видя отсутствие реакции у охотника на его провокацию. — Я в этом полностью уверен.
— Может, с вами был кто-то еще? — подал голос Марко. — Какой-нибудь сторонний специалист, приглашенный эксперт?
— Хм-м, дайте-ка подумать, — протянул Дональд. — Вроде бы не было… Та-ак, когда же мы туда ездили? В августе, если я верно помню… Хотя-я… Да, точно! С нами была еще одна женщина. Она из местных, из Спринг-Харбора. Тоже маг, кстати, но совсем начинающий, без образования даже. Да-а… Странная она была немного… Как же ее звали? Мэнди? Винди? Или, может, Джен? — задумался ученый, подперев рукой подбородок.
Слушавший его спич Макс отступил на шаг и оперся на какой-то шкаф, выжидающе глядя на Дональда, на лице которого был явно виден напряженный мысленный процесс.
— Нет, не вспомню, — вздохнул ученый через полминуты. — Я уже не молод, и память у меня уже не та, что прежде.
— Зелье, восстанавливающее нейронные связи, стоит около пяти тысяч за унцию, — криво усмехнулся Макс. — Недешево, конечно, но ученые в Америке вроде не бедствуют. Могли бы и позаботиться о своем мозге. Мозг — главный инструмент мага.
— Думаете, вы здесь самый умный? — вызверился Дональд. — Я не хуже вас осведомлен о достижениях алхимической науки. Но вот так незадача — в состав практически всех зелий, влияющих на головной мозг, входит шалфей, а на него у меня аллергия!
— Понятно, — безразлично произнес Макс. — Может, кто из ваших ассистентов вспомнит?
— Не вспомнит, — со все еще остающимся в голосе раздражением ответил Дональд. — Странная она была, говорю же. Ни с кем не общалась, да и вообще говорила мало.
— А зачем вы вообще брали ее с собой? — спросил Марко. — Кто она такая? Откуда взялась? Неужели вы просто так берете с собой в экспедицию кого ни попадя?
— Она вышла на меня незадолго до нашей поездки. Сказала, что прошел слух о том, что мы собираемся исследовать пещеру, а она, по ее словам, давно уже уловила идущую из нее энергию, но все никак не могла попасть внутрь. Очень просила взять ее с собой. Ну и я не нашел повода отказать коллеге. Да и нормально ведь все было. Она тихо исследовала магию пещеры своими инструментами, все мои требования выполняла, под руку не лезла, нашей работе не мешала.
— Как вы защитили людей? — спросил Макс, жестом развеивая образ жертвы вампира, который так и лежал на столе. — Пещера загрязнена мощнейшим проклятием, которое зиждется на кровной жертве. Седьмой уровень по шкале Бофорта-Барра, не меньше. Мне вот, чтобы пройти в центр очага, пришлось «сожрать» ветку бразильского анчара, — поморщился он.
— Эх, ну что за варварство, — фыркнул Дональд. — Вы бы еще живой водой облились! Для исследования мест с энергетическим загрязнением давно уже придумали специальные защитные артефакты. Я побывал во множестве экспедиций по всей Америке, изучал забытые храмы, места жертвоприношений… И ни разу не имел никаких проблем с опасной магией. Да что там — такой даже в полевых условиях сделать просто: берете любой минеральный накопитель достаточной емкости, помещаете в обратный треугольник Лебо в сочетании с…
— Ну, знаете ли, — перебил его Макс раздраженно. — У каждого своя специализация. Вы вот по всяким медвежьим углам магические места выискиваете, я на чудовищ охочусь… И мне еще ни разу не доводилось встречать таких, из-за которых бы в очаг проклятия влезать пришлось.
— Кстати, по поводу артефактов… — вклинился в разговор Марко.
— Да, артефакты, — произнес Макс. — Перейдем к тому, зачем мы вообще сюда приехали. Мне необходимо осмотреть артефакты, найденные вами в пещере. Они могут быть ключом к поимке чудовища.
— Откуда вы вообще о них узнали? — подозрительно прищурившись, спросил Дональд. — Мэр Нортон вчера говорил по телефону о них так уверенно, будто видел их своими глазами.
— В газете прочитал, — хмыкнул Макс. — Там было написано, что в ходе раскопок на территории городища были найдены какие-то магические артефакты, после чего их перевезли для исследования в ваш музей. И внутри, когда я исследовал самый центр очага проклятия, то заметил, что в каменных руках, торчащих из стены, явно что-то лежало.
— В газете?! — возмущенно выдохнул Дональд. — В газете? Ну конечно! Дебора! Кому еще пришло бы в голову рассказывать о нашей работе газетчикам? Ну все, она мне уже окончательно надоела! Уже завтра в нашем музее появится новая вакансия!
— Если бы не она — наши и без того призрачные шансы на поимку чудовища были бы и вовсе околонулевыми, — припечатал Макс, добавив стальных ноток в голос. — Чем заниматься разбазариванием штата ваших сотрудников — лучше помогите нам эти шансы повысить. Дайте осмотреть артефакты. Возможно, получив доступ к источнику проклятия, я смогу отследить укрытие существа, в которое превратилась эта женщина.
— Ни. За. Что, — четко проговаривая каждое слово, произнес Дональд. — И речи быть не может! Они уникальны! Уникальны, понимаете?! Это мое открытие! Их нашел я и исследовать тоже буду я. И будьте уверены, — он ткнул пальцем в Макса, — они принесут мне славу, известность. Я еще не успел разгадать их секрет, но я не позволю никому украсть у меня это открытие!
— Вы вообще слушаете, что вам говорят? — возмущенно воскликнул Марко. — У нас там люди погибают! Из-за вашей безалаберности! Это ведь вы допустили черт знает кого на раскопки проклятого места. И вполне логично, что женщина эта могла не знать, как пользоваться вашими защитными артефактами. Вот и допустила где-то ошибку, попала под проклятие. А вы не заметили, не предотвратили, не помогли ей!
— Или сняла защиту специально, захотела получить немного дармовой силы, — подчеркнуто спокойно произнес Макс. — Непонятно, правда, как она в таком случае вообще выжила, но сейчас это уже не так важно. Знаете что, Дональд? — вкрадчиво заговорил он. — У меня есть один знакомый, которому было бы очень интересно пообщаться с вами. Ознакомиться с вашей работой, задать несколько вопросов. Рассказать вам о законах этой прекрасной страны и проверить, не вступает ли ваша работа с ними в противоречие. Генерал Герберт Миллс — очень приятный и любознательный человек. Настоящий профессионал, хочу заметить. Наш с вами коллега, кстати, — подмигнул он ученому. — Работает в департаменте внутренней безопасности Соединенных Штатов.
— Глава отдела по противодействию магическим угрозам и внутреннему терроризму, — поникшим голосом произнес Дональд.
— О, так вы уже знакомы с Гербертом? Замечательно! — нарочито радостно сказал Макс. — Вы определенно найдете с ним общий язык. Все находят. Рано или поздно, — усмехнулся он.
— Наслышан о нем, — нервно сглотнув, ответил Дональд. — Я понял вас, мистер Вербери, — произнес он. — Нет нужды привлекать к нашим делам еще и генерала. Пойдемте за мной, я проведу вас в хранилище, — вздохнул он, приглаживая рукой прическу.
* * *
Хранилище музея располагалось в подвале здания, в который вела отдельная лестница, скрывавшаяся за неприметной дверью неподалеку от кабинета Дональда.
Спустившись по этой лестнице и пройдя сквозь тускло освещенный лабиринт стеллажей, заставленных пыльными коробками и заваленных всякой всячиной, они вышли на небольшой пятачок, столпившись вокруг какой-то странной металлической конструкции круглой формы. Конструкция эта занимала почти все свободное пространство между стеллажами, возвышаясь над уровнем пола на пару дюймов, и едва заметно мерцала тусклым голубым светом.
— Посторонитесь! — произнес Дональд, встав перед конструкцией на одно колено. Дождавшись, пока охотник и полицейский отступят на пару шагов, он громко вздохнул, положил руку на сероватый металл и беззвучно зашептал что-то, лишь шевеля губами.
Через полминуты свечение конструкции пару раз моргнуло ярче и погасло совсем. Дональд вздохнул снова и, кряхтя, поднялся на ноги.
Внизу, под полом, что-то громко заскрежетало, загремело металлом, после чего конструкция начала неспешно подниматься к потолку, открывая взглядам собравшихся выезжающую из-под пола винтовую лестницу.
— Это вход в экранированное хранилище, — произнес ученый. — Здесь мы храним все магические предметы, которые находим в ходе наших экспедиций. Спускайтесь осторожнее, лестница очень крутая. И постарайтесь ничего не трогать руками — если, конечно, не хотите их ненароком лишиться, — не удержался он от колкости.
Спустившись вниз футов на тридцать по довольно-таки шаткой винтовой лестнице, они оказались в обширном зале, заметно превосходившем размерами хранилище на верхнем этаже подвала.
Два раза хлопнув в ладони, Дональд громко выкрикнул: «Лайт!», отчего по всему потолку зала плавно разгорелись огни, явно магического происхождения, от света которых в помещении стало светло, как днем.
В помещении хранилища было гораздо просторнее, чем наверху — немногочисленные стеллажи и столы располагались на заметном удалении друг от друга, а у дальней стены стоял длинный ряд массивных металлических шкафов, высотой в полтора человеческих роста каждый.
Подойдя к одному из таких шкафов, Дональд отодвинул шторку, скрывающую его замочную скважину, и сунул туда указательный палец правой руки.
Внутри шкафа что-то щелкнуло, и его дверь отворилась, явив взгляду присутствующих два небольших стеклянных шара, установленных в каких-то креплениях и плотно затянутых изнутри грязно-серой дымкой.
Вынув из кармана желтоватый ключ с длинным и тонким жалом, ученый примерился, воткнул его куда-то в глубину сейфа и провернул три раза против часовой стрелки.
В сейфе что-то громко зашипело, крепления с шарами на мгновение засветились зеленым светом, и через секунду после того, как свечение погасло — поднялись в воздух на пару дюймов, зависнув над поверхностью полки.
Повинуясь взмахам руки Дональда, крепления вылетели из сейфа и были плавно отлевитированы на стоящий неподалеку каменный постамент, покрытый каким-то замысловатым орнаментом.
Дождавшись еще одного шипения, которое, по всей видимости, свидетельствовало о том, что все конструкции встали на место, Дональд еще одним взмахом руки активировал полупрозрачную сферу, голубоватое свечение которой выросло вокруг артефактов прямо из постамента, после чего достал какую-то пластиковую коробочку из обитого железом сундука, стоявшего неподалеку.
Подцепив пальцем кожаный шнурок, Дональд вытащил из коробки целую связку амулетов, выполненных в виде металлических треугольников, испещренных какими-то символами. Два амулета были отделены им от связки и переданы охотнику с полицейским, а еще один надел на шею он сам.
— Я бы настоятельно рекомендовал вам воспользоваться защитными амулетами, — произнес Дональд, складывая оставшиеся обратно в коробку. — Магия найденных мною в пещере артефактов довольно сильна и необычна. И пусть наша стационарная защита достаточно качественно закрывает нас от нее — лишняя предосторожность не повредит. Кто знает, как она, случись что, может повлиять на незащищенный человеческий организм.
— Вампир знает, — немного раздраженно бросил Макс. — Только вот пока что не торопится поделиться с нами этим знанием, — хмыкнул он, надевая амулет.
Дождавшись, пока защиту наденет и полицейский, Дональд подошел к постаменту ближе, помахал немного рукой вокруг него, после чего несколько раз ткнул пальцем в разные места на его основании, отчего небольшие участки покрывавшего камень орнамента засветились тем же светом, что и защитная сфера сверху.
Помедлив еще несколько секунд и, по всей видимости, убедившись, что все в порядке, Дональд отступил на пару шагов назад. Некоторое время не происходило ровным счетом ничего, но вынужденная пауза не успела затянуться сверх меры — со стороны постамента вдруг раздался негромкий гул и шипение, а защитную сферу затянуло густым черным дымом.
— Контейнеры с артефактами должны быть безопасно открыты под стационарной защитой, — пояснил происходящее Дональд. — А еще вам пригодится прибор для просмотра энергетических потоков, — кивнул он Максу, выдвигая какую-то конструкцию из ниши в полу — Не знаю, что вы там используете для того, чтобы их видеть, но наше оборудование в любом случае даст более качественную картинку.
Еще через минуту в постаменте что-то оглушительно пискнуло и дым внутри расположенной на нем защитной сферы крупными черными хлопьями опал на дно, открывая взглядам мужчин два небольших — дюйма три в высоту — кубика из странного материала, напоминавшего то ли слоновью кость, то ли бивень мамонта, висевших прямо в воздухе.
— Вот интересующие вас артефакты, — сказал Дональд, поворачивая какую-то ручку под экраном, расположенным на выдвинутой из пола конструкции, отчего по контуру его загорелось тускловатое зеленое свечение.
Роль экрана в приборе для просмотра энергетических потоков выполнял зажатый металлическими креплениями кусок стекла размерами три на два фута и в добрых полфута толщиной.
— Обратите внимание, — заговорил ученый, поворотом очередной ручки поднимая экран чуть выше. — На этих предметах в визуальном спектре явно видны следы какого-то вещества, напоминающего кровь, — произнес он, одновременно подкручивая что-то в своем приборе. — Но тем не менее они не видны ни в энергетическом зрении человека, — тут он слегка склонил голову, — Ни в диапазоне сканирования машины, — кивнул в сторону прибора.
— То же вещество я видел и в пещере, — произнес Макс. — Моим сканером оно также не определяется.
— Я бы удивился, если бы это было не так, — фыркнул Дональд. — Единственное, что мы смогли выяснить — это примерный возраст материала и его тип. Артефакты, определенно, сделаны из кости. Они были вырезаны вручную с помощью довольно грубых инструментов, около семисот-восьмисот лет назад. Также примерно в это время на них были выскоблены некие письмена. Но на этом достоверно известная нам информация заканчивается. Мы не знаем, какому именно существу принадлежала кость, из которой сделаны артефакты. Письмена расшифровать тоже пока что не удалось — несмотря на то, что их символы почти полностью повторяют письменность индейского племени оджинолов, живущего в этих краях, они не складываются ни в одно из известных нам слов или сочетаний. И вообще, кажется, не имеют никакого смысла.
— Страшно интересно, — произнес Макс с отчетливо слышимым сарказмом в голосе, перебивая спич ученого. — Но мы сюда пришли не за этим. В первую очередь нас интересует магия этих вещей и ее связь с чудовищем.
Судя по выражению лица Дональда, подобное пренебрежение к его рассказу оскорбило того до глубины души. Он поколебался несколько секунд, будто раздумывая, высказать ли охотнику все, что он о нем думает, но, по всей видимости, решил не накалять ситуацию.
Шумно вздохнув, он щелкнул несколькими переключателями под экраном и отступил на пару шагов в сторону.
— Вот, прошу, — произнес Дональд, жестом приглашая Макса подойти поближе. — Сканер настроен на артефакты, подробное изображение энергетики транслируется на экране. Надеюсь, ваших знаний хватит, чтобы понять то, что вы там увидите. Угол обзора можно менять вон тем рычагом, для изменения масштаба служит это колесико. Можете приступать, — хмыкнул он, материализовав щелчком пальцев без какого-либо вербального заклинания деревянный стул неподалеку от прибора и усаживаясь на него с негромким кряхтением. — Если что-нибудь из того, что вы увидите, окажется выше вашего понимания — я к вашим услугам.
Следующие десять минут сопровождались лишь тихим попискиванием прибора, издаваемым им при каждом взаимодействии с его органами управления, и шумным дыханием Дональда, который, дабы скоротать время, читал какую-то бульварную книжонку карманного формата, взятую с одного из лабораторных столов.
Откровенно скучавший Марко, который сидел на втором стуле, созданном по его просьбе ученым, вдруг заметил некоторые изменения в действиях охотника, который до того неотрывно пялился в монитор сканера, лишь иногда подкручивая что-то в его настройках.
Макс заметно оживился, навел сканер на максимальное увеличение и принялся что-то активно черкать в своем блокноте, вынутом из внутреннего кармана плаща.
Когда через минуту он отошел от сканера и направился к защитной сфере с артефактами, от своей книги оторвался и Дональд.
— Вы что-нибудь выяснили? — спросил он заинтересованно, наблюдая за охотником, который остановился в двух футах от постамента и занес над ним руку, судя по всему, пытаясь почувствовать исходящие от артефактов эманации.
— Определенно, — ответил тот через десять секунд, отойдя от постамента и повернувшись к остальным присутствующим. — Кажется, я понял, как это проклятие было наложено.
— Просветите же меня, — произнес ученый, поднимаясь со стула. — Потому что я, со всей высоты своего опыта, так и не смог разобраться в сути его плетений.
— А вы и не смогли бы, — хмыкнул в ответ Макс. — Это потребовало достаточно специфических знаний о существах, которые на вашем континенте не встречаются.
— Ну, и какие же существа были замешаны в данной магии? — заинтересованно спросил Марко.
— При наложении этого проклятия был принесен в жертву эдимму, — произнес Макс. — Это один из видов полуразумных вампиров. В основном они обитают на Ближнем Востоке, в Междуречье. Иногда забредают на Синайский полуостров, чуть реже встречаются на севере Индийского субконтинента. Несмотря на то, что большинство их собратьев по вампирскому племени питаются кровью — основой рациона этих вампиров является жизненная энергия теплокровных существ.
— Но откуда в Америке взялся эдимму? — удивленно спросил Дональд. — Здесь никогда не водилось ничего подобного.
— Сейчас это определить уже не представляется возможным, — вздохнул Макс. — Я лишь могу предполагать, что его призвали по ошибке в ходе какого-то ритуала или транспортировали с помощью некоего рода пространственной магии, остатки эманаций которой до сих пор остались на этих артефактах. Вот эти голубые точки, — ткнул он пальцем в небольшой участок схематического изображения потоков энергии, показанного на экране.
— Почему же, в таком случае, я не смог определить там энергетику вампира? — подал голос Дональд. — Неужели ее настолько сложно разглядеть?
— А вот здесь как раз и вступают в дело те самые специфические знания, — хмыкнул Макс. — Вот, поглядите-ка, — он уменьшил приближение в сканере и немного повернул показываемую им картинку. — Видите эти странно выглядящие кристаллы вокруг той области, где физически на кубиках разлита кровь? — произнес он, снова показывая пальцем на экран. — Это кристаллизованная энергия жизни, обработанная пищеварительной системой эдимму. Кристаллов этих там совсем немного, и они, прошу заметить, находятся на небольшом удалении от крови, не касаясь ее.
— И что это значит? — заинтересованно спросил Дональд.
— Именно так выглядит кровь эдимму, недавно убившего свою жертву, — ответил Макс с заметным удовлетворением в голосе. — Я не буду устраивать вам здесь лекцию о строении организма этих существ. Скажу лишь, что когда эдимму переваривает сожранную им энергию человека, она характерным образом кристаллизуется в его тканях, а его кровь становится на какое-то время начисто лишена какой-либо энергии. Это достаточно примечательная картина, не характерная, насколько мне известно, больше ни для одного из существ. Несколько лет назад мне довелось убить одного эдимму в Ираке, и при его вскрытии я наблюдал что-то очень похожее. Вероятно, в нашем случае вампира притащили сюда вскоре после его последней трапезы, а особенности ритуала позволили сохранить эту энергию практически в нетронутом виде.
— И как это все повлияло на этого вашего, кхм, новоиспеченного вампира? — спросил Дональд, нервно приглаживая волосы. — Эдимму — дикое животное, оно не имеет ничего общего с человеком.
— Так и есть, — кивнул Макс. — Но здесь ситуация несколько иная. Насколько я понимаю, в данном случае человеку были приданы некоторые качества вампира. Ему перешла часть сути этого существа, которую сохраняло в себе проклятие. Все это наложилось на магические способности, которыми он обладал, и, вероятно, нашло в них подпитку. И теперь получившаяся гремучая смесь человеческого мага и полуразумного вампира бродит по улицам Спринг-Харбора.
— Только некоторые? — вклинился в разговор Марко.
— Верно, — ответил Макс. — Настоящий эдимму не умеет колдовать и превращаться в человека. Он, как верно заметил наш уважаемый ученый, — охотник кивнул головой в сторону Дональда, — не имеет никакого отношения к людям. Это дикое животное — живет в пустыне, населенных мест избегает. К человеческому жилью выходит лишь тогда, когда совсем оголодает. А еще он не оставляет после себя трупов — ни в виде столетних стариков, ни в каком-либо еще. Эдимму поглощает энергию без остатка, поэтому его жертвы выглядят в лучшем случае как небольшая кучка серого праха.
— А чем же он питается? — спросил Марко.
— По большей части, различным пустынным зверьем, — ответил Макс. — Тушканчиками, мышами, даманами… Если повезет — поймает серну или шакала. Ну, а если все же нападет на человека — то для него это будет настоящий праздник. Поглощенной энергии ему хватит на несколько лет.
— Почему же, в таком случае, наш эдимму убил уже троих менее чем за полгода? — подал голос Марко.
— Потому, что это не эдимму, — с легким раздражением в голосе бросил Макс. — Чем вы меня слушали? Проклятия не предназначены для превращения людей в чудовищ с другого континента. Они служат для того, чтобы убивать. То, что в конкретно этом случае проклятие сработало именно таким образом — совпадение неизвестных мне случайностей. Но случайности эти мне не интересны. Ими будут заниматься компетентные специалисты — после того, как я смогу обезопасить город от их результата. Ну, а что касается частоты нападений, — он поморщился и почесал за ухом, — Полагаю, что здесь тоже виновато воздействие проклятия.
— Каким же образом? — вклинился в разговор Дональд. — Я не вижу в магии проклятия ничего, что могло бы заставить его жертву нападать на людей.
— Это же элементарно, — наморщив лоб, бросил Макс. — Я вам сходу несколько вариантов такого воздействия могу привести. Во-первых, проклятие само по себе может скверно влиять на общее психическое состояние человека. Думаю, не надо объяснять, каким образом. И если с психикой изначально были какие-либо проблемы или она просто оказалась недостаточно стойкой — результат может быть непредсказуем. Далее, — продолжил он, негромко прочистив горло. — Проклятие разрушающе воздействует на здоровье человека — что следует из самой его сути. Следовательно, есть вероятность, что нападая на других людей и высасывая из них жизнь, наш вампир пытается таким образом спасти свою. Ну, и так далее и так далее, — закончил свой спич охотник, окидывая взглядом Дональда. — Эх, и чему вас только учат в ваших школах и университетах… — протянул он с легким разочарованием в голосе. — Элементарных принципов действия проклятий не понимаете.
— Там учат избегать проклятий, а не получать их и разбираться потом с последствиями, — с оскорбленным видом ответил ученый, отворачиваясь в сторону.
— Таких знаний вампиру, очевидно, не хватило, — с негромким хмыком заметил Макс.
— И как полученная вами информация поможет нам в поимке этого вампира? — спросил Марко. — Удалось получить какие-либо зацепки?
— Ах, да. Я ведь самого главного не сказал, — оживился Макс. — У нас теперь есть прямой канал к чудовищу. Видите вон тот толстый жгут грязно-красного цвета на экране? — он ткнул в прибор пальцем.
Дождавшись утвердительного кивка Макса и повернувшегося снова к ним Дональда, Макс продолжил:
— Это изображение канала, идущего от этих артефактов напрямую к вампиру.
— Он блокирован, — заметил Дональд, приглядевшись к прибору. — Блокирован с обоих сторон, и довольно качественно.
— Причина блокировки с этой стороны очевидна, — произнес Макс, негромко прокашлявшись. — Мы находимся в экранированном помещении. Довольно высокого класса защиты, как я понимаю. И оно, как ни странно, экранирует. Ну, а с другой стороны, вероятно, канал закрыт самим чудовищем. Что можно сделать с этим фактом, я еще не знаю, но постараюсь что-нибудь придумать, как только мы отсюда выберемся.
— Вы что, собираетесь забрать с собой эти артефакты? — с удивлением отозвался Дональд. — Но…
— Не беспокойтесь, никто не собирается выносить отсюда эту дрянь, — поморщился Макс. — Я просто оторву канал от артефакта. Если, конечно, у вас найдется какой-нибудь достаточно емкий накопитель замкнутого типа, к которому его можно будет привязать.
— Вот такой подойдет? — Дональд покопался немного в одном из ящиков стоящего неподалеку письменного стола и извлек оттуда небольшой, в пару дюймов размером, грубо ограненный синий камешек, на поверхности которого то и дело вспыхивали серебристые искры.
— Вполне, — кивнул Макс, приглядевшись к накопителю повнимательнее. — Искусственный сапфир, я правильно понимаю?
— Именно так, — ответил Дональд. — Выращен магически, так что ничего сверхъестественного от него не ждите. Но связь удержит без проблем. Я его вам могу отдать всего за семьдесят пять долларов.
Охотник смерил Дональда нечитаемым взглядом, сунул руку в карман плаща, вынул чековую книжку и, размашисто черкнув в ней несколько строк ручкой, передал вырванный листок ученому.
Получив в обмен на подписанный чек сапфир-накопитель, Макс бросил еще один взгляд на экран, после чего вместо чековой книжки из ножен на внутренней стороне плаща был извлечен серебристый кинжал с длинным тонким лезвием.
Подойдя к постаменту, охотник закрыл глаза на мгновение, провел несколько раз рукой вокруг защитной сферы, после чего удовлетворенно хмыкнул и с размаху рубанул кинжалом по воздуху, разрубая энергетический канал, идущий от артефактов к чудовищу. Одновременно с этим в его левой руке ярким синим светом загорелся накопитель.
— Шиндэрое́н дхе рхибашкохе́н! — громко произнес Макс, отчетливо проговаривая каждое слово, после чего резким движением занес камень над постаментом.
От этого камень вспыхнул еще ярче, и вместе с этим в воздухе на какое-то мгновение проявилась полупрозрачная трубка красноватого цвета, уходящая куда-то в потолок зала, конец которой болтался в полуфуте над поверхностью защитной сферы.
Пару мгновений, еще несколько вспышек, и трубка присосалась к накопителю, который держал в руке Макс, а после — исчезла, одновременно с чем погасло и свечение камня.
Окинув взглядом камень, Макс удовлетворенно хмыкнул и засунул его в небольшую шкатулку из темного дерева с обитыми каким-то металлом углами, которую он выудил из своего чемоданчика, стоявшего неподалеку.
— Замечательно, — удовлетворенно произнес он, возвращая шкатулку на место и захлопывая за ней крышку чемоданчика. — Теперь наши шансы найти чудовище существенно возросли.
— Это все, господа? — спросил Дональд, который подошел к экрану и начал что-то в нем настраивать — по всей видимости, подготавливая к выключению после работы. — У вас нет ко мне больше никаких вопросов, претензий?
— Мы узнали здесь все, что хотели, и даже немного больше. Благодарю вас, коллега. Вы нам очень помогли, — Макс кивнул ученому. — Не будем вас больше задерживать.
— Проводить вас до выхода? — ученый оторвался от своего занятия и поднял взгляд на охотника.
— Нет, спасибо, — произнес в ответ полицейский. — Выход мы найдем сами, провожать нас не нужно.
Вновь пройдя по шаткой винтовой лестнице, охотник и полицейский выбрались, наконец, из подвального хранилища. Тепло попрощавшись с сидевшей на кассе женщиной и пообещав при случае снова заглянуть в музей, чтобы все же ознакомиться с его экспозицией, они вышли на улицу, где начал накрапывать мелкий противный дождик.
После того, как они быстрым шагом дошли до машины и погрузились в нее, а севший на сей раз за руль Макс запустил двигатель и направил на запотевшее стекло поток теплого воздуха, Марко наконец произнес то, что, судя по выражению его лица, вертелось у него на языке последние несколько минут.
— Ну и сволочь же этот Дональд! — возмущенно выпалил он.
— Первостатейная, — кивнул Макс. — Такую потрясающую комбинацию оголтелой наглости, твердолобости, некомпетентности и нежелания видеть дальше собственного носа мне не доводилось встречать уже давно.
— Эх, — громко вздохнул Марко. — Слишком легко он отделался, вам не кажется? Получил небольшую трепку, услышал пару-тройку грубых слов, да еще и денег на этом заработал. Чересчур мягко для того, кто стал причиной всех этих смертей...
— Дорогой Марко, — Макс растянул губы в плотоядной ухмылке. — Ну неужели вы думаете, что я оставлю это просто так? Генерал Миллс узнает обо всем в мельчайших подробностях в тот же день, когда мы покончим с чудовищем. А пока пусть господин Аутло считает, что он нам больше не интересен, — хмыкнул охотник. — Меньше будет знать — меньше будет вероятность того, что он влезет в нашу охоту.
— Я рад, что не собираетесь спускать ему это с рук, — удовлетворенно кивнул Марко. — То, что вытворил этот, с позволения сказать, ученый — иначе как внутренним терроризмом и не назовешь. А его отношение к произошедшему явно показывает, что в будущем от него снова можно будет ждать чего-нибудь подобного.
— Не беспокойтесь, Марко, — усмехнулся охотник. — Никуда он не денется. Уже скоро безопасность американского государства сможет спать спокойно.
— Что у нас дальше по плану? — спросил полицейский, откидываясь на сидении.
— Предлагаю вернуться обратно в Спринг-Харбор, — ответил Макс, пристегивая ремень. — К сестре мэра нам ехать ближе к вечеру, так что у нас есть достаточно времени. Для начала пообедаем в каком-нибудь приятном заведении, а дальше — посмотрим. Есть у меня несколько идей…

(1) Фамилия Дональда – Outlaw – в переводе означает «Вне закона».






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 23.04.2021г. Дмитрий Тищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3073043

Метки: альтернативная реальность, боевая фантастика, детектив, магия, мистика, мистический реализм, приключения, фантастика, чудовища,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив


















1