Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Часть 3. Глава 5.


Часть 3. Глава 5.
­Глава 5. Марк.

28 июня. 10.11 По московскому времени.
Москва.

- Блин, сочувствую. Даже не знаю, что сказать. – Проговорил Джавид и неловко осмотрелся по сторонам, словно в поисках места, куда можно сбежать.
Марк и Джавид стояли в квартире Сахаровых. После смерти родителей сюда переехал старший брат – Герман, вместе с женой и сыном. Где жена и сын Марк не знал, но то что осталось от брата, он видел прямо сейчас. По среди двуспальной кровати в скандинавском стиле, прямо на лавандовых, под цвет нынешнего неба, лежала высушенная мумия, больше походившая на высохшее растение в экибане. Марк силился рассмотреть в обтянувшей кости коже знакомые черты, но о том, что это был Герман говорил только медальон на золотой цепочке и кольцо на пальце с черной вставкой. Еще одна его связь с этим миром лопнула как перетянутая струна, оставив только пронзительный металлический звон в ушах.
- Так что мы будем дальше делать? Хочешь его похоронить? – Спросил Джавид.
- Не знаю. – Марк не отрываясь смотрел на тело.
«Трупы хоронят на кладбище, укладывают их в каменный склеп, где они покоятся в своих ложах. Сейчас в каждой квартире этого дома лежат тела умерших. На своих постелях, среди своих вещей, в своих квартирах. Чем это хуже склепа? Большого, просторного склепа. Только табличек на дверях с именем покойника. А весь город — это кладбище, и дома-склепы, стоящие аллеям как надгробия. Цветов нет, обычно же цветы приносят. Четное число.»
Марк молча развернулся и вышел на кухню, где в вазе на столе, уже прибитые пылью, стояли искусственные цветы. Джавид, опомнившись быстро догнал его и начал недоуменно наблюдать за действиями спутника. Вытащив две каллы, Марк прихватил черный маркер из вазочки со всякой мелочевкой на микроволновке и пошел к выходу. Захлопнув дверь, он положил цветы на коврик у порога и большими размашистыми буквами написал на белой стене «Герман Сахаров». Джавид сначала хотел что-то сказать, но промолчал. Спустившись по лестнице, они вышли на улицу. Марк сел на качели на детской площадке, оттолкнулся и посмотрел на небо.
- Красивое.
- Ага, и жуткое. – Задрав голову, ответил Джавид.
- Я сначала думал, что это у меня в голове. – Продолжая вглядываться в фиолетовую глубь небес сказал Марк.
- Ты мне так и не рассказал, что с тобой? – Джавид опустился на вторые качели рядом и тоже начал раскачиваться.
- Да ничего такого, просто с ума сошел. – Марк перевел взгляд с неба на многоэтажки и начал смотреть в окна, представляя сколько тел лежит в этих квартирах.
- Врожденное, или головой бился? – Не унимал любопытство Джавид.
- Ты когда-нибудь кого-нибудь терял?
- Тупой вопрос. Чувак, на планете почти все умерли, покажи мне сейчас того, кто не потерял.
- Нет, до этого. Кого-нибудь очень близкого? – Не обратив внимания на подкол, спросил Марк.
- Да у меня никого не было.
- Что прямо вообще? – Немного удивился Марк.
- Вообще. Ты себе представляешь культуру Кавказа?
- Да, я же сошел с ума, а не дебил.
- Так вот, морду мою видишь? Ничего странного не замечаешь?
Марк всмотрелся в лицо Джавида – смуглая кожа, очень пухлые губы, черные как смоль волосы и брови, карие глаза и тонкий и острый нос. Что-то было в его лице, что-то необычное, редко встречающиеся в людях сочетание черт.
- Ну да, есть что-то странное.
- Конечно странное, а теперь представь на секунду, что моя мать была из очень традиционной армянской семьи, прям вот все обычаи и заветы соблюдали. Там целый клан. Чистота крови, наследственность и прочее. А мамка моя была бунтарка, из прогрессивной молодежи. Хрен его знает, где она его нашла, я о нем только слышал потом от нее, но забеременела она знаешь от кого? – Джавид сделал паузу, и не дождавшись вопроса, ответил сам. – От негра. Ты прикинь, армянка и у нее родился ребенок, как молочная шоколадка. Она даже не стала ждать реакции родителей. Сразу с роддома дернула в Москву, наобум, просто подальше от дома. Так вдвоем мы тут и перебивались. Она то в магазинах работала продавщицей, то няней подрабатывала. А я рос белой вороной, среди армян чужой, даже языка не знаю. Для негров я тоже – снежок, а для русских вообще черт знает, что. Вот и представь. Мать страдала. Она ничего не говорила, но я видел, как она скучает по дому, по семье. Годы пахоты убивают бунтарский дух, и со временем начинаешь думать о родне. А для меня все чужие, я о них только слышал. Я их не любил, для меня они с самого детства были злодеями, из-за которых мы с мамой должны так жить. Так вот, когда мне стукнуло шестнадцать я ушел из дома. Написал письмо матери и ушел. Специально. Нет я любил ее, даже очень и ушел ради нее. Вместе со мной ее бы дома не приняли, а она вяла на глазах. И я ушел, что бы она могла вернуться домой. Сбросил груз глупой молодости с ее шеи. А что? Я же просто ошибка, меня вообще не должно было быть. Символ протеста. Так вот все это время я и живу один, работаю, друзей нет, родственников тоже, болтаюсь как говно в проруби. А как кого-то можешь потерять если у тебя никого нет, даже себя самого?
Марк выслушал Джавида и даже забыл, о чем он хотел его спросить. Он понял, что этот парнишка хлебнул в своей жизни не меньше его. Только при этом из него так и хлестал оптимизм и вкус к жизни. Хотя это могла быть просто маска, за которой он прятал свою боль. Они молча качались на качелях, скрип от которых отражался от домов и многократно проносился по двору.
- А к чему ты это спрашивал? – Прервал молчание Джавид.
- Я раньше нормальный был. Как все. У меня сестра была, близнец. Мира… - Маркс сделал долгую паузу. – Её изнасиловали и убили. Там долгая история, я так вкратце. Мы с ней как одно целое были. Я больше ни у кого такого родства не видел. Без нее как будто меня не стало. Я знал, кто это сделал. Я нашел его, даже их. И убил. Меня в лечебницу закрыли. Мать не выдержала, отец тоже ее долго не пережил. Я четыре года по больницам, толком не помню, что там было постоянно под препаратами. Потом меня братья домой забрали. Не знаю, как им удалось. Герман, у которого сейчас были, свою квартиру переделал и меня там поселили. Год сам прожил, братья за мной ухаживали, приезжали каждый день, следили, я даже на поправку пошел. Потом с ним что-то стало, я не знаю, что, и на какое-то время один остался. А меня без лекарств вообще плохо становилось. Маниакально-депрессивный синдром.
- Ты не буйный? – Перебил его Джавид. – Ночью меня не завалишь?
- Теперь вроде нет. Раньше мог бы. Меня с квартиры брат, другой, младший Альберт, забрал. В больницу отвез. Не лечебницу для осужденных, а нормальную. Я пока в квартире был, меня накрывало, это я сам себе руки изрезал. А в больнице было хорошо. Там врач был, не знаю, знакомый отца какой-то. Он мне препарат дал, те таблетки что в рюкзаке. От них мне намного легче. Нет этой агрессии сумасшедшей, мысли ровные. Соображаю нормально. Давно такого не было. Я сейчас больше, чем за последние пять лет сказал.
- Жесть. Я думал у меня жизнь паршивая. Не удивительно, что с башкой нелады. Я бы, наверное, вообще не пережил бы такое. Так ты прямо в больничке все застал. – Спросил Джавид.
-Да. Перестали обход делать. Еду не приносили. Я решил проверить, что да как. Вышел из палаты, а там пусто. Лечащего врача нашел, такой же. – Марк кивнул головой в сторону квартиры брата. – И пошел по городу, хотел домой дойти. Я не знал, что случилось. Думал окончательно с ума сошел, и мне все это мерещиться. Казалось, что я один остался во всем мире, и он принадлежит мне.
- Да ты прямо Джимми из «28 дней спустя»[1]. Теперь понятно, почему ты так ломанулся тогда в «Атриуме». Ты это, если из-за брата хочешь выговориться, я послушаю. Я себе только представить могу, каково это.
- Знаешь, - Марк глубоко вдохнул. – Я понимаю, что это брат. Мне должно быть больно и горько. Но я почти ничего не чувствую. Может из-за лекарств, может из-за болезни. Но внутри вообще эмоциональный штиль. Тишина полная. Может это неправильно, и потом мне будет больно и стыдно, но это так. Мне как-то даже все равно, что с миром случилось. Я даже физической боли почти не чувствую.
- Да я видел, когда мы тебе перевязку делали, ты и глазом не повел. Ну смотри сам, если что, всегда знай, что я могу выслушать. Оно же как, сейчас штиль а потом как накроет.
- Да мне и сказать нечего. Я же говорю, я давно столько не разговаривал. Не знаю почему сейчас так. – Марк оттолкнулся ногами от земли и еще сильнее раскачался на качели.
- Что дальше делать будем? – Спросил Джавид.
- Вообще без понятия. Я бы запасы таблеток пополнил, меня пугает мысль, что со мной станет, когда они кончаться.
- Это понятно, а вообще, в глобальном плане. Мы же теперь как в Фоллауте[2]. Нам продумать все надо как выживать, где обосноваться. Сейчас же все, амба всему. Свет уже частично вырубился. Еда пропадает. Надо что-то думать, а то через пару недель вообще тяжко будет. – Джавид задумчиво осмотрелся по сторонам.
- Да все равно. Я вообще не знаю, что дальше делать и без разницы мне. Умрем так умрем.
- Не, чувак, тут ты не прав. На нас теперь ответственность. Кто человечество возрождать будет? Остались в живых крохи.
- А зачем его возрождать? Человек мерзкое создание, вдруг это все произошло специально. Природа избавилась от болезни. А ты возрождать собрался.
- Я понимаю, что у тебя нет поводов любить людей. Но поверь мне, не все такие. Есть и хорошие люди, добрые и отзывчивые. Есть в жизни много моментов, ради которых стоит жить. Мы еще молодые, у нас все впереди. Я вот люблю жизнь, и умирать не собираюсь. И тебе не дам. Ты первый друг у меня за всю жизнь, я так тоже ни с кем почти даже поболтать не мог. Привычка с детства, шарахался от всех. Когда это все началось, даже обрадовался. Мол, по заслугам все получили. Но потом, когда осознал все, самому стыдно за свои мысли стало. Может нас специально судьба свела, что бы друг друга чему-то научили. – Пустился в размышления Джавид.
Судьбы не существует, мы просто плывем по течению времени, а жизнь — это череда событий и совпадений. – Сказал Марк, откопав в памяти избитую цитату.
- Ты прямо пацанский паблик из «Вконтакте». А если серьезно, надо дергать из Москвы, это точно. Тут в сентябре уже прохладно, а в ноябре все, зима. Тут оставаться вообще не вариант, и не держит нас здесь ничего. Погнали на юг, к морю. Я всю жизнь мечтал море увидеть. Вон в Турцию, например. В Кемер. Там зимы вообще нет. Как в «Достучаться до Небес». «Пойми, на небесах только и говорят, что о море. Как оно бесконечно прекрасно. О закате, который они видели. О том, как солнце, погружаясь в волны, стало алым, как кровь. И почувствовали, что море впитало энергию светила в себя, и солнце было укрощено, и огонь уже догорал в глубине. А ты? Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там наверху тебя окрестят лохом.»[3]
- Да поехали, мне все равно. – Безразлично ответил Марк.
- Отлично! Сейчас помародерим, тачку поменяем, на этой колымаге, – Джавид кивнул в сторону ВАЗ-21099, которую они нашли брошенной в центре Москвы, - далеко не уедешь. И покатим. А еще за таблетками тебе заедем. Ух, я прямо весь в предвкушении!


Москва
17.49 по московскому времени.

- Шикарно! – Сказал Джавид, поглаживая руками руль Ламборгини. – Вот это тачка! Ты представь, я всю жизнь об этом мечтал, а теперь могу выбрать себе вообще любую машину в мире!
Марк посмотрел на парня, и лишь пожал плечами. Ему было абсолютно безразлично, на чем передвигаться, а приземистый и яркий спорткар, наоборот, вызывал у него раздражение.
- Сколько она ест?
- Да пофиг, сейчас на заправках тысячи тонн горючки, хоть танк заправляй. Ты что вообще никогда не мечтал покататься на таком звере? – Джавид с упоением гладил парприз[4].
- Нет, никогда. Сейчас мне как ты сказал «пофиг», а раньше я любил более практичные машины. Экономичные, вместительные удобные. Сюда же даже залазить не удобно. – Сказал Марк, указывая на поднятую дверь авто и сидение, чтобы сесть на которое, нужно было согнуться в три погибели, и забираться, как собака в будку. – И я водить не умею, у меня даже прав нет.
- Вот ты даешь, ты как вообще по Москве передвигался?
- Метро, маршрутки изредка такси. – Спокойно перечислил Марк.
- Так выж это, не из бедной семьи. Вон хата какая, пятикомнатная в новом доме, ремонт хороший. – Удивился Дажвид.
- Не бедствовали. Отец был хирургом, доктором медицинских наук. Но он нас с детства учил, что роскошь и пафос, это мусор, который лежит под ногами скромности.
- Ты прямо ходячий сборник цитат. – Усмехнулся Джавид.
- А ты ходячая энциклопедия поп-культуры. – Парировал Марк. – Это слова отца, он был скромным и трудолюбивым человеком, очень часто делал операции бесплатно, тем кто не мог себе позволить их оплатить. Нас учил жить так же.
- Хороший человек был, сейчас это редкость. – Кивнул головой Джавид. – А по поводу энциклопедии – кино, игры, книги и музыка, это были мои единственные друзья. Я постоянно зависал в кинотеатрах, компьютерных клубах и библиотеках. Это было единственное, что меня отвлекало от дерьма, что обычно происходит в жизни.
Марк молчаливо пожал плечами, ничего не сказав в ответ.
- Так, надо заехать ко мне, забрать мой ноут, потом к тебе в больничку, таблетосов твоих нагрести, потом затариться всем необходимым и в дорогу! Только чур я буду Мартином, а ты Руди[5]! Хотя он… упс, ты смотрел этот фильм?
- Этот нет, слышал про него. – Ответил Марк, с трудом залезая в машину, больное колено еще давало о себе знать.
- Тогда не буду спойлерить. Потом покажу лучше. – Сказал Джавид и завел машину.


21.14 по московскому времени

- Да, взять такую тачку, было не лучшей идей, соглашусь с тобой. – Джавид пытался уложить полные сумки в салон суперкара, но у него это не выходило.
- Не надо было столько набирать. И машина да, неудачный выбор. – Ответил Марк, смотря со стороны на тщетные попытки.
- В смысле не набирать? Я же взял только самое необходимое! – Возмутился Джавид.
- Игровой ноутбук, лазерный проектор, самурайский меч, портативная колонка, четыре пары кроссовок, куча вещей, три ножа, часы Breguet, золотая цепочка, электрогриль и электросамокат. Это очень нужные вещи? – Перечислил Марк, вспомнив еще не весь список того, что Джавид вынес из магазинов.
- Ну на ноуте играть буду, мой старый уже вообще ничего не тянет. А чем сейчас еще заниматься, в мертвом мире, а игр было выпущено лет на сто вперед, хоть пройду их все. На проекторе кино смотреть, вон тебе сколько показать надо. Меч вообще не обсуждается, а вдруг зомби появятся? Да и вообще, катана – это про самое крутое что может быть у нормального пацана, ты «шестиструнный самурай[6]» смотрел, или «Затойчи[7]»? – На этих словах Марк скривился как будто съел что-то кислое. – Колонка ясно – музыку слушать, обувь — это обувь…
- Достаточно. Меня это бесить уже начинает. Лучше бы машину так же выбирал. Я каждую кочку на ней всем позвоночником чувствовал. – Сказал Марк и инстинктивно сжал и разжал кулаки.
- Оу, оу, оу, погодь-погодь. Ты таблетки вечером пил? Кажется, нет. Давай ты не будешь пропускать, я не хочу ночью проснуться с ножом в пузе, или вообще не проснуться.
Марк действительно поймал себя на мысли, что его всего опять начал заполнять гнев и злость. И вечерний прием он пропустил. Достав из рюкзака оранжевую капсулу, он закинул ее в рот и запил газировкой. Вроде надо было извиниться, но ему хотелось лишь послать Джавида к чертям и уйти отсюда самому.
- Вот молодец. Ты прямо Доктор Джекил и Мистер Хайд. А если серьезно, хочешь я буду тебе напоминать? Тебе же самому, наверное, хреново. Ты нормальный чувак, только вот когда без таблеток, я тебя побаиваться начинаю. Так что если я напоминать буду, не бесись, ок?
Марк только угукнул в ответ. Дажавид забил все заднее сидение, маленький багажник под капотом и часть сумок пришлось взять на руки Марку. Он сидел, заваленный до самого лица, и широко раздув ноздри, пытался сам побороть приступы гнева.
- Поменяем машину, ступил. Ну, зато на «Ламбе» покатались. Все не кипятись. – Примиряюще посмотрел на Марка Джавид и завел двигатель. – Прямо сейчас этим и займемся.
- Давай лучше завтра. Я не очень себя чувствую, вымотался и спать хочу. Таблетки еще не действуют. – Сказал Марк, закрыв глаза и тяжело вздыхая.
- Хорошо, хорошо. Как скажешь. Куда поедем?
- Давай обратно, в кафе.
- Ну да диваны там удобные, и поесть можно и душ есть. Погнали.
29 июня
09.27 по московскому времени

Марка разбудил Джавид. Выглядел он сонным и возбужденным. Сахаров еле продрал глаза, и про себя отметил что в голове опять был приятный штиль. Никаких чувств. Умиротворенное зимнее озеро, с зеркально ровной серой поверхностью отражающее серое небо. И как снежинки, которые падают в воду и тают, не вызывая никаких колебаний ртутного покрывала, так и любое внешнее воздействие не вызывает в нем ничего. Никакой боли в теле и душе. Он просто смотрит на человека, который только что его разбудил. Еще пару недель назад он бы вцепился ему в лицо, разорвал щеки и выдавил глаза, но сейчас он просто смотрел на него с легкой улыбкой сонного человека.
- Чего тебе? – Сиплым от сна голосом спросил Марк.
- Ты что лыбишься то? Ты же только встал. Так, давай ты выпьешь таблетку, ту свою, и пойдем я тебе кое-что покажу. – Джавид сунул ему капсулу и полулитровую бутылку колы.
Марк не сопротивляясь проглотил и запил. Вкус колы с начищенными зубами был довольно мерзкий, сладость липла к небу сковывала горло, углекислота щипало горло, до слез в глазах.
- Пойдем, пойдем. Тебе понравиться? – Торопил его Джавид, чуть не припрыгивая от нетерпения, как маленький ребенок, который спешит показать родителю свое творение.
- Можно я хотя бы в туалет схожу и зубы почищу? – Спросил Марк и тут же увидел легкую досаду в глазах Дажвида.
-Хорошо, только давай по-быстрому. – Сказал он и тут же скрылся за дверью кафе.
Закончив ванный ритуал, Марк внимательно осмотрел руки. Все заживало, и следы от швов, и порезы на ладони. Намазал новым кремом, старый остался на обивке дивана. Шрамы на лице заживали еще быстрее. Губу пересекали три ровные розовые полосы и уходили справа вверх на пару сантиметров, как будто его поцарапал тигр лилипут. Отлично. Когда впервые увидел себя с более-менее трезвым рассудком, казалось, что эти шрамы будут намного уродливее. Побриться бы еще, убрать эту куцую растительность на лице, а то вид как у бомжа. Марк всегда стеснялся своей бороды, которая росла как у восемнадцати летнего –редкая, пучками, а теперь еще и с прожилками седины. Но машинки нет, чтобы разом решить этот вопрос, поэтому можно заняться этим позже.
Солнце на улице уже успело прогреть бетонные коробки и асфальт. В здании еще было электричество, кондиционер работал, спасал от жары. На улице же, ты сразу погружался в душный клейстер, который обволакивал тело и моментально пропитывал одежду липким потом. Небо было все таким же фиолетовым, ни больше не меньше, но Марк уже привык к такому его цвету.
Джавид стоял с довольным возле новенького внедорожника белого цвета.
- Как тебе коняка? – Спросил он, поглаживая машину по капоту.
- Нормальный. Лучше прежней точно. Ты где его взять успел?
- Да мне не спалось. Может пару часов придремнул. Потом подумал, что мне просто валяться, нужным делом займусь. Взял тачку поехал искать. Тут недалеко нашел автосалон. Там еще дверь входная выбита была. Я зашел, думал, что ключи не найду. А кто-то очень любезно коробку оставил на респшене и даже подписал. Тачка – огонь. Новая, так что можно не переживать за поломки. Вместительная. Там багажник – как моя комната в общаге. А на заднем сидении спать спокойно можно. Я вообще кайфанул. – Взахлеб рассказал Джавид.
- Ты потом за рулем не уснешь то? Может поспишь?
- Не, не, не! Душа жаждет приключений. Я даже не дождался пока ты сам проснешься. Хочу поскорее свалить отсюда. Там в автосалоне уже нет электричества, как и в половине Москвы, скоро везде отключат. Надо выдвигаться. Да и просто надоело мне тут, поспать и в дороге можно.
- Давай хоть перекусим, что ни будь горячего, и поехали. – Сказал Марк и вернулся в кафе.
- Эх, сейчас бы за бургер душу продал бы. Такой знаешь с пылу с жару. Что бы сок с котлеты тек по пальцам, сыр тянулся как жвачка, с карамелизованным луком, еще картошечки по деревенски. Эх, теперь об этом только мечтать. – Сказал Джавид и зашел следом за Марком в кафе.
Они перекусили обжаренной куриной грудкой, которую нашли в морозильнике, яичницей и кофе. Собрали бутербродов в дорогу и загрузили вещи в машину. В отличии от Ламборгини, внедорожник легко вместил все их пожитки, так что можно было загрузить еще ровно столько же.
- Блин, если бы я сразу такую машину взял, то еще больше добра набрал бы. – С досадой сказал Джавид.
- Да и так много лишнего. Уверен, ты потом половину выкинешь. – Ответил Марк, закидывая свой рюкзак на переднее сидение.
- Неа, я еще потом наберу. По любому по пути будут торговые центры и магазинчики всякие. Это мы еще не вся знает, что нам понадобиться может. Ты не против? – Спросил Джавид подключая свой смартфон через Bluetooth к мультимедиа системе автомобиля.
- Смотря что ты включишь.
Джавид с улыбкой на лице открыл плеер в телефоне и нажал кнопку Play.
«Last night,
I couldn’t even get an answer,
Tried to call,
Bu my pride wouldn’t let me dial.»
Приятный голос Пи Диди разнесся на всю округу, и Марк сделал музыку чуть тише, на что Джавид смерил его недовольным взглядом. Они отъехали от кафе и направились на юг в сторону Домодедова, на трассу Дон М-4. Марк рассматривал фасады домов, брошенные машины, мусор на дороге. Умершая Москва под мелодичный саундтрек выглядела нереальной, и фиолетовое небо лишь дополняло эту картину. Как дорогой музыкальный клип. А они два персонажа, которые едут через обезлюдевший город в сторону моря. Только легкий мотив песни, шуршание колес и ничего больше.


2 июля
22.48 по московскому времени
На подъезде к Ростову-на-Дону

Белый внедорожник неспешна катился по шоссе, оглашая все окрестности музыкой. Джавид сидел за рулем в ковбойской шляпе и темных очках, хотя на улице уже стемнело. Марк уткнулся в планшет, который айфон и играл в логическую игру по составлению цифр.
- Тебе она еще не надоела? – Спросил Джавид посмотрел на него.
- Нет, я отвлекаюсь от твоей музыки.
- А что не так с моей музыкой?
- С музыкой все нормально, только ты ее вообще не выключаешь. У меня уже в ушах от нее шумит.
- Да ладно тебе. Жизнь без музыки скучна и некрасива. Я вообще всю жизнь с плеером провел, с самого детства. А сейчас без нее вообще вздернуться можно. С ней хоть не так чувствуется угнетающая обстановка. – Сказал Джавид, выстукивая пальцами по рулю такт мелодии. – Да и вообще, во мне говорят мои африканские корни, пульсирует национальный ритм. Скажи спасибо что я еще не подпеваю
- Спасибо. – Сухо бросил Марк.
- Ты что опять такой бука? Таблетки пил вечером.
- Да пил. Просто устал уже.
- Ну сейчас до Ростова доедем там переночуем где-нибудь, тут совсем фигня осталась. Я бы вообще выпил бы. Ты как к алкоголю относишься?
- Нейтрально. Сам не пью, но не порицаю. – Не отрываясь от телефона, ответил Марк.
- А что не пьешь? С лекарствами нельзя? – Не унимался Джавид.
- Нет, просто не пью. Я вообще никогда не пил. Н е люблю состояние, когда я себя не контролирую.
- Сказал человек с маниакально депрессивным синдромом. – Сказал Джавид и хохотнул, через секунду хохотнул еще раз и еще, и затем сорвался в заливистый и громкий смех.
Марк, сначала игнорировал Джавида, но потом, не удержавшись, сам чуть улыбнулся от его смеха и глупости, которую он сказал. Ему нравился этот парень. Он видел в нем что-то, чего не хватало в его сознании, что давало ему силы сохранить бодрый настрой даже в такой ситуации. Он поймал себя на мысли, что его новый спутник не вызывает в нем негативных чувств, а наоборот – действует на него успокаивающе, как те же таблетки. Прямо как Мира, воспоминания о которой стали не такими болезненными. Грустными, тоскливыми, но уже не ввергающими его в пучину отчаяния и злости. Ему нравилось такое состояние, больше чем-то полубытие в котором он прибывал несколько лет. У него начал появляться вкус к жизни. Он получал удовольствие от их путешествия. Просто катиться по пустому шоссе, делая остановки для еды и сна, осматривать интересные объекты, вроде магазинов и заправок. Он начал улыбаться, хотя не думал, что вообще на это способен.
Раздался громкий хлопок, который выдернул Марка из размышлений как пощечина. Машина качнулась, пошла юзом и опасно накренилась на бок.
- Да еб…. – Вырвалось у Джавида, который начал спешно крутить рулем, пытаясь удежрать внедорожник на дороге.
Их развернуло поперек проезжей части и Джавид смог остановить машину.
- Что это было? – Спросил Марк, озираясь по сторонам.
- Да хрен его знает, но колесам по ходу кранты. – Джавид выскочил из машины, стягивая на ходу очки.
Он выбежал вперед машины, засветившись в лучах фар.
- Сука! – Выкрикнул он, и схватился двумя руками за голову.
- Что случилось? – Спросил Марк, вылезая из машины.
- Сам посмотри.
Марк глянул на колеса. Оба были спущены напрочь. Машина наклонилась вперед, и стояла на одних дисках. Он опустился ниже, включил на телефоне фонарик и начал искать места прокола.
- Блин, у нас запаска всего одна. Я не знаю есть ли домкрат, даже не проверил. – Джавид ходил из стороны в сторону перед машиной, не опуская руки из-за головы. – Надо постараться столкнуть машину на обочину и идти искать СТО рядом, я по навигатору смотрел, когда ехал, там километров через пятнадцать есть что-то.
- Смотри. – Марк встал и протянул какую-то вещь.
- Что это? – Спросил Джавид и взял предмет из рук спутника. Это оказалось небольшая звезда из коротких стальных шипов, заточенных на концах, направленных в разные стороны. – Писец, это кальтроп.
- Что? – Переспросил Марк.
- Кальтроп, или «чеснок» по-нашему. Шипы такие, их на дорогах и тропинках разбрасывают, как ловушка для врагов и их техники. –
- Обалдеть. А тут кто это раскидал? – Удивился Марк.
- Да хрен его знает. Но явно не от благих побуждений. Давай по-быстрому оттолкаем и пойдем. Только лучше не по дороге, а чуть в стороне.
Джавид поставил коробку на нейтраль и они попытались столкнут внедорожник на обочину, но у них ничего не вышло. Пришлось заводить и откатываться, окончательно добив спущенные колеса. Когда они вытаскивали из машины рюкзаки вдалеке послышался шум машины.
- Эй Марк, слышишь? Надо валить, вдруг это те, кто разбросал тут эту фигню. – Сказал почему-то шёпотом Джавид.
-Марк осмотрелся по сторонам, закинул на спину рюкзак и отошел подальше на обочину.
- Вот я идиот, надо же было оружие какое-нибудь взять. – С досадой полопал себя по карманам Джавид и вытащил через заднее сидение самурайский меч. – Хоть катану возьму, а то вообще с голой жопой будем.
Через минуту из-за поворота показался свет фар. Марк с Джавидом отбежали в поле и присели в высоких зарослях уже созревшей пшеницы. Машина остановилась рядом с их джипом, раздался хлопок дверей.
- Эй? Есть кто? – крик мужчины раскатился над дорогой и унесся в поле.
- Народ, мы помочь хотим, вам отсюда быстрее выбираться надо! – Раздался уже женский крик.
Джавид привстал что бы рассмотреть кричавших лучше и опустился обратно.
- Там их всего двое, мужик и баба какая-то. Вроде без оружия. – Сказ он так же шёпотом.
- Люди, не бойтесь! Мы без оружия, мы вас спасти хотим! – Опять закричала женщина.
- Давай выйдем, может реально помочь хотят, тем более их всего двое, в машине больше никого. – Прошептал Джавид.
- Я не знаю, может это они и сделали. – Ответил Марк.
- Да ладно тебе, там по любому бы человек пять минимум было бы, и со стволами. А этих двое. Пошли. – Джавид выпрямился и замах руками. – Эй, мы здесь!
Люди возле машины замахали в ответ. Марк нехотя поднялся и последовал за другом.
- Ребят, садитесь быстрее в машину, надо убираться отсюда. – Сказал высокий седой мужчина, с темными кругами вокруг глаз. – Здесь банда орудует, людей в рабство похищают. Мы позавчера однго уже спасли.
- Давайте, садитесь. За машину не переживайте, завтра вернемся заберем ее, они только ночью ездят. Машины их не интересуют. – Присоединилась к его словам женщина, с виду больше похожая на мужика.
- Давай, Марк, у нас выбора нет. – Дернул за руку спутника Джавид и направился в сторону черного CadillacEscalade.
Все четверо уселись во внедорожник, и рыкнув двигателем машина сорвалась с места.
- Меня Тафар зовут. – Представился мужчина. – А это Агния.
- Я Джавид, это Марк.
- Вы откуда ребят? – Спросила женщина, и Марк отметил для себя что ее голос совсем не подходил к ее внешности, слишком мягкий и женственный.
- Из Москвы. На юг ехали, на море. – Ответил Джавид.
- Понятно, а мы местные. Вы как, до эпидемии друг друга знали? – Спросила уже Агния.
- Нет уже позже встретились. А вы? – Сказал Джавид, Марк лишь наблюдал за говорящими.
- Мы тоже после. Вы на юг к кому-то? Там есть выжившие? – Сказал Тафар, смотря перед собой на дорогу.
- Нет, чисто сами, куда потеплее едем. А эта банда, давно они такое устраивают? – Джавид не выпускал из рук меч, и выглядел из-за этого очень нелепо – в ковбойской шляпе с мечом в руках.
- Не знаю, мы лишь машины видели, вот кстати одна. – Указала Агния на стоящий на обочине Hiluxс пробитыми колесами. – Парнишку одного спасли так же, и видели, как они по округе рыскают, ищут выживших.
- А вас как еще не похитили? – полюбопытствовал Джавид.
- У нас дом, как крепость, да и не мелькаем особо. Они про нас может даже не знают. Не переживайте, ребят, с нами вы в безопасности. – Сказал Тафар и повернувшись добродушно улыбнулся.

23.37 по московскому времени

Джип остановился во дворе шикарного дома и Джавид первый вылез из машины.
- Обалдеть хоромы. Прямо как особняк в Беверли Хиллз в Крестном отце, ну там, где еще лошади голову отрубили.
- Спасибо. – Улыбнулся Тафар. – Будьте как дома.
- Вы его экспроприировали?
- Нет, он и до этого моим был. Недавно построил. – С гордостью сказал Тафар.
- Уважуха. Хороший вкус. Внушает. – Сказал Джавид, осматриваясь по сторонам.
- Вы голодные? У нас там свежий ужин есть, можете душ принять, завтра уже займемся вашей машиной, а сейчас вам поесть и отдохнуть надо. – Заботливо проговорила Агния.
- От чего-нибудь путного я бы не отказался, второй день в дороге, одними консервами питаемся и снеками. – Сказал Джавид сглатывая слюну. – И искупаться нормально я не прочь.
- Располагайтесь, весь дом к вашим услугам. – Все та же проницательная улыбка Тафара.
Внутреннее убранство дома поразило Джавида еще больше, у Марка же вызвало лишь оскомину, он видел весь неприкрытый пафос шикарной обстановки и это его раздражало. Джавид пошел в душ первым, оставив Марка одного на диване. Хозяева дома ушли на кухню, откуда послышался шум посуда и донеслись приятные ароматы еды. Могло бы возникнуть чувство, что ты просто в гостях, но Марка что-то настораживало, какая-то неясная тревога свербела под ложечкой и не давала расслабиться. На кухне слышались голоса, пахло мясом, тушенным в сливках и грибах, из душа доносилось пение Джавида. Тут к общей какофонии звуков добавился непонятный шум из подвала, приглушенный полом и стенами. Причину звука угадать было невозможно, но то что это был шум, а не его галлюцинация он был уверен.
- Вода просто шикарная! Иди искупайся, а то еще не известно сколько в нормальный душ не сходим. – Вышел из ванной комнаты Джавид, с мокрыми волосами и запахом геля для душа.
- Тут что-то нет так, я какой-то шум из подвала слышал.
- Ой, да ладно тебе. Стали бы они нас так пускать, они же даже нас не обыскали, а вдруг у нас стволы? Может просто вода по трубам шумела, или упало что. Не накручивай. Нормальный мужик и с теткой. Сейчас еще поедим прилично. Давай, давай, топай, а то у меня уже желудок позвоночник обгладывает от аромата.
Марк нехотя отправился в душ. После того как помылся, снова намазал руки заживляющим кремом, еще раз пожалел о том, что никак не разжился бритвой и вышел обратно. Джавид уже сидел с хозяевами за накрытым столом, который был заставлен едой.
- Марк, присаживайся. Ты не вегетарианец? – Не снимая улыбку с лица спросил Тафар.
- Нет. Всеядный.
- Замечательно. Тут филе миньон в сливочно-грибном соусе, кус кус с яичными блинчиками, греческий салат и сырная нарезка, угощайся. Как на счет вина? – Спросил Тафар уже у обоих гостей.
- Я не откажусь. – Ответил Джавид подставляя бокал по рубиновый напиток.
- Я не пью. Мне можно просто воды. – Сказал Марк, накладывая себе еды.
- Даже бокальчик не пропустишь? – Спросила Агния.
- Да, я вообще ни разу в жизни не пил.
- Никогда не поздно начинать. – Настаивал Тафар, все еще держа бутылку в руках.
- Нет, просто воды. – Марк с трудом подавил волну гнева, и на секунду задумался, о том, что заслуга его легкого общения с Джавидом все же не в таблетках, а в характере парня.
- Хорошо, хорошо. Больше не настаиваю. – Опять улыбнулся Тафар и набрал Марку воды из пурифайера.
Разговор за едой не клеился, лишь изредка обменивались дежурными фразами, но было видно, что хозяева не очень настроены на диалог, и это устраивало Марка.
- Ужин отменный. Это вы готовили? – Спросил Джавид у Агнии.
- Нет, готовил Тафар, я только так, немного помогаю.
- У вас поварской талант. Что-то мне вино сильно в голову дало, давно не пил, наверное. – Джавид потер глаза.
- Там наверху есть две спальни гостевые можете располагаться, постельное белье чистое. Отдыхайте. Пойдемте провожу. – Сказала Агния и поднялась из-за стола.
- Может вам помочь убрать? – Джавид неуклюже встал со стула, держась за спинку.
- Не беспокойтесь, тут посудомоечная машина. Лучше отоспитесь хорошо. – Агния миролюбиво положило руку на плечо Дажвиду и улыбнулась. Парень в ответ тоже улыбнулся и сделал два неуверенных шага к своим вещам.
Марк встал из-за стола подхватил товарища под локоть и, забрав свои пожитки, пошел по лестнице следом за Агнией. Их разместили в соседних спальнях на втором этаже. Почти всю комнату занимала двуспальная кровать, комод и небольшой стол со стулом. Марк уложил Джавида на кровать, оствил вещи рядом с изголовьем и пошел в свою комнату. Было прохладно, под потолком шумел кондиционер. ОТ небольшой вазочки на столе пахло приятным ароматизатором. Он разделся до трусов, аккуратно сложил вещи на комод, рюкзак убрал под стул и сел на край кровати. Матрас мягко спружинил под ним, плед приятно холодил кожу. «Может они действительно нормальные и это всего лишь моя паранойя?» - Подумал про себя Марк и опустился на кровать. Он думал, что еще долго не уснет, но Морфей почти моментально сковал его глаза и он провалился в пучину сна.

3 июля
2.17 по московскому времени

Проснулся он от странной возни в соседней комнате. Звук был такой словно кто-то мычал. Ему сначала показалось что это сон, но звук был отчётливый и довольно громкий. Он поднялся с постели. Сонные глаза никак не хотели фокусировать изображение. Натянув штаны, он направился к выходу. В коридоре никого не было и звук из соседней спальни прекратился.
- Джавид? – В полголоса спросил Марк, подойдя к двери.
Вход в спальню открылся, и он увидел Тафара, стоящего прямо перед ним с не то улыбкой, не то оскалом.
- Что тут происходит? – Ошарашенно спросил Марк.
- Все нормально, мы просто разговаривали. – Ответил Тафар загораживая проход.
Марк постарался заглянуть через плечо и лишь мельком увидел Джавида, который лежал на кровати, со связанными руками и ногами, судя по неподвижной позе он был без сознания. Гнев вломился в голову сокрушающей волной. Сжав зубы, он кинулся на Тафара но не успел сделать шаг в его глазах все потемнело и он рухнул под ноги хозяину дому, потеряв сознание. Тафар улыбнулся Агнии, которая появилась позади Марка и сжимал в руках резиновую полицейскую дубинку, которую только пустила в ходу.

3 июля
08. 42 по московскому времени

Марк, Марк? – Услышал он голос Джавида и проснакмулся, или пришел в себя.
Голова раскалывалась, словно кто-то забил в затылок гвоздь и вырвал его гвоздодером. Рук он не чувствовал и не мог понять почему. Открыв глаза, он увидел, что лежи на каком-то матрасе, прикованный за руку наручниками к петле, вбитой в стену. Рядом с ним в такой же позе сидел Джавид. Вид у него был подавленный и разбитый.
- Живой, ты как чувак? – Спросил Джавид.
- Башка болит, что вчера вообще было? – Сощурившись от яркого света из окон под потолком, ответил Марк.
- Хрен его знает, я проснулся, когда этот ублюдок ко мне зашел. Я не понял, что он хочет, но пока я был сонный он мне на ноги набросил стяжку, а потом душить начал. Я думал он меня прикончить хочет, видишь только усыпил.
- Я слышал, от этого проснулся. Вышел в коридор и в дверях твоей комнаты с ним столкнулся, а потом мне походу по голове дали, просто раз и темнота. – Сказал Марк, явно ощутив место удара на затылке.
- Это вам еще очень сильно повезло. – Послышался голос с сильным акцентом. – Все еще впереди.
Говорил парень, лежащий на матрасе следом за Джавидом. Вид у него был, словно он вылез из дробилки: весь торс покрыт мелкими порезами и царапинами, соски покраснели, набухли и кровоточили, на шее виднелись следы от укусов.
- Эти двое – конченные психи, маньяки и отморозки. Они всех, - парень обвел головой подвал и только тут Марк увидел, что кроме них в подвале было еще пять человек, включая говорящего парня. – Я сюда попал два дня назад, они мне помощь на дороге предложили, я колеса проколол.
- Блядь, надо было тебя послушать. – Обратился к Марку Джавид и повернувшись к парню продолжил. – У нас почти такая же история: тоже колеса, только они сказали, что тут банда орудует и предложили на укрытие. Это твой Hiluxтам на дороге?
- Да мой.
- А нам они сказали, что спасли тебя и ты уже уехал.
- Твари конченные. Они каждый вечер наркотой и возбудителями накачивают. Потом оргию устраивают, обдолбавшись сами до невменяемости. Тафар вчера под кайфом девочку задушил, насмерть, руками. Её сюда стащили она весь день тут лежала. Был парень еще один, у него от вида трупа крышу снесло, орал и пытался наручники снять. Кожу до костей на руках содрал. Его это мразь куда-то увела. Больше мы его не видели. Еще одна девочка до этого умерла, передозировка, но я не видел, это до меня было. – Сказал парень, его трясло мелкой дрожью.
- Охренеть, просто охренеть. – Вы даже не пытались сбежать? – Спросил Джавид, осмотрев всех прикованных.
- Без вариантов, вечером ты под наркотой. У них тут еще белобрысый есть, мальчик на побегушках. Все вооружены, постоянно бьют, да так что у тебя кишки в легкие улетают, ни о каком побеге и не думаешь. – Сказала еще одна девушка, с длинными светлыми волосами и пухлой фигурой.
- Надо что-то придумать. Как-то выбраться, я не хочу, чтобы меня затрахали до смерти. – Джавид несколько раз дернул наручники, но тут же прекратил, браслеты больно впивались в кожу.
- А чем он вечером накачивают? – Спросил Марк.
- Не знаю, наркота какая-то, от нее дурной становишься, телом почти не управляешь, все как в тумане, а что? – Ответил парень с акцентом спросил парень с акцентом.
- Ничего, просто мысли в голове. – Ответил Марк.
Дальше в подвале повисла тягучая тишина. Начали просыпаться девушки, но разговаривать они не спешили. Вид у всех был подавленный и униженный. Бедра с внутренней стороны одной из девушек были покрыты запекшейся кровью. У всех на телах виднелись следы побоев. Марк с Джавидом познакомились с парнем, который заговорил с ними первый. Каково же было их удивление в подвале парочки маньяков где-то под Ростовом-на-Дону, в разгар эпидемии встретить американца. На удивление Стив был самый активный и агрессивный, старался освободиться и подначивал всех не сидеть просто так, Джавид поддерживал его, но воля остальных уже была сломлена. Не сильно хочется дергаться, когда каждый раз получаешь под ребра.
Их покормили спустя час. В подвал спустился Стас, тощий блондин. Он ни с кем не разговаривал, лишь молча раздал пластиковые тарелки с какой-то крупой и бутылки с водой. Кто-то не ел вообще, кто-то наоборот накинулся на еду как оголодавшая собака. Еще через час белобрысый притащил стопку железных медицинских уток и расставил возле каждого. Джавид, никогда не видевший этого приспособления, сначала не понял, что с ним нужно делать. Марк, повернувшись боком, справил нужду. Девушки, отвернувшись лицом к стене, и прикрываясь всем чем только можно было тоже освободили мочевые пузыри.
- Мрази, конченные твари! Я что вам собака! Сидеть на привязи и ссать под себя! Да пошли вы на хер! Слышите! – Не выдержал Джавид и пнул утку, которая со звоном отлетела в стену.
На шум спустился Стас, подошел ближе к Джавиду, и несколько раз включил электрошокер. Голубе молнии метнулись между контактами, оглашая весь подвал громким треском. Джавид сразу осел и успокоился. Стас собрал утки, вылил содержимое в черный мусорный пакет, и утащил все по лестнице наверх.
- Скоро всех покормят еще раз, а потом поведут мыться, по очереди, под стволом, там приковывают к трубе и моют. – Обреченно сказал Стив.
- А дальше что? – Поинтересовался Марк.
- Потом, когда уже стемнеет будут поднимать наверх, наркоту дают или наверху, или здесь внизу, зависит от их настроения. – Сказал второй парень из пленников. – Ну как дают, в рот запихивают силком, если не откроешь, то получишь под дых, и точно откроешь.
- Ясно. – Сказал Марк и отвернулся к стене.
- Марк, а тебя это зачем? – Вступил в разговор Джавид.
- Так, просто интересуюсь.


3 июля
23.17 по московскому времени

Как и говорил Стив за ними пришли уже затемно. Джавид вообще потух после того как их вымыли. Марку это было уже привычно, его ни раз купали в больнице, когда он был под препаратами и не мог сделать это самостоятельно. Он просто угрюмо молчал, осматриваясь по сторонам. Поднимали на верх их по одному. Увели уже четверых: парня, имя которого он еще не узнал, двух девушек и Стива. Оставшаяся девушка сказала, что вряд ли еще придут, обычно максимум четверых уводили, но вскоре послышались шаги на лестнице и наверх повели Джавида, который, увидев в руках Тафара дробовоки Benellim4, опустил голову и побоялся сопротивляться. Последним забрали Марка, он вообще не сопротивлялся, вел себя отстраненно и вяло, еле переставляя ноги.
На третьем этаже, в комнате заставленной мягкой мебелью орала музыка, именно орала, оглушая настолько, что ты не слышал собственных мыслей. Девушки, Стив и еще один парень были привязаны по разным диванам и кроватям в разных позах, полностью обнаженные. Джавида усадили на кресло, руки притянули стяжками к ручкам, ноги к ножкам. Он опустил голову и выглядел так, будто был сильно пьян. Агнияя в одном нижнем белье крутилась между мебелью с бутылкой Macallan 25 в руках, пританцовывая неуклюжими движениями. Тафар положил Марка на тахту, поднял руки наверх, и притянул стяжкой.
- Агния, этот вообще никакой. Смотри с ним осторожнее, а то отправишь его к праотцам. – Сказал Тафар с улыбкой на лице, в ответ на его слова женщина залилась нездоровым смехом.
Парочка поцеловалась, и Агния вложила в рот Тафара розовую таблетку и залила виски. Потом она подошла к Марку и, взяв с соседнего столика три таблетки, засыпала ему в рот. Первая успела проскользнуть в горло, остальные он задержал языком и прижал к нёбу, там, где они не будут растворяться, этому трюку он научился в лечебнице и не думал, что ему когда-то еще придётся им пользоваться. Тафар подошел к одной из девушек, которая была привязана к стулу, поднял голову за волосы, провел пальцами по губам, и ввел большой палец в рот. Девушка не сопротивлялась, её мозг был слишком затуманен наркотиками.
- Не кусаешься, умница, завтра будешь отдыхать. – Погладил он её по волосам, затем влепил звонкую пощечину и притянул ее голову к своему паху.
Агния продолжала кружиться межу диванами, взяв в руки короткий пастуший хлыст. Не тот что продается в сексшопах и не причиняет боли, а настоящий из дубленной кожи. Она проходила мимо распластанных парней и рассекая со свистом воздух опускала хлыст на их тела. Воздух наполнили крики боли и мат, что вызывало блаженную улыбку на ее мужеподобном лице. Когда ей это наскучило, она оседлала Стива и вцепившись зубами до крови ему в ключицу, начал на нем скакать. Марк смотрел на все происходящее с показным безразличием, но внутри все клокотало. Он уже сутки не принимал таблетки, и пес ненависти рвался, оглашая всю округу лаем и разбрызгивая пену из оскаленной пасти. И с каждым его рывком, звенья цепи, что его сдерживали, разгибались все сильнее. Через полчаса, когда Стив уже был измучен до потери сознания, а Тафар переключился на другую девушку, Агния подошла к Марку.
Ты что такой… вялый… слышишь… нука проснись, давай… - Она дышала ему прямо в лицо жуткой смесью запаха перегара и крови. Ее рот был перемазан багровым, так что не было видно где заканчиваться губы. Глаза были абсолютно безумны и холодны, и больше походили на глаза рыбы, а не человека.
Марк, слегка, что бы не заметили дёрнул стяжку. Не туго, как он и надеялся, его трюк с напускной вялостью сработал. Когда Агния нагнулась еще ниже и взяла его за промежность рукой, он со всей силы влепил ей головой в нос. Женщина вскрикнула и упала навзничь, схватившись руками за лицо. Марк что было сил дёрнул руки и услышал, как затрещал пластик. Кисти обожгло, как будто он засунул их в печь, но он оказался свободен. Осмотрелся. Агния лежит на полу, тихо воя и держась за сломанный нос, крови стало намного больше и теперь она заливала всю шею и подбородок. Тафар ничего не услышал, из-за грохочущей музыки и увлеченностью процессом. Марк на секунду замешкался, потом со всего размаха ноги ударил Агнию пяткой в лоб, сверху вниз, вкладывая в удар весь вес тела. Ее голова отскочила от его ноги у с глухим стуком ударилась об пол, тело обмякло. Марк пригнулся и осторожным, но быстрым шагом направился к двери выхода, выплюнув по пути таблетки. Первая на него не подействовала никак, на что он тоже рассчитывал – прожить четыре года на препаратах и принимая сильнейший медикамент сейчас, вряд ли его взял бы какой-то психотроп. Пес сорвался, он требовал крови и жертв, он был готов рвать плоть на куски и крушить зубами кости. Марк не сдерживал его, наоборот, сейчас у него была цель – два маньяка и их сподручный. Маньяка которые насилуют людей и убивают, так же как те, кто лишили его Миры. Такие люди не то что недостойны жить, они должны умирать в адских муках. Один раз он это уже сделал, и ничего не остановит сделать еще раз.
Он вышел в коридор повернул направо на лестницу и начал спускать на второй этаж, когда из поворота лестницы показалась белобрысая голова.
- Что? – Только и успел сказать Стас, округлив глаза.
Марк выпрыгнул вперед. Он был на несколько ступенек выше, поэтому обе его ноги угодили прямо в лицо блондину. Стас отлетел к стене и кубарем покатился вниз. Марк чувствительно приземлился спиной на ступеньки, так что на секунду сбило дыхание, но ту же поднялся и начал спускаться за блондином. В ноге что-то кололо, он поднял стопу и увидел, что это осколок зуба. Выкувырнув его ногтем, он настиг блондина, который пытался встать внизу лестницы. Его рот превратился в кашу из разорванных губ и осколков зубов, правая скула прямо на глаза начала надуваться, закрыв собой почти всю глазницу. Марк молча схватил его за волосы и потащил обратно к лестнице. Стас визжал и пытался вырваться, но не мог поймать опору и лишь барахтался на полу как ребенок в воде. Марк одной рукой прижал голову блондина к ребру ступеньки ртом, придавил ногой, что бы тот не смог подняться, придержался за перила другой рукой и, подпрыгнув, со всех сил ударил ногами вниз. Этот хруст услышали все умершие. Голову блондина неестественно вывернуло, челюсть от удара повисла где-то сбоку головы. Стас несколько раз конвульсивно дернулся и застыл на полу. Пес ликовал, он получил кровь, он получил возмездие.
Так первая дверь его, вторая Джавида. Здесь уже некого опасаться, поэтому дверь с рывка, на распашку. Отлично! Вот он, стоит у изголовья кровати, не убрали. Схватив самурайский меч, Марк выдернул его из ножен с характерным звуком. Лезвие блеснуло в свете ламп из коридора. Острое, не муляж. Теперь наверх. Перешагнул через тело блондина. Кровь уже пропитала ковровую дорожку, и Марк незаметлив, наступил в нее босыми ногами. За ним потянулась цепочка кровавых следов по ступеням.
Третий этаж. Дверь в комнату отдыха, слегка приоткрыта, совсем чуть-чуть, настолько что даже не видно, что происходит внутри, только глухие звуки басов. Глубоко вдохнул и с удара ноги распахнул дверь. Тафар согнулся в распахнутом халате над Агнией, пытается привести ее в чувство. Дробовик лежит рядом с ним. Все остальные в комнате смотрят на Марка, замерев. Время застыло. Интервал между ударами баса в музыке растянулся, казалось на десять секунд. Тафар медленно поднимет голову, и они встречаются взглядами. Тафар в халате со зрачками на всю радужку и обнаженный Марк с катаной. Тафар начинает подниматься и тянется за дробовиком. Марк бросается вперед, вложив в бросок все свои возможности, настолько, что все связки в теле зазвенели как тетива лука. Тафар уже полностью выпрямился и начинает поднимать Benelliперед собой, чтобы взять его второй рукой и выстрелить. Марк находу опускает меч вниз, и, наискосок, снизу-вверх, бьет мечом, рассекая воздух до свиста.
Тафар оступился и завалился вперед, сев на колени. Послышался мокрый шлепок – из его разваленного живота и грудной клетки внутренности вывали на пол, распространяя вокруг смрадную вонь. Он попытался вдохнуть, и Марк увидел, как мышцы сжали и разжали ребра. Тафар с открыли глазами упал лицом в пол и застыл.
Марк дышал так, как будто пробежал несколько километров со скоростью спринтера. Пульс в висках перекрывал даже музыку. Адреналин и ярость заволокли глаза Алой пеленой, он с диким взглядом осматривался по сторонам, вдыхая и выдыхая как скаковая лошадь. Он встретился взглядом с Джавидом, в его глазах читалось облегчение от спасения и страх.

4 июля
7.14 по московскому времени

Они все сидели за столом: Стив, Джавид, Марк, парень без имени и еще две девушки. Тело третьей они положили в гостиной на диван, Тафар успел задушить прошлой ночью. Сидели молча, кто-то курил, кто пил неразбавленный виски.
- Спасибо тебе. – Прошептала одна из девушек. – Я уже простилась с жизнь.
Марк посмотрел на нее и молча кивнул головой. Он принял с утра свое лекарство, но говорить еще не решался, пес еще бродил по двору, обнюхивая все в поисках повода сорваться с цепи. Джавид молчал и курил третью сигарету подряд, хотя раньше Марк за ним этой привычки не замечал.
- Вы куда теперь все? – Спросил Джавид хриплым голосом.
- Не знаю, подальше отсюда точно. – Ответила полненькая.
- С нами на юг не хотите? – Сказал Джавид, делая глубокую затяжку.
- Нет. – Девушка подняла голову и посмотрела на всех сидящих. – Поймите меня правильно. Я хочу просто забыть весь этот ад. А с вами я не смогу это сделать. Мне стыдно на вас даже смотреть. Я… Я… - девушка всхлипнула и сорвалась в плач.
- Я тоже на юг поеду, но отдельно, по той же причине. – Сказала вторая девушка, кивнув головой на плачущую. – Я по радио слышала там община выживших есть, к ним примкну, одной тяжко сейчас.
- Ребят, я тоже на юг еду, до Новороссийска, вместе ехать легче, и безопаснее. – Подключился к разговору Стив. – Не против если я с вами?
- Конечно не против. Вытащим твой Hilux, нам вместе в сто надо. – Ответил Джавид.
- А вы куда конкретно едете, пацаны? – Спросил парень без имени.
- На юг, как можно дальше. В Турцию или еще куда, лишь бы потеплее и море. – Ответил Джавид.
- Удачи вам. Если еще будете в Ростове, то всегда буду рад. Я на Горького 32 живу. Вы ведь жизнь мне спасли.
- Да, это не мы, это он. – Джавид кивнул головой в сторону Марка. – Его благодарите.


[1] персонаж Джимми из  постапокалиптического зомби-хоррора «28 дней спустя» 2002 года приходит в себя в больнице после зомби-апокалипсиса, ничего не знающий о произошедшем. [2] Фоллаут (Falloutанг.) - Популярная серия ролевых игр про постапокалиптический мир. [3] Цитата из фильма «Достучаться до Небес» 1997 года. [4] Парприз - покрытие панели приборов в автомобиле. [5] Очередная отсылка к персонажам фильма «Достучаться до Небес» 1997 года [6] «Шестиструнный самурай» - постапокалипитческий комедийный боевик 1998, где главный герой был вооружен самурайским мечом. [7] «Затойчи» самурайский боевик 2003 года Такеши Китано  







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 22.04.2021г. Руслан Тимерханов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3072515

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1