Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Бакинец" (Часть 2. "Шаг навстречу")


"Бакинец"  (Часть 2. "Шаг навстречу")
­­­Начало романа читать в его первой части - "БАКИНЕЦ" (Часть 1. "Класс").

Часть 2. "Шаг навстречу"

Глава 1. Возвращение

В самолете, только что совершившем посадку в аэропорту города Баку. утомленные долгим перелетом пассажиры начали спешно и дружно отстегивать свои ремни.
И лишь один из них - сидевший дальше всех от выхода солдат-срочник с боевым орденом на груди - продолжал крепко спать в своем кресле.
– Внимание! Наш самолет совершил посадку в аэропорту «Бина» города Баку - столицы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Баку – крупнейший промышленный, экономический и научно-технический центр Закавказья, а также самый крупный порт на Каспийском море и самый большой город на Кавказе. Площадь территории, которая входит в Бакинскую конгломерацию, составляет 2150 квадратных километров. На данной территории проживает два миллиона жителей. Баку или «город ветров и огней», как его называли раньше, расположен на южном берегу Апшеронского полуострова и находится в субтропическом климатическом поясе. Город был основан в пятом веке нашей эры и по своей древности, величине территории и численности населения является одним из старейших и крупнейших городов Востока, –раздался в салоне приятный голос стюардессы.
– Знаем... знаем! – бодро прокомментировал ее объявление кто-то из пассажиров.
– Внимание! К самолету подан трап. Прошу всех пассажиров покинуть самолет! – вновь раздался четкий и вежливый голос стюардессы.
Все пассажиры, кроме спавшего солдата, послушно, один за другим, в течение нескольких минут вышли из салона и спустились с трапа на летное поле, где их уже ждал автобус, курсирующий между прибывающими самолетами и зданием аэропорта.
– Товарищ военный! Эй, солдатик, просыпайся! Самолет уже приземлился! Мы – в Баку. Надо освобождать салон самолета! – с легкой улыбкой на лице обратилась к солдату наконец-то заметившая его стюардесса.
–Да-да... Встаю... Я – сейчас! – сонным голосом ответил он ей, потирая рукой глаза.
– Ты, случайно, не из Афганистана?
– Да, с Афгана... Дембель у меня!
– Звать-то тебя как, герой?
– Алексей... Алексей Родионов!
–Ну, тогда, со счастливым возвращением тебя, Алексей! Может быть, подсказать – как добраться в городе туда, куда тебе нужно?
– Нет, спасибо! Я – уже дома! Я – бакинец...
Спустя два месяца после возвращения Родионова в Баку в бакинской квартире двадцатичетырехлетней Лены Трофимовой, спешно накрывавшей стол перед приходом гостей – своих бывших одноклассников, неожиданно раздался телефонный звонок.
Хозяйка молниеносно отреагировала на него и, подбежав к телефону, торопливо сняла трубку, но... к ее сожалению, на том конце провода царило полное молчание.
Произнеся несколько раз слово: «Алло!», но, так и не услышав никакого ответа, она раздраженно положила трубку и вернулась в кухню.
В этот день Лена была вся на нервах с самого утра, вернее, ровно с того момента, когда на торжественном собрании в школе, проводившемся в честь встречи бывших выпускников, она впервые узнала про то, что, отслужив срочную службу в Афганистане, из армии вернулся Алексей Родионов – парень из параллельного класса, в которого Трофимова была влюблена в их последний школьный учебный год.
То чувство было обоюдным, и, казалось, что впереди их ждет свадьба и долгая счастливая совместная жизнь, но... Родионов, не посоветовавшись с ней, уехал по окончании школы из Баку и поступил в ВУЗ, расположенный за две тысячи километров от родного дома.
Серьезно рассорившись по этому поводу, они оба проявили, тогда, чрезмерную горячность, которая и привела их, в конечном счете, к неожиданному для всех их знакомых расставанию.
После этого, даже приезжая, дважды в год (на летние и зимние каникулы), к себе домой, Алексей никогда не искал с ней никаких встреч. Впрочем, и Лена, в те временные периоды, отвечала ему тем же самым.
Затем последовали завершение его учебы в ВУЗе и последующий за этим призыв в армию с добровольным желанием Родионова участвовать в боевых действиях в Афганистане, и их так и не сформировавшиеся отношения окончательно «канули в лету»...
А тут еще, после окончания Трофимовой бакинского политеха, стал проявлять завидную активность в «подбивании к ней клиньев» ее бывший одноклассник и, «по совместительству», основной соперник Алексея в любви к Лене – Олег Лагутин, парень из обеспеченной семьи, которого явно ожидало блестящее будущее – и... сердце девушки дрогнуло. В него змеей пролезло сомнение в искренности Родионова, со школьных пор обвинявшего Лагутина в непорядочности.
Нет, она пока еще никак не ответила на ухаживания Олега, но, поскольку их с Алексеем, к этому моменту, уже давно ничего не связывало, ситуация складывалась таким образом, что, казалось, вряд-ли что-то может удержать ее в самое ближайшее время от капитуляции перед этим настойчивым молодым человеком.
Но, ведь, надо же – стоило только ей узнать, что Родионов вернулся в Баку и может прийти вместе с другими их одноклассниками на празднование встречи школьных выпускников 1978 года к ней домой, как ее сердце заколотилось с неимоверной частотой, и она поняла, что все еще любит его и ждет...
В это время, открыв незапертую дверь, в ее квартиру осторожно вошли два молодых парня и одна девушка.
Увидев стоящий посередине большой комнаты стол с закусками и спиртными напитками и услышав громко звучащую зажигательную мелодию, доносящуюся из стоящего на журнальном столике магнитофона, они облегченно выдохнули.
– Фух! Кажется, нам сюда, – тихо вымолвила девушка.
Парни, тут же осмелев, начали шутливо пританцовывать под раздающуюся мелодию, и почти тут же, навстречу им, из кухни вышла Лена.
– Марина, Тофик, Рома! А, где остальные? Я всего на час раньше вас ушла из школы, успела накрыть стол, а, вас – все нет и нет! Кстати, а, где наш дембель – Леша Родионов? Пришел-таки на встречу школьных выпускников? Или нет? – нетерпеливо обратилась она к Адиманян Марине, Самедову Тофику и Малояну Роме (а это были именно они – ее бывшие одноклассники по «Б» классу).
– Пришел, но попозже. Просто, он с Томилой отстал немного. Сейчас подойдут, – добродушно ответили ей вошедшие в танцевальный раж Тофик и Рома.
Практически, тут же вновь открылась входная дверь, и в квартиру неторопливо вошли отставшие от своих товарищей Алексей Родионов и его бывшая одноклассница по «А» классу Томила Валиева.
–Ну, наконец-то! – немного раздраженно промолвила Лена.
Тофик, Рома, Марина и Томила подошли к накрытому столу и, громко обсуждая, что на нем имеется в наличии, а чего нет, но надо бы купить, начали перекладывать с места на место стоящие на столе тарелки и бокалы.
– Здравствуй, Лена! Как поживаешь? – вплотную подойдя к Трофимовой, ровным голосом спросил Алексей.
– Здравствуй, Леша! Нормально поживаю... как все! – немного отстраняясь от него, таким же ровным голосом ответила Лена. – Как отслужил? Ты, говорят, в Афгане воевал?
– Воевал...
– Как же тебя в армию призвали? Ты же, после школы, авиационный институт в России заканчивал?
– Да, но в нашем филиале военную кафедру отменили в год моего поступления. Так что – ушел в армию рядовым, как и все... А там, после учебки, вместе с сослуживцами написали рапорта – и в Афган!
– Ну, Леха, ты даешь! Настоящий мужик! Не то, что мы с Тофиком – окончили здесь политехнический институт с военной кафедрой, и... в ус не дуем. Да, Тофик?! – подойдя к ним, громко и с искренним восхищением сказал Рома.
– Ага! Не дуем! – не отходя от стола и жуя уже второй бутерброд, еле вымолвил с набитым ртом Тофик.
– Слышь, ты, обжора, потерпи хотя бы немного! – обернулся к нему Малоян.
– Не могу! Есть хочу! С утра во рту маковой росинки не было. Одни разговоры кругом – сначала в школе, теперь здесь. Ах, выпускники, ах выпускники! Ах, ностальжи, ах ностальжи! Нет... бутербродом угостить выпускников семилетней закваски! – жуя бутерброд под смех находящихся за столом девушек, на этот раз более четко выговорил Тофик.
– Леша! Рома! Лена! Ну, правда, хватит болтать! Давайте к столу! – громко потребовала Томила, которой надоело ждать остальных.
– Тофик! Прервись! Разлей вино по бокалам! – одновременно с ней обратилась к все еще жующему Самедову Марина.
Алексей, Лена и шутливо потирающий руки Рома не стали заставлять себя долго ждать и поспешили к столу. Тофик разлил вино по бокалам, и все, улыбаясь, встали у своих стульев.
– Ну, со встречей! – торжественно произнес взявший в правую руку свой бокал Самедов и тут же потянулся левой рукой за очередным бутербродом.
– Слушай, Тофик! Имей совесть! Скажи что-нибудь еще, раз первым начал! – отводя своей рукой руку Самедова от стола, сказал Малоян.
– Ребята! Я вас всех обожаю! Давайте выпьем за нас, за наш дружный выпуск, за «ашников» и «бэшников», за нашу родную школу и за наш замечательный город! – задумавшись на пару секунд и широко улыбнувшись, затем, всем присутствующим, громко произнес свой тост Тофик.
– За Баку! – поддержал его Рома.
– За нас! За настоящих бакинцев! – улыбаясь, сказал Алексей.
– Ура-а-а! – восторженно и громко одновременно выкрикнули девушки.
– Ура-а-а! – с удовольствием подхватили парни.
Все медленно выпили налитое вино и, аккуратно поставив бокалы на стол, начали с ностальгией вспоминать свою школьную юность, периодически закусывая выпитое заготовленными Трофимовой бутербродами.
– Ребята, семь лет прошло, как мы окончили школу, а кажется – как будто вчера... – задумчиво сказала Лена.
– Да... Даже не верится... – также задумчиво поддержали ее остальные девушки.
– Леша, а где твой лучший школьный друг Виталик Горшенков и другие ребята из вашей «теплой» компании: Сергей Розов, Саша Аркисов, Марк Пятницкий и Альберт Ахундов? – спросила у Алексея Марина.
– Виталик недавно женился и переехал с женой в Ставропольский край, Сергей уже давно, вместе со своей женой, живет и работает в подмосковном Чехове, Саша, женившись, остался навсегда в Горьком, Марк и Альберт – тоже перебрались жить в центральную Россию, – коротко ответил ей Родионов.
– Томила, а где ваши девочки: Сева, Таня, неразлучные Ирки и остальные «ашницы» вашего звездного «А» класса? – пристала теперь к Томиле Марина.
– Сева вышла замуж и вместе с мужем уехала жить куда-то в Россию, Таня переехала на постоянное место жительства в Ярославскую область, Ирки – где-то отдыхают по путёвкам, а остальные – не смогли прийти по самым различным причинам, – беспечно ответила ей Томила и тут же сама перешла к аналогичным расспросам, – а где ваши звездные «бэшницы» и «бэшники»: Ольга Ковалева, Люба Гаврошкина, Саша Нарышкин, Олег Лагутин, остальные мальчишки и девчонки?
– Ольга вышла замуж и, находясь сейчас в отпуске, вместе с мужем уехала куда-то отдыхать, Люба – в гостях у родственников, Саша – в командировке. Про остальных – точно ничего не знаю, но... некоторые из них еще могут сюда подойти, так как Ленкин адрес знают многие из нашего класса, – ответила Марина.
– Ребята, а кто из вас видел нашу бывшую директрису – Алину Яковлевну? Вот это была директор, так директор! Не то что – новая, которую мы видели сегодня! – обратился к присутствующим Алексей.
– Вот! Хорошо, что про нее вспомнили! Я с собой кое-какую аудиокассету прихватил... – напряженно ища названный предмет по своим карманам, сказал Рома. – Я ее после нашего последнего звонка спер у пионервожатых... Подумал еще, тогда – на фига она им, сотрут же через месяц... А нам – интересно будет вспомнить. А... вот она! Сейчас по-слу-ша-ем!
Малоян, торжественно достав из внутреннего кармана упомянутую им аудиокассету, пулей выскочил из-за стола и, подлетев к магнитофону, быстро вставил ее в него.
– Дорогие выпускники! Сегодня вы покидаете колыбель своего счастливого детства и вступаете во взрослую, полную неожиданностей, жизнь... – громко раздался торжественный голос директора их школы Алины Яковлевны, который вдруг дрогнул и неожиданно перешёл в испуганный крик, – Родионов, Лагутин! Что вы делаете? Немедленно прекратите драку! Ой, ну, кто-нибудь! Да, разнимите же их, наконец? Трофимова, ты что стоишь? Скажи же им что-нибудь! Наверняка, ведь, они опять из-за тебя дерутся...
Запись оборвалась, и все, кроме Алексея и Лены, дружно засмеялись.
– А-я-яй! Такое торжественное мероприятие загубили товарищи Родионов и Лагутин. Хотелось бы знать – что послужило причиной этого нетоварищеского отношения друг к другу этих, в принципе, неплохих и порой даже незаменимых в нашем кругу членов школьного коллектива? – талантливо подражая голосу Сталина, с юмором прокомментировал магнитофонную запись Рома.
– Как что? Как сказал великий Лопе де Вега в своей бессмертной комедии «Собака на сене»: «Любовь! Зачем ты мучаешь меня?» – дурашливо поддержал друга Тофик.
Все, кроме Алексея и Лены, опять дружно засмеялись.
– Ну, все! Хватит! – одновременно не выдержали Родионов и Трофимова.
– Дурачье! – добавила, при этом, Лена в адрес Самедова и Малояна.
– Сколько раз вам говорить – та драка была из-за подставы Олегом Макса! – спокойным голосом попытался объяснить услышанное Алексей.
– О-хо-хо! Вы еще скажите нам, что между вами, тогда, ничего не было, – глядя на Родионова и Трофимову смеющимися глазами, иронично высказался Рома.
– Бросьте, ребята! Вся же школа знала, что у вас – любовный треугольник, и что Леша и Олег борются за внимание нашей Лены, – добавила смеющаяся Томила.
– Тем не менее, этот треугольник сразу после школы распался... Почему – не скажете? – полюбопытствовала Марина.
– Не скажем, потому что не было никакого треугольника! Вы сами выдумали его. Конфликт у меня с Олегом, действительно, был, но вовсе не из-за Лены! И все... Хватит об этом! – бесстрастно ответил Алексей.
– Ребята! Действительно! Вам что поговорить больше не о чем и вспомнить нечего? – слегка раздраженно добавила Лена.
– И, вправду, ребята. Чего мы к Лехе с Ленкой привязались. Я, например, вот что вспомнил! Помните, как вдруг в мальчишечьей раздевалке физкультурного зала, на только что побеленном потолке, от одной стены до другой, появилась цепочка таинственных следов! – поспешил сменить тему Тофик.
– А это, как оказалось, мы так на уроке физкультуры дурачились... Тогда наш здоровенный Пятницкий поднял, как пушинку, своего неразлучного друга – маленького Мирзоева и, перевернув его ногами вверх, поднес к самому потолку раздевалки, и Элик, предварительно напяливший на свои ноги тридцать седьмого размера огромные туфли Марка, зашагал по недавно побеленному потолку, оставляя на нем грязнущие следы сорок шестого размера... – с удовольствием подхватил новую тему школьных воспоминаний Алексей.
– И эта «красочная» цепочка следов, протянувшаяся, тогда, по всему потолку, стала главной загадкой своего происхождения для всех наших физруков и школьных руководителей! – воодушевленно закончил рассказ своих товарищей Рома.
Все присутствующие дружно засмеялись и почти в полном составе, встав из-за стола, с явным желанием потанцевать подошли к Тофику, уже стоявшему, в этот момент, у столика с магнитофоном.
– Так... а куда это, вы? Ну-ка, давайте, все – к столу! Я предлагаю тост за наших любимых учителей! – на правах хозяйки громко скомандовала Лена.
– А за нелюбимых? – шутливо проворчал Рома.
– А за нелюбимых – сам пей! – недолго думая, посоветовал ему Тофик.
Алексей, дождавшись, когда присутствующие снова соберутся за столом, подлил вино в бокалы, стоявшие на столе, и предложил всем взять их в руки.
– Ребята! Давайте, правда, посвятим этот тост нашим учителям! Все-таки, если бы не они – мы, возможно, не стали бы теми, кем сейчас являемся! – серьезным тоном предложила Лена.
– Ну, все... Понеслось... Сейчас всплакну. Тофик, дай свой носовой платок! – ворчливо-дурашливо отреагировал на сказанное Малоян.
– На, дорогой! Ничего, что я в него пару раз сегодня высморкался? – заботливо-дурашливо протянул ему свой носовой платок Самедов.
– Фу, ребята! Перестаньте! Это уже не смешно, – брезгливо махнула на них рукой Марина.
– Смешно... смешно, – засмеялась Томила.
– В Ленке вечное девчачье преклонение перед учителями заговорило, а я – виноват... – все также ворчливо-дурашливо продолжил гнуть свое Рома.
– Ребята! Завязываем! Учителя у нас, действительно, были классные! А, если, иногда и ставили нам не те оценки, которые бы мы хотели, то, честно говоря, мы сами были виноваты в этом: и балбесничали, и дурачились... как сейчас... и дрались, и даже на «шаталу» с уроков убегали... Зато из нашего класса, из двадцати восьми учеников, двадцать пять поступили в ВУЗы. Это, ведь, о чем-то говорит?! Так что, за наших учителей! – высказался в поддержку тоста Лены Алексей.
И все присутствующие, устав смеяться, наконец-то, прислушались к словам Родионова и, приняв серьезный вид, стали старательно чокаться бокалами и кричать вразнобой: «Ура!», после чего, вновь усевшись за стол, продолжили свои школьные воспоминания.
– Мальчишки, а помните – как мы вас после урока труда испеченными пирогами с пургеновой начинкой накормили? – жуя бутерброд, хихикнула Томила.
– Еще бы... Мы тогда все, кроме Лехи, по пирогу съели, а некоторые обжоры даже по два слопали! – выразительно глядя на Тофика, ответил ей Малоян.
– Да уж... Воистину – сказочное коварство! – тяжело вздохнул Самедов и с укоризной посмотрел на присутствующих девушек.
Все вновь засмеялись, причем насколько громко и заразительно это делали девушки и Алексей, настолько же тихо и смущенно поддерживали их Рома и Тофик.
– Бойся данайцев, дары приносящих! Классику надо было лучше учить, и не пришлось бы на весь день школьный туалет оккупировать! – смеясь, сказал Родионов.
– Так кто же знал, что наши девочки – это настоящая шпана в юбках... – растерянно вздохнул Самедов.
За столом вновь раздался дружный смех.
Общее веселье прервал неожиданно раздавшийся дверной звонок.
Лена встала и на правах хозяйки пошла открывать дверь.
Вернулась она не одна, а... вместе с Олегом Лагутиным, который при всех вручил ей красивый букет цветов и, демонстративно вежливо проведя ее к столу, сел возле нее на свободный стул.
– Марина, Томила – привет! Рад вас видеть! – вежливо произнес Олег в сторону девушек и тут же обыденным тоном небрежно бросил в сторону бывших одноклассников, – Парни, привет!
– Привет! – вразнобой ответили ему Рома, Тофик и девушки.
Алексей демонстративно промолчал.
– Извиняюсь, забыл вымыть руки! Все-таки в нашем метро кто только за поручни не берется... Я – сейчас, – встав, обратился к Трофимовой Лагутин.
Он вышел из-за стола и направился в ванную комнату.
Лена также встала и принялась молча устанавливать цветы в стоявшую на столе цветочную вазу.
– А этот-то – что здесь забыл? – угрюмо спросил всех присутствующих Родионов.
– А... это... я его пригласила. Случайно встретила на улице и пригасила. Что – нельзя?! – с вызовом ответила ему Марина.
В наступившей тишине Томила, встав из-за стола, попросила Марину помочь ей принести из кухни добавочную закуску.
Марина послушно встала и молча последовала за ней из зала.
– Маринка! Ты что творишь? Ты же знаешь про сложные взаимоотношения Леши и Олега из-за их обоюдной симпатии к Лене! Да, и та странная история с отчислением в первой четверти из нашего выпускного класса Максима Северова... Леша говорит, что это Олег «стуканул» комитетчикам про политические анекдоты Макса, слышанные им от своего отца, из-за чего потом Северова в течение суток отчислили из школы, а его отца лишили партбилета и сняли с руководящей должности на его предприятии, в результате чего они тогда, вообще, срочно переехали в другой город, - едва выйдя из зала, набросилась на подругу Томила.
– Это все – со слов Леши. Никто не слышал такого обвинения от самого Макса. Олег же говорит, что все это – Лешкина «подстава», и он, здесь, совсем не причем! – не поверила ей Марина.
– А я верю Леше. Все-таки, я с ним за одной партой с первого по последний класс просидела и знаю его получше многих. Леша – порядочный парень! И никогда не будет клеветать на человека. Да, и факт того, что должность папы Северова после его увольнения занял именно отец Лагутина тоже о многом говорит! – уверенно продолжила Томила.
– Это совпадение. Я верю Олегу! – упрямо стояла на своем Марина.
– А может это потому, что ты влюблена в него? – иронично спросила ее Томила.
– А хотя бы, и так! Ты-то сама, видимо, к Леше неровно дышишь, раз так веришь ему?! – вспыхнула Марина.
– Дуреха ты, Маринка! Мне из нашего класса никто из парней никогда не нравился, ну, я имею в виду, по-серьезному... Видимо, я все еще жду своего неизвестного принца. А Леша... Так, ведь, все знают, что он со школы влюблен в Ленку. Это она, до сих пор, не может выбрать между ним и «твоим» Олегом, который тоже еще со школьных пор к ней неравнодушен, – миролюбиво обняла ее Томила.
Девушки захватили тарелки с закуской и вернулись обратно в зал. Одновременно с ними к столу вернулся и Лагутин, который в тягостной тишине по-хозяйски разлил вино по бокалам и, взяв в руки один из них, вознамерился произнести тост.
Однако, в этот момент неожиданно резко встала Томила и, жестом руки усадив Олега на место, сделала важное объявление для всех присутствующих.
– Ребята! Пока не забыла... я хочу вам кое-что сказать. Дело в том, что моего отца недавно назначили заместителем руководителя одного из самых крутых опытно-конструкторских бюро в Баку. С его указания там сейчас открывается новый отдел. Зарплата – в полтора раза больше, чем вы сейчас имеете. Плюс много различных дополнительных плюсов. Работа – не пыльная и интересная. Там как раз требуются семь новых сотрудников. Остальные места в отделе уже заняты. Ну, что? Пойдете вместе со мной на эту работу? Блат – обеспечен! – громко и, практически, на одном дыхании выпалила она.
Все от неожиданности притихли и стали молча переглядываться между собой.
– Томилка, а знаешь, я – согласна! – решительно заявила Лена.
– Я – тоже! – тут же сказал Алексей.
– И я! – сразу после него произнес Олег.
– И я! И я! И я! – громко поддержали их все остальные.
– Тогда – за новую работу! – поднимая бокал с вином, обратилась к ним сияющая Томила, довольная тем, что помогла отцу быстро укомплектовать новый отдел достойными кадрами и, при этом, свела всю их веселую компанию в одно место, где они будут видеться каждый день, как когда-то в их любимой школе.
Все присутствующие тут же весело закричали: «За новую работу!» и принялись азартно чокаться своими бокалами. При этом Родионов и Лагутин предсказуемо проигнорировали друг друга. Но на них уже никто, кроме Трофимовой, не обращал прежнего внимания, и праздничное веселье вновь вернулось за стол одноклассников.

Глава 2. Первый день в ОКБ

Прошло две недели. Одноклассники (или, по крайней мере, те из них, кто до этого трудился в других организациях) отработали положенный срок на прежней работе и всей своей дружной компанией одномоментно прибыли в опытно-конструкторское бюро, в которое так блестяще их сосватала неугомонная Томила.
Пройдя все необходимые процедуры оформления в отделе кадров, они, наконец-то, вошли в помещение, где теперь должна была продолжиться их трудовая деятельность.
Сразу у входа их встретил начальник, который отныне должен был командовать ими и руководить всей работой их здешнего конструкторского отдела, и две незнакомые им девушки – видимо, будущие их коллеги по работе, принятые в ОКБ раньше пришедших.
– Здравствуйте! – вразнобой поздоровались при входе одноклассники.
– Здравствуйте... здравствуйте... Как я понимаю, вы – наше долгожданное пополнение? – приветливо ответил им их новый руководитель, которому на вид было не более сорока дет.
– Да, – всё также вразнобой ответили ему пришедшие.
– Ну, тогда, давайте знакомиться! Я – начальник этого вновь созданного конструкторского отдела нашего ОКБ. Зовут меня – Александр Рихардович. А рядом со мной – принятые вчера сюда на работу ваши новые коллеги – Лариса Коваленко и Рахель Гиршбейн.
– Можно, просто – Эля, – немного смущаясь, уточнила одна из девушек.
– Ну, а теперь, можем мы полюбопытствовать, как зовут вас? Мне сказали, что вы все – бывшие одноклассники?! – обратился к вошедшим Александр Рихардович.
– Совершенно верно. Мы все – одноклассники из двух параллельных классов одной школы. Меня зовут Алексей Родионов. Можно, просто – Леша, – вежливо ответил ему Алексей.
– Елена Трофимова... Лена, – представилась Лена.
– Олег Лагутин, – коротко бросил Олег.
– Маринэ Адиманян. Можно, просто – Марина, – уточнила Марина.
– Томила Валиева, – сделала книксен Томила.
– Ромео Малоян. Можно, просто – Рома, – расплылся в улыбке Рома.
– Тофик Самедов, – вытянулся в струнку Тофик.
– Ну, вот, и познакомились. А теперь, о работе. Она у нас – специфическая – не только конструкторская, но и научно-исследовательская. Причем с множеством нюансов. График – пятидневка, с 8-00 до 17-00. Отпуск – как у всех. Обед с 12-00 до 13-00, – по-деловому, кратко, довел до них распорядок начальник отдела.
– Александр Рихардович! Я, конечно, извиняюсь, но сейчас – уже 12-05... – тут же заметил проголодавшийся Тофик.
– И, правда – уже обед! Ну, что же, продолжим после его окончания! Внизу есть неплохая столовая. Так что, если кто проголодался – можете её посетить. Цены – вполне сносные. И меню – приличное, – взглянув на часы, согласился с ним Александр Рихардович и поспешно покинул помещение отдела.
Тут же девушки-одноклассницы с возгласами: «Привет!», «Ну, и... как здесь обстановка?», «А начальник-то наш - милашка!» подошли поближе к Ларисе и Эле.
– Привет, девчонки! Здесь – всё классно: и начальник... и вообще... Да, и наш рабочий зал – очень комфортен! – приветливо ответили им те, показывая руками в сторону второй комнаты, откуда они вышли встречать пришедших.
Между девушками, оставшимися стоять у стола начальника, тут же завязалась оживленная беседа про цветы на подоконниках отдела и столовскую кулинарию.
В это время Олег и Рома, едва осмотревшись, сели за скромно стоящий у окна столик с шахматами и принялись азартно играть в блиц-шахматы, делая, по очереди, быстрые ходы и громко стуча пальцами рук по шахматным часам после каждого своего движения шахматной фигурой.
Что касается не завтракавших в этот день Алексея и Тофика, то они, не став зря терять отпущенное им время, быстро спустились в местную столовую.
Плотно пообедав и положительно оценив качество столовской еды, они не спеша вышли из-за стола и медленным шагом направились обратно.
– Как считаешь, Леш? Не прогадали мы с новой работой? – спросил Тофик.
– Да, вроде – нет! Все – вполне цивильно. И начальник – вроде, нормальный мужик... Без «закидонов», – ответил ему Алексей.
Разговаривая, они незаметно для самих себя подошли к своему отделу, где, бросив через открытую дверь взгляд на живо общающихся между собой девушек, резко остановились.
– Вон та – Лариса, по-моему – очень даже ничего! Можно будет попробовать «подкатить» к ней на досуге! – восторженно проговорил Самедов.
– Да, они обе, по-моему – неплохие девчонки! И с нашими, видишь, уже сошлись... Все – к лучшему! Послушай, Тофик, а чего ты до сих пор не женишься? Вроде, в армию не ходил... Свою квартиру имеешь, благо твои родители – не из бедных и с хорошими связями. Да, и сам – парень, хоть куда... – спросил его Родионов.
– А куда торопиться? Родители мне уже раз пять различные варианты предлагали: типа «красавица, спортсменка, комсомолка и, что самое главное, из состоятельной семьи». Но я пока держусь. Кандалы всегда успею надеть. Мне и так неплохо! – беззаботно ответил Тофик.
В это время проигравший Рома встал из-за шахматного столика и удрученно развёл руками. Увидевший это Самедов мгновенно переключился и молниеносно устремился к Лагутину, на ходу предупреждая того, что тоже хочет сразиться с ним в шахматы.
Огорченный проигрышем Малоян безмолвно уступил ему место и тихо подошел к Родионову, изредка посматривающему на стоявшую с девушками Лену, которая, время от времени, тоже бросала на него свои деланно равнодушные взгляды.
– Здорово играет Олег! Никаких шансов мне не оставил за десять минут! – удрученно заметил Рома.
– Да, уж прям! Сейчас Тофик надерет ему уши – вот... увидишь! Тофик – серьезный соперник – не чета тебе – уж, извини... – скептически отреагировал Алексей.
– Посмотрим... посмотрим...
– А чего смотреть – я с Тофиком в детстве в один шахматный кружок ходил. Знаю – как он играет!
– Стоп! А я почему, тогда, с вами туда не записался?
– Да, потому, что ты, Рома – сачок и лентяй! Ведь, ты ни в один кружок, ни в одну секцию никогда не ходил. Все свое свободное время на пустую болтовню с твоими многочисленными родственниками тратил. А, едва окончил школу – сразу женился на девушке из хорошей семьи, которую тебе, опять-таки, твои родственники и подыскали. Вон, уже и дочке твоей пять лет скоро будет. Верно?
– Верно. Да. Но – не очень... Эх, Леша... Что ты, вообще, знаешь обо мне... У меня сейчас на руках, как я обычно говорю, пять женщин: больная бабушка, мама, сестра и моя жена с нашей малолетней дочерью. И все их обеспечение – на мне! Даже нелегально таксовать приходится по вечерам на моей машине, которую, кстати, мои родственники и помогли мне купить. А ты – сачок... лентяй... Хотя в школе, может, и вправду, я такой был.
– Ну, извини, Ром! Я все понимаю! Это же я так – балагурю...
– Да, ладно... Мы же – друзья-одноклассники!
В это время громко прозвучал торжествующий возглас Тофика: «Мат!» и через секунду: «Следующий!».
Проигравший Олег невозмутимо встал и молча ушел к девушкам. Предложив последним, наконец-то, осмотреть рабочий зал, он вместе с ними плавно переместился во вторую комнату отдела.
Проводивший их взглядом Алексей, недолго думая, тут же сел играть в шахматы с делающим победные жесты Тофиком.
Рома из скуки присел рядом с ними.
– Ну, что, товарищи! Когда же мне, теперь, кричать ключевую киношную фразу: «лошадью ходи, век воли не видать»? – дождавшись, когда играющие сделают по одному ходу, «голосом Сталина» спросил Малоян.
– А когда «рак на горе свистнет», товарищ Рома! – также подражая голосу Сталина, ответил ему Самедов.
– Вы бы поменьше прикалывались с этим голосом, товарищи Тофик и Рома. Вам мало того, что случилось с Максом Северовым? – серьезно сказал Родионов.
– Да, брось ты, Леха! Все вокруг травят анекдоты про Сталина, Брежнева и нынешнего... нового генсека – Горбачева – и ничего, – недоуменно отреагировал на его слова Рома.
– Макс, в свое время, тоже так думал, но кое-кто умело воспользовался его болтовней и подставил его отца. Ну, у тебя, Рома, влиятельных родителей нет. Сам ты – ничего собой не представляешь. Так что, пожалуй, шути дальше. А вот, если кто-то захочет подставить твоих родителей, Тофик, то ты для этого – самый ценный кадр. Как говорится – «болтун – находка для шпионов». Правда, никто из твоих родственников не работает с отцом Олега. Так что – тоже можешь шутить дальше, – спокойно аргументировал свою позицию Алексей.
– Брось, Леха! Неужели ты, и вправду, думаешь, что Олег причастен ко всем бедам нашего Макса, в частности, и бедам семьи Северовых, в общем? – подключился к разговору Тофик.
– Не думаю. Я уверен в этом. Отец Олега не чаял дождаться ухода отца Северова с важного руководящего поста, на который давно имел свои виды. Поэтому, когда его сын довел ему дома анекдот про правящую роль КПСС, рассказанный на пляже Максом (имевшим глупость сказать, при этом, о том, что он услышал его от своего отца) и пересказанный позже Олегу свидетелем северовского рассказа Михаилом Приходько – Лагутин-старший заставил его позвонить, а затем и написать соответствующую бумагу в КГБ, – невозмутимо ответил Родионов.
– На что же, по-твоему, рассчитывал Олежкин папаша? – спросил Самедов.
– Он все правильно рассчитал – отец Макса, выгораживая сына, признался в пересказе антисоветского анекдота, за что и поплатился должностью и партбилетом. Слава Богу, еще, что у нас на тот момент, на дворе был 1977, а не 1937 год... – продолжил гнуть свою линию Алексей.
– Почему ты так уверен в этой своей версии произошедшего? – спросил у него Малоян.
– Да, потому что, Олег мне сам об этом издевательски шепнул на нашем последнем звонке, отчего я схватил, тогда, его за грудки и получил нагоняй от директрисы. Кстати, он, как в воду глядел, сказав, что даже если я расскажу об этом кому-нибудь – мне никто поверит... – ответил ему Родионов.
– Да, ну тебя, Леха, с твоими рассказами... Мне все равно кажется, что вся эта история с Максом Северовым и его отцом – просто какое-то недоразумение или случайное совпадение! – не поверил ему Рома.
– Хотя наш Олег – откровенный пижон и карьерист, но все же в рассказанное тобой, Леха, если честно, мне тоже не очень верится. Соглашусь с Ромой – скорее всего, здесь кроется какое-то недоразумение, – поддержал его Тофик.
– Воля ваша. Можете не верить! А тебе, Тофик, кстати, шах и мат! – безразлично отреагировал на их недоверие Алексей.
– Как мат? Блин... – изумленно уставился Самедов на шахматную доску.
– Так тебе, Тофик, и надо! Не только мне проигрывать! – позлорадствовал Малоян и, глядя на Родионова, спросил его, – Леш! Слушай, а что ты никогда не рассказываешь нам про свою семью? Про нас с Тофиком ты все знаешь, а мы про тебя – нет. Непорядок!
– Да, Леш, это как то не по-товарищески... – поддержал его Тофик.
– Да, я ничего и не скрываю! Вы сами первый раз меня об этом спросили. Живу я с мамой и ее родителями – моими дедушкой и бабушкой. Отец с нами не живет. У него – другая семья. Контакты с ним и его новой семьей я поддерживаю. У меня был отчим, но он долго болел и недавно умер. Как говорится в известном кинофильме «связей, порочащих меня и мою семью – не имею». Вот, и все, пожалуй... – пожав плечами, коротко рассказал им о своих близких Алексей.
– Ладно, Леш! Что-то нас не туда занесло. Ты, извини... если что, – смутился Рома.
– Да, Лех, извини... Как на допросе получилось! Никто не обязан рассказывать больше того, что он сам пожелает... – смущенно поддержал друга Самедов.
– Да, все нормально, ребята. Не заморачивайтесь! – невозмутимо заметил Родионов.
Из рабочего зала, обмениваясь на ходу впечатлениями о своих новых рабочих местах, наконец-то, вновь вышли девушки и Лагутин.
– Ребята, может, и мы сходим – оценим комфортность нашего нового «рабочего гнезда»? – спросил Тофика и Рому Алексей.
– Пошли! – оживившись, согласились они с ним.
Родионов с друзьями, встав из-за шахматного столика, неспешно направились в рабочий зал.
Их место около шахмат тут же заняли Олег и девушки. При этом Лагутин вежливо и слегка демонстративно попытался взять Лену за локоть, но она, вовремя увидев пристальный взгляд Алексея, ловко увернулась от руки Олега.
– Мальчишки, ну, и кто из вас выиграл ваш мини-турнир? – весело спросила парней Томила.
– Лешка. Даже за время армейской службы не растерял своих навыков! – тяжело вздыхая, признался Самедов.
– Не переживай, Тофик! И на твоей улице будет праздник! – улыбнулась Лена.
– Можно подумать, что только мальчишки умеют играть в шахматы. Я тоже, когда-то, в шахматный кружок ходила. Так что, как-нибудь, сражусь и с Лешей, и с Тофиком, и еще посмотрим – кто из нас выиграет! – задиристо сказала Марина.
– Мариночка! Ты разнесешь их в пух и прах! Я уверен в этом на сто процентов, – сделал слащавый комплимент ее умственным способностям Лагутин.
– А завтра, в обед, можно организовать новый турнир, на котором мы – девушки – будем все вместе болеть за Марину! – весело предложили Эля и Лариса.
– Точно! Дадим бой сильному полу! – поддержали их Лена и Томила.
– Ага... Помечтайте! – дружно посмеялись уходящие в рабочий зал парни.
Олег и Марина начали быстро расставлять шахматы на доске, и раззадоренные девушки окружили их со всех сторон.
– Мариночка, давай, я буду твоим спаринг-партнером, чтобы ты лучше подготовилась к поединку с этими невежами, – услужливо предложил Марине Лагутин.
– С удовольствием, Олежек, – зардевшись, ответила ему тайно влюбленная в него девушка.
Они начали играть, и в ходе этой тренировочной игры Олег стал показывать ей, как делать наилучшие ходы в той или иной ситуации.
От окружающих их девушек незаметно отделились Лена и Томила, которые тихонько отошли к выходу из отдела и стали негромко разговаривать между собой.
– Лена, я все хотела тебя спросить – откуда у тебя эта отдельная квартира? – спросила у Трофимовой любопытная Валиева.
– Это – бабушкина квартира. Меня, в свое время, специально прописали к ней мои родители – с ее согласия, конечно. Потом бабушка умерла, и квартира стала моей, – ответила ей Лена.
– Да, ты у нас, теперь – завидная невеста! – пошутила Томила.
– Ой, Томилка, не смеши. Квартира, конечно – вещь важная, но – не определяющая! Невесте к квартире еще и жених требуется! – весело отозвалась Лена.
– А, в чем дело? По тебе, вон, еще со школы, сразу двое сохнут: Олег и Леша. Это, милочка, ты никак не определишься – кто тебе больше из них нравится!
– Может, ты и права, Томилка. Но, видишь, в чем дело: Олег – из хорошей обеспеченной семьи, неглуп и недурен собой, ухаживать умеет, цветы дарит, когда это уместно, говорить может красиво и увлекательно...
– А Леша?
– А Леша... Я пока не понимаю его до конца. Какую-то темную историю про Олега и его отца рассказывает, в связи с отъездом Максима Северова и его родителей из нашего города в наш последний школьный год... Зачем-то уезжает из Баку и поступает в иногородний ВУЗ... Потом – армия и его добровольное желание поехать воевать в Афганистан. Да... Он говорил после окончания школы о своих чувствах ко мне. Мы даже немного с ним повстречались тогда. Но, зачем он уехал учиться в другой город? Ведь, мог, как те же Олег, Тофик и Рома, поступить в какой-нибудь местный институт и остаться здесь! Нет... Он взял, да, и укатил в центральную Россию! А потом – еще и обиделся, что я ничего не сказала ему в ответ на его признание...
– Ну, я же вижу, что тебе больше нравится Леша, а не Олег! Может тебе стоит самой сделать к нему шаг навстречу?
– Возможно... Но, что это даст? Для меня определяющим фактором может стать правда в истории с Максом Северовым. Кто из них врет – того и вычеркну из своей жизни. А там – посмотрим!
– Так ты можешь всю свою жизнь прождать в ожидании этой правды.
– Нет, Томилка, я чувствую, что недолго осталось ждать. Ну, а если ошибаюсь – выйду за кого-нибудь третьего! – весело отшутилась Лена.
– Баламутка, ты, Ленка. Смотри счастье свое не упусти! – засмеялась Томила.
– Не упущу! – смеясь, ответила ей Лена.
Они еще немного пошутили на эту тему и направились к шахматному столику, от которого тут же отошли Лариса и Эля, вышедшие из отдела и отправившиеся прогуляться до столовой и обратно.
– Ну, как тебе наши новенькие? – спросила Элю Лариса.
– Да, вроде – ничего... Нормальные девчонки, – ответила ей Эля.
– Я сейчас – о парнях.
– И парни – нормальные.
– Тебе кто-нибудь из них приглянулся?
– Так, чтобы очень – нет! А вообще, и Леша, и Олег, по-моему, вполне серьезные и, к тому же, симпатичные ребята.
– А мне понравился вон тот, которого Тофиком зовут. По-моему, он очень искренний и добродушный парень.
– Возможно.
– И вообще, мне кажется, нам повезло с коллегами. Не заскучаем!
– Это точно!
Посетив столовую, Лариса и Эля вернулись к шахматному столику.
В это же время туда подошли и осмотревшие рабочий зал парни.
– По-моему, вполне приличные условия! – громко оценил увиденное Алексей.
– На предыдущем месте моей работы – условия тоже были не хуже, – равнодушно заметил Тофик.
– Так, зачем же ты ушел оттуда?
– Ну, здесь зарплата в полтора раза больше... А главное – вы, ребята, здесь! – на секунду задумавшись, ответил Самедов.
– А мне с моего предыдущего места работы – бакинского фуникулера – где я работал инженером по ремонту, и так пора было сваливать! – с серьезным видом заявил Рома.
– Это, еще, почему? – спросил его Родионов.
– Да, я там, пока шел ремонт, пару чемоданов ценных запчастей стащил, – то ли шутя, то ли всерьез ответил Малоян и тихо добавил, – и за хорошие деньги продал...
Все присутствующие, кроме Лагутина, начали смеяться.
– Все! Я на фуникулер – больше ни ногой! – смеясь, сказала Лена.
– И я! – дружно закричали все, кроме Олега и Ромы.
– Ну, и что здесь смешного? Один шалопай с гордостью заявляет, что обокрал фуникулер – канатную дорогу – гордость города, а вы вместе с ним смеетесь... Где же ваша хваленая гражданская сознательность, о которой вы печетесь каждый раз, когда упрекаете кого-либо в карьеризме или популизме? А? – презрительно произнес Лагутин.
Все резко перестали смеяться и недоуменно посмотрели на него.
– Зачем ты так говоришь, Олег? Я только лишние запчасти продал. Через день их опять завезли. А свою работу я сделал качественно! Хвалили даже... – обиделся на Лагутина Малоян.
– А это наш наичестнейший и наимудрейший опять на себя нимф святости примерил! – презрительно высказался в сторону Олега Алексей.
– Что ты сказал? – бросился на него Лагутин.
– Что слышал! – рванулся к нему навстречу Родионов.
И тут же, быстрее всех сориентировавшись в обстановке, между ними резко встала Лена.
На помощь ей, весьма вовремя, подоспели Самедов и Малоян, которые, не сговариваясь, быстро «разобрали» между собой поссорившихся парней (Тофик намертво вцепился в Олега, а Рома – в Алексея) и не дали им возможности прорваться друг к другу.
Раздались испуганные крики девушек: «Ребята, вы что – сдурели? Немедленно прекратите! Этого ещё не хватало!».
Благодаря общим усилиям всех присутствующих, Алексей и Олег потихоньку успокоились и, отстраняясь от удерживавших их Тофика и Ромы, отошли в разные стороны.
– Вот, вам... и нормальные ребята... – тихо сказала Эле Лариса.
– Девчонки! Не думайте! Они – не хулиганы какие-то. Это просто на них нашло что-то! – вразнобой стали убеждать их остальные девушки.
– А, по-моему, ничего необычного не произошло. Ну, повздорили... С кем не бывает. Зато теперь видно, что это – парни, а не «зализанные пижоны»! – спокойно подвела итоги мужской ссоры Эля, и эта ее оценка окончательно нормализовала обстановку в помещении отдела.
Конфликт между парнями закончился, как никогда, вовремя, так как сразу после слов Эли в отдел вошел не подозревавший о только что кипевших здесь страстях начальник их молодежного подразделения.
– Ну, что, коллеги! Обеденный перерыв закончился. Прошу всех пройти в этот, так сказать, зал «рабочего творчества» и занять там свои персональные места. Я вам объясню ваши должностные обязанности и выдам первые конструкторские и исследовательские задания. Хочу обратить ваше внимание на то, что из нашего опытно-конструкторского бюро ездят в служебные командировки по всей стране, и даже – на Байконур! – с серьезным видом обратился к присутствующим Александр Рихардович.
– Ромку только нашего на Байконур не посылайте! Особенно, если он припрется в аэропорт с парой пустых чемоданов! – угрюмо-шутливо попросил начальника Алексей.
И все присутствующие, кроме Олега и ничего не понявшего Александра Рихардовича, облегченно рассмеялись.
Со смехом исчезла возникшая было напряженность, и все оживленно последовали в зал.

Глава 3. Новогодний переполох со счастливым концом

В преддверии Нового Года в небольшой квартире Трофимовой царило праздничное оживление.
Коллектив ее сослуживцев принял единогласное решение провести предновогоднюю вечеринку у нее дома, и ей, чтобы не вызвать в свой адрес неудовольствие коллег, пришлось, скрепя сердцем, согласиться с их выбором.
Теперь же Лене приходилось пожинать плоды своего непротивления данному решению.
В назначенное время обе комнаты ее двухкомнатной квартиры, практически, одномоментно заполонили ее празднично одетые коллеги, и шум от их пребывания мгновенно заполнил все квартирное пространство до самого потолка.
Основная масса гостей, конечно же, толпилась у стола с закусками, другая часть, по-детски, крутилась у наряженной новогодней елки, а третья – в лице их начальника и Лагутина – деловито обсуждала между собой служебные вопросы возле столика с магнитофоном.
– Прошу всех к столу! – поставив с подругами в центре накрытого стола последнюю тарелку с оливье, громко объявила Лена.
Александр Рихардович и Олег, не переставая разговаривать, неторопливо подошли к столу, за которым Алексей уже разливал из бутылки по бокалам красное полусладкое вино, а Рома и Тофик раздавали их всем присутствующим, и все тут же приняли благостный вид, обратив ожидающие взоры на своего начальника.
– Уважаемые коллеги! Поздравляю всех вас с наступающим Новым Годом! Вы – молодцы! Наш отдел заканчивает прошедший отчетный период с отличными показателями по всем направлениям. Руководство нами очень довольно, и вы скоро убедитесь в этом, получив завтра-послезавтра в кассе нашего опытно-конструкторского бюро немалые премиальные, – торжественно начал свой тост Александр Рихардович.
Все присутствующие радостно переглянулись и довольно подмигнули друг другу.
– Так, вот, друзья, в связи с этим, я хочу пожелать вам в Новом году дальнейших трудовых успехов и чувствительных поощрений за них, а также, конечно – здоровья, настроения и большого личного счастья! – закончил свое короткое выступление начальник отдела.
– Ура! – дружно и громко закричали его подчиненные.
Александр Рихардович первым протянул свою руку с бокалом над столом, и все принялись старательно чокаться своими бокалами сначала с ним, и лишь затем – с бокалами остальных.
Пригубив вино в меру своего личного пристрастия к данному напитку, гости уже было нацелились на поглощение многочисленных закусок, как вдруг Лагутин, продолжавший держать свой бокал в руке, показал жестом, что хочет сказать ответный тост, и тянувшиеся к тарелкам вилки были моментально положены обратно на стол.
– Александр Рихардович! Мы тоже искренне поздравляем Вас с наступающим Новым Годом и желаем Вам всяческих благ и дальнейшего карьерного роста! Мы очень благодарны Вам за Вашу поддержку нас – по сути, молодых специалистов и Ваше умелое руководство нашим отделом, – вежливо и, в то же время с немалой долей подхалимства, произнес свой тост Олег.
Он звонко чокнулся с начальником отдела и, после него – со всеми другими, кто изъявил ответное желание соприкоснуться с ним своими бокалами.
– С наступающим Новым Годом, Александр Рихардович! – проигнорировав Лагутина с его пафосным тостом, отдельно поздравил своего начальника Родионов.
– Спасибо, ребята! С наступающим! – как всегда невозмутимо ответил им Александр Рихардович.
Все, улыбаясь, начали весело кричать: «С Новым Годом!» и стали снова чокаться бокалами, сопровождая весь этот процесс многочисленными шутками и «прикольными» выражениями.
После того, как было немало съедено и выпито из всего находившегося на столе, парни и девушки стали вновь разбредаться небольшими группками по всей квартире.
Кто-то включил магнитофон, и желающие принялись танцевать вокруг елки.
Алексей обратил внимание на то, что Томила подошла поближе к Александру Рихардовичу и, кокетливо взяв того под руку, отвела в сторону от танцующих. Там они сели на отдельно стоящие стулья и принялись что-то оживленно обсуждать.
Лариса также весьма открыто начала флиртовать с Тофиком, отойдя с ним к столику с магнитофоном, а Марина, в очередной раз, стала безрезультатно пытаться переключить внимание Олега с неприступной Лены на себя.
«Кажется, у нас в отделе, между дел, образовались влюбленные парочки», – мелькнуло в голове у Родионова.
В этот момент неожиданно раздался резкий звонок в дверь, и Трофимова, предварительно выключив магнитофон, пошла ее открывать.
Все на несколько секунд замерли в любопытном ожидании, нетерпеливо посматривая на выход в прихожую.
Там раздались удивленные возгласы Лены и чей-то спокойный мужской голос.
Возникла непродолжительная пауза, и... в комнату вошли немного растерянная Трофимова и какой-то высокий мужчина в форме старшего лейтенанта Советской Армии.
После секундного замешательства Алексей и все его находившиеся в комнате одноклассники, кроме оцепеневшего Олега, радостно бросились к вошедшему офицеру и, обнимая его, стали вразнобой кричать: «Макс! Северов! Неужели, это ты?».
Да... Это был тот самый Максим, вокруг истории об отчислении которого из школы в самом начале выпускного учебного года было сломано немало копий в спорах и взаимных подозрениях его приятелей и недругов.
Прошло более восьми лет с той поры, когда они видели Северова в последний раз. Его исчезновение, тогда, было таким внезапным, что все одноклассники Макса, кроме Родионова, даже не успели с ним попрощаться
– С наступающим Новым Годом! – радостно улыбаясь, поздравил всех Максим.
– Макс, как ты нас нашел? – возбужденно спросил его Алексей.
– Очень просто. Зашел в школу, встретил в коридоре нашу «классную» – Марину Александровну. Та рассказала о вашей совместной работе в ОКБ и спросила для меня у классной руководительницы «бэшников» адрес Ленки Трофимовой – единственный из всех ваших адресов, который они знали. И вот – я здесь! – добродушно ответил Северов.
– Здорово! А какими ветрами тебя в Баку занесло? – поинтересовался Тофик.
– Служебная командировка!
– И надолго к нам? – полюбопытствовал Рома.
– На три дня.
– Ну, значит, еще наболтаемся! Ты где остановился? – спросил Родионов.
– Пока еще нигде...
– Ну, тогда, ночевать будешь у меня! – дружески стукнул его по плечу Алексей.
– Зачем же, Леша, тебя с твоей семьей стеснять? Для твоего друга, на эти дни, отдельное жилье найдется. Это – квартира моей тети, которая сейчас – в отъезде. Ее я сама, после сегодняшней вечеринки, покажу. Так что, Максим – располагайтесь! – подойдя вплотную к Северову, неожиданно заявила тихоня Эля и протянула тому связку из двух ключей.
Все, кроме Северова, Эли и столбом стоявшего в дальнем углу комнаты Олега, дружно выдохнули: «О-о!».
– Спасибо! Как зовут Вас, прелестная незнакомка? – не отводя глаз от Эли и осторожно беря ключи из ее руки, дрогнувшим голосом произнес Максим.
Послышалось повторное всеобщее: «О-о!».
– Рахель! Можно, просто – Эля! – абсолютно не смущаясь, ответила ему Эля.
– Ребята! Я – пропал! – не отводя от нее глаз, громко заявил Северов.
Раздался общий смех.
– Макс! Оторви свой взгляд от Эли! Ау! Мы – здесь! – смеясь и щёлкая пальцами перед лицом Максима, обратился к нему Алексей.
– Я, пожалуй, пойду! Еще раз всех – с наступающим Новым Годом! До свидания! – поднявшись со своего места и направляясь к выходу, громко сказал Александр Рихардович.
– До свидания, Александр Рихардович! С наступающим! – хором крикнули ему вслед его подчиненные.
Томила, незаметно отделившись от окруживших Максима одноклассников, вышла закрыть за Александром Рихардовичем дверь и подозрительно долго не возвращалась.
Когда же вернулась, была вся раскрасневшаяся и с каким-то новым блеском в глазах.
Но это вновь заметил только Алексей, да, пожалуй, отошедшие в сторонку Лариса и нежно держащий ее за талию Тофик.
Предположения Родионова о влюбленных парочках в их отделе приобрели теперь вполне реальные очертания, чему он лично был очень рад.
Алексея беспокоила лишь сплошная неопределенность в его отношениях с Леной, которая, по-прежнему, как ему казалось, колебалась в выборе между ним и Олегом.
В этот момент Северов, наконец-то, отвел свой взгляд от Эли, также не сводящей с него, все это время, своих карих глаз, и, оглянувшись, впервые заметил молчаливо стоящего в сторонке Лагутина.
– Что... и этот – здесь?! Все также учит всех морали и нравственности?! А вы, как обычно, во всем ему верите?! – изменился в лице Максим.
– Этот вопрос – не ко мне, Макс! Меня самого некоторые до сих пор подозревают в клевете на бедного Олежку... – глядя на Лену, ответил за себя Алексей.
– Извини, Макс, конечно! Но, если у тебя есть, что предъявить Олегу, то предъявляй! А то мы все запутались здесь: кому верить – Родионову или Лагутину?! – не выдержала Трофимова.
– Может, вы, тогда, и мне не поверите? – скептически сказал ей Северов.
– Поверим! Говори же, Макс! Не тяни! Никаких, ведь, нервов не хватит! – тонким голосом произнесла Лена.
– Пожалуйста! В самом начале последнего учебного года в школе я при всех мальчишках нашего класса рассказал весьма неприличный анекдот про КПСС, неосторожно обмолвившись, при этом, что услышал его от своего отца. Уже через день из кабинета нашей директрисы хорошо сложенный мужчина в штатском, кстати, предельно вежливый, отвез меня на своей машине в известное всем здание в нашем городе, куда, вскоре, по звонку оттуда, подъехал и мой отец. Я, чтобы не таскали вас всех туда, сразу признался в пересказе «антисоветского анекдота», а мой папа, чтобы избавить меня от ненужных расспросов на тему «от кого я его услышал», тут же сказал, что этот анекдот, якобы услышанный им на улице, рассказал мне он. Последствия всем вам хорошо известны: я больше не вернулся в нашу школу, а папа – на свою должность, которую моментально занял отец Олега. В результате мы были вынуждены спешно уехать из Баку и начать новую жизнь в Оренбурге, – спокойно рассказал свою историю Максим.
– Почему же ты решил, что к этому причастен именно Олег? – с волнением спросила его Марина.
– Потому что в день отъезда моей семьи, при нашем с отцом последнем посещении известного всем в Баку «серого здания», один сочувствующий нам тамошний мужчина «в штатском», как бы случайно, показал мне, напоследок, письменный донос на меня, собственноручно подписанный Олегом Лагутиным. Не скрыл он от нас и имя того, кто руководил действиями Олега, открыто намекнув моему отцу, что вся эта мерзость – интриги Лагутина-старшего, – все также спокойно ответил ей Северов.
– Бред! – громко сказал молчавший до того Олег и с деланно-невозмутимым видом вышел из квартиры.
И тут же со словами: «Все равно не верю!» за ним выбежала взволнованная Марина, которая принялась, на ходу, окликать вышедшего первым одноклассника: «Олег! Олежка!».
В комнате на несколько секунд установилась полная тишина.
Затем Трофимова решительно сделала шаг в сторону Родионова и, встав напротив него, громко произнесла:
– Леша! Прости меня, пожалуйста, за то, что сомневалась в тебе и не верила твоим словам об Олеге. Я понимаю, что это недоверие больно ранило тебя все это время, и у тебя есть все основания не прощать меня. И я не обижусь, если ты скажешь, что у наших отношений не может быть будущего, но, если ты, как и я, сделаешь свой шаг навстречу, то, может быть, у нас все и сложится...
Все присутствующие замерли на месте и устремили на них свои любопытные взгляды.
Но Алексей не стал дальше слушать Лену и, обняв ее, крепко прижал к себе.
– Глупенькая! Нет у меня на тебя никакой обиды, и все у нас будет хо-ро-шо! – тихо прошептал он ей на ухо, после чего, осторожно проведя рукой по волосам девушки, нежно поцеловал ее в губы.
– Горько! – весело закричали им одноклассники.
– Дурачье! – счастливо улыбаясь, одновременно прошептали влюбленные.
Верно говорят старики: «Иногда для того, чтобы вернуть, казалось бы, навсегда утраченное счастье – достаточно лишь сделать шаг навстречу друг другу»...

Продолжение истории о судьбе Алексея Родионова и его близких (теперь уже - в страшный период межэтнического конфликта) можно прочитать во 2-й части романа-дилогии "ПРОЩАЙ, БАКУ!" (Часть 2. "Бакинский излом") на сайтах: ЛИТРЕС:САМИЗДАТ и РИДЕРО.







Рейтинг работы: 46
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 80
Добавили в избранное: 1
© 20.04.2021г. Валерий Климов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3071079

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Мария Кириллова       08.11.2021   19:58:07
Отзыв:   положительный
Доброго времени суток, Валерий!
Хорошо пишете) Прочла с удовольствием!
Очень тщательно и подробно выписаны отношения, детали, а главное, чувствуется глоток ветра, того, прошлого, из советских времен. Когда дружный класс, плечо к плечу, есть явные лидеры, есть чувства молодых людей, и даже понимающие учителя, которые помнят своих подопечных, которым дали путёвку в жизнь. Сейчас иная школа, иные сверстники, да и сама эпоха уже иная.
Все это особенно ощущаешь в диалогах, характеристиках героев, их движениях, в теплоте читаемого текста, узнаешь по простоте в общения, в хорошем смысле, и ... вашем произведении.
Я очень Вам признательна за свою ностальгию.
Одним словом, понравилось)
Спасибо
Валерий Климов       09.11.2021   01:36:47

Благодарю Вас, Мария, за настоящую "минирецензию" на моё произведение (да ещё, при этом, и положительную)!
Совершенно с Вами согласен, что , к сожалению, "сейчас иная школа, иные сверстники, да и сама эпоха уже иная".
Хотя Ваш настоящий отзыв и написан под второй частью моего романа "Бакинец", он безусловно больше относится к кго первой части.
Видимо, 1-я часть (про школьную юность героев романа) "зацепила" Вас чуть больше, чем 2-я часть (про "инженерную" молодость уже несколько повзрослевших героев этого произведения)...
Не знаю, обратили Вы внимание или нет, но на данном сайте размещена и 3-я (последняя) часть романа "Бакинец" - про трагические события 1988-1990 годов в Баку, когда герои "Бакинца" (1-й и 2-й частей) будут проходить страшные испытания в период разгоревшегося тогда жестокого межэтнического конфликта.
Впрочем, поскольку данная 3-я часть уже, априори, не может быть столь же светлой и беззаботной, как две предыдущие, то, чтобы не почувствовать этот налёт грусти по ушедшей светлой эпохе, можно её и не читать...
Однако, при этом, подчеркну, что несмотря на то, что весь этот роман, во многом, автобиографичен - его последняя 3-я часть автобиографична особенно!!!
Ещё раз благодарю за отзыв! Обязательно постараюсь в ближайший период времени ознакомиться и с Вашим творчеством.
С уважением, Валерий Климов
Мария Кириллова       09.11.2021   11:51:54

Доброго времени суток, Валерий!!!
Действительно, я начала печатать под ′Шаг навстречу′, чтобы оставить общую рецензию на две прочитанные части, а потом перейти к прочтению третьей, но ...легло по другому)
Я действительно Вам очень признательна. Ваш стиль, особенно первой части, я имею в виду сам язык изложения, подачу, он мне близок, вероятно, написан под влиянием еще тех, юношеских воспоминаний, переход, так сказать, отождествление себя в этом мире на рубеже вступления во взрослую жизнь. Когда мы по прошествии времени смотрим туда, в прошлое, получается все более осмысленнее, чем казалось тогда, когда происходило на самом деле. Мне в свое время не хватало такой литературы, именно когда я в ней нуждалась, а Вы дали мне эту возможность, пусть даже спустя несколько лет.
Удивительно, что я не нашла Вашу страничку раньше)
Валерий Климов       09.11.2021   15:17:15

Добрый день, Мария!
Ещё раз благодарю Вас за такое тёплое отношение к моему роману (по крайней мере, к его первым двум частям)!
Вы правы. "Бакинец", говоря Вашими словами, действительно, "написан под влиянием еще тех, юношеских воспоминаний, переход, так сказать, отождествление себя в этом мире на рубеже вступления во взрослую жизнь". И поэтому данный роман мне самому особенно дорог... Собственно говоря, с него и началось моё "вхождение" в большую литературу (он был моим первым написанным и опубликованным литературным произведением). Да-да... Я свою творческую литературную жизнь начал с написания ни рассказа, ни повести, а сразу - романа (это, кстати, случилось всего лишь 12 лет назад). Мало того, я тогда даже и не помышлял о продолжении своей творческой деятельности. И лишь огромный вал положительных отзывов, захлестнувших меня после публикации данного романа в альманахе "Арзамасская сторона" и особенно печатного издания "Бакинца" отдельным тиражом, убедил меня в том, что мой "лёгкий" (со слов большинства читателей) стиль написания литературных произведений "имеет право на жизнь"...
С уважением, Валерий Климов
Мария Кириллова       09.11.2021   16:37:00

Кстати, я почему-то чувствую, что неспроста Вы акцентрируете внимание именно на "Исход" - третья часть это самая сильная из "Бакинца", и очень правдива в отношении исторических событий. В большинстве своём все подобные конфликты, это политика, а страдают обычные люди. Когда изрядавонвыходящее происходит "где- то там и ′не с нами", отношение к инцидента тоже такое, через десятое плечо, а когда конкретно касается лично тебя или твоих знакомых, и выглядит иначе, и ранит иначе...
Очень сложная тема, очень большая работа Вами проделана.
Вы просто молодец. Слова, извините, не подбираются верные для выражения истинного отношения. Но одно могу сказать точно, цели Вы достигли.
Концовка очень трогательная. Экранизации заслуживает.)


Валерий Климов       09.11.2021   18:59:01

Благодарю, Мария!
Правда - это, действительно, серьёзная вещь. Все мои герои (разных национальностей) говорят в романе то, что на самом деле говорили тогда представители этих национальностей, а цифровые выкладки соответствуют тем, что официально публиковались тогда в различных СМИ России, Азербайджана и Армении.
Так что, даже, если кому-то из представителей закавказских народов что-то и не понравится в 3-й части моего романа, то обижаться им (с их стороны) будет глупо.
На зеркало, ведь, никто не обижается.
К слову, моего "Бакинца" за эти годы (помимо, естественно, русских читателей) прочитали многие армяне и азербайджанцы (в том числе, из числа моих друзей и знакомых). И, не поверите: до сих пор... ни одной претензии по описанию конфликта (впрочем, по роману вообще ни у кого нет никаких претензий) - даже в интернете!
Кстати, очень много благодарностей за роман (за эти годы) было получено от русских (и просто русскоязычных) переселенцев из наших бывших среднеазиатских республик (судя по их отзывам, там тоже происходили в то время события, аналогичные бакинским)...
Ещё раз благодарю Вас за искренне сопереживание событиям, отражённым в романе "Бакинец". Поверьте, для меня это очень ценно!
С уважением, Валерий Климов
Мария Кириллова       08.11.2021   19:56:37
Отзыв:  
Сообщение удалено автором...
Владимир Сыров       21.05.2021   18:20:11
Отзыв:   положительный
Прочитал с интересом.
Спасибо.
Наверное, так оно и было!
Удачи!
Валерий Климов       21.05.2021   20:11:30

Благодарю за положительный отзыв!
Так, действительно, было в Баку в 80-х. Если будет желание и время - прочитайте "Бакинец" (Часть 3. "Исход") про трагические события 1988-1990 годов в Баку, когда герои "Бакинца" (1-й и 2-й частей) будут проходить страшные испытания в период разгоревшегося тогда жестокого межэтнического конфликта. Подчеркну, что весь роман - во многом автобиографичен, а его последняя 3-я часть - особенно!
С уважением, Валерий Климов.

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1