Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Часть 3. Глава 4.18+


Часть 3. Глава 4.
­Глава 4. Стив.
30 июня. 20.28 по московскому времени
Трасса Дон М-4

«Тридцатое июня. Восьмой день с начала эпидемии. Я уже третий день в дороге. Еду не быстро, скорость не вышел 40 миль в час. Спешить опасно, много препятствий на дороге и очень легко попасть в аварию. Освещения на трассе нет, заправки не работают, бензин пришлось качать вручную. Часто останавливаюсь, организм еще слаб после болезни и мне тяжело долго сидеть за рулем. Еще постоянно хочу спать. Ночью не сплю вообще. Только закрываю глаза, сразу вижу Дез, мертвую. Я пытаюсь ее реанимировать, но она смотрит на меня мертвыми глазами и говорить, что все бесполезно, что она уже мертва, и это все потому, что я оставил ее одну. И я просыпаюсь, и не могу уснуть всю ночь. Каждые два часа делаю остановку, потому что засыпаю за рулем. Но днем я тоже вижу ее. Если так пойдет дальше, то я боюсь лишиться рассудком. Хорошо, что работа немного отвлекает. Почти закончил всю базу. Каждый раз, занимаясь каталогизацией информации, я поражаюсь, какой огромный объем информации был в открытом доступе. Медицина, химия, физика, биология, строительство, военное дело, производственные науки, инженерия, робототехника, стони тысяч учебных материалов, справочники, исторические книги. Моя база готова уже на две трети. Надеюсь она послужит выжившим в возрождении цивилизации, и будет полезна. Большинство серверов уже упало, интернет работает только в районах, где электричество идет от атомной станции, и то местами, некоторые линии связи уже отключились. Пару раз удалось подключиться к сети и дополнить свою базу. Но скоро такой возможности уже не будет. Навигация еще работает, но вечно она тоже не проживёт. Орбиту спутников некому корректировать, приемные станции обесточены, так что запас топографических карт и атлас дорог я пополнил. С едой пока проблем нет. Снеки, консервы, заморозка кое где еще не пропала, но скоро и это будет в прошлом. Придется добывать еду. Запасся витаминами, что такое цинга знаю.
Выживших не видел. Кроме одной встречной машины почти на выезде из Москвы. Я начал им гудеть и моргать фарами, но они просто пролетели на встречу, я даже не успел разглядеть, кто сидел в машине.
Вообще я скучаю. По людям, по цивилизации, по всему, то что до эпидемии было нормой и уже успело надоесть. Скучаю по дому, по родной стране. Но больше всего скучаю по Дез. До сих пор не верю, что она это сделала. Смотрю постоянно на телефон, хотя связь уже мало где есть. Жду, что она позвонит и скажет, что сделала это специально, что бы я не переживал, но не выдержала и позвонила. Скучаю по ее голосу, по ее рукам. Я не смогу ее забыть, даже если встречу выживших, я не смогу быть с кем-то еще. Буду хранить память и любовь к ней.»
Стив закончил печатать и закрыл крышку ноутбука. «Распечатать и подшить в дневник можно будет позже, когда доберусь до розетки» - подумал он про себя.
Он сделал большой глоток Рэд Булла их банки. Какой же он противный, когда теплый. Осмотрелся. В помещении заправки было тепло и душно. Электричество здесь не было уже дня два-три, но кто-то постарался и вынес все скоропортящееся. Скорее всего кто-то из местных жителей, так как почистили досконально, оставили только сладкое и напитки. Стив остановился здесь заправить машину и надеялся найти генератор – подзарядить технику, но его ждало только разочарование. Аппетита не было, он просто приговорил банку энергетика и заел ее консервированной ветчиной, прямо из банки не разогревая. Вкус конечно отвратительный, но что-то готовить сил у него не было. Скоро сядет солнце, ночью он ездить не любил – в темноте у него происходило что-то странное со зрением, все смазывалось, теряло резкость, и он предпочитал пережидать темноту где-нибудь под крышей и желательно с электричеством. Если не поспать, то хотя бы поработать. Надо выдвигаться, через пару часов будет Ростов-на-Дону, трасса огибала город по восточной стороне, в сам город он заезжать не хотел, но если судить по карте, то возле шоссе было немало кафе, заправок и даже торговый центр, можно без проблем найти место для ночлега.
Тойота завелась с одного нажатия кнопки, как послушный пес, который выполняет все команды хозяина с большой радостью. За эти Стив прикипел к своей машине. Да он уже считал ее своей, если сначала его грызли угрызения совести, за то, что он ее просто угнал из салона, то после того как он проехал пол европейской части страны и насмотрелся на то что происходило на улицах, его совесть успокоилась. Помимо всего, пикап ему просто очень нравился, в нем было что-то родное, близкое по духу. Стив никогда не страдал чрезмерным патриотизмом, но национальный дух штук странная, проявился в нем, когда он меньше всего этого ожидал.
Он включил музыку через подключённый к мультимедиа системе телефон. Спотифай[1] уже давно отключился, и ему не хватало родного плейлиста. Хорошо, что на жестком диске была небольшая подборка любимой музыки. Боб Дилан, Джонни Кэш, Дорз, музыка к которой его приучил еще отец, бесконечно гоняющий любимые записи в кабине своего старого Форд Бронко. Музыка его успокаивала, отвлекала от негативных мыслей и, не смотря на по большей части медленные и убаюкивающие мотивы, не давала уснуть за рулем.
Стив не знал куда он точно едет. Он не был ни разу в Новороссийске, да и вообще в портовых городах. О мореходстве не знал почти ничего, но уже успел почерпнуть знаний из своей же базы. В принципе не было ничего сложного: каботажное[2] плавание, яхта с эхолотом, карта глубин. Но это все на бумаге, а как будет в реальности он себе не представлял. Мысли о шторме в море вообще вгоняли его в панику. С маршрутом он уже определился: по Черному морю через Босфор и Дарданеллы в Средиземное, вдоль берега пройти до Гибралтара, потом вверх до Великобритании. Дальше было самое сложное: от Англии длинный переход до Исландии по открытому морю, потом переход до Гренландии и оттуда до острова Ньюфаундленд. Эта часть маршрута пугала его больше всего. К тому времени уже точно не будут работать метеостанции и не будет карты погоды, идти надо будет наобум. Переходы не сильно длинные, если найти яхту или катер с хорошим запасом топлива, то каждый из них займет до двух суток, но будет ли такая яхта в Новороссийске, справиться ли он один с ее управлением, найдет ли для нее топливо. Весь его поход был большой авантюрой, но он не мог просто сидеть на месте и ничего не делать. А путешествие давало ему цель, а цель заставляла жить.
Солнце полностью опустилось за горизонт, и Стив включил дальний свет. Ближним почти не пользовался, так как встречных машин не было. Опять сумерки, опять он будет чувствовать себя как беспомощный котенок, у которого еще не открылись глаза. Больше всего его раздражало то, что слабость зрения проявлялась только за рулем, как только он останавливался, то все моментально приходило в норму. Еще и спать хотелось, очень. Даже открытое окно, Ред Булл и громкая музыка не спасала. Он несколько раз уже ловил себя на том, что на несколько секунд отключался и машина выезжала на встречную полосу. Он умолял свое тело потерпеть еще чуть-чуть, еще пару десятков километров и можно будт остановиться и поспать. Опять вспомнилась Дез, ее заливистый и громкий смех, очень неподходящий к ее милой внешности. Он часто шутил, что если бы она засмеялась на первом свидании, то они вряд ли были бы вместе, а она в ответ смеялась еще громче, закидывая голову назад. Жилки на ее шее вздувались, волосы тряслись от каждого звука. Грудь в тесном лифчике начинала колыхаться. Её грудь. Он обожал её, и каждый раз, когда он видел Дез топлес был для него как первый. Ему достаточно было увидеть ее возбужденные соски под тканью футболки, и он моментально заводился. Вот она опять хохочет, сидя у них дома на диване, поджав ноги в коротких домашних шортах, силуэт груди проступает через майку, у он уже ни о чем не может думать кроме как о желании.
Громкий хлопок разбудил его и первое что он увидел в лобовое стекло это придорожные столбики. Инстинктивно вдавил педаль тормоза в пол. Машину повело, Стив рулем удержал пикап от переворота. Из-под колес поднялось облако пыли, коричневой стеной встав спереди, инфернально подсвеченное фарами. Пыль, через открытое окно, моментально наполнила весь салон, забивая нос и рот сухостью и не давая дышать. Он выскочил из машины, громко кашляя. Когда облако немного осело, Стив увидел, что оба передних колеса были пробиты.
- Fuck! – Вырвалось у него на родном языке. От отчаяния и злости он со всей силы пнул переднее колесо, которое тут же ответило острым уколом боли.
Стив опустился прямо на асфальт и смотрел на свой пикап со спущенными колесами. Хайлюкс выглядел как скаковая лошадь со сломанной ногой, которая виновато смотрит на хозяина, пытаясь понять ее ли это вина, что она сломала ногу и не может продолжить скачку.
Что теперь делать? Запаска в машине только одна. Ехать на дисках – самоубийство. Идти пешком до ближайшего сервиса, искать там подходящее колеса, искать машину, чтобы привезти все обратно? Слишком мала вероятность успеха, тут даже иголку в стоге сена найти более реально. Он глубоко вздохнул и обхватил голову руками. Жаль не додумался взять с собой бутылку чего-нибудь покрепче, сейчас бы она пришлась очень кстати. Обида на самого себя сдавливала грудь тисками. Предательски защипало нос, накатила грусть, чувство беспомощности и одиночества. Он залез обратно в машину, выключил фары и откинул полностью сидение. Уставившись в тканевый потолок, он почувствовал, как слезы потекли по лицу. О каком переходе океана он думает, если не смог доехать до нужного города без происшествий? Какой там каботаж, если он чуть не убился на пустой трассе. Что он вообще может сделать один? Еще пара недель и он умрет или от голода, или от тоски. Почему, почему все именно так? Почему весь мир умер, а он остался жить, именно он, а не Дез с ее оптимизмом? Она медик, ее навыки намного полезнее, чем его. Кому теперь нужен компьютерщик, да его на смех поднимут все выжившие, с его очень «полезными» навыками. Почему он не остался работать с отцом? Вот там бы он научился полезным вещам. Обращаться с машиной как следует, чинить ходовые и двигатели. Сейчас автомеханики будут как врачи – на вес золота. Но нет же, погнался за мечтой, стал программистом, и что, и где он сейчас? Слезы душили и перетягивали горло, дыхание вырывалось с всхлипами. Ему вспомнилось все, и мертвая Дез, фотография с того вечера у бассейна, их совместные планы. Он ревел, громко, не сдерживая чувств, как ревут только в детстве. И так же как в детстве он не заметил, как из плача провалился в глубокий и тягучий сон.

Разбудил его стук в окно, который сначала показался ему частью сновидения, но стучали очень настойчиво, и Стив осознал, что это в реальности. Он подскочил на кресле, потер ладонью слипшиеся от сна глаза. Стекла в машине запотели, и он видел лишь силуэт человека с наружи, стоящего в свете фар от другой машины.
- Эй есть кто живой? – Низкий мужской голос.
Стив испугался. За неделю он уже успел отвыкнуть от людей, хоть и очень хотел встретить выживших. Он не знал, как ему реагировать и что от него хотят.
- Да, есть. Чего вы хотели? – Спросил он, чуть приспустив окно.
- О, здорово! Мы увидели, что у вас спущенные колеса, хотели предложить помощь. – Голос снаружи звучал очень учтиво и располагающе.
- Да, у меня тут случилась неприятность, остановился передохнуть, решил заняться этим попозже. – Ответил Стив, потер лицо ладонями, разгоняя кровь, и открыл дверь.
Ночной воздух моментально разбудил его свежестью. Слева стояла машина, из-за яркого света он не видел какая, но судя по высоте и размеру фар, явно крупный внедорожник или фургон. Прямо перед ним стоял мужчина, за сорок лет, высокий, с пепельными волосами и идеально выбритыми щеками. Выпуклые глаза с темными кругами внимательно смотрели на Стива, мужчина слегка улыбался и чуть раздвинул руки в миролюбивом жесте. «Вылитый Гомес Адамс[3], только без дурацких усов и седой, - подумал про себя Стив, - и явно худее.» Он был одет в дорогой спортивный костюм цвета слоновой кости. Весь его внешний вид говорил о радушии и сопереживании.
- Так зачем спать в машине? Сейчас ночь, переночуйте у нас. А завтра вместе займемся вашей машиной. Тут и эвакуатор не сложно найти, отгоним на автосервис найдем колеса, и поедете завтра полные сил дальше. – Мужчина улыбнулся еще сильнее. – Ой, извините, забыл представиться Тафар Григорьевич Дедов, можно просто Тафар.
- Стивен Прайс. – Стив пожал протянутую руку, рукопожатие было крепким и уверенным, кожа на руках мужчины оказалась грубой и мозолистой, что дисгармонировало с его внешностью.
- Вы иностранец? Впрочем, я уже догадался по акценту. Южные штаты?
- Да, Техас. У вас имя тоже необычное для славянина.
- Постоянно это слышу, точнее слышал. – Опять улыбался мужчина, демонстрируя идеально белые и ровные зубы, как и голливудской звезды. – Это все мать, она работала по молодости где-то в Африке, и нахваталась там всяких экзотических причуд. Эй, наверное, это показалось забавным, а я вот всю жизнь мучаюсь, хотя уже привык. Так что на счет нашего приглашения?
- Вашего? – Переспросил Стив.
- Да, я не один, сейчас, - мужчина повернулся к стоящей в стороне машины и махнул рукой. Послышался хлопок двери и через минуту в свете фар появилась женщина. Возраст ее был почти нереально угадать, про таких обычно говорят “между двадцатью и пятьюдесятью». Ширококостная, крепкая, фигура почти мужская с толстыми руками, узким тазом, без талии и широкими плечами. Если бы не массивная грудь и длинные собранные в хвост волосы, она вполне могла сойти за мужчину. – Агния Карловна, можно просто Агния.
- Стив. – Сказал Стив, чуть склонив голову в приветственном жесте, присутствие женщины его окончательно убедило в благих намерениях спутников. – Хорошо, я приму ваше приглашение, надеюсь с машиной ничего не случиться.
- Какой забавный говор. – Сказала женщина, удивительно мягким и женственным голосом, который никак не подходил к её грубоватой внешности. – Не переживай, с ней все будет в порядке. Тут вообще почти никто не ездит, а если и ездят, на машины точно не обращают внимание.
- Наш гость – американец. – С довольным видом сказал Тафар. – Я пригласил его к нам переночевать.
- Правильно. Нас осталось очень мало, и мы должны помогать друг другу. – пафосно заявила женщина. – А вообще куда направлялся?
- В Турцию. – Соврал Стив, но даже сам не понял, зачем он это сделал.
- Ого, далековато. А туда зачем? – Склонив голову набок, поинтересовалась женщина.
- Домой буду добираться, в Штаты. – Уже не стал лукавить Стив.
- Еще дальше. Да, нелегкое путешествие тебе предстоит. – Подхватил разговор Тафар. – Так что мы стоим? Закрывай машину и поехали.
Стив посмотрел на свой осиротевший пикап, со спущенными колесами.
- Сейчас, возьму некоторые вещи. – Сказал он и пошел к машине.
Первый порыв был взять кейс с жесткими дисками, но успокоив себя тем, что он всего на одну ночь, Стив взял рюкзак с самым необходимым и вернулся к мужчине с женщиной. Подойдя ближе, он узнал в силуэте машины земляка – Кадиллак Эскалейд в последнем кузове, по американский большой и мощный внедорожник. Агния стояла рядом с передней пассажирской дверью и услужливо открыла заднюю. Стив почти не нагибаясь забрался внутрь. Приятная кожа сидений, легкий аромат Аква Ди Джио, широко, просторно и удобно. Тафар повернулся с водительского сидения, опять продемонстрировав отличную работу дантиста.
- Здесь не далеко, минут пятнадцать, и мы на месте. – Добрый и вкрадчивый голос, настолько что Стив улыбнулся в ответ, первый раз с начала эпидемии.
Мужчина не соврал, и уже через четверть часа они въехали в ворота шикарного особняка в средиземноморском стиле. Три этажа, крыша, на сколько мог разглядеть в темноте Стив, была покрыта морковной черепицей. Широкий двор, застеленный диким камнем. Слышен шум генератора, везде горит свет, создавая уютную и располагающую обстановку. Тафар остановил машину прямо возле массивного крыльца с фигурными балясинами на каменных перилах.
- Добро пожаловать. – Сказал мужчина, выбравшись из машины и тут же затянувшись электронной сигаретой. – Это мое, точнее наше скромное обиталище.
- Впечатляет. – Окинул взглядом дом Стив, и поправил лямку рюкзака на плече.
- Спасибо, это действительно мой дом. Построил его лет пять назад. Всегда восхищался архитектурой Италии и решил себе устроить здесь маленький кусочек Сардинии. – Ответил Тафар. – Пойдем в дом. Давно последний раз ужинал?
- Давно, дней пять назад не меньше. Консервы в основном, ну и так, что находил на заправках.
- Тогда будешь рад нашему ужину.
Все вместе прошли в дом. Внутреннее убранство не уступало внешнему. Мраморный пол, отполированный до зеркального блеска. Расписные вазы с цветами и растениями. Картины в золотых рамах.
- Душ? – Спросила Агния.
- Не откажусь.
Стены в ванной были покрыты мелкой мозаичной плиткой в бежевых и коричневых тонах. Душевой угол отделен стеклянной стенкой. Стив встал под тугие струи горячей воды. Душ расслаблял и смывал дорожную пыль вместе с усталостью. Он уже отвык от нормального душа, довольствуясь остатками холодный воды в титанах на заправках или влажными салфетками. Гель для душа приятно пах ванилью и персиком. Переодевшись в чистое белье, он вышел из душа, почувствовав себя заново родившимся. Из столовой вкусно пахло запеченной курицей с розмарином и тимьяном. Стив вышел в большое помещение с высоким потолком, настолько высоким, что люстра, казалось, висела под самой крышей дома. По средине стоял стол на десять персон со стилизованной под камень столешницей. Ужин уже был накрыт. Несколько красиво сервированных блюд, столовые приборы, бутылка вина и фрукты.
- К сожалению, не знаю ваших гастрономических предпочтений, но надеюсь, вам понравиться. Это Яния из курицы с черносливом, македонская кухня, салат с куриной пастромой, салат капрезе, и бутылочка GajaBarbaresco, любите сухие вина? – Тафар поочередно указывал рукой на блюда и под конец слов поднял бутылку вина, бережно держа ее за донышко и горлышко двумя руками, этикеткой к Стиву, как заправский сомелье.
- Больше люблю полусладкие, но сухого тоже не чураюсь. – Сказал Стив, сглатывая слюну, и надеясь, что никто не слышит, как урчит у него живот.
- Тогда приступим. – С фирменной улыбкой сказал Тафар, налил бокал вина гостю и принялся раскладывать блюда по тарелкам. – Откуда едете, если не секрет?
- Из Москвы, работал там. – Ответил Стив, прожевывая первый кусок курицы.
- В столице все так же, как и здесь? Хотя можешь не отвечать, сейчас везде так же. – Сказал Тафар, делая маленький глоток вина.
- А родные? Хоть кто-то выжил? Они где у вас? – Присоединилась к разговору Агния.
- В штатах. Я не знаю, связи нет. Не успел ничего узнать про них пока была. – Сказал в момент притихший Стив, про Дейзи он решил не упоминать. – А вы и до эпидемии вместе были?
- Нет. Встретились уже после, в больнице, у меня скончались родители, у Агнии брат. Нас объединило общее горе, я пригласил ее к себе, вместе легче выживать. Сейчас на всей планете не найдете пару, которая сохранилась после эпидемии. Это просто невозможное совпадение, чтобы при таком шансе выживаемости, остались в живых оба. – Тафар почти не ел, отдавая предпочтение вину.
Стив лишь молча кивнул головой, вспомнив последние слова Дез.
- ты в Штаты куда-то определённо едешь? Связывался с выжившими? – Спросила Агния, наклов на вилку ломтик пастромы.
- Нет, просто еду домой. – Ответил Стив. Голова чуть закружилась, скорее всего от пары глотков вина, сказывается усталость и истощение. – Там дом, я там все знаю, понимаю, что далеко и опасно добираться, но все же проще, когда вокруг все родное.
- А не думал остаться в России? – Спросил Тафар, посмотрев на Стива с легким прищуром. – Ведь не факт, что ты доберешься до родины. Через океан сейчас переплыть это как подвиг Хейердала[4] повторить.
- Думал, но все же решил рискнуть. Для меня цель оправданна. – Сказал Стив и чуть встряхнул головой, самочувствие ухудшалось с каждой секундой, перед глазами начинало плыть, накатывала тошнота. – Можно я на пару минут в туалет?
Он поднялся из-за стола, но не смог сделать и шага, рухнув на пол и больно ударившись головой. В ушах шумело. Картинка плыла как через мокрое стекло. Мысли начали разрываться на сотни мелких обрывков и разлетаться по голове как взрыв конфетти.
- Я думаю он готов. – Услышал Стив голос Агнии, который звучал как на замедленном воспроизведении.

Дальнейшее он воспринимал как кадры фильма, который ты смотришь сильно пьяным, то и дело проваливаясь в сон. Он видел комнату, заставленную мягкой мебелью с кучей подушек. Видел Тафара, полностью обнаженного, с двумя девушками. Судя по их состоянию, они были в такой же прострации, как и сам Стив. Тафар занимался с ними сексом и это больше походило на изнасилование, чем на секс по согласию, хотя девушки не сопротивлялись. Над Стивом постоянно нависало лицо Агнии. Он не чувствовал, что она с ним делала, только ноющее напряжение внизу живота и ее потное и грузное тело вжимающее его в диван. Иногда становилось сложно дышать, как будто его душили. Он терял сознание, но хлесткие пощечины возвращали его в то ли сон, то ли реальность. Агния пила вино прямо с бутылки и поливала им тело Стива. Играла музыка, угнетающая, ритмичная, отзывающаяся в каждом углу мозга импульсами боли. Он не мог шевелиться, тело просто не слушалось его, а даже если бы и слушалось, то руки были крепко привязаны к ручке дивана. Тафар то и дело открывал небольшой стальной цилиндр рассыпал белый порош на тела девушек и вдыхал его. Агния с определенной периодичностью клала в рот Стива таблетки и заливала вином, что бы он точно проглотил. Стив не знал сколько это все тянулось, ему казалось, что целую вечность. Пах онемел и низ живота сводило спазмами боли, но вакханалия продолжалась, как будто у Тафара и Агнии был бесконечный источник энергии. Он слышал шлепки, крики боли. Иногда кричал сам, то на английском, то на русском, но сам не мог разобрать свои слова. Чуть позже появился парень, который то присоединялся к Тафару, то к Агнии, но что там происходило, Стив уже не помнил, так как его сознание отказалось воспринимать реальность. Даже несколько резких болевых импульсов, где-то в районе груди не вернули ему трезвость. Он не помнил, как все это закончилось, просто его оставили в покое, и он толи потерял сознание, то ли уснул.
Первое что он почувствовал, когда пришел в себя это адскую головную боль, словно череп обхватили стальным обручем и затягивали туже и туже. Болели запястья, сначала ему показалось, что это от вчерашней ночи, но попытавшись пошевелить руками, понял, что он в наручниках. Сильно болел пах, было ощущение что там внизу все распухло и не помещалось между ног. Он попытался встать и тут же застонал от усилившейся головной боли. Все тело болело, желудок ощущался большим холодным камнем, сжимающим все внутренности. Чертовски хотелось пить, он не мог разомкнуть губы. Глаза тоже не открывались, или у него не было сил или они настолько сильно слиплись.
- О, смотри. Очнулся. – Услышал он чей-то голос совсем рядом с собой.
- Хреново ему сейчас. Эй! Э-э-э-й! Стас! Стас, блин! – Второй голос явно принадлежал девушке.
Стив услышал, как открылась дверь, затем звук шагов и тяжелое дыхание рядом с собой.
- Ты как? Жив. – На лицо полилась вода и Стив резко распахнул рот, глубоко вдыхая воздух.
Вода попала в легкие и он сильно закашлялся, поджав ноги к груди. Открыв глаза, он увидел просторное помещение, с окнами под самым потолком. Подвал. Большой подвал, не меньше пятнадцати метров по длинной стороне и десяти по другой. На полу белый кафель, под потолком белые диодные лампы. Под Стивом матрас, с простыней. Перед ним на коленях сидит парень, совсем молодой, лет девятнадцать, светловолосый и белокожий. Если бы не серые глаза, и темные брови, можно было бы подумать, что он альбинос.
- Как себя чувствуешь? – Спросил парень. – Пить хочешь.
Стив захотел ответить, но понял, что не может, он лишь кивнул головой и начал пить из поднесенной бутылки.
Ясно, значит живой. На, выпей. – Парень положил ему в рот таблетку, и опять дал воды запить. – Станет легче.
После этих слов белобрысый скрылся за дверью, снаружи послышался звук закрываемого засова. Стив приподнялся на своем матрасе, так что бы прикованные к металлической петле руки можно было немного опустить. Осмотрелся. В подвале кроме него было еще шесть человек, двое парней и четверо девушек. Кто-то был полностью обнаженным, кто-то в нижнем белье. Один парень и трое девушек спали. Остальные – девушка с черным каре и короткостриженый брюнет сидели так же прикованные наручниками.
- Что здесь происходит? – С трудом произнес Стив.
- Что у тебя за акцент? – Ответила вопросом на вопрос девушка.
- Я не русский. Так что здесь за хрень твориться?
- А ты еще не вкурил? Ты в рабстве. В самом обыкновенном рабстве. – Ответил парень.
- Как это? Кто они вообще такие? – Запинаясь спросил Стив.
- Мужик – Тафар, местный бизнесмен. Я давно про него слышал. Я сам отсюда из Ростова. Так вот, у него была фирма до всей этой фигни. Что-то там по торговле. Штат у него был из одних девушек. И продвижение у него можно было получить только через сам понимаешь что. Вайнштейн[5] хренов. – Парень смачно харкнул на пол. – Многие через него прошли. Были и те, кто не хотел. Он брал их силой. Было много заявлений в полицию, но ни одно не дошло даже до заведения дела. Несколько девочек вообще пропали, про одну знаю точно, что с собой покончила. Короче та еще мразь. И именно этот ублюдок выжил. И теперь его ничто не ограничивает. Они с этой бабой, как ее там?
- Агния. Я про нее знаю – Отозвалась девушка с каре. – Она тут в тюрьме работала надзирателем, жила со мной на одном районе. У нее муж лет пять назад умер, говорят они БДСМ оргии устраивали, с удушением, и она перестаралась, но дело замяли.
- Так вот, Тафар с этой Агнией, собирают выживших. Меня она нашла, я по городу скитался, искал что пожрать. Она такая милая была, флиртовала. Я думал, не одному же мне теперь тусить, тем более баба, сам понимаешь. И поехал с ней. Это три дня назад было, как уже вторая волна пошла. Тут только вон та, - парень указал головой на спящую к ним спиной голую девушку, – Маша вроде, только она была. Они в первую же ночь нас накачали чем-то и оргию устроили. Потом они еще этого, Стаса нашли, он с ними заодно, прислуживает им, и спит с обоими, бисексуал. Потом других привозить начали. Кого Тафар находил, кого Агния, а кого и вместе привозили. Одну девка уже отъехала, не знаю передознули ее, или что, но она утром не проснулась. Тут каждую ночь такая фигня. Они забирают двоих-троих и трахаются полночи. Потом дрыхнут до обеда и едут на поиски новых. Калигулы[6] хреновы.
- Он больной ублюдок. – Почти прошипела от злости девушка. – Он мало того, что насилует, он еще исадист. Бьет, лупит по лицу, сигареты об кожу тушит, душит. Его заводит, когда уже начинаешь в конвульсиях биться, психопат конченный.
- Тебе я смотрю тоже перепало? – сказал парень и кивнул головой.
Стив посмотрел на свое тело: плечи и руки были покрыты глубокими царапинами, словно он пытался унять взбесившуюся кошку. На груди виднелись несколько порезов, со следами запекшейся крови.
- Они помимо наркоты, еще возбудитель какой-то дают. – Снова сказал парень. – Член с яйцами потом весь день болит. Я знаете чего боюсь? Это у них сейчас жратвы еще навалом, а вот как кончится все, они может и жрать нас еще начнут.
Глаза Стива расширились от страха. Он засучил ногами, подтягиваясь как можно ближе к петле и несколько раз с силой дернул наручники. Браслеты больно впились в кожу, но петля, торчащая из стены, осталась неподвижной.
- Эй, полегче, побереги себя. Это бесполезно. Там анкер в стене сантиметров на двадцать, ты себе только кожу сдерешь.
Стиву захотелось кричать, звать на помощь, но он вспомнил что звать некого, все кто могли помочь уже мертвы. Он просто заперт в подвале у парочки сексуальных маньяков и вполне возможно, что не выберется отсюда живым. Он безвольно опустился обратно на матрас. Парень с девушкой молчали, и он просто начал думать, о том, как планировал добраться домой. Переехать через половину европейской части страны, найти яхту, перейти по морю половину мира. Какой же он был дурак. Насколько же это мальчишеское и импульсивное желание. Можно же было просто остаться в Москве, найти там убежище и выжить. Нет, его понесло черт знает куда. И вот результат. Чуть не разбился на машине и попал в рабство к двум психопатам. Его вера в себя и людей таяла с каждой секундой, и он начал жалеть, что не умер вместе со всеми, тогда проблем было бы меньше. Он просто лежал и таращился в потолок, не зная, чего ждать дальше.
Через пару часов в подвал спустился Стас с разносом еды. Каждому он оставил пластиковую тарелку с картофельным пюре и котлетой и стакан сока. Ни ложки, ни вилки. Две девушки продолжали спать. Еще один парень и девушка проснулись, но вели себя молчаливо, избегая взглядов друг друга. Лицо проснувшейся девушки было покрыто синяками, обе груди покрыты сотней неглубоких ровных порезов, которые уже успели немного зажить. Девушка стыдливо прикрывала грудь рукой и прятала взгляд под опущенной головой.
Стив есть не хотел, желудок так и не пришел в норму, и он боялся, что его вырвет. Вскоре проснулись остальные. Расспросили его, как он сюда попал, кто он и откуда. В разговоре выяснилось, что еще одна девушка и парень были пойманы по точно такой же схеме: ночь, прокол шин, неожиданная помощь и приглашение на ночевку.
«Быстро же эта парочка сообразила, что к чему, и показали, кто они есть на самом деле, - подумал про себя Стив. – А ведь они не единственные, и выжить могли и убийцы, и маньяки, и насильники. Да и помимо того, многие, кто скрывал свои пристрастия, под страхом уголовного преследования, теперь сбросили свои маски. Теперь некого бояться. А простых людей некому защитить. Какой же я все-таки наивный идиот. Даже оружием не обзавелся. А ведь в штатах дома у отца целый арсенал. Там пусть попробует кто-нибудь вычудить что-нибудь подобное, его просто застрелят. А здесь, в России, я просто отвык от оружия, нет его у людей, не привыкли они к нему, незаконно это. Хотя кто объяснит, что это незаконно, когда в дом к тебе вломиться грабитель или убийца, а у тебя нет даже завалявшегося 22 калибра. Но после драки кулаками не машут, теперь нужно думать только о том, как выбраться отсюда.»
Спустя несколько часов, сколько точно Стив не знал, но думал, что около трех-четырех, снова вернулся Стас и притащил стопку железных медицинских уток. Расставил их возле каждого пленника и сказал, что вернётся через пятнадцать минут. Стив не сразу сообразил, что ему делать с этой железной посудиной. Одна из девочек заплакала.
- Эй Американец, отвернись, девчонкам и так стыдно. – Сказал парень, разворачиваясь к стене.
Стив повторил его действие и через минуту услышал звук журчащей струи.
- Простите, простите, простите! – Запричитала девушка с порезанной грудью сквозь слезы и затем раздался звук опустошающего кишечника.
Стиву стало жутко неловко. Ему захотелось провалиться на месте и забрать с собой всех присутствующих, чтобы оставить эту девушку одну. Он мог только представить себе, что она чувствует, но прекрасно понимал, что ему рано или поздно придется пройти через тоже самое. Все помещение заполнил запах фекалий, от чего Стиву стало еще сильнее жалко девушку. Она уже рыдала в голос и сквозь ее плач были слышны извинения. Стас вернулся, как и обещал через четверть часа, скривился от запаха, бросил девушке рулон бумаги, потом вылил содержимое в принесенное ведро, закинул утки в черный целлофановый мешок и удалился. Пленники не разговаривали. Всем было стыдно и противно, от самих себя, от того что они так тупо попали в такую ситуацию и теперь сидят как животные на привязи, не имея даже права удовлетворить свои естественные потребности по-человечески. Ближе к вечеру белобрысый вернулся, принес всем еду, так же на пластиковых тарелках и так же без приборов. Почти весь день просидели молча, лишь обменялись именами и парой скупых вопросов. Парни старательно отворачивались от обнаженных девушек, никто не хотел приравняться парочке психов, заточивших их. Еще позже пришел Тафар вместе со Стасом, оба были вооружены, и уводил девушек по одной. Возвращались они с мокрыми волосами еще более подавленные и разбитые. После того как все девушки были вымыты со блондином пришла Агния.
- Американчик, живой? А ты мне понравился. Стойкий. И размер что надо. Сегодня ты опять мой. – Сказала она тем же мягким женским голосом, только сейчас он звучал угрожающе и отталкивающе. Я обычно так не делаю, уже был горький опыт. Но сегодня я хочу, чтобы ты был чист, так что готовься. Стасик, отстегни его. А ты, - кивнула она головой в сторону Стива, - без глупостей, не то я отрежу тебе ступни и кисти, далеко с культями не убежишь.
Стив сжал зубы от злости. Когда белобрысый склонился над ним, отстегивая наручники, ему захотелось броситься на него, вцепиться зубами ему в лицо, вдавить глаза в череп, а потом влепить головой прямо в стену, но ствол пистолета Агнии угрожающе смотрел прямо на него и давил любую попытку к сопротивлению. Его повели на второй этаж, спереди шел Стас, позади Агния, так что любое его действие тут же пресеклось бы, да и наручники на руках не дали бы возможности хотя вырвать оружие.
В душе его пристегнули к трубе и Агния, одев резиновые перчатки, начала его мыть, беспардонно залезая руками куда только хотела. Стива трясло от бешенства и ненависти, но старался абстрагироваться от происходящего. После душа они вернулись обратно в подвал, где его пристегнули наручниками к проклятой петле в стене, и увели наверх следующего парня.
Когда за окном полностью стемнело, пленники чуть оживились. Начали нервно ерзать, прислушиваться к шагам наверху в ожидании. Вскоре вниз спустилась вся троица. Тафар был в банном халате, как и Агния, а Стас в джинсах и футболке. Он мельтешил между мужчиной и женщиной и напоминал Стиву Табаки[7] своим заискивающим взглядом и желанием выслужиться.
- Так, господа, сегодня у нас будет особый вечер, мы устроим тематическую вечеринку. – Сказал Тафар со своей широкой улыбкой. – Вечеринка в стиле Маркиз Де Сад. Желающие принять участие поднимите руки, - он осмотрел всех сидящих, руки у всех были приподняты, так как петли в стенах были выше головы, - Как много желающих! Прямо лес рук! Спешу вас расстроить, на всех меня и Агнии не хватит, поэтому мы возьмем двух девушек и одного парня. Американец, приглянулся ты нашей красавице, что поделаешь. А девушки, - он потер подбородок пальцами, переводя взгляд с одной на другую. – Пожалуй вы двое, сегодня хочу брюнеток.
- На хер иди, выродок. – Сказала девушка с каре, и плюнула Тафару под ноги.
- Какая ты строптивая, мне это нравиться. – В этот раз псих не просто улыбнулся, он оскалился, показав все свои тридцать два зуба.
Их выводили по одному и поднимали наверх, на третий этаж, где раньше была комната отдыха, теперь переделанная под «комнату развлечений». В невысокое помещение с оббитыми деревом стенами стащили мягкую мебель со всего дома, несколько кресел, два дивана и софу. Везде горы подушек, покрывал, одеял, столики завалены бутылками и полными пепельницами. Стива подвели к уже знакомому дивану, в последний момент он попытался вырваться, но тут же получил удар рукояткой пистолета по затылку, от которого полетели звезды из глаз и улетучилось любое желание сопротивляться. Опять заиграла музыка, та же, что и в прошлый раз. Одну из девушек Тафар перекинул через спинку дивана, и пристегнул ее за руки и за ноги, вторую, та что с каре, уложил на соседнюю софу и растянул как на дыбе. Девушка тоже брыкалась, стараясь угодить мужчине в пах ногой, но пара жестких пощечин угомонили её. Голые тела девушек не вызывали в Стиве никаких чувств кроме жалости к ним и пожирающей злости к парочке маньяков. Это было неправильно, ненормально и бесчеловечно. Он не понимал, как сейчас, когда эпидемия убила почти все человечество, люди могут такое творить. Когда все должны объединиться, чтобы выжить и возродить цивилизацию, кто-то наоборот готов вернуться в дремучее средневековье с пытками и рабством.
Агния подошла к Стиву и попыталась положить ему в рот таблетку, но он упирался и не хотел открывать рот. Женщина ловко двинула ему в солнечное сплетение локтем, и он резко разжал зубы, в попытке захватить воздуха. Она тут же закинула туда таблетку и прямо с горла бутылки начала заливать водой. У Стива была выхода или захлебнуться, или проглотить, инстинкты опередили его мысли, и он сделал несколько больших глотков, чтобы освободить рот и наконец-то вдохнуть. Агния скинула халат и начала танцевать в такт музыки между мебелью, прикладываясь к горлышку бутылки и затягиваясь сигаретой. Тафар не отходил от девушек, рассматривая их с разных сторон.
- А теперь начнем веселье. – Сказала Агния и подошла к Стиву с длинной и тонкой стальной спицей. – ты любишь боль?
С этими словами, женщина забралась на него сверху, и схватила в одну руку его сосок, оттянула и начала медленно, с упоением, прокалывать его спицей. Стив почувствовал, как его кожа натянулась и лопнула, все тело пронзило как электричеством, ему стало одновременно и жарко и холодно, лоб усыпали капли пота, а желудок скрутило в спазме тошноты. Он закричал, громко и дико, как раненный зверь, он сам не думал, что может так кричать, ему казалось, что звук идет не из горла, а прямо из груди. Он увидел, как Агния, с сумасшедшей улыбкой, согнулась и слизнула капли крови со спицы. Он перестал кричать и лишь громко мычал. Но тут его крик перекрыл глухой стон. Стив постарался приподняться и увидел, как Тафар, насилую девушку с каре, обоими руками обхватил ее горло и бил ее головой об софу. Лицо девушки было лиловым, глаза выпучены, вены на шее вздулись. Она махала руками, пытаясь вцепиться ногтями в глаза насильника, но не доставала, и дернувшись последний раз, безжизненно замерла. Стив начал вырываться и кричать, но тут его тело пронзил второй спазм боли – Агния проткнула спицей второй сосок. И, не выдержав, он потерял сознание.

[1] Спотифай (Spotify) – один из самых популярных сервисов потокового аудио. [2] КАБОТАЖ - (франц. Cabotage, нем. Kustenfahrt, англ. Coasting trade) - собственно плавание от мыса к мысу, т.е. прибрежное, совершаемое при помощи одних навигационных средств кораблевождения и не требующее средств астрономических. [3] В данном сравнении герой отсылается к Гомесу Адамсу из фильма 1991 «Семейка Адамс» в исполнении Рауля Хулиа [4] Тур Хейердал – норвежский археолог и путешественник, пересекший Тихий океан на плоту «Кон-Тики» [5] Харви Вайнштейн – известный кинопродюсер, обвиненный в 2017 году в сексуальных домогательствах и приговоренный к 23 годам тюремного заключения [6] Калигула – прозвище римского императора Гая Юлия Цезаря Августа Германика 21-41 г. н. э. прославившегося своим распутством и устраиваемыми оргиями [7] Табаки – шакал, прислужник Шер-Хана из книги Редьярда Киплинга «Книга Джунглей»  







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 19.04.2021г. Руслан Тимерханов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3070468

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1