Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Обзор десяти авторов или почему простота Соцреализма лучше воровства Постмодерна?


Опубликовано в Литературном Альманахе "Гражданин" №3
Альманах можно скачать по ссылке
https://cloud.mail.ru/stock/o4KT9AjrbZU6LKKyGtZ74h4W

Редакционный комментарий  к моей статье:

От редакции Лексико-семантический метод критического анализа художественных произведений, который применяет Роман Тихонов,
редакция литературного альманаха «Гражданинъ» не считает соответствующим канонам литературной критики.
Это лишь небольшая часть главного и основного литературоведческого анализа.
Более подробно читайте на стр. 246


Обзор десяти авторов,
или
почему простота Соцреализма лучше воровства Постмодерна?


Таксист Владимира Тарасенко, в одноимённом стихотворении, словно акын, пишет о том, что видит, только взгляд героя устремлён не на проносящиеся мимо пейзажи, а на пролетающую за «баранкой» собственную жизнь. Всё-таки русская культура – словоцентрична, поэтому и акыны у нас не простые, а продвинутые.
«Не в Афгане и не с фрицем,
Войнами не опален,
Мне от ближних бы отбиться,
Я ведь не Наполеон»

«Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой» – писал современник Наполеона - Вольфганг Гёте. С тех пор мало что изменилось…
Куда же едет таксист Владимира Тарасенко, к чему стремиться? Даю приоритеты лирического героя в авторском порядке: научиться стрелять; стать настоящим охотником; написать тетрадь стихотворений, то бишь – издать книгу стихов, завести жену и собственный дом. Не на последнем месте у него и любовь к природе: «Запах сена»; «сок берёз» - также важные для героя и самого Владимира обстоятельства, на что указывает тема и место природы в другом стихотворении – «Умереть под пенье птицы».
С другой стороны, женщине, с которой таксист делит кров, почему-то отказывается в чувствах и приоритетах, оставляя даме только меркантильность и голый прагматизм: «Дурочка, деньгам ты рада?»
Возможно, поэтому герой и проигрывает свою войну, раз итожит стихотворение такими строками: «Опротивела дорога,
Кто б меня куда увез

Впрочем, это вполне архетипическое состояние для русского человека: портной без порток, сапожник без сапог, а таксиста нужно срочно увезти, как Чацкого в Саратов, или чеховских трёх сестёр в Москву…

«Незнакомка из Ростова» В сущности, это продолжение шоферской саги: «давно не выезжал», даже ветер описывается в автомобильной парадигме: вместо «подул» – «нажал», как будто сила ветра регулируется педалью «газа» из небесной канцелярии.
Название намекает на блоковскую эволюцию женского образа: Прекрасная дама – Незнакомка – Катька из поэмы «12». Причём, автор переключился на «первую передачу» этого триптиха, и ведёт речь о Прекрасной даме.
Несмотря на то, что герой «На знакомства скор и лих», он не ищет любовь через «ВК», а… предлагает сделать это самой прекрасной даме:
«Незнакомка из Ростова,
Напиши мне на «ВК
»
И последние строчки только подтверждают её десексуализированную идеальность и недоступность:
«Только никому ни слова!
Стих мой – тайна на века
».
Ухаживание, женитьбу и дальнейший брак сложно утаить от окружающих, да и смысла в этом нет. Чего не скажешь про постулат символизма, с которым не сможет справиться ни одна земная Любовь Дмитриевна Менделеева, даже если она выйдет за поэта замуж.

Ночь, улица, фонарь и аптека Владимира Комогорцева.
Стихотворение «Корзина» начинается строчкой «Ночь собирает фонари», и ассоциации сразу отсылают меня к Блоку. Да, аптеки и канала нет, но «промок» и «промокшие» отсылают к воде. Промокшие желтые корзины судачат о герое не хуже, чем смеющиеся желтые окна из блоковской «Фабрики». И как герою не спотыкаться возле желтых корзин, где определённо кто-то живёт? И у Блока, фонарь даёт «бессмысленный и тусклый свет».
Символы и образы у Владимира густо переплетены во всех представленных стихотворениях. Словно ветви деревьев вокруг уличных фонарей, они охватывают каждую строфу. Автор серьёзно работает с ритмами, каждое стихотворение отличает яркий ритмический рисунок, что косвенно говорит о том, что каждый из текстов – не проходная безделка, а весьма значимое событие для Владимира.
Над чем, мне кажется, автору следует поработать: в стихотворение «Уставшие» есть Вера, Надежда и Любовь, но нет их матери – Софьи. Возможно, её Мудрость - это то горькое лекарство, которое поможет перенести утрату лирическим героем трёх сестёр.
С другой стороны, на мой взгляд, тексты перегружены тропами, отчего напоминают арабески. Сравните, например, стихотворение «Август» у Владимира, и «Сонет к августовскому покою» Эзры Паунд. Текст американского интеллектуала и основателя Имажизма, может показаться даже простоватым, чего от корифея Модернизма ожидать никак не приходится. Можно вспомнить творчество Сергея Есенина, где богатая образность не создаёт ощущения замысловатого, перегруженного аллюзиями творчества.


Судя по тому, что Дмитрий Тарасенко описывает крымский посёлок Новый Свет, возможно, он является родственником Владимира Тарасенко. В любом случае, что-то от ментального акына-таксиста в нём есть. У Дмитрия мне понравилось только одно стихотворение: «Художнице Майе». Текст простой, ритмичный, как лесенка к морю, по которой хочется не степенно шествовать, а по-мальчишески сбегать. Но и в нём для меня есть настораживающие моменты…
«Летом что для счастья надо?
Рощи, гроты, водопады,
Бухты с яхтами, дельфины,
Скалы, пляжи, погреб винный…
Съехать в «Ад», подняться в «Рай» —
Все доступно, выбирай!»

Счастье-то получается какое-то мещанско-потребительское, да и то – летнего разлива, видимо, времена года заметно меняют его дефиниции. С другой стороны, Рай и Ад – тоже включены в меню. All-inclusive.
Но беспокойные сны и чувства к Майе – это уже по ту сторону Счастья, Ада, Рая?

Вере Бутко так понравилось стихотворение Бродского «Не выходи из дому», что она решила написать свой вариант текста. Довольно неожиданное решение, но, каждый автор волен в своём выборе. Во втором стихотворении Веры – тоже Бродский, но вместе с Ахматовой. Про себя я назвал этот текст «Сон в летнюю ночь», так как речь идёт о Августе, некоей грёзе, приснившейся герою текста при поездке в электричке. Я вот тоже не мог не вспоминать «Москва-Петушки», когда в юности садился на электричку Москва-Владимир.
Стихотворения написаны грамотно, без ляпов. Выражения «графитный карандаш» несколько резануло: а какой мог быть ещё карандаш? «Химический»? Но, это тоже графит, только с добавками, речь-то идёт про обыкновенный! «Графитный» вместо графитовый – ну-с, будем считать это поэтической вольностью автора. «Брат подбросит» в смысле привезёт – это же разговорное выражение, явно диссонирующее с высоким слогом стихотворения. Пожалуй, и «облог», стилистически выглядит несколько вызывающе-чужеродным.
«Бегут минуты, поезда бегут»; «Бегут года, меняются пейзажи»; «Бегут века, уходят вдаль дороги» - фразы довольно избитые, и воспринимаются как общее место, тем более – это прямые высказывания. Вот если бы вместо них что-то свежее-прорывное, иносказательное - текст заиграл бы свежими красками. Наберусь наглости и посоветую автору запретить себе на пару-тройку лет читать Бродского и Ахматову, заменив их на не менее талантливых поэтов. Мне почему-то кажется, что наиболее близкими для Веры окажутся французы-классицисты.
Если верить «Дорогам», датированным 2020 годом, лирический герой старше двадцатидвухлетнего Бродского на 1 год, и у него всё ещё впереди. Главное – это переболеть подражательностью и найти собственный, узнаваемый голос, занять своё место в поэзии. Плох ученик, не превзошедший учителя. Впрочем, лирический герой не равен автору, и я могу сильно ошибаться в возрасте. В любом случае, я желаю Вере удачи и терпения на жертвенном и крайне неоднозначном пути русской поэтессы.

Татьяна Джонстон пишет стихотворения-коллажи. Здесь нет главного и второстепенных героев: некое «Я», некий «любимый», некий «Ты», нет сюжета и фабулы…
Мне вспомнились романтики, которые изобрели термин «Вдохновение», и писали исключительно, когда оно к ним приходило, и не писали, кода Вдохновение покидало общество творцов. Романтики являлись полной противоположность поэтам и прозаикам Классицизма, с их бесконечным шлифованием и улучшением текстов. Разумеется, произведения, даже в прозе, писались романтиками набело, и, если ветреная Муза покидала автора на предпоследней главе романа, текст публиковался как есть. Читатель должен был сам проникнуться состоянием автора и досопереживать, додумать и дожить то, что автор в одиночку, без Музы, делать не захотел.
Мне кажется, тексты Татьяны написаны по этим же лекалам: крупные мазки, недосказанность – фирменный стиль её подборки.
«их грезилось не мало и не много,
мне, там, у неостывшего порога
любви моей
»
Мне кажется, что «остывший порог» - это сильно.
«несущих нас от бренного порога
в объятия отторгнутого бога
земных светил
»
И вновь порог, но уже «бренный», а что это за боги и земные светила?
«Зияет квадратом остывший порог». Квадраты дверей встречаются редко, например, в медицинских учреждениях, обычные дверные проёмы даже с двухстворчатыми распашными дверями – прямоугольные, но бывают, да. А вот как сжиться с остывшим квадратным порогом и массой прочих сложносоставных аллюзий – я не знаю.
Мне кажется, понять лиризм текстов Татьяны, можно только будучи с автором на одной волне, став любовником её Музы или Владимиром Ленским из «Онегина».
Давайте причислим всё это к Неоромантизму и Новой искренности, и перейдём к следующему автору…

Виктор Болгов. Стихотворение «Летучая мышь на окне» начинается с фразы «Красивая Вы, во всем блеске». Прямое высказывание, за редким исключением ухудшает текст. Зачем «портить» красоту летучей мыши или женщины, сочиняя большие стихотворения, если можно написать, что мышь или женщина были красивыми? Приём прямого высказывания прекрасно работает в протоколах допроса, инструкциях к утюгам, но в стихотворении почти всегда его ухудшает. У поэта есть масса инструментов и приёмов, что бы читатель почувствовал или понял, что мышь или женщина – действительнокрасивые. За читателя всю работу Виктор делает сам, лишив нас радостей первооткрывателя.
Понятно, что летучие мыши России – это охотники на насекомых или вообще – вегетарианцы, интересующиеся содержимым садов больше, чем стонами в ночи распалённой человеческой плоти. Но законы литературы рисуют в нашем воображении вампиров, приспешников Зла и Смерти. Эрос и Тонатос – та ещё сладкая парочка. Но стихотворение скорее про интересный случай.
Виктора вполне устраивает роль акына 2.0, вот и стихотворение «Начало» из той же серии: приезд на колёсном параходе к причалу, разгрузка и поход в глубь тайги. Но вот это место я не понял:
«И вот дорога: кочки, корни…
Позади уже река
В траве почти невидны кони!
Дорога наша вглубь тайги…
Ну, что – вперёд, сибиряки?!»
Вопрос в последней строчке – риторический, они и так уже движутся вперёд. Зачем такой дубль понадобился автору – не понятно. А вот с конями сложнее: разве в тайге такая высокая трава? Или дорога заросла так, что гужевые лошади в ней теряются, или кони пасутся вдоль дороги в траве, где едва видны? В общем, автор оставил нам большое поле для фантазий.
Текст «В белой шляпе набекрень» тоже вроде бы является описанием радостной весенней встречи, по-видимому, супругов. И тоже вроде как кругом нестыковки:
«Я уже вижу, как мы идём:
Бесстрашно в лужи, что перед нами.
Тебя несу я в уютный дом:
Я в белой шляпе, а ты с цветами…»
Так герой несёт любимую на руках, или они идут?
«Несу я завтрак в твою постель.
А ты смеёшься: «Как в ресторане!»
Разве завтрак в постель подают в ресторане? Но вот фраза «Приду к тебе я доступной, доброй» меня крайне заинтересовала. В каких случаях мужчина может назвать женщину «доступной» в положительной коннотации? И вот что оказалось: этот текст о радостном будущем и трагичном настоящем!
«Я знаю – будет весенний день;
Такой чудесный, цветущий, тёплый…»
Т.е. когда-то, обязательно наступит такой день, когда ты выздоровеешь, и мне разрешат с тобой увидеться, т.е. сейчас герою отказано в доступе, героям нельзя видеться. Героиня , по всей видимости и так завтракает в постели, но это больничная постель. Но герои мечтают позавтракать в ресторане, но до этого ещё очень далеко, именно поэтому сознание и язык дают такой сбой, и завтрак из ресторана в гостинничную постель трансформируется горькой реальностью в... подсказку для читателя. Поэтому в описании встречи мы и находим массу несовпадений и нестыковок, потому что это всё грёза, мечта, борющаяся с тревожной действительностью. Стихотворение грустное и тревожное, не понятно, выздоровеет ли женщина, а если поправится, то насколько? Но написано весело и жизнерадостно, что только подчёркивает остроту ситуации. Мне кажется, если автор будет щепетильно подходить к фактажу, и категорически откажется от использования прямого высказывания в тексте, заметный рост качества стихотворений Виктора не заставит себя ждать.

Валентин Нервин. В стихотворении, посвящённом Л.О., мне очень понравились вот эти строчки:
«на свете белом, как зима,
бывает холодно и плохо».
Акмеизм высшей пробы! Думаю, и Михаил Кузьмин, с его «кларизмом» тоже не возражал бы. Но, такие словечки как «на пушку», «заморочки» - смотрятся как ласты с фраком. Я не ратую за возврат к Школе гармонической точности, но какой-то баланс в стилистике должен быть. В качестве приёма, для специальной акцентации можно использовать и просторечия с «феней», но делать это надо крайне осторожно. Мне кажется, лучше было бы разбить текст на 2-3 темы и посвятить им отдельные стихотворения.
А в тексте «Письмо», Валентин напрямую спорит с Горацием и его «Памятником», известном широкой публике больше по пушкинскому одноимённому переводу. И на его «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире. Мой прах переживёт >…< И славен буду я, доколь в подлунном мире. Жив будет хоть один пиит», отвечает целым стихотворением, где есть и такие строчки: «Боюсь не смерти, но – посмертной славы». Свежий взгляд на канон и спор с двумя десятками русских переводов «Памятника», вызывает как минимум восхищение. Вообще, из трёх стихотворений Валентина Нервина, два посвящены пушкинской теме. Что же, попытка дискуссии с классиком с позиции 21 века, переосмысление и новый взгляд на вещи, ставшие школьными штампам – такой подход можно только приветствовать. И последние два замечания на первое в подборке стихотворение Валентина:
«По дороге на Черную речку
начались Окаянные дни.
Не гаси поминальную свечку,
заодно и меня помяни

Неужели бунинские Окаянные дни начались из-за случая на Чёрной речке? Поминальная свеча в тексте вроде как не «за здравие», зачем же поминать лирического героя?

Стихи Андрея Баранова написаны с высоты птичьего полёта. В «Заблудившемся ангеле», с высоты, автор ищет заблудившегося ангела, наблюдая за выходящими из офисных центров людей, сравнивая толпу с хамсой, - маленькой рыбёшкой, образующей гигантские косяки. В тексте «Мы с тобой говорим, говорим», герой парит с любимой «над затихшим Бульварным кольцом». В «Заблудившемся ангеле», главный герой переживает за судьбу ангела, но на самом деле – о всех нас. Ангел – это почтальон, вестник Бога. Проблема в том, что адресат потерян, и приходится бродить в его поисках по всей Москве. Ангел бестелесен, естественно, у него не может быть аорты, он не может повеситься и сделать множество других понятных для нас вещей, за которые переживает герой Андрея. Но ангел – это иносказание, предлог поговорить нам о нас же. Хорошо, что автор не срывается в патетику, в демагогию и самобичевание.
Стихотворения «Мы с тобой говорим. Говорим…» и «Путями сердца» - о любви. Самой избитой, перепаханной вдоль и поперёк теме в искусстве. Теме, на которой без устали паразитируют и зарабатываю все, кому не лень: шоу-бизнес, кино, ТВ, книгоиздатели… Писать настоящие стихи о любви – это крайне непростая задача. И что бы выразить свои чувства, герой надеется найти в себе последние уголки сознания, не испорченные Масс-маркетом общества потребления. На мой взгляд, в стихотворениях о любви, Андрею почти удалось избежать общих мест, банальностей и штампов, что само по себе уже является достижением. На мой взгляд, есть несколько строчек, над которыми стоило бы поработать, сделав их менее узнаваемыми:
«Когда над городом вечернею порою

«от суеты и шума вдалеке»

Анатолий Павловский пишет стихи о родном крае, о деревенском колорите. Впрочем, стихотворение «Все испытания случайные» можно отнести к философской лирике. Цитирую:
«Все испытания случайные
И не случайные ведут,
Возможно, в дали молочайные,


Т.е. все испытания судьбы даются нам для того, чтобы направить и отвести в некие «дали», дабы получить лекарство от хворей, и не только телесных, но и духовных.
«Туда, где многие желали
Найти волшебное руно.
Но все надежды жерновами

Но вместо условного «санатория» мы попадём под жернова… И какой тогда смысл первого четверостишия? Ну, я не философ и не почвенник, видимо, чего-то не понимаю…
Стихотворение «Заполье» рассказывает о Малой Родине автора. Что же там? Гуси, подсолнух, поля ржи, стрижи, кони, летняя жара, покосы, сбор грибов, встреча с лосем… Что из вышеперечисленного не найти в прочих белорусских деревнях? Или стрижи, грибы и лоси не водятся в России? Если была поставлена задача пропеть акыном о своём детстве и отрочестве – задача выполнена. Если автор хотел рассказать о неповторимости своего села, о лица не общем выражении деревни Заполье, то его постигла неудача. А имеет ли такая задача решение? Конечно! Вот есть у Василия Белова рассказ – «Не гарывали». Он вообще вроде бы не про это, но эксклюзивность и неповторимость несёт? Несёт! Каждая деревня – это как человек: характер, лицо, походка – масса неповторимого, и масса общего с 7 миллиардами прочих человеков.
С другой стороны, вроде как стихотворение красивое, узорчатое, с фольклористикой, с красотами природы, но есть два момента:
«С привычной грустью окна дома
Глядят в зелёный огород.
И слышен вновь гусиный гомон


Отчего же окна дома такие грустные? Отчего ворота покосились? Наверное, не всё так благостно в природе и на деревне, не всё хорошо у земляков и самого лирического героя? И вот почему бы не расширить палитру красок? Сделать текст объёмней и, как любит говорить А.Г. Лукашенко - богатовекторней?
Ровно та же ситуация и со стихотворением «Беларусь». С другой стороны, «почвенники» пережили очень сильный кризис в 90ые годы, и сейчас находятся в непростой ситуации, дополнительно положение ухудшают неоязычники с их панславянством, псевдорусскостью, псевдоукраинскостью, псевдобелорусскостью, псевдокиргизскостью и т.д. и т.п. Сегодня держать патриотический фронт, отстаивать позиции «почвенничества» - очень не просто, а с другой стороны: кому сейчас легко?
Позволю себе личную гипотезу о важности почвеннической литературы. Жил-был Кнут Гамсун, выпустивший в 1920 году роман «Соки земли», который можно отнести к скандинавскому почвенническому патриотизму. За книгу Кнут получил Нобелевку, но, встал на сторону Гитлера, купившись на «теорию» Почвы и Крови, за что, после войны, поплатился штрафом, тюрьмой и сумасшедшим домом. После такого, скандинавский почвеннический патриотизм оказался в загоне, и переродился в, разного рода блэк-метал, где околелый сатанизм прикрывается фиговыми листочками язычества и фольклора. В России, подобного рода музыка не так популярна, как в Скандинавии потому, что ниша корней и традиций давно занята. Так что, давайте скажем спасибо Анатолию и его коллегам по направлению, за то, что они оберегают нас от подобной чумы.

Валерия Салтанова.
Судя по представленным стихам, автор интересуется социально-общественной тематикой. У всех текстов ярко выраженный ритмический рисунок, особенно в этом смысле выделяется стихотворение «Метафора беды». Но недостатки – это продолжения наших достоинств, и подобная тематика, делает текст более дискуссионным, нежели стихи, написанные на вечные темы.
«Чего хочу? Всего лишь быть,
А слыть – не мой формат»
Да, когда-то актуальная тема школьных сочинений: «Быть или казаться?», в лихие 90ые заиграла неожиданными красками: в обиход широко вошло слово «имидж» - образ, то, что кажется…
«Сквозь зной и стужу тихо плыть
Без курса, наугад»
Вот это странно: быть личностью – это значит, самому прокладывать курс, делать себя и свою судьбу. Даже животные, лишенные бремени экзистенции, далеки от того, чтобы безвольно плыть по течению жизни.
«И душу гнутую спрямлять
Ударами судьбы»
А вот это понравилось – мощное поэтическое высказывание!

«Что выразить не вышло в слове,
Того не выразить ничем.
Уже в самой его основе –
Лады и метрика систем»
Вообще, ещё Ранние софисты заметили ограничения и пределы языка. Ну и живопись с музыкой лишний раз подтверждают такое положение дел. Тем более, что Лирика не зря лирика – в древности стихи не читали про себя, а декларировали или пели под музыкальное сопровождение.
«И если вызрела в поэте
Метафора его беды,
Ни в музыке уже, ни в цвете
У сказанного нет нужды»
Да, поэту, для выражения чувств и мыслей, достаточно Слова, но, поэту-песеннику – уже нет. Что говорить о музыканте или художнике!? Однако строки, представленные выше, предлагают последним выражать себя именно через Слово…

Текст «Метафора беды», как я писал выше, ритмичен, мелодичен, крепко сбит, но вот про что он – я не понял.
Да, настоящее художественное произведение и не должно быть понято окончательно, каждое новое поколение находит в нём что-то новое, своё. Да, к беде можно подобрать много метафор, но почему только к ней? Потому что времена такие? Но почему для этого нужна именно метафора? Тропов много, хороших и разных! Автор пишет, что случайных времён не бывает, и каждая пора – это повод критически посмотреть на себя, найти причины многих проблем и бед в себе. Но одной ли бедой описывается внутренний мир человека, динамика его развития или деградации? И так ли для этого нужны метафоры? В общем, текст произвёл на меня неоднозначное впечатление, надеюсь, благосклонный читатель найдёт в стихотворении недостающие звенья, и воспримет во всей полноте и цельности.
Думаю, стихи Валерии, заметно выиграют от декламации или мелодекламации.

Послесловие.

Делая второй разбор стихотворений для журнала, я заметил, что все они написаны как-то простовато, словно и не было Декадентства, Модернизма и Постмодерна. Большинство стихов соответствует Соцреализму.
В телевизоре и за окном какой-то сюрреализм, СССР тридцать лет как распустили, а корабль русской поэзии движется всё в том же направлении, не замечая смену флага и собственников, почему так?
Эпоху в искусстве невозможно создать в порядке канцелярской переписки, как это думают некоторые культурологи, утверждая, что Соцреализм выдумали в 1934 году, для первого съезда Союза Писателей СССР. Соответственно и закрыть большой Советский проект невозможно росчерком пера Горбачёва или Ельцина.
Что бы понять, что это такое и к чему всё идёт, необходим краткий экскурс в историю.
В основе понятия «Социалистический» лежит Марсксизм-Ленинизм, созданный на основе Немецкого Романтизма, точнее – идеалистической философии Гегеля, восходящего к объективному идеализму Платона. Получается, Россия идёт в русле одного из двух ведущих направлений мировой философии и культуры, а не является каким-то маргиналом с периферии культурной и научной мысли.
Если взять диалоги Поджо Браччолини, Леонардо Бруни - корфеев Раннего Возрождения, мы узнаем, что причины войн, плохого управления и низких нравов в… плохой латыни и необразованности пишущих и читающих! Стоит только всем перейти на идеальную латынь Цезаря и Цицерона, как всё сразу исправится!
Немецкие романтики расширили взгляды на язык ещё больше. Оказывается, благодаря языку, можно «развоплощать» Прошлое, тем самым, меняя его! Но и через изменение Будущего, тоже можно менять настоящее!
Согласитесь, что переименование улиц и городов, снос памятников «проклятого царского прошлого», перенос художественными методами будущих успехов и достижений в настоящее, за что Соцреализм так ругают его противники – всего лишь логическое продолжение философии Платона, идей эпохи Кватроченто и логики немецкой философской и художественной мысли Романтизма!
В современном Инфобизнесе это называется «программированием будущего», «нацеленностью на результат», «мотивацией на успех» но почему-то никого не смущает.
Что бы точнее понять место Соцреализма в европейской культуре, необходимо вспомнить, как менялись направления в искусстве 19-20 века.
В 1881 году, Ницше сформулировал витавшую в воздухе мысль: «Бог умер». Искусство попыталось занять освободившееся место Бога, и появился Декаданс. Пожалуй, самый известный писатель этого направления – Оскар Уайльд.
В жизнь простого обывателя стремительно ворвались электричество, пылесос, автомобиль, кинематограф, искусство также требовало обновления и появился новый большой стиль – Модернизм. Его суть – новизна. В искусство входят новые формы и течения, например, новаторами-радикалами стали Футуризм в поэзии и Авангард в живописи. Соцреализм – это одно из течений Модернизма, также направленного на Новизну, на построение принципиально нового общества и культуры. Устремлённый в будущее, меняющий быт и общество не хуже телефона и аэропланов, он и есть часть этого большого стиля.
После двух мировых войн, с началом Холодной войны и постоянного страха перед ядерным апокалипсисом, способным уничтожить планету в любой момент, появился Постмодерн – как отрицание и пародия на традиционные ценности цивилизации и культуры. Ну а что ещё в такой ситуации могло появиться? В СССР он начинался свежо и оригинально, как «Москва-Петушки» ещё в 1969 году, но после 30 лет паразитирования вокруг развала СССР, Постмодерн устал сам от себя. Он передаст пальму первенства новому стилю, но не наследие, потому что какое же наследие может быть у «симулякра»?
Современная ситуация с Соцреализмом на Западе иллюстрирует следующая цитата:
Анжелина Лученто: «Раньше на Западе, особенно в США и в Британии, был интерес к соцреализму, но он оставался в рамках очень узкого подхода, связанного с темой официального тоталитарного искусства. Теперь возникает новый интерес, и очень, я бы сказала, сильный. Люди стали писать научные статьи, из которых понятно, что источники показывают, что были дебаты, и никто не мог решить даже в ранние 1930-е годы, что такое соцреализм»
Современный Соцреализм является охранителем классических традиций искусства в законсервированном виде, именно он сохранит и передаст компетенции грядущей эпохе многополярного и дедолларизированного мира.
Современные «простые» стихи – это горшочки тлеющих углей, призванных сохранить огонь Традиции до лучших времён.
Роман Тихонов.






















Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 17.04.2021г. Роман Тихонов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3068888

Рубрика произведения: Разное -> Критика
















1