Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Коротышки


Коротышки
*
её волосы пахнут дождями далёких стран
у неё на ладонях карты чужих миров
а глаза тигриные жёлтые как шафран
и зрачки холодные угли её костров

сколько их отпылало погасло в пустой груди
вместо сердца кострища выжженные круги
если увидишь эту женщину не подходи
если она увидит тебя беги

*
Стану ли облаком над водою,
белым дымком над листвой горящей,
сахаром жжёным, слегка горчащим,
чьим-то блаженством или бедою.
Буду ли ночью шептать невнятно,
стану ли стоном в истоме после,
но из меня не удастся постер
сделать для тумбочки прикроватной.
Стану ли скрипкою в пальцах чутких,
жемчугом в прихоти ювелирной…
Но не мишенью для острой шутки.
Но не магнитиком сувенирным

*
Ты не утонешь в луже, тебя не смоет дождь.
Ты будешь песни слушать, а может быть, споёшь.
Тебя не станет меньше, тебя не съест свинья.
На свете много женщин сговорчивей, чем я.
В их крепко сбитых формах, куда не глянешь – тыл.
Ты позабудешь штормы, тебя затянет штиль.

Так много одиноких, так прост у них успех…
Кто я? - одна из многих.
А ты один на всех

*
Под одеялом не холодно. Не тепло.
Март предпоследней метелью стучит в стекло.
Сердце похоже на выпотрошенный живот
рыбины мёртвой, которая всё плывёт
в кухонной мойке, вкусив остроту ножа…
Под одеялом не больно лежать, дрожа,
дрожь свою множить, катать её как драже.
Под одеялом, в чешуйчатом неглиже
рот раскрывать, по-русалочьи бить хвостом…
Кончится март и начнётся апрель. Потом
сердце срастётся, съёжится, заживёт.
Но никогда уже рыба не поплывёт

*
Не сплю. Чего-то мне не спится -
то сухо скрипнет половица,
то зашуршит в чулане мышь,
то закричит ночная птица…
А ты уже давно сопишь.

И вот, брожу как привиденье
в бездонной тьме домовладенья,
среди мышиных шорохов.
А после сонная весь день я…
Но это повод для стихов

*
Сыграем в «верю и не верю».
Но первый ход, конечно, твой.
И будет ночь бродить за дверью,
луны касаясь головой.
В окно стучаться мягкой лапой,
как погорелец без гроша....
И буду я сидеть под лампой
и молча слушать, не дыша.
И пусть за красотой в погоне
слова друг с другом не в ладу.
Я на тепло твоей ладони
свою доверчивость кладу

*
Не доведу до боли,
до ломоты в ушах.
Зря мне в грудину долбит
птица моя душа.
Выпустила бы, только -
как без неё потом?
Строчек осенних дольки
в яблоко сложит кто?
Выпестую унынье,
буду цедить в тиши
вытяжку из полыни
крепкий абсент души -
многие бы посмели?…

В горькой моей крови
ненависти похмелье,
как овердоз любви

*
Прощайте своих геростратов,
что жгут ваших храмов старьё.
Бывает, что только утрата
любви освещает её.
И в этом таинственном свете,
пронзающем душу до дна,
любовь на посмертном портрете
до каждой морщинки видна

*
В телефонной трубке молчат миры.
Не гожусь я, видимо, для игры,
где ходы продуманы в мелочах…
Два игральных кубика на ключах -
к ним замок найти бы, и дверь к замку,
а за нею кухню, а там чайку.
И в мундштук серебряный честерфилд,
и в стекло плеснуть виноградный спирт.
И подсвечник медный за ручку взять,
фитилёк затеплить. Да мне нельзя…
От миров молчащих звенит в ушах.
Значит вновь – гарде! Королеве шах…
Вечер, бредни бренди меж слов муры -
Королева временно вне игры

*
Я плачу. Потому что режу лук.
Весь день я режу лук и плачу, плачу…
Как много слёз скопилось!
Вот и трачу -
пускай текут, как дождик по стеклу,
смывая зимней патины налёт
с души моей весенней, тёплой, юной.
Когда сиренью вспенятся июни,
придёт любовь и новые нальёт.
Беззвучный плач висит в углу, как плащ,
как лоб наморщен каждой мягкой складкой.
Я режу лук и всхлипываю сладко.
Плачь, горе моё луковое, плачь!

*
Вихрастый пони со звездой во лбу
везёт тележку радостных детишек -
круг бесконечен, мало передышек,
и ни догнать, ни перегнать судьбу…
По кругу жизни, в поводу страстей
везём свои громоздкие тележки -
под горку, с горки, к финишу.
Без спешки,
за кругом круг рождений и смертей,
любовей, встреч, разлук, в дожди и в снег,
навстречу ветру и под солнцем жгучим…
Лишь иногда ворча на невезучий,
однообразный путь и краткий век

*
Детские наши сны ещё будут сниться
нам ли другим ли, тем, кто придёт потом.
В потной руке задушенная синица,
клин журавлиный в зрачке её золотом.
Прожитый день переплавится и остынет,
сон по предместиям смерти торит тропу,
там мы летаем, кружимся над пустыней,
падаем, рвём пуповины своей стропу.
Только бы утром к порогу не опоздали,
пересекая в полёте пространство снов,
души, вернувшись из залетейской дали,
птицы, впорхнувшие в заспанное окно









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 08.04.2021г. Ольга Разумовская
Свидетельство о публикации: izba-2021-3061689

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


















1