Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

2. Такая простая жизнь


2. Такая простая жизнь
I
Летом 1992 г. следователь Калининского РОВД г. Горловка был на обычном суточном дежурстве.
Ему было 28 лет, он был женат, имел сынишку и дочурку, жил на съёмной квартире, хотя при распределении ему, как молодому специалисту, была обещана личная жилплощадь. Кроме службы и семьи, занимался спортом, то есть, жил обычной жизнью.
Правда, жизнь эта у него складывалась совсем не так как он хотел.
Как раз Горбачёв и Ельцин развалили СССР, - всё население было в ужасном напряжении, которое в тот самый момент полностью ещё не осознавалось и не ощущалось, а последствия невозможно было представить.
К тому же, ещё большее напряжение в его жизнь вносили существующие принципиальные противоречия между личными взглядами на службу, справедливость, соблюдение законности и реальным положением дел, которые никак не устранялись, а постепенно усугублялись.
Правоохранительная система работала так, как она работала, а нашему герою казалось, что всё должно быть по-другому. Как следствие существовали острые разногласия между начальником следственного отделения вместе с большинством коллектива и нашим молодым следователем.
После нескольких неудачных попыток, предпринятых начальником, нашего героя так и не удалось «влить» в коллектив.
II
Пока все смотрели на него как на досадное временное недоразумение, он сдружился с одним из дознавателей, кабинет которых находился в коридоре следственного отделения.
Этот дознаватель имел счастливую способность легко и со значением коснуться любого предмета, свидетелем обсуждения которого он вдруг становился, независимо от области бытия, будь то криминалистика, политика, отношения и т.д.
Они вместе на обеденном перерыве занимались в заводском спортзале через дорогу, обсуждали «свои» уголовные дела и провели несколько замечательных, по их представлению, «операций» по восстановлению справедливости, как, например, вот эта…
Один из следователей вёл дело о причинении телесных повреждений и всё состряпал так, чтобы виновный избежал ответственности.
Решив изменить это гнусное обстоятельство, следователь и дознаватель позвонили в дежурную часть своего же райотдела и, представившись сотрудником следственного управления УВД Донецкой области, потребовали, чтобы вышеупомянутое дело было лично представлено следователем, ведущим по нему расследование на следующий день к 09.00 в СУ УВД.
За оставшиеся полдня горемыка переделал всё и на следующее утро убыл в Донецк, где его никто не ждал и никаких жалоб на него не писал. Как ему удалось всё так быстро исправить и чего ему это стоило, можно только догадываться.
В РОВД он вернулся с выражением глубокой задумчивости и растерянности на лице, не отвечая на обеспокоенные вопросы «товарищей по оружию».
«Мстители» остались довольны…
III
Были и конфликты с начальством.
Например, начальник Калининского РОВД, почему-то невзлюбил нашего героя. Хотя, если быть честным, он многих «доставал» по делу и без оного. Пусть у него и не было никакой власти над следствием, кроме территориальной, но всё равно периодически он пытался простирать свою начальственную длань в несвойственную его должности область применения полномочий.
Однажды он вызвал молодого следователя к себе в кабинет и потребовал прекратить одно дело. Во время выдвижения своего требования, начальник РОВД, как писали тогда в протоколах: «Находясь в состоянии алкогольного опьянения, вёл себя вызывающе, с особым цинизмом и выражался грубой нецензурной бранью».
В ответ на пылкое заявление его собеседника, что честному следователю негоже слушать продажного пьяницу, который забыл, что такое «честь офицера», начальник, сильно огорчившись, вскочил из-за стола, вытащил откуда-то пистолет и направил его в сторону «наглеца».
Последний, неожиданно даже для себя, схватил и бросил в «шерифа» одну из 16-кг гирь, стоявших рядом на полу. Ну, как бросил, скорее, толкнул как ядро, которое с грохотом приземлилось прямо на стол начальника.
Никто из собеседников не ожидал такого развития событий и пока начальник ошарашенно пялился на метателя ядер, последний молча вышел из кабинета.
Через некоторое время начальник потребовал от всех следователей либо носить милицейскую форму, либо костюм с галстуком. Половина следователей никак не отреагировала. Тогда начальник РОВД, встретив в коридоре «метателя ядер» без галстука, наорал на него и распорядился отправить последнего на гауптвахту «за нарушение формы одежды».
Зная, что с начальника РОВД станется, а начальник следственного отделения его защищать не будет, наш «нарушитель» по телефону лично доложил о сём досадном недоразумении и покушении на свою свободу, и с благодарностью принял спасение от ареста из рук красивой женщины, а по совместительству подполковника и начальника следственного отдела УВД Горловки.
На своего непосредственного начальника – начальника следственного отделения Калининского РОВД он не мог ни в чём полагаться по нескольким причинам.
Во-первых, два «начальственных» предложения «работать, как все» не были приняты.
Во-вторых, из-за случившегося ранее «эксцесса»…
Дело в том, что начальник следственного отделения часто вечера проводил не дома, а на службе, выпивая и в таком виде докучая нашему молодому следователю, когда он был на дежурстве: говорил ему разные глупости и пару раз даже пытался «распустить руки».
В одно из таких дежурств, начальник следственного отделения, как у него было заведено, после 18.00 домой не поехал, а, «заложив за воротник» с единомышленниками, развеселился, потом разгорячился и стал опять мозгоклюйствовать.
Примерно к часу ночи, дежурный по РОВД отправил следователя домой, обязав доставить по маршруту движения двоих пьяниц, которых «подобрали» на улице бойцы ППС, в медвытрезвитель. Собрался «баиньки» и допекавший весь вечер его начальник, который сел в кабину грузовика, а «молодой» поехал в кузове с пьяницами.
В те годы, каждое автопредприятие Калининского района Горловки по очереди выделяло на сутки грузовик, который использовался для перевозки трупов погибших, работников РОВД по вопросам службы, пьяных в медвытрезвитель, если штатный транспорт был занят и т.д.
Также на грузовике отвозили домой дежурных следователей после полуночи, если «всё было тихо», ведь с утра всё равно нужно было быть на службе, - выходных после дежурства не было, так что следующий день после бессонной или очень короткой ночи, проходил «на автопилоте».
Когда заехали во двор медвытрезвителя, следователь повёл «груз», а его начальник почему-то увязался за ним. Пока принимали пьяниц, начальник уселся на лавку и что-то недовольно «варнякал».
Следователь, сдав пьяных, вышел, сел в кабину и уехал. Водитель у него ничего не спросил. Уже по дороге, «молодой» понял, что он отнюдь не подвиг совершил, «забыв» своего непосредственного начальника в медвытрезвителе, но возвращаться за ним не стал.
На следующий день начальник явился на службу ближе к вечеру и, став в проёме двери кабинета, долго и многозначительно смотрел на молодого следователя. Тот, пару раз взглянув на него, тоже ничего не сказал.
Как оказалось, никто из вчерашней смены медвытрезвителя не знал начальника следственного отделения в лицо, а удостоверения при нём, почему-то не оказалось, наверное, оставил в кабинете, чтобы спьяну не потерять. Смена попыталась по телефону узнать у дежурного РОВД, почему, вместо обещанных двух пьяниц, им доставили ещё третьего, да ещё и без протокола, но ничего не выяснили и после некоторого сопротивления, раздели уставшего начальника и уложили его спать.
Трудно представить, что там у них за выяснения обстоятельств были утром.
Хотя следователь о данном случае никому не рассказывал, всё равно об этом стало известно, даже красивая женщина-начальник СУ УВД Горловки спросила по телефону у следователя, правда ли то, что говорят. Следователь попытался заверить её, что это отвратительная ложь клеветников, но ему не поверили.
После данного случая, отношения следователя и начальника трудно было охарактеризовать без использования ненормативной лексики.
I V
Сама следственная деятельность нашему герою очень нравилась, особенно увлекательным был удивительный процесс поиска и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Нужно было обнаружить и собрать цепочку следов, оставленных преступником не только на месте преступления, но и в памяти свидетелей, а также в самой реальности, которая необратимо менялась после каждого на неё воздействия: осмотра, опроса, исследования...
Например, Шерлок Холмс, как описывалось в детективах, определял преступника по только ему заметным микроследам и совершённым действиям.
В распоряжении нынешних сыщиков имеются базы следов пальцев рук, фотографий лиц, различные технические средства по поиску, обнаружению и фиксации следов, оставленных человеком и проведения различных технических экспертиз.
Как думалось нашему герою, талант Холмса состоял, прежде всего, не в его феноменальной внимательности к невидимым обыкновенному взгляду следам, а в его интуитивной способности «узнавать» преступника, а потом только «заниматься дедукцией». То есть, сначала откровение, а потом его интерпретация в материальном мире человеческого разума; сначала луч познания из области духа, а потом демонстрация дедуктивного метода, «объясняющего» как свет стал материей.
На большинство осмотров места происшествия почти все три года следователь выезжал без эксперта-криминалиста, которого в РОВД не было. Вместо него брал он с собой чемодан эксперта-криминалиста. Кроме него никто так не делал, когда было очень нужно, то вызывали и ждали эксперта-криминалиста из УВД города.
Так как в следственной школе г. Волгограда, где ранее учился наш герой, был предмет криминалистика со всеми вытекающими необходимыми сведениями, то не составляло большого труда использовать знания и навыки, полученные в вузе.
V
После 3-х лет следственной практики наш молодой следователь, занимаясь обычной уголовщиной, порождённой испорченным разумом некоторых соотечественников, был потрясён проявлениями этой «обыденности» до того, что уже просто не мог быть прежним человеком. Эта неведомая часть жизни грубо проехалась «танком реальности», оставив в душе незаживающие, кровоточащие следы на всю оставшуюся жизнь.
В одном случае муж, в течение нескольких лет, часто на глазах общего ребёнка, издевался над своей женой: то руку ей сломает; то нож в неё метнёт; то вилку воткнёт в ягодицу; то сигарету затушит о грудь; а то просто, обыденно изобьёт…
Молодой следователь к тому времени уже знал, что женщина не просто благоуханный цветок, у неё есть много очень острых и ядовитых шипов, которых можно разглядеть только опытным глазом или когда уже укололся и отравился.
Но этот случай, наверное, был не из тех: муж, состоявший на учёте с диагнозом «шизофрения», был признан невменяемым и поехал принудительно лечиться, успев, всё-таки, написать жалобу прокурору Калининского района, что, мол это наш следователь всё так устроил, чтобы «пользоваться» его женой.
При осмотре их квартиры он первый раз в жизни почувствовал жуткий запах, которым, казалось пропиталось всё жилище. Так смердит тоска, боль, безысходность и страх. Такая же духовная вонь стоит в следственных изоляторах, тюрьмах, исправительных учреждениях…
В другом случае двое молодых мужчин, работали во дворе почти 70-летней женщины. В середине дня она накрыла им стол и налила самогончика. Трудно представить, что именно произошло, но растерзанную бабушку обнаружили на следующий день соседи без сознания.
При осмотре места происшествия, понятые упали в обморок. Следователь и сам был близок к тому же, но ответственность помогла ему собраться и не «отключиться». Он ещё успел допросить бабушку в больнице, - она умерла от заражения крови, вызванного разрывом прямой кишки. Как оказалось, один из парней, воткнул ей в задний проход черенок от лопаты.
Его красавица жена (второй был холост) отказывалась этому верить, родственники стали писать жалобы, что милиция побоями заставила их себя оговорить. Ужаснувшись содеянному, они отказались от своих первоначальных показаний, но это им не помогло.
В следующем случае об изнасиловании 15-летней девочки вообще всё было не так, как читалось в учебниках. Потерпевшая поднялась со своим знакомым на крышу 9-этажного дома, где последний, угрожая ножом, изнасиловал её и потом ещё удовлетворил свою страсть в извращённой форме. Однако судебно-медицинская экспертиза не обнаружила на теле потерпевшей ни внешних, ни внутренних повреждений. Получается, что девочка по глупости или испорченности дала себя уговорить, а потом испугалась, или её несовершеннолетний ухажёр был таким коварным и запугал ножом так, что она полностью «расслабилась»?
Ещё одно дело было показательным с разных сторон.
Какой-то период времени в районе совершались вульгарные кражи личного транспорта из гаражей.
И вот, как-то при одном осмотре гаража следователь обнаружил и изъял след пальца руки, который был отправлен для дактилоскопического исследования, - было установлено, что «пальчик» принадлежит одному ранее судимому за разбой гражданину, который был объявлен в розыск.
Каково же было удивление следователя, когда он узнал, что искомый гражданин спокойно проживает в Калининском районе и свободно передвигается по всему городу.
Вскоре ему сообщили, что «разбойник» находится в «одном месте», следователь, будучи ещё глуп и самонадеян, никому ничего не сказав, «выдвинулся» в указанный квадрат, где и обнаружил данного субъекта. Тот был на голову выше его и, как оказалось впоследствии, обладал практическими навыками самозащиты.
Подойдя к нему, постаравшись выглядеть «безобидно» и, предъявив удостоверение, следователь попросил «разбойника» пройти с ним в ближайший опорный пункт под надуманным предлогом и тот согласился.
На удачу опорный пункт был открыт и там находился сотрудник уголовного розыска, - лицо было задержано и доставлено в РОВД, где следователь, составив на него протокол о задержании, довольный (мало того, что он следственным путём раскрыл преступление, так ещё и сам задержал подозреваемого) отправился домой.
Утром, прибыв на службу, он был ошарашен удивительной новостью: оказывается, его подозреваемого не отправили в изолятор временного содержания, а оставили на ночь в РОВД. Более того, когда он попросился в туалет, его повели в находившийся во дворе, из которого (двора) «разбойник», благополучно перепрыгнув через забор, был увезён поджидавшим его мотоциклистом в неизвестном направлении!
В этот же вечер была взорвана граната под дверью квартиры начальника Калининского РОВД, того самого, который хотел отправить молодого следователя на гауптвахту. Злые языки поговаривали, что беглец из РОВД будто бы и жил до сих пор спокойно, так как начальник РОВД ему позволял, а тут наш герой так коварно его задержал. И будто бы поэтому беглец обиделся и решил отомстить начальнику РОВД, которого посчитал причастным.
Испуганный начальник РОВД дал негласное указание «подрывателя» живым не брать, а «завалить поганца», о чём последнему стало известно, и он через день явился к прокурору города, где оформил явку с повинной.
Опять те же самые злые языки говорили, что мать беглеца, работавшая в сфере торговли, была коротко знакома с прокурором Горловки.
Следователю позвонили и сказали, чтобы он приехал и забрал своего подопечного из городской прокуратуры и сообщили, что дело теперь находится на личном контроле прокурора города.
В этот вечер наш герой сильно задержался на службе, - нужно было решать какую избрать меру пресечения. Следователь считал, что только содержание под стражей приемлемо в данном случае.
К концу рабочего дня приехал брат подозреваемого, бывший комсомольский работник, а ныне успешный бизнесмен из Москвы. Приехал на новенькой ВАЗ-2105 без номеров, которую загнал прямо во двор РОВД. Потом зашёл в кабинет следователя и, положив на стол дипломат, раскрыл его и показав находившиеся там 50000 рублей, сказал, что он извиняется за беспокойство, мол, ему совсем ничего не нужно, только вот “брата отпустите на подписку о невыезде, не надо его арестовывать”. А тот автомобиль, который стоит во дворе, это за то, чтобы “дело как-нибудь само прекратилось”.
Хотя время было уже достаточно позднее, в РОВД находились начальник следственного отделения, начальник уголовного розыска, заместитель начальника РОВД по оперативной работе и конечно же, сам начальник РОВД, - ждали, какое решение примет следователь.
Также в своём кабинете, ещё находился прокурор Калининского района (помещение прокуратуры находилось в одном здании с РОВД – очень удобно, кстати было).
Всё кончилось банально, следователь вынес постановление о заключении уже обвиняемого «разбойника» под стражу и получил санкцию прокурора района.
Однако, через день, под вечер следователю позвонили и потребовали приехать в прокуратуру города, где ему было вручено постановление прокурора Горловки об изменении меры пресечения его обвиняемому с содержания под стражей на подписку о невыезде и было сказано, что освободить арестованного необходимо именно сегодня до 24.00, в противном случае следователь будет лично отвечать за незаконное содержание под стражей.
Надо сказать, что обвиняемый в то время уже находился в СИЗО-2 г. Артёмовска, находящегося от Горловки в 40-ка км. На выходе из прокуратуры следователя ждало такси с девушкой-адвокатом. Правда, до конца рабочего дня они всё равно не успели, - работники спецчасти СИЗО уже покинули сию юдоль печали.
Непонятно как, но следователю всё же удалось уговорить дежурного и тот, после нескольких звонков начальству разного уровня, всё-таки отдал обвиняемого, который вышел крайне довольным, особенно тем, что следователя заставили приехать лично и он мог с оттенком превосходства напомнить служивому, что он-де предупреждал, что его всё равно освободят, - слушать это нашему герою было крайне неприятно.
Дальнейшее расследование уголовного дела по обвинению «разбойника» сопровождалось всяческими свидетельствами заинтересованности различных лиц в его (уголовного дела) «скоропостижной кончине». Какое-то время следователю удавалось как-то с переменным успехом противодействовать разным подспудным течениям, направленным на прекращение дела.
На удивление, дело у него не забирали, чтобы отдать другому, более покладистому, но, буквально за пару недель до его перевода из Горловки в Центральный РОВД г. Волгограда осенью 1992 г., это дело просто «испарилось» из его сейфа.
Начальство пыталось «надавать по шапке» и заставить его восстановить дело, но как-то все потуги незаметно ушли как вода в песок, и молодой следователь убыл в Волгоград. Вслед за ним пошла бумага, писанная начальником следственного отделения о том, что следователь закоренелый мздоимец, нарушитель дисциплины и вообще, негодник, каких свет не видывал. Но это уже другая история.
А пока вернёмся к описываемому периоду весны-лета 1992 г. в Горловке.

VI
Почти три года пребывания в должности следователя Калининского РОВД превратили нашего героя из восторженного почитателя детективов в издёрганного реальностью и бытом неврастеника.
На службе «искрило» так, что следователь еле держался....
Дома тоже был непорядок, - другие следователи вон как жили: и квартиры у них, и машины, и денег хватало, а у него, вон чё…
Ко всему прочему, из-за недостатка опыта управления, он ещё перевернулся на изъятом у воришек стареньком автомобиле, когда пользовался им по служебным делам. Его отец, участковый инспектор ГОВД Константиновки, много лет копивший на личный автомобиль, на эти деньги купил все запчасти и привёз их в Калининский РОВД..
Через некоторое время половина запчастей у следователя из кабинета исчезла, а заодно и двигатель из автомобиля, стоявшего во дворе РОВД.
Отдельным вопросом стояло отношение к женщинам.
Нашему герою, почему-то их всех было жалко. Они ему представлялись такими слабыми и беззащитными существами, которых хотелось жалеть и помогать. Ни к чему хорошему это всё не приводило, а только добавляло общей напряжённости в жизни.
Наш герой в полной мере испытал горькие последствия того заблуждения, которое свойственно всем молодым мужчинам, когда любая женщина с приятной мордашкой автоматически представляется человеком чистой и непорочной души.
От всех этих «напрягов» периодически хотелось куда-нибудь исчезнуть, хотя бы на короткое время.
Наверное поэтому, он часто на дежурстве поступал глупо: то один бросался на толпу дерущихся, когда в РОВД, кроме дежурного никого не оставалось и приходилось выезжать по вызову одному, несмотря на то, что он был следователь; то в одиночку задерживать пьяного с топором, когда никакой срочности уже не было; а то просто экспериментировать с жизнью в различных сложных обстоятельствах.
В общем, ему всячески хотелось заглушить душевную точку острыми впечатлениями.

VII
И вот в тот день, с которого мы начали наш рассказ, в который следователь находился на обычном дежурстве, всё негативное в его жизни так сконцентрировалось вокруг него, что с самого утреннего пробуждения давило в голове и саднило в душе.
Весь день прошёл как в тумане: выезды, осмотры, опросы… Он был как робот, - механически исполнял свои функции.
Всё, к чему он пришёл в своей жизни, это полуразрушенные отношения в семье, ад на службе, материальные проблемы...
Но самым невыносимым было горькое смятение в душе.
И у него не получалось самому с собой остановиться и подумать, рассудить свою жизнь.
Посоветоваться тоже было не с кем. Для родителей это было бы просто боль, а наставника или старшего мудрого товарища не было.
В этот вечер он домой не поехал, хотя дежурный его отправлял, и сидел в кабинете в состоянии растерянности. Способность здраво и отстранённо размышлять о самом себе ещё у него не сформировалась и большую часть времени он совершал эмоциональные поступки, просто рефлексировал, как лягушка дёргает лапками, когда её бьют током, проводя опыты.
Вот и он был такой лягушкой.
Сидя за своим рабочим столом, он вдруг осознал, что он, как личность разрушается. Казалось, что весь мир был против него и куда не ткнись, нет ни спасения от зла, ни покоя.
И вдруг, как будто какая-то липкая тьма опустилась на него. Ему стало так горько, что единственным желанием было прекратить эту боль.
Сам, не зная как, он вынул из кобуры пистолет, который получил, заступив на дежурство, механически снял с предохранителя, передёрнул затвор и приставил его к голове.
Мыслей не было, было одно больное желание исчезнуть из этого гадкого и злого мира.
И вдруг, всё пропало…
Он оказался в какой-то норе и увидел впереди красноватые проблески и двинулся туда. Было тесно и трудно, казалось, что он ползёт…
Вдруг он оказался у какого-то как бы костра, возле которого кто-то сидел. Вокруг было темно и ничего не видно. Не понимая, что с ним происходит и не помня того, что было перед этим, он вдруг ощутил необъяснимый ужас парализовавший его. Он ничего не мог делать и просто смотрел…
Тот, кто сидел у «костра» стал медленно поворачиваться в его сторону. Казалось, это было так долго. Но, с каждым мгновением времени его силуэт освещался и становился узнаваемым…
«Я его знаю?», - мелькнула мысль-не-мысль…
И вдруг, вместо лица сидящего у «костра» стали мелькать десятки лиц, которых он знал: это были лица тех, кто в его жизни причиняли ему зло, - от мальчишек-хулиганов из его школы; «дедов» в армии; начальников и многих других…
Злые, ухмыляющиеся лица, протягивая руки ревели, гоготали и звали его за собой…
«Нет, нет, нет!», кажется закричал он…
И всё пропало…
Он вновь сидел за своим рабочим столом и держал у виска пистолет. Вокруг раздавался невыразимый грохот, отдававшийся болью в ушах, - это его сердце колотилось от ужаса.
Осторожно положив на стол пистолет и разрядив его, он продолжал бездумно сидеть. Ничего вокруг не существовало…
И вдруг, он вспомнил, как тогда 10-летним мальчишкой он встретил похоронную процессию и ужаснулся неизбежности смерти. И как Небо наклонилось к нему.
Тот же забытый покой наполнил его сердце и, как тогда в детстве, Небо сошло к человеку.
И он понял, что смерти нет, но есть что-то после смерти. И туда ему не хотелось, там был ужас и мрак.
Он увидел, если бы он пошёл сегодня туда, то именно там у него были настоящие проблемы, которых уже невозможно было исправить и разрешить.
А здесь было Небо…
Летом 1992 г. глубокой ночью в Калининском РОВД г. Горловка в кабинете следователя тихо плакал человек, а Небо, склонившись над ним, наполняло его сердце покоем и любовью.






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 07.04.2021г. Константин Ольховский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3061402

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


Алла Веретина       08.04.2021   13:46:41
Отзыв:   положительный
« Были и конфликты с начальством.
Например, начальник Калининского РОВД, почему-то невзлюбил нашего героя. Хотя, если быть честным, он многих «доставал» по делу и без оного.» - возможно, это был человек рождённый без эмпатии (психопат)
«Эта неведомая часть жизни грубо проехалась «танком реальности», оставив в душе незаживающие, кровоточащие следы на всю оставшуюся жизнь.» - Так как герой истории был мужчина - эмпат, единственное, что он не понимал, что общество состоит из взаимоотношений эмпатов и психопатов (манипуляторов), от этого он натыкался на несправедливость и не мог найти этому объяснения.
Хороший рассказ.


















1