Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Уроки прекрасного" (из серии "Невыдуманные истории")


«Уроки прекрасного» (Из серии «Невыдуманные истории»)

Самое сильное воздействие на человека оказывает звук. Имеете сомнения? Покопайтесь в памяти, в самых потаённых её уголочках, и обязательно вытяните на свет измятые, страшно запылившиеся воспоминания о первой завораживающей встрече с музыкой. Настоящей, живой, неизменно притягательной и желанной.
Жаркое лето моего бесшабашного, полного приключений детства. Соседка и подруга второй день не кажет на улицу носа. А поскольку она единственная, кроме меня, девочка в подавляюще мужском коллективе уличной банды, то играть стало решительно неинтересно.
«Может, заболела? – посещает мою голову неприятная мыслишка. Но я тут же отбрасываю её, как несуразную. Светкин брат Игорёк уже бы давно раструбил новость со всеми приятными (и не очень) подробностями.
Светка, в отличие от меня, открытой не была. Новости рассказывала и обновки показывала только тогда, когда желание похвастаться переваливало за желание «ни с кем ничем не делится». Значит милой подруженьке купили нечто интересное, и она пребывает в эйфории от обладания чем-то для других недоступным. Любопытство, подогретое собственными домыслами и даже невероятными фантазиями толкает меня на самые рискованные действия. Решаюсь на разведку боем.
Зайти во двор к подружке – это мы запросто. Но как попасть в дом и разузнать причины Светкиного отсутствия? Это задача!
Разумные, хотя относительно молодые родители подружки игр в доме не приветствовали: «Дети, мол, шалят, разбить-повредить что-нибудь могут…». Это у меня был вечный шалман, потому как детворе позволялось, если не всё, то очень многое. И бабуля, и родители любили детей, а вещи и мебель - это дело наживное. Причем детей «непосидющих», как любила говарить бабуля. Готовила она еды пятилитровую!!! кастрюлю, точно зная, что вся уличная свора и обедать, и полдничать, и ужинать явится к нам.
- Светка! – мой очень даже громкий ор разрывает сонную обеденную тишину сельской улицы.
На высокий порог выскакивает всклоченная подружка:
- Что?
Светка таращит на меня глаза и нервно теребит подол белого в вызывающе красный горох платья, такого же как, кстати, у меня.
- А ты чего это гулять не выходишь? Заболела? – тяну я, хотя вижу, что соратник по шкодам чувствует себя хорошо.
- Я? Нет! Ну.. – мямлит Светка.
- Наказали! – озаряет меня.
И тут из дверей показывается такая же, как у подружки, всклоченная, вся в крупных кудрях голова дяди Вити – Светкиного отца.
- О! Ленка! И чего на пороге стоим. Светка, зови подружку в дом, покажи, что тебе подарили.
Вообще-то, особой приветливостью вечно хмурый сосед не отличается. Но меня любит. Наверное, за то, что рано наученная читать, я всех детей улицы вдохновляю на читательские подвиги. Да и шалить в Светкином доме себе не позволяю. Правда, высокий порог Светкиного дома в затеянных детворой играх часто играет роль сцены. А уж концерты доморощенных «Ротару», «Пугачёвых» и «Кобзонов» пережить – это да! Не каждый выдержит.
Светка поджимает губы и идёт делиться тайной.
Пока я шла по прохладному коридору, в моих мозгах промелькнуло немеряное количество вариантов подарка. Но такого я не ожидала!
В гостиной, в простенке между двух окон стояло … фортепиано! Огромное, темно-коричневое, лаково поблескивающее, с золотым тиснением названия фирмы изготовителя оно сразило меня наповал.
- Света будет учиться музыке, - доносится сквозь плотную завесу восторга до меня голос дяди Вити. – Свет, покажи, что умеешь.
Подружка гордо откидывает крышку, и меня окатывает очередная волна восторга. Подставка для нот, бело-чёрный супремат клавиш напрочь затмевают важный голос соседки, рассказывающей, как расположены клавиши:
- Вот смотри, - Светкин палец останавливается на одной из пломбирных клавиш, - это «до». Её легко найти. «До» и «ми» захватывают «ре».
Я пока ничего не понимаю совершенно, но инструмент меня завораживает.
- Смотри, я уже умею играть одну песенку! – гордо сообщает Светка, вызывая во мне приступ жгучей недетской зависти.
– «Фа-фа ми-и, ре-ре-до-о», - напевает подружка, и неуверенно переставляет по клавишам непослушные пальчики. – Василё-ёк, василё-ёк – мой люби-имый цве то-ок!"
И вдруг, абсолютно неожиданно, наверное, для самой себя щедро предлагает:
-Хочешь попробовать?
Я смотри на свои далеко не чистые руки и спрашиваю:
- Можно?
«Фа-фа ми-и, ре-ре-до-о»,- мысленно повторяю простейшую мелодию и опускаю руки на волшебный, для меня, инструмент. Потом пробую ещё раз.
- Пап, а теперь ты сыграй! – треплет дядю Витю Светка.
Затаив дыхание слушаю музыку. Играл тогда сосед совсем, как я поняла позднее, простенькую «К Элизе». Но тогда для меня это звучало необыкновенно завораживающе. И в какой-то момент я вдруг чувствую, что уши неприятно режет скрип, а на языке разливается кислость, как если бы укусила лимон. Я морщусь и шепчу: «Нет»
- Что «нет»? – тут же вскидывается сосед.
И как только услышал. Я мучительно краснею и шепчу:
- Там было неправильно.
Честно говоря, я даже зажмурилась и приготовилась услышать нагоняй за то, что мешаю.
- Надо же! Услышала! – почему-то восхищается дядя Витя. – А ну скажи, где неправильно! – и начинает играть мелодию сначала.
Я честно жду «скрип» и «лимон», но их нет.
- Что молчишь? – подначивает меня сосед,
- Сейчас правильно было, - хлопаю я глазищами.
Вечером того дня дядя Витя пришёл к нам в гости. Детей, конечно же, выставили играть подальше от взрослых, но моё, да и Светкино, любопытство без особых проблем побороло предписанный воспитанием постулат «подслушивать – это плохо». Мы, притаившись, как мыши, под дверью, нагло слушаем разговор двух пап.
- Миша, отдай Ленку в музыкальную школу! Она музыку чувствует. Слышит её, понимаешь? – тихо говорит Светкин отец.
- Брось, Вить! Ну, какой из неё музыкант? Она шантрапа в юбке! Я от жалоб в школе устал, а ты хочешь, чтобы мне ещё и в музыкальной плешь проели! – отмахивается мой папа.
- Нет! Ты не понимаешь! Она фальшь услышала, так даже скривилась! А мелодию слышала в первый раз! И как правильно – просто не знала. Почувствовала. Отдай девку музыке учиться!
- Бог с ней, с музыкой! Инструмент я где возьму?! – папа сдался на уговоры.
Проблема с инструментом и стала решающей. В музыкальной школе я училась совсем недолго по той же причине – острого дефицита музыкальных инструментов. Но любовь к музыке осталась на всю жизнь. Став старше, я научилась выделять из какофонии звуков ряд чистых, нежных, слегка гудящих и строить из них свою мелодию. Отсюда моя, непонятная для многих, любовь к музыке Стравинского и Шнитке. А если совсем уж тошно, то тянусь к стройной, по северному суровой музыке Грига. Честно признаюсь, что люблю рок-музыку по той же причине – можно творить отбор чистых проникновенных, магических, для меня, звуков. А вот этномузыка завораживает многослойностью, напоминает выложенную из брусчатки дорогу, до зеркального блеска отполированную тысячами и тысячами прохожих. Идешь по такой мелодии и видишь саму себя, без прикрас и уродливых масок, предусмотрительно заготовленных для окружающих с их липкими любопытными взглядами, и настолько эти маски приросли к лицу, что порой сама не понимаешь, где ты настоящая.
Меня музыка очищает, успокаивает, наполняет энергией. Наверное, поэтому я всячески стараюсь приучить к этому источники неги и чистой энергии своих горе-учеников, старательно и страстно подбирая музыку к урокам прекрасного.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 07.04.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3060978

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1