Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XIV, 9


ГЛАВА 9

Ограбь Х, восседая в тронном зале, не прекращал выдумывать, какими бы ещё обязанностями омрачить жизнь своих подданных. На худой конец, не выдумав ничего путного, клопиный князь надумал вынудить своих клопиных подвластных соплеменников проходить учение в обязательном порядке, хотят они этого или нет. Обучение затрагивало едва ли не все слои клопиного общества: верующих и безбожников, терпимых и фанатиков, молодых и ветхих, и никому от обучения невозможно было утаиться. Помимо всего прочего, из столицы последовал указ: неукоснительно отдавать потомков ради приобретения ими нужных научных знаний, ибо всякому, кто чадо своё утаит от обучения в школах, выпишут ижицу. Папки и мамки, сведав от глашатаев о немилосердном княжеском указе, взвыли: за какие нарушения изволит наказывать нас его величество? Но жестокий, неумолимый указ вступил в силу и не думал спрашивать родителя о том, доволен он или нет, рад нововведениям или нет; «се убо дано вам ко приятию, примите и смиритесь, никто в угоду всем вам в княжестве клопином не станет отменять сего учебного указа», вот как отзывались глашатаи, когда до ушей их дошли недовольные те высказывания папок и мамок, что вот дитятко задумали заморить в самом цвете лет, что вот сызмала радости детства их лишают, они, миленькие, ещё, в сущности, такие маленькие и слабенькие, куда в учение их отдавать? книжки бедняжек, чай, раздавят тяжёлые... Но указ есть указ: он неумолим. Господин всея земли, узнав от служек своих о том, что папки и мамки не торопятся отдавать потомство в учение, рассвирепел не на шутку: «что за издевательство?», завопил князь истошным голосом, «не потерплю насмешек над наукой, это поистине редкое своевольство и вольнодумство: утаивать чад в укромных местах и не отпускать их в учение школьное!» И тогда в голову князю пришла ещё одна замечательная мысль: а что, ежели мы вменим нежелание учиться в преступление их отцам и мамкам, и тогда за утаивание будет предусмотрена гражданская казнь, чтоб стояли у позорного столба все те поборники невежества, а жители, проходя мимо невежд, всячески высмеивали сторонников тупости, невежества и косности? Заплакали и застонали папки и мамки чрез такое зверство владыки: совсем настали времена тяжкие и тёмные, и хотя назидательны беседы и поучения дедовские, однако дитя со свету сжить способны. «И ведь надо ж было владыке нашему этот указ измыслить, будто б и помимо этого указа не хватает невзгод и недоразумений», стоном стонали папки и мамки лоботрясов своих и бездельников, выпестованных в бездейственном покое. «Лучше, ей-ей, дитятко наше погибло и в колыбели загнулось, нежели книг за собою вериги таскало», причитали папки и мамки, деды и бабки по детям, как по покойникам. «И на что, спрашивается, дитятке то учение школьное понадобилось? да ни на что оно не надобно, а то всё единая блажь господаря нашего князя, неймётся повелителю и никак не сидится ему в палаццо на седалище дедов своих, всё ему, неугомонному, измышлять надо какие-то там несуразицы, вот нам, народцу его несчастному, только забот и хлопот прибавилось!»
   А тайные осведомители швыряли по городкам и весям, подслушивая эти роптания, доносили о таких недовольных повелителю и получали от владыки всея клопиной земли именные указы, какими они пользуясь задерживали недовольных новыми положениями да целыми скопищами доставляли в столичное узилище, втискивая в полицейский фаэтон и привозя их в следственный отдел, чтоб там, с глазу на глаз, выудить у недовольных имена и фамилии соседей, для которых нововведения тоже не послужило к воспеванию князя в связи с его мудрыми уложениями касательно обучения в школах. Беседы проводились в закрытых помещениях, в тесных комнатках, без окошек, при плотно замкнутых дверях; в тёмном углу ютился, точно паучок, тюремный писарь и скоблил стилем по бумаге, едва поступал нужный ответ от уличённого в нежелании отдавать детей своих в княжеские учебные заведения. Следователь задавал вопросы, один заковыристее другого, он был мастак заворачивать мозги в трубочку, так дотошно выведывал, что подследственный нет-нет, да и сознавался в нежелании отдавать детей своих в учение книжное, а попутно выдавал, под нажимом, имена и фамилии соседей, в коих тоже гнездился дух противостояния власть имущим. А если в допрашиваемом обреталась некая стойкость, следователи начинали угрожать, что навсегда разлучат папаш и мамаш с потомством, что после окончания школы их детям не будет позволено приехать в родной дом и повидаться с родителями своими. Естественно, все эти папки и мамки больше всего на свете боялись разлуки с детьми, для того навешивали на себя все мыслимые и немыслимые вины, лишь бы только следователи сочли это за явку с повинною. Но ни один следователь, разумеется, принудительно притащенного на допрос виновного не собирался оформлять как явившегося добровольно с повинной головою, и потому никто из родителей при том не миновал сурового наказания за подлое укрывательство молоди.









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 05.04.2021г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2021-3060114

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1