Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тридевятое общество из камышей


Тридевятое общество из камышей
1.
Лето стояло в самом разгаре. Дажьбог - летнее солнце, давным-давно сменило солнце весеннее, по имени Ярило. И теперь неспешно катилось по небу, обдавая матушку Землю своим жаром.
Ни ветерка малого, никакой тучки на горизонте даже не предвиделось. От жары немного спасали лес, да болото.
Утомлённая под солнцем жаба, звавшаяся Квакшей Григорьевной, лениво поедала сушёных мошек с блюдца. Рядом, лёжа на животе, расположилось существо, похожее на человека, только сплошь зелёное. То была Кикиморочка Заморочная. Кикимора перевернулась с живота на спину и раскинула тонкие руки в стороны.
- Ой, не могу я больше так,- сказала она,- Скучно мы живём.
- Скучно,- согласилась жаба,- А что делать?
Она отодвинула от себя блюдце и теперь сложила лапки на груди, ожидая от подруги предложений по переменам в жизни. Но предложений не последовало. Вместо этого Кикиморочка тоже спросила:
- А всё почему?
- Почему?- повторила за ней Квакша Григорьевна.
Заморочная подняла вверх указательный палец и изрекла:
- Всё потому, что нет у нас с тобой друзей. Никто к нам в гости не ходит, никто не навещает, даже писем не присылает.
- Так-то да,- вздохнула жаба.
От данного открытия, ей стало совсем грустно. Так грустно, что в пору хоть плач. Квакша Григорьевна пока что сдерживала себя от слёз, с надеждой глядя на зелёную подругу.
- Знаешь, что я подумала?- Кикиморочка приподнялась на локтях и повертела вокруг головой,- Нечего сидеть. Так, мы ничего не высидим. Нужно отправляться в путь. Пойдём искать!
- Что? Прямо сейчас?!
- Ну, да. А чего время терять? Давай, хотя бы пойдём куда-нибудь, поищем. Может, найдём хоть каких-то друзей себе?
У Квакши Григорьевны загорелись глаза, а потом быстро погасли.
- По такой жаре идти? Не хочу,- заявилала она капризно.
- Что значит, не хочу?! Бери своё ведро вырастайка, воды разливайка и пошли! А то, останешься тут одна, до скончания века.
Жаба быстро послушалась. Залезая в карман к кикиморе, она не забыла прихватить и своё сокровище, малюсенькое ведёрко, размером не больше напёрстка. Приговаривая при этом: "До скончания века, я не хочу ещё больше, чем по жаре идти. Уж лучше я с тобой"
Так и пустились две подруги в путь, скрываясь под тенью деревьев от солнца.

***
Квакша Григорьевна первой заметила избушку на курьих ножках. Важно восседая в кармане непонятного одеяния подруги сплошь состоявший из мха и листьев, она внимательно следила за маршрутом.
- Смотри! Смотри, домик!- радостно закричала жаба, указав лапкой на строение.
Теперь и кикимора увидела избушку.
- Верно! Чей-то дом,- сказала она,- Только странный какой-то. Без окон, без дверей.
Заморочная успела обойти вокруг избы, но так и не нашла признаков присутствия входа. Лишь из трубы, несмотря на летнюю жару, валил дым.
- Кажется, это дом Бабы Яги,- предположила Квакша Григорьевна,- Мне мама в детстве про неё рассказывала. Никак не вспомню, что там надо сказать? Что-то особенное и важное.
Жаба поглаживала себя по голове, стараясь вспомнить.
- Вот же, садовая моя голова! Вспомнила!- воскликнула Квакша,- Избушка, избушка! Повернись ко мне передом, к лесу задом!
В тот же миг, изба подчинилась. Курьи ножки её, хоть и нехотя, со скрипом, но начали разворачиваться к подружкам своим фасадом, выставив перед ними входную дверь.
- Как это так?!- изумилась кикимора,- Ведь, я вокруг неё чётко обошла! Не было никакого входа. А теперь, здрасте вам! Перед нами дверь.
- Чудо,- предположила жаба.
Их разговор прервала хозяйка избушки. Отворив дверь нараспашку, она втянула воздух крючковатым носом и заговорила скрипучим голосом:
- Чую, болотным духом запахло! Не иначе болотные жители ко мне явились. Чего пришли? Зачем пожаловали?
- Мы пришли с миром,- опередила с ответом Квакша Григорьевна.
- Да. Мы ищем друзей,- присоединилась к ней Заморочная.
Баба Яга недовольно запыхтела и заворчала:
- Сколько живу, отродясь не видела, чтоб кикиморы с кем-то дружили. Мир сошёл с ума! Чего вы там? Долго будете стоять? Заходите, раз пришли.
Она слегка посторонилась, впуская в дом нежданных гостей.

***
В жилище Бабы Яги хранилась большая разновидность сушёных трав и кореньев. Лукошки из бересты, наполненные ягодами, стояли прямо на столе из дуба. По четырём сторонам его окружали деревянные лавки. В углу неприметно стоял массивный сундук. И всё-таки главной достопримечательностью была печь. А в ней медный котёл, в котором что-то бурлило и варилось. Вот, почему из трубы избушки шёл дым.
- Проходите, гости дорогие! Рассаживайтесь, кому как удобно.
Кикиморочке показалось, что Баба Яга даже улыбнулась радушно. Но, присмотревшись повнимательней, поняла что показалось.
- И зачем же это вам понадобилось с кем-то дружбу водить?- продолжала вопрошать хозяйка избушки.
- Скучно нам без друзей.
- Ой, как скучно-о-о!- подхватила Квакша Григорьевна протяжно слова подруги,- Спасу нет от скуки.
- А вам развлечений значит подавай,- усмехнулась Баба Яга.
- Да, и мир, к тому же вдобавок, посмотреть хочется,- добавила кикимора.
Бабка словно приняла для себя решение, неожиданно ударила себя по ногам и, подскочив, подошла к печке. Она сняла кипящий котёл.
- Так, и быть, помогу я вам! А ну, прыгайте обе в котелок!
У Заморочной даже волосы на голове зашевелились, что уж про жабу говорить. Та вообще в полуобморочном состоянии оказалась.
- Не прыгай! Не прыгай! Она нас сожрёт!- завопила Квакша Григорьевна, из последних сил цепляясь за одёжки Кикиморочки.
- Ты, чего, бабуся? Как это прыгай?! У тебя бурлит там не слабо! Сварить нас хочешь?- спросила кикимора.
- Больно мне надо вас варить,- заворчала старуха,- Вот, и помогай после этого всем.
Она помешала половником густое варево и пояснила:
- Портал это, в другой мир. Ну, пойдёте или нет?!
Кикиморочка недоверчиво покосилась на котёл.
- А можно для начала посмотреть?- вновь спросила она.
- Посмотри.
Заморочная подошла и заглянула, но кроме мутной жижи и извергающихся пузырьков ничего не увидела.
- Так может и ты с нами, бабуся?- поинтересовалась нечисть на всякий случай.
Но, бабка отрицательно замотала головой, со словами:
- Я не могу. Если я с вами, то кто нас тогда обратно вернёт? Я - проводница. Мне на месте быть положено.
- Смотри, коли обманешь,- погрозила кикимора пальцем Бабе Яге, правда, скорее, для проформы.
Она велела жабе зарыться поглубже в карман, а сама с разбегу, без раздумий сиганула в котёл.
Странное дело, обжигающего кипятка совсем не чувствовалось. Лишь круги пошли перед глазами.

2.
Чтобы не видеть кругов перед глазами, Кикиморочка крепко зажмурилась. А когда открыла их, то увидела, что стоит посреди леса. Никакой избушки на курьих ножках поблизости не было, как и Бабы Яги.
В кармане зашевелилась Квакша Григорьевна. Совсем скоро оттуда показалась её голова.
- Ох, и страху я натерпелась!- пожаловалась жаба и тут же спросила,- Где мы?
- В лесу. Обманула нас бабка, не послала никуда.
Кикимора с досады пнула камень, лежавший у неё на пути.
- Как так не послала? Это, что же, зря я страху натерпелась в твоём кармане?
Квакша Григорьевна посмотрела по сторонам.
- Мне кажется, это не наш лес,- сказала она.
- Как это, не наш? А чей же?- спросила Заморочная.
Кикиморочка не замечала никаких изменений. Те же деревья, та же трава, и земля такая же, как была.
Но Квакша Григорьевна ей возразила:
- Смотри, как здесь всё ухоженно. В нашем лесу больше беспорядка, чем порядка.
- Ой, не говори глупостей,- легкомысленно отмахнулась от её слов нечисть,- Как возможно в лесу навести порядок? На то он и лес, чтоб расти, как ему хочется!
Стоило ей договорить, вдруг из-за деревьев послышались чьи-то голоса, явно говорившие про них. Голоса были очень мелодичные и приятные на слух.
- Посмотри, ты видела когда-нибудь их?
- Никогда не видела. А ты видел?
- И я не видел. Какие они смешные, зелёные!
- Может быть это листочки?!
Теперь оба голоса заливисто и звонко расхохотались.
Кикимора с жабой вертели головами, стараясь рассмотреть говоривших. Только это у них совсем не получалось. А от чужого смеха Кикиморочка и вовсе, рассердившись, топнула ногой о землю.
- А ну, выходи! Покажись!- приказала она,- Смеяться, прячась, не много таланта надо иметь. Может, мы тоже посмеёмся?!
- О! Какой сердитый листочек! Давай, покажемся,- предложил один из голосов.
Из кроны дерева тотчас, при помощи крыльев, спустились два удивительно красивых существа, никогда ранее не виданных кикиморой и жабой.

***
- Мы не листочки! Ясно вам?!- без церемоний отрезала кикимора,- Я – Кикиморочка Заморочная из рода кикимор болотных. А она – жаба Кваша Григорьевна, моя лучшая подруга.
Специально для знакомства, земноводная вылезла из кармана и спрыгнула на землю. Там, она присела в реверансе, добавив: «Прошу любить и жаловать»
- А вы кто такие будете?- не отступала Заморочная.
Существа переглянулись. Они не ожидали такого напора со стороны незваных гостей.
- Мы эльфы, хранители леса,- ответила, судя по наряду девушка.
Надо заметить, что наряды у обоих были не обычные, словно сотканные из воздуха: на девушке светлое платье, а на юноше светлые штаны и рубашка.
Лица их были чрезвычайно красивые, с правильными чертами. Вот, только вытянутые вверх и острые на кончиках уши, не могли скрыть даже длинные волосы. У обоих имелись полупрозрачные крылья за спиной.
- Что-то слишком много хранителей леса развелось,- недовольно разворчалась Кикиморочка,- То Леший, теперь эльфы ещё какие-то.
- Леший?! Мы ничего о нём не слышали. Кто это?!- спросила девушка эльф.
Ростом она не уступала ни в чём кикиморе, так же, как и её спутник. К тому же оба эльфа были необычайно статные, будто две точёные фигурки из фарфора.
- Как, не слышали? Нечто такое возможно в тридевятом царстве?!- засомневалась Кикиморочка.
Но ей возразил юноша эльф.
- Ничего подобного! Вы находитесь в тридесятом королевстве,- сказал он,- И здесь, хранителями леса являемся мы – эльфы!
- Вот, это новость!- вытаращила глаза от удивленья Квакша Григорьевна,- Говорила я тебе! Говорила! Не наш лес. А ты, как это?! Как это?!
- Хм. Допустим, я ошиблась. Такое тоже случается. И что же у вас тут имеется, в вашем тридесятом королевстве, помимо леса?
На этот вопрос ответила девушка эльф. Она буквально защебетала, как птица:
- Много чего у нас есть. Слева, за лесом, стоят высокие горы. В них обитают гномы. Хоть и карлики по росту, но большие труженики. А справа за лесом, обширные угодья короля. Там и поля, и дома, и даже замок, в котором живёт сам король с прислугой и верными рыцарями.
- Так, а впереди что?- спросила Заморочная.
- Лес, разумеется! Что же ещё?- развела руками лесная жительница,- В лесу живём мы и звери.
- Хищные?- жаба затрепетала, вообразив клыки с когтями.
Девушка эльф мягко улыбнулась, успокоив, что под покровительством эльфов даже хищников не стоит бояться.
- Тогда, мы идём к вам,- заявила кикимора.

***
По дороге эльфы в дополнение рассказали гостьям ещё о феях, ведьмах и великанах-людоедах, которые проживали в тридесятом королевстве наравне с другими.
- Как это интересно и увлекательно,- неустанно хвалила Квакша Григорьевна.
Определённо ей нравилось всё, что она видела вокруг. А так же о чём слышала в настоящий момент.
- Но, вот, мы и пришли!- радостно сообщила девушка эльф.
Она приподняла пушистую ветку ёлки и перед путешественниками открылась величественная, живописная панорама. Между двух рек, на крошечной поляне, окружённый cо всех сторон лесом, стоял великолепный дворец с множеством бойниц, шпилей, башен и малых башенок.
Тут даже кикимора не осталась безучастной.
- Вот, это красота!- восхитилась она,- Так, это всё и есть ваш дом?!
- Не только наш, но и других эльфов. Прекрасный Альвхейм!- с гордостью произнёс эльф.
А его спутница уже начала повествование о том, как эльфы получили в награду это место от богов за один детский, молочный зуб.
- И что же?! Они так просто подарили вам дворец, за какой-то выпавший, крошечный зуб?!- не могла поверить Кикиморочка,- Зачем он им понадобился? Подумать только, сущая безделица, а какое счастье всем эльфам принесла!
- С тех самых пор, ровно в полночь, кто-то из эльфов приходит к малышам, у которых выпал первый зуб, чтобы забрать его из-под подушки, положив взамен сладости,- завершила девушка эльф историю про зуб.
- Красивый обряд,- одобрила жаба.
В это время, путники успели войти во дворец. У Кикиморочки и Квакши Григорьевны глаза разбежались в разные стороны от большого количества невиданных раньше вещей, сооружений и приспособлений. Столько фонтанов, великолепных скульптур и картин, им видеть не доводилось ещё нигде.
Всюду сновали другие эльфы, делая вид, что не обращают никакого внимания на странных, зелёных существ, но чётко подмечая все их движения и слова.
На центральной площадке расположился хор. Эльф пояснил, что это «золотоголосые эльфы». И действительно, по команде дирижёра, все они запели, наполнив своды дворца дивными голосами.
- Вот, это я понимаю – культура!- похвалила Квакша Григорьевна,- Как поют! Как поют!
Она едва не прослезилась от восторга.
- Да,- поддержала подругу кикимора,- Хорошо поют, душевно.
Прослушав песнопение от начала и до конца, жаба, переполняемая эмоциями восхищения, громко зааплодировала. Хор золотоголосых эльфов как по команде, откланялся во все стороны и удалился.
На смену им пришли музыканты со скрипками, флейтами, барабанами и даже контрабасом. Но музыку гостьи на этот раз не услышали. Увлекаемые двумя знакомыми эльфами, они покинули площадку.
В одном из залов, утопающем в цветах, которые росли в горшках, в гордом уединении работал над полотном эльф художник. На голове его красовался, берет, а за правым ухом торчала пара кисточек. В руках он тоже держал кисточку и палитру. Но не сам художник привлёк внимание Заморочной, и даже не натюрморт, состоявший из яблок, персиков и винограда, а большая скульптура полуобнажённого человека, чуть в стороне от стола с натюрмортом.
Открыв рот, Кикиморочка обошла вокруг него несколько раз, так, что художник стал заметно нервничать. Кикимора явно ему мешала.
- А что же?! Ему достойной одёжки, что ль не нашлось?- спросила она у сопровождавших их эльфов.
Девушка эльф хихикнула в кулачок, а её спутник сдержанно объяснил:
- Это искусство, подчёркивающее красоту человеческого тела. Ему не требуется одежды, она всё только испортит.
- А-а-а-а!- понимающе протянула кикимора,- Тогда всё ясно, конечно.
- Культура!- закивала головой и жаба, удобно устроившаяся у подруги на плече.
Нечисть оглядела весь зал, заметила ещё несколько скульптур почти полностью раздетых, затем добавила:
- Судя по всему, у вас не просто дворец, а настоящий дворец культуры. Дом творчества!
Всё это она сказала, что бы, не показаться совсем тёмной невеждой. Ей захотелось придать самой себе больше значимости. И не подозревала, что своими словами попала в самую точку.

***
Конечно, больше всего Квакше Григорьевне и Кикиморочке пришлись по душе фонтаны, которые были как внутри дворца, так и снаружи. Часами подруги могли просиживать в их водах, наблюдая за жизнью эльфов.
Сопровождавшие их и знакомые уже эльфы оставили своих подопечных. Они приступили к своим прямым делам, предоставив гостям заниматься всем, чем нравится в своё удовольствие.
А жизнь жителей дворца протекала следующим образом. Сразу несколько очень важного вида эльфов со свитками и с бухгалтерского вида, пухлыми тетрадями, прохаживались между трудящимися над выращиванием растений и насаждений эльфами. Одни следили и контролировали, другие удобряли, поливали, рыхлили или производили магические заклинания для своевременного роста.
- Почему до сих пор папоротники цветут?! Кто отвечает за папоротники?- строго спросил один из проверяющих.
Он стоял как раз над ящиками с рассадой, сплошь усеянной папоротником. Брови его сошлись на переносице. Через секунду перед ним явился совсем юный эльф с улыбкой на лице.
- Так, ведь, красиво же! Я подумал, пусть ещё хотя бы три ночи поцветут,- пояснил он, слегка смущаясь.
- Действительно красиво,- поддержала его жаба из ближайшего фонтана.
Но проверяющий эльф, её проигнорировал, а рабочему возразил совсем сухо, поджав и без того тонкие губы:
- Не положено. Срок цветения папоротника давно закончился. Надо соблюдать правила.
- Согласен,- тяжело вздохнул эльф, нёсший ответственность за состояние папоротников всего королевства,- Сейчас всё исправлю.
Юное создание склонилось над рассадой, и сотворил усыпляющее заклинание, сопровождая непонятные эльфийские слова ещё и характерным движением руками, будто маг или колдун. Тотчас цветы папоротника закрылись, поникли, а затем, вовсе исчезли.
Довольный, проверяющий сделал пометки в тетради и продолжил путь дальше, оставив юного эльфа заботливо протирать листья дивного растения.
- Ты заметила, как строго здесь у них всё?- спросила Квакша Григорьевна у Заморочной.
Та только что выглянула из воды, потянулась к каменному бордюру фонтана, и вылезла на сушу.
- Заметила,- ответила кикимора, стряхивая капли прямо на кафельный пол,- Как тут не заметишь?
Она поразмышляла о чём-то своём, правда не долго, а после выдала:
- Сдаётся мне, что вряд ли получится нам дружбу с эльфами водить.
- Это почему ещё?- не поверила жаба.
Кикиморочка сначала почесала затылок, потом ответила:
- Посмотри на них и на нас – разного поля ягоды. Нам до их культуры нипочём не дотянуться.
- Так-то, да!- не могла не согласиться Квакша Григорьевна,- И что теперь делать?
- Что делать? Что делать? Пойдём дальше искать!
Не прощаясь ни с кем из эльфов, жительницы болота покинули пределы Альвхейма. Кикимора по дороге долго убеждала зелёную жабу, что так для всех только лучше.

3.
- Х-ей-хо! Х-ей-хо!
Живём в горах мы глубоко,
С утра до ночи роем клад,
Чтоб каждый гном
Был счастлив и богат.
Разливалась песня по лесу, хотя самих поющих поблизости не было видно.
- Слышишь?! Поёт кто-то,- известила подругу Квакша Григорьевна.
- Ещё бы не слышать такое! Знатно горланят!
Кикикморочка шла наугад, а услыхав песню, свернула в сторону, откуда она доносилась.
- Пойдём, посмотрим, кто это,- предложила нечисть.
Песня всё ещё продолжалась.
- И горе тем, кто силой вынуждает
Расстаться с нашим золотом,
Тех беспощадно гномы покарают
Тяжёлым молотом! Тяжёлым молотом!
Видимо, певцы вошли во вкус от собственной самодеятельности. Тут же раздался звон металла. То, маленькие человечки скрестили свои орудия труда, которые несли до того на плечах. Кирка, молот и лопата с лязгом ударились друг о друга.
Заморочная как раз перед этим заметила странных человечков. Выглядели они довольно необычно. Маленькие ростом, вполне сошли бы за детей, если б не длинные бороды. У каждого на голове красовалась шапочка, вытянутая кверху, с причудливой загогулиной на конце. Каждый был одет в курточку с жилеткой и штанишки, заправленные в длинные, полосатые носки. А на ногах обуты деревянные башмаки с золотыми пряжками. Коротышек оказалось трое.
От нестерпимого металлического звона, Квакша Григорьевна громко квакнула. Пожалуй, что слишком громко. Так громко, что вся троица, от страха, бросилась наутёк врассыпную. Как по мановению волшебной палочки, все трое спрятались в надёжном, безопасном месте.
Кикимора и жаба, остались вдвоём на открытом пространстве, не скрываясь ни от кого.
- Куда же вы?!- растерялась жаба,- Мы мирные жители! Мы хотим дружить!
С трёх сторон, из кустов послышались шорохи. Рассмотрев хорошенько незнакомок, коротышки поняли свою оплошность и теперь, чуть смущаясь минутной трусости, выбирались из укрытий.

***
- Кто вы такие?- строго спросил один из бородачей.
- Сами вы кто такие?- передразнила его Заморочная.
- Я первый спросил. Когда спрашивают, сначала нужно отвечать, а уж после задавать свои вопросы.
Похоже, бородач начинал нервничать.
- Ответь им, пожалуйста,- попросила Квакша Григорьевна.
Она была за мир во всём мире и слишком быстро шла на уступки. Чего нельзя было сказать о её подруге. Не из того теста была вылеплена кикимора. Упрямо боднув головой воздух, расставив широко ноги и уперев руки в боки, нечисть заявила:
- Ещё чего?! И не подумаю!
- А говорили, что мирные. Что дружить хотите,- подключился к спору другой бородач, с киркой в руках.
- Ой! Ну, скажи ты им, кто мы такие,- взмолилась жаба, чувствуя, как назревает скандал на ровном месте.
- Ладно. Так уж и быть, скажу. Мы две дамы из благородного, высокого общества. Я – Кикиморочка Заморочная из знатного рода кикимор. Она, весьма интеллигентная жаба Квакша Григорьевна. А прибыли мы к вам из тридевятого царства-государства!
От такого представления у Квакши Григорьевны открылся рот. После, она и вовсе закашлялась. А прокашлявшись, уточнила:
- Кто? Кто мы?
Но, Кикиморочка, нисколько не смущаясь, подтвердила свои слова.
- Да, да!- сказала нечисть,- Именно, благородные дамы. И с нами надо быть полюбезнее.
Впрочем, на троицу это заявление не произвело ровно никакого впечатления.
- Сразу бы так и сказали,- проворчал строгий бородач,- А мы просто гномы. Потомственные, горные добытчики и мастера ювелирных дел. Вот, и познакомились. Пошли ребята! Счастливо оставаться!
Последние слова были адресованы кикиморе и жабе.
- То есть, как оставаться?!- опешила от данного поворота Заморочная,- Что это? Познакомились и всё?!
Гномы приготовились уже уходить.
- А что ещё?- спросил тот, что был с киркой,- Мы не из высшего общества, как вы. Мальчики налево, девочки направо.
- А в гости к вам можно? Что, и не пригласите даже?
- Да, в гости,- присоединилась жаба к словам кикиморы.
Три гнома переглянулись, не слишком довольные от идеи привести напросившихся путниц под своды их горного дома.
Наконец, самый старший и строгий из них, дал зелёный свет.
- Хорошо. Тогда идите за нами след в след и не отставайте!- приказал он.
Довольные подруги последовали за идущими впереди коротышками.

***
Ходить по горам, поросшими деревьями, вверх-вниз, вверх-вниз оказалось не так трудно, но утомительно. Каково было удивление Кикиморочки, когда ей третий раз пришлось перелазить через одну и ту же корягу.
«Хитрые гномы запутывают следы, чтоб мы не поняли куда идти»- догадалась она.
Лишь Квакша Григорьевна ничего такого не замечала. Вначале, жаба пыталась идти своим ходом, наравне со всеми, да притомилась очень скоро. Кикиморе пришлось посадить её снова в карман. И теперь, земноводная просто любовалась открывающимися пейзажами.
Гномы больше не пели по дороге, как раньше. Они о чём-то тихонько переговаривались и договаривались.
- Всё! Пришли!- объявил бородач с молотом.
Только сейчас Заморочная увидела отверстие в горе. Было оно чуть пониже её головы, так, что кикиморе пришлось пригнуться, прежде, чем войти в парадный вход пещеры.
Внутри, через пару шагов, сделалось темно и сыро.
- Как вы здесь ходите?!- спросила Кикиморочка после того, как обо что-то споткнувшись, едва не растянулась во весь рост на склизком полу.
Один из гномов щёлкнул пальцами, и тут же загорелось множество фонарей и фонариков. Со всех сторон они светили жёлтыми огоньками.
Жабе с кикиморой представилась возможность увидеть пещеру до самого потолка, который оказался не таким уж низким, как при входе.
- А мне тут нравится,- высказалась Квакша Григорьевна,- Главное, не жарко.
Шагая вглубь пещеры, кикимора заметила, что проход вовсе не равномерный. Иногда стены сужались и наоборот. То же самое происходило между потолком и полом. Порой, пещера походила на огромный зал, а другой раз пугала своей теснотой.
Кроме того, часто на пути встречались сразу несколько ответвлений ходов или проходов. Если-бы кикиморе с жабой довелось идти самостоятельно, без спутников, то, скорее всего они быстро заблудились-бы. Кто знает, чем тогда закончилась-бы эта история.
Гномы уверенно шли вперёд. Они абсолютно точно знали, когда и куда поворачивать.
В какой-то момент, Кикиморочка оглянулась назад. Она увидела, как медленно гаснут позади них фонари, погружая пещеру во мрак. Заморочная прибавила скорости, чтобы не отстать нечаянно от коротышек.
Совсем скоро, после этого послышались звуки ударов металла о камни. То неустанно трудились другие гномы, добывая природные богатства.

***
Несколько десятков таких же коротышек, с которыми пришли Квакша Григорьевна и Кикиморочка, по всему огромному залу с колоннами, выполняли различные работы. Именно здесь извлекали, переплавляли, взвешивали и заботливо раскладывали в сундуки, диковинные находки. Каждый гном был очень занят делом.
Тут же, на одной из стен, жаба заметила плакат с лозунгом, написанным латинскими буквами.
- Что это?- спросила Квакша Григорьевна.
- Наш девиз,- ответил бородач с лопатой, прежде всё время молчавший,- Он гласит: «Гном! Трудись, не ленись! Умножай свои богатства!»
- А зачем?- не удержалась и кикимора от вопроса,- Зачем вам столько богатства?
Гном с молотом сердито запыхтел.
- То есть, как это зачем?! Это наша жизнь! Гномы не могут существовать без богатства!- пояснил он немного нервно.
Прибывшие сами не заметили, как работавшие раннее гномы обратили на них своё пристальное внимание. Они даже отложили на время все дела из-за этого.
- Как посмели вы, привести сюда посторонних?!
Вперёд выступил сильно разгневанный коротышка с закатанными по локоть рукавами.
- Разве не знаете вы, что алчные люди постоянно охотятся за нашим золотом?!- он буквально метал искры из глаз и тряс от негодования бородой.
Гном с молотом что-то пытался ему сказать, но тот не слушал.
- Да, вот, только мы не люди,- попыталась успокоить его Квакша Григорьевна.
Всё напрасно, разрядить атмосферу напряжения никому из них не удалось. Гном в ярости топнул ногой.
- Тем хуже для всех!- закричал он,- Значит, не только люди охотятся за нашим золотом! Признавайтесь, кто вы?! Или лишитесь жизни на месте!
Перепугавшись не на шутку, жаба спряталась глубоко в карман подруги, успев вскрикнуть до того: «Ой! Мама!»
Квакша Григорьевна тряслась самой крупной дрожью, отчего карман одежды Кикиморочки ходил ходуном.
Сама Заморочная не испугалась ни гномов, ни криков. Она бесстрашно выступила вперёд и спокойно сказала:
- Ты чего шумишь? Мы в гости пришли. Из самого тридевятого царства проделали путь! А вы! Не очень-то любезно встречаете благородных дам из высокого общества. Ай-я-я-й! Как не стыдно?
Не найдя, что сказать в ответ, гном топнул ногой во второй раз, махнул рукой и предпочёл ретироваться.

***
Впервые гномы не смогли решить, как им поступить с пришедшими к ним неожиданно, незваными гостями. Они собрали совет, много выступали друг перед другом и спорили. Решили проголосовать. И тут, выяснилось, что ровно половина из них против постороннего присутствия, а вторая половина за их пребывание.
Коротышки едва не подрались между собой. Как вдруг, вперёд вышел самый древний гном. Все жители подземных гор очень доверяли ему и слушались во всём. Вот, и на этот раз, гномы навострили уши, чтобы услышать, что же объявит самый мудрый из них.
- Подойди ко мне, кем-бы и из каких земель ты не являлась!- торжественно приказал он.
Заморочная не стала перечить. Она послушно приблизилась.
И тогда гном, голова которого была кикиморе по пояс, продолжил:
- Много смуты и раздора принесла ты с подругой своей в наш дом. И всё же, мы – гномы, готовы принимать вас у себя в качестве гостей. Но при одном условии. Что поклянётесь вы никому и ничего не рассказывать о том, что здесь увидите. Согласны ли вы на такое?
Ради этого момента, даже Квакша Григорьевна перестала дрожать и высунулась из кармана по пояс. Подняв обе лапки вверх, она первой заговорила:
- Я вообще никого здесь не знаю, поэтому клянусь ничего не рассказывать.
- Клянёмся!- подключилась и Кикиморочка,- Никому! Ни при каких обстоятельствах!
- Значит, вопрос решённый. Оставайтесь, но помните о данной вами клятве, иначе большую беду накличете до конца своих дней!
Произнеся это, гном покинул собрание, вновь взявшись за огранку ювелирных камней.
Другие гномы последовали его примеру, вернувшись к отложенным на время работам. Больше ни один из них не обращал внимания на присутствие кикиморы и жабы.
- А о каких бедах говорил этот старичок?- взволнованно поинтересовалась Квакша Григорьевна.
- Да, какая разница?- легкомысленно отмахнулась Заморочная,- Мы ведь всё равно никому и ничего не собираемся рассказывать.
- Ой, а я теперь в этом не совсем уверена. Я вот, подумала. А вдруг, кто-то спросит? Я к тому времени забуду про клятву, возьму и всё расскажу со всеми подробностями.
Жаба сама себе закрыла лапками рот, серьёзно опасаясь такой возможности.
И всё равно, кикимора ей не поверила.
- Не бойся, я буду рядом. Не дам тебе рассказать!- уверенно сказала она.
Квакша Григорьевна расчувствовалась от её слов.
- Спасибо. Ты настоящая подруга,- сказала жаба.

***
Прошло не так много времени с тех пор, как гномы разрешили кикиморе с жабой остаться у них. Всего несколько часов, если быть более точными. Горные жители окончательно успокоились на их счёт, когда убедились, что ни свет жёлтого металла, ни блеск драгоценных камней, не прельщают ни одну из гостий. Более того, созерцая равнодушно находки гномов, они искренне недоумевали, зачем нужно столько богатства?
- От всех этих ваших сокровищ, одна головная боль,- подвела итог Квакша Григорьевна,- Кажется, у меня она и правда начинает болеть.
- Это из-за шума. Или постоянных стуков,- согласилась Кикиморочка.
Подруги вначале с интересом следили за однообразной работой горных обитателей. Но она оказалась настолько однообразной, что совсем скоро их интерес угас.
Лишь перед сном, гномы объявили о наступлении вечера. Они как по команде отложили в сторону инструменты и принялись праздновать ушедший день.
Рачительные хозяева горы выкатили из потаённых уголков пещеры деревянную бочку, наполненную волшебным элем. Пара крепких коротышек, торжественно вынесли специальные для таких случаев кружки. Напиток щедро разлили по кружкам и раздали каждому участнику празднования.
Довелось попробовать волшебного эля и двум подружкам. Пенный, полупрозрачный, он так и манил, чтобы его поскорее отведали.
- Ты поняла что-нибудь?- спросила Кикиморочка у жабы, после сделанных пары глотков.
- Не-а,- отрицательно замотала та головой.
Они отпили ещё пару глотков, потом ещё, но так ничего и не поняли, пока одной из них не захотелось встать.
- Помоги мне! Мои ноги! Они не слушаются меня!- запаниковала Квакша Григорьевна.
- Ерунда! Как могут ноги не слушаться?!
Но, попытавшись встать, Заморочная поняла, что Квакша Григорьевна говорит правду.
- Колдовство какое-то,- произнесла Кикиморочка.
Она огляделась по сторонам и увидела, что никто из гномов тоже не перемещается никуда. Коротышки посильнее, ещё сидели, другие лежали вповалку, а кое-кто даже уже храпел.
Следом за ногами, начались странности в голове. Куда-то прочь улетели тревоги и волнения. Вместо этого образовалась лёгкость и полная безмятежность.
- Подумаешь, ноги! Зачем они вообще нужны?- заявила в следующую секунду кикимора.
И всегда осторожная Квакша Григорьевна как то слишком быстро с ней согласилась:
- И то, правда! Хорошо сидеть на одном месте.
- Знаешь, а я давно хотела тебе сказать, что ты моя лучшая подруга на свете,- неожиданно призналась Заморочная.
- Правда?! А ты – моя!- жаба обняла лапкой нечисть.
Так они и сидели, переполненные чувством любви друг к другу, пока не уснули.
А проснувшись так и не поняли, какое время суток наступило на земле. Над ними по-прежнему нависал каменный потолок пещеры.
- Как же мы теперь? Всегда без неба будем жить?- горько вздохнула жаба,- Соскучилась я по солнцу.
- Я и сама скучать начала.
Обе подруги немного всплакнули. Затем, обнаружили, что чувствуют свои ноги, как и прежде, и попросили кого-то из гномов вывести их за пределы пещеры.
Никто из коротышек не стал уговаривать кикимору с жабой ещё погостить. Наоборот, все с облегчением вздохнули.
Напомнив на прощанье о данной подругами клятве, хозяева гор пожелали им счастливого пути. Они поручили самому младшему гному проводить гостей, чтоб не заблудились в лабиринтах. А сами занялись привычными работами.

4.
Как ни странно, снаружи было раннее утро.
- Скажи, а с гномами мы тоже получается не друзья?- спросила Квакша Григорьевна.
- Да, ты сама посуди. Они живут лишь ради богатства. А мы?!
- А мы?- повторила жаба за Кикиморочкой.
Та многозначительно посмотрела на подругу и ответила:
- А мы - нет! Вот, и выходит, что интересы у нас совсем разные. Как дружить, если мы их не понимаем? Конфликт может выйти!
- Точно! Конфликт запросто может выйти.
Было видно, что жабу мучает ещё один вопрос. Кикиморочка делала вид, что не замечает этого. Тогда Квакша Григорьевна задала его сама:
- А зачем ты нас благородными дамами-то назвала?
- Тебе что, не понравилось разве?- усмехнулась кикимора,- Я думала, что тебе понравится побыть немного важной и значимой. Хотя-бы здесь! Хотя-бы на время! Никто не знает кто мы на самом деле. Так, почему бы чуточку не приукрасить?
- Ну, это можно,- согласилась Квакша Григорьевна.
Они отошли от пещеры примерно на двести метров. Квакша шла своим ходом. Видимо из-за своего маленького роста, она и заметила первой что-то блестящее в траве. Нагнулась и подняла.
- Ой! Смотри, что я нашла!
Жаба протянула кикиморе золотую брошь в виде клевера с четырьмя искусно выделанными листочками.
- Наверняка гномы обронили,- сказала Заморочная, хорошенько рассмотрев украшение.
- Надо вернуть. Пойдём скорее, пока не ушли далеко!- заторопила Квакша Григорьевна.
Кикимора отрицательно покачала головой.
- С ума сошла?! Ты помнишь, сколько там ходов и проходов было?- сказала она,- Заблудимся мы там. То ли найдут нас гномы, а то ли нет. Не пойдём мы обратно.
- Ой, а что же делать?
- Оставим на память. Мы же не украли это украшение, а нашли. Значит, возьмём на память, как сувенир.
Квакша Григорьевна заулыбалась:
- Какое красивое слово - сувенир. Пускай нам удачу принесёт.
Едва Кикиморочка успела положить брошь в карман, как послышалось лошадиное фырканье совсем рядом с путницами.

***
Кикиморочка повернулась в сторону фыркающей лошади, а в следующую секунду истошно заорала:
- А-а-а! Чудовище железное! Спасайся!
Тут и Квакша Григорьевна обернулась. Она увидела гнедую лошадь с всадником, сплошь из железа. Зрелище было столь устрашающим, что жаба упала в обморок.
- Не бойтесь меня!- увещевал железный наездник,- Я не причиню вам никакого вреда.
Голос его звучал гулко, будто кто-то из колодца говорил. Кикиморочка ему не поверила. Схватив валявшуюся без чувств подругу, нечисть припустила что было сил прочь.
Всадник вдарил шпорами в бока и бросился в погоню. Он всё ещё продолжал уговаривать, не бояться его.
- Я всего лишь странствующий рыцарь! Без страха и упрёка!
- Отстань от нас чудище! Откуда мне знать, что ты не врёшь?!- крикнула в ответ Заморочная, не сбавляя скорости.
- Я докажу! Только ты остановись! Мне трудно снять шлем на ходу.
- Сам остановись, сначала!
- Хорошо! Согласен!
Наездник и вправду остановил лошадь. Затормозила и кикимора.
Сохраняя дистанцию, она приказала:
- Ну, давай теперь, показывай! Посмотрим, какой ты рыцарь.
Железный человек потянул руки к голове. Он честно попытался снять шлем, но что-то пошло не так. Вторая попытка тоже не увенчалась успехом.
К тому времени, жаба пришла в себя.
- А что здесь происходит?- спросила она.
И услышала в ответ:
- Помогите мне! Шлем заклинило. Кажется, я застрял.
Жалостливое сердце Квакши Григорьевны сразу же сработало.
- Правда, давай поможем, а?
Только Кикиморочка осталась непреклонной.
- Да?! А если это коварная уловка, что тогда? Ты сможешь одолеть железное чудовище?
После очередной попытки стянуть с себя проклятый шлем, всадник попросту свалился с лошади. Завалившись, словно огромная божья коровка, он изо всех сил старался подняться. Но, и это у него не получалось.
- Помогите мне!- вновь взмолился он,- Если вы мне не поможете, я погибну!
После этих слов, жаба приняла для себя твёрдое решение.
- Ты как хочешь,- сказала она кикиморе,- А я не могу оставаться равнодушно в стороне. Я ему помогу.
Как она представляла себе свою помощь, было не понятно. Ведь, рыцарь был в несколько сотен раз больше неё самой.
Демонстративно громко вздохнув, Кикиморочка тоже двинулась на выручку. Вместе, подруги сумели поднять человека, с головы до ног закованного в железные доспехи. А Заморочная ещё и злополучный шлем смогла с него снять, за что он возблагодарил свою спасительницу, и небо, и каких-то святых.
Рыцарь оказался уже не молодым, седовласым мужчиной, с уныло свисающими усами.

***
- Так, вот, ты какой! Рыцарь.
Кикиморочка внимательно вглядывалась в лицо мужчины. Тот покраснел от столь пристального осмотра. А жаба всё скакала вокруг шлема, брошенного прямо на землю.
- Как такое можно носить?! Зачем?- недоумевала она.
- Нам полагается, чтобы сразу все видели, что ты рыцарь,- пояснил человек,- И очень всё это помогает в сражениях с противником. Так, что без шлема и железных доспехов, нам никак нельзя.
- Ой, а у вас что? Война, да?- с сочувствием спросила Квакша Григорьевна.
- Сейчас нет. Но бывает!
Рыцарь поднял шлем, прикрепил его к седлу и, громыхая доспехами, неспешно повёл за собой под уздцы лошадь, по склону вниз. Подружки пошли за ним, продолжая расспросы.
- А если нет войны, то почему вы здесь? Почему не отдыхаете дома?- захотела окончательно прояснить всё для себя Кикиморочка.
- В мирное время мы должны странствовать, дабы помогать всем утеснённым и обиженным, во имя справедливости. Такие правила у рыцарей, и я их чту. О, прекрасные дамы! Как хорошо, что я вас встретил. Кстати, кто вы? И что тут делаете?
Кикиморочка в очередной раз представила их обеих:
- Мы гостьи из тридевятого царства-государства. Путешествуем. Я – Кикиморочка Заморочная из очень влиятельного, знатного рода кикимор. А это моя подруга и незаменимая советчица, наимудрейшая жаба Квакша Григорьевна.
Квакша Григорьевна успела привыкнуть, что с каждым разом её титул повышается, поэтому отнеслась вполне спокойно, будто всё это сущая правда.
Рыцарь проникся от речей кикиморы, остановил лошадь и встал перед путницами на одно колено.
- Сочту за честь служить вам до последнего вздоха!- сказал он,- И если потребуется, умереть за вас в бою!
- Вы в своём уме?!- жаба вытаращила глаза на героя.
Её перебила Кикиморочка, опасаясь, что подруга всё испортит.
- Так рьяно служить, пожалуй, не стоит. Нам чужие смерти здесь ни к чему,- возразила она,- А вот, к королю проводить было бы не плохо.
- Клянусь! Доставить вас в замок нашего славного короля, любой ценой!- пообещал благородный рыцарь.

***
Путь до замка был не близким. Сделали привал на маленькой полянке.
Заморочная помогла снять доспехи с рыцаря, по его просьбе. А жаба достала волшебное ведро вырастайка, воды разливайка и наворожила небольшое болотце с камышами и стрекозами.
За короткое время, поляна сделалась идеальным местом отдыха для всех. Кикимора с Квакшей Григорьевной плескались в воде. Лошадь мирно паслась, пощипывая травку. Рыцарь разминал мышцы, делая зарядку в простой рубахе и кальсонах.
Неожиданно, солнце загородило неприветливое облако. Над поляной, с диким хохотом и улюлюканьем, пронеслись три женщины в широкополых шляпах, на мётлах.
- Кто это? Откуда?- заволновалась Квакша Григорьевна.
- Это здешние обитательницы. Местные ведьмы,- пояснил рыцарь.
- А они ничего нам не сделают?- не успокаивалась жаба.
Но, доблестный герой поспешил заверить:
- Не беспокойтесь, прекрасные дамы. Сейчас я произнесу святое заклинание, и их страшные чары развеются.
Он воздел руки к небу, громко и чётко произнося заговор:
- От чистого креста! От звонкого меча! Сгиньте и падите злые козни тёмных сил! Добром заклинаю! Слова мои, как печать нерушимую прилагаю!
Из леса послышались злобные проклятья и треск ломаемых веток. Тот же час, солнце снова вышло из-за облака.
Дальше ведьмам пришлось идти пешком, с мётлами наперевес.
Не прошло даром заклинание и для Кикиморочки. Что ни говори, а кикиморы порождение тёмных сил. Поэтому, почувствовав, как её плющит от произносимых слов, Заморочная крепко заткнула уши, а затем погрузилась на самое дно болота. Выждав более благоприятный момент, она поднялась на поверхность и попросила:
- Ты поосторожнее с заклинаниями, дядя.
Рыцарь немало удивился, пообещав в следующий раз не злоупотреблять своими знаниями против нечисти.

***
Сколько ни отдыхай, а идти, потом, придётся всё равно.
Квакша Григорьевна вернула болото обратно в ведёрко. Рыцарь облачился вновь в железные латы, не без помощи Кикиморочки, разумеется. Даже лошадь, и та поняла, что привал окончен, потому перестала жевать траву.
- Какая жалость, что пришло время покидать такую чудесную полянку. Так хорошо отдохнули,- сказала жаба.
И все с ней согласились. Путники ещё раз оглядели внимательно место, чтобы убедиться, что никто, ничего не забыл.
- Действительно всё собрали,- подытожил рыцарь,- Следуйте за мной!
Для ровности шага, он начал отсчитывать: «Ать-два! Ать-два!»
Но кикимора его перебила:
- Вы сбиваете меня с пути, своим ать-два! Лучше песню хоть какую-нибудь нам спели бы.
Рыцарь по-молодецки расправил усы, принял бравый вид, и залихватски запел:
- Во славу короля! Тру-ля-ля! Тру-ля-ля!
Готовы победить мы, любого дураля!
Нам не страшны драконы, когда дрожит земля
И биться все готовы, во имя короля,
Тру-ля-ля! Тру-ля-ля! Ля-ля-ля!
А если пожелает жениться наш король,
Из под земли доставим ему таких красоль!
Тру-ля-ля! Тру-ля-ля! Ля-ля-ля!
Кикиморочка с Квакшей Григорьевной не дожидаясь, чем закончится песня, зашлись от хохота.
- Что это за красоли?! Хи-хи-хи! Ха-ха-ха! Ки-ки-ки-ки!
Кикимора от смеха схватилась за живот, не отставала от неё и Квакша Григорьевна.
- У-ха-ха! Не могу больше!- хохотала жаба,- С дуралями они собрались воевать! Кто это вообще могут быть такие?! Ха-ха-ха! От твоей песни со смеху лопнуть не долго! Ха-ха!
Один рыцарь не нашёл ничего смешного в том, о чём пел. Он не стал ничего объяснять, опасаясь быть окончательно непонятым. И в дальнейшем, отвечал односложно, только да или нет на вопросы. Одним словом, сделался скучным.
Они приближались к территории замка, когда, где-то, в противоположной стороне протрубили из рога. Рыцарь засуетился, надел на голову шлем, вскочил на лошадь и, выхватив меч из ножен, крикнул двум путницам:
- Дальше вы и без меня дойдёте! А мне дан сигнал, явиться на сборы, в поход! Во славу короля! Во имя короля! Ура!!!
И он ускакал, так что, ни кикимора, ни жаба больше его не видели.
- Странный он какой-то,- сделала свой вывод Кикиморочка,- Интересно, у короля все рыцари такие, как будто не в себе?
Квакша Григорьевна хотела что-то сказать, но Заморочная её перебила:
- Вот, только не начинай снова спрашивать друзья мы с ним или нет? Мой ответ – нет! Потому что он человек военный. Его жизнь это один сплошной поход с именем короля.
- А я и не спрашиваю. Я полностью с тобой согласна,- откликнулась жаба,- Просто у меня лапки устали шагать. Можно у тебя в кармане посидеть?
Кикимора подняла её с земли и переместила в карман, отчего Квакша Григорьевна удовлетворённо квакнула.

5.
Замок возвышался над равниной как скала, или продолжение скалы, на самом высоком утёсе. Внизу располагалось поселение не то горожан, не то фермеров. А может и тех и других, вместе взятых, потому что сразу за поселением простирались поля и луга. На лугах мирно паслись белые, кучерявые овечки. В целом, место открывалось довольно живописное.
Игнорируя поселение, Кикиморочка нацелилась сразу на замок.
- Наверняка, король именно там проживает,- сказала она, стараясь снизу разглядеть получше здание,- Вот, доберёмся туда, и будем отдыхать.
- Да! Отдыхать хорошо. Люблю отдыхать,- высказалась Квакша Григорьевна.
То обстоятельство, что она по сути уже отдыхала в кармане, в расчёт ею не бралось.
Ловко взбираясь по узкой тропинке, между камней и порослей на утёс, кикимора только сейчас начала поглядывать на постройки жителей внизу.
- А ничего так! Миленько,- подметила Заморочная,- Не плохо король здесь устроился.
Квакшу Григорьевну наоборот пугал вид свысока, потому, она предпочла промолчать и по возможности не смотреть на простирающиеся дали.
И всё же, сходу в замок попасть не удалось: входные ворота были крепко-накрепко закрыты.
- Эй! Есть тут кто живой?!
Кикиморочка забарабанила кулачками по дереву.
- Я бы помогла тебе, но что я могу сделать своими лапками?- сетовала жаба.
Поскольку за воротами никто не спешил открывать, Заморочная принялась бить ногами. Стук стал звучать чуть громче.
Наконец какой-то стражник обратил на них внимание.
- Кто вы такие? Чего вам здесь надо?- строго спросил он, разглядывая путниц сверху.
- Мы пришли из тридевятого царства-государства! К королю!- крикнула кикимора в ответ.
Стражник немного помолчал, соображая, как сопоставить для себя полученную информацию. Потом опять спросил:
- Так, вы послы что ли?
- Да! Да!- загалдели в два голоса радостные подруги.
- Так бы сразу и сказали.
За воротами, что то лязгнуло и массивное ограждение не без труда приоткрылось, впуская Кикиморочку и жабу.

***
Король, восседая на троне, как и полагается всем королям, как раз дожёвывал булочку с изюмом. Двери в тронный зал открылись и его известили о прибытии послов, требующих с ним аудиенции.
- Ну, что это такое?! Никогда не могу побыть в гордом одиночестве, как мне хочется!- капризно произнёс король,- Вечно кто-то требует аудиенции! Что за жизнь у меня?!
Он поправил корону на голове, смахнул с мантии крошки от булочки, взял в руки скипетр, а затем, распорядился:
- Прикажите, пусть войдут!
Квакша Григорьевна ради приличия выбралась из кармана и теперь шла своим ходом. Соблюдая правила этикета, она то и дело галантно кланялась, вышагивая по ковровой дорожке. За ней без поклонов следовала Кикиморочка. От самого порога, заметив человека в мантии и короне, Заморочная приветствовала его на свой манер:
- Ну, здравствуй, король! Как ты тут поживаешь?
С таким обращением, венценосный особа ещё не был знаком.
- Хм! Очень интересно,- буркнул он,- Откуда такие послы свалились на мою голову?
Было не понятно, из-за острого слуха, или наугад Кикиморочка ответила:
- Мы из тридевятого царства-государства. Явились к вам, дружеские отношения налаживать.
- Очень хорошо, что дружеские. А то, мы устали здесь от войн, какие были и будут. Только представьтесь, кто вы такие? Вы-то знаете, что я король. А кто вы, я не знаю.
Кикимора шлёпнула ладонью себя по лбу.
- Как я могла забыть представиться?!- воскликнула она,- Ваше величие, сейчас всё исправлю! Я – Кикиморочка Заморочная, из высокородного семейства кикимор. Со мной Квакша Григорьевна, из не менее высокородного, уважаемого семейства жаб.
Квакша Григорьевна обуреваемая чувством гордости, присела в самом глубоком реверансе перед королём.
- Ну, что ж! Замечательно!- обрадовался тот,- Теперь, я знаю, кто вы такие. И устраиваю вечером бал в вашу честь! А сейчас, ступайте, отдохните. Набирайтесь сил, потому что танцевать придётся много.
Пока король потирал руки, Кикиморочка не нашлась, что ответить. Поэтому, за неё ответила жаба.
- Премного благодарны вам, Ваше Величество,- сказала Квакша Григорьевна,- Это большая честь для нас.
После этого, она привстала из реверанса и попробовала попятиться к выходу, стремясь покинуть тронный зал.
- Да! Я присоединяюсь к словам моей подруги. Мы благодарны и всё такое. Вечером, непременно явимся на бал.
Заморочная, немного грубо подхватила на ходу Квакшу Григорьевну, усадила её в карман и без церемоний удалилась.
- Вот, это темперамент!- выдохнул король, не решив для себя окончательно, как относиться к данному поведению.

***
- Слушай! Ты знаешь, что такое бал?- спросила кикимора жабу.
Обе сидели на чуть ли не королевских кроватях, в одной из комнат замка, которую распорядился выделить для них король.
- Не знаю я ничего, ни про какой бал,- отрицательно покачала головой Квакша Григорьевна,- Я же вместе с тобой прибыла из болота. Откуда мне знать?
- Он вроде сказал, что то про танцы. Узнать бы заодно, что ещё и это такое. Уж мы бы постарались, подготовились!
Кикиморочка даже ударила кулаком по перине с досады.
- А может быть это даже хорошо, что мы ничего не знаем?- предположила жаба,- Когда не знаешь, крепче спишь. Что-то мне так спать захотелось!
Она попробовала поправить пуховую подушку, откровенно великоватую для неё. Перевернулась на бок, отвернувшись от Заморочной к стене. Вскоре послышался её равномерный храп.
- Везёт же кому-то,- позавидовала кикимора.
Ей самой, спать вовсе не хотелось. При свете дня, мешало солнце, заглядывающее в оконный проём.
- Пойду, осмотрюсь,- решила для себя нечисть.
Она спрыгнула с кровати на пол, застеленный волчьей шкурой. И вышла из комнаты, плотно закрыв дверь.
Гуляя по коридорам, Кикиморочка рассматривала висевшие вдоль стен щиты с различными гербами, а так же, совала свой любопытный нос во все потайные уголки. Она и сама не заметила, как и когда оказалась в секретной комнате для подслушивания разговоров из тронного зала.
По-видимому, король опять был не один. Вот, что услышала кикимора.
- Сегодня вечером будет бал. Я хочу, чтобы вы пришли, дорогая тётушка, крёстная фея.
Посетительница тяжело вздохнула.
- Стара я, стала для балов,- сказала она,- Ноги уже едва передвигаю. Не до танцев мне, любимый мой крестничек. Да, и не о том думает твоя королевская голова, о чём следует думать.
- О чём же должна думать моя голова? Научите меня крёстная. Ведь вы такая умная.
Собеседнице понравились лестные слова. Она от души посмеялась, а потом произнесла:
- Полно тебе, крестничек, приумножать мои умственные способности. Скажи лучше, какова ситуация с великаном Гренделем? Этот жуткий людоед снова съел несколько твоих подданных?
- Да, крёстная. Чтоб он подавился когда-нибудь!- высказался король раздражённо,- Если так и дальше дела пойдут, то у меня скоро подданных не останется. Однажды он придёт, чтобы и меня сожрать! Как его остановить?!
- Успокойся,- посоветовала фея,- Наслышана я, что у великана есть дочка взрослая. Женись на ней.
Король не на шутку испугался.
- Ты предлагаешь мне жениться на великанше?! Дочери Людоеда?! Но, я её совсем не люблю! Я её даже не видел ни разу! А вдруг, и она начнёт, есть моих подданных?!
- Не начнёт,- опровергла опасения короля добрая фея,- Ведь, после замужества, они станут и её подданными. Мы научим твою жену заботиться о своём народе. А любовь – это такой пустяк! Я сотворю её,для вас двоих, волшебной палочкой. Так что, решай!
Король всё ещё сомневался в необходимости связать себя узами брака.
- Мне кажется, я ещё молод, жениться,- привёл он последний аргумент.
На что фея тут же парировала:
- У тебя вся борода седая. О какой молодости ты ведёшь речь? Зато, если женишься, не придётся собираться на войну против великанов. Твои враги станут союзниками. Государственное дело решится!
Не имея больше доводов к сопротивлению, король сдался.
- Так и быть, я женюсь,- отмахнулся он устало.
Посчитав, что услышала более, чем достаточно, и опасаясь быть застуканной за подслушиванием, Кикиморочка покинула тайное место.
«Какой накал страстей в этом замке!- подумала нечисть,- Интересненнько, что дальше будет? Нужно Квакше Григорьевне обо всём рассказать»
Но, порассуждав ещё немного, передумала: «Не нужно ей пока ничего говорить, а то, она чересчур чувствительная»

***
Заморочная хорошо ориентировалась на новом месте. Она запомнила все места, куда совала свой длинный нос. Потому, благополучно вернулась в комнату, где её поджидала проснувшаяся Квакша Григорьевна.
- Ты где была?!- накинулась на кикимору жаба,- Я едва с ума тут не сошла, пока тебя ждала! Проснулась, а тебя нет!
- Я просто побродила по коридорам. Скучно было, вот, я и пошла,- пожала плечами нечисть.
Квакша Григорьевна хорошенько вглядывалась в лицо подруги.
- Ты что-то узнала,- заявила она,- Я слишком хорошо тебя знаю. Рассказывай, что здесь произошло, пока я спала?
- Ровным счётом ничего! Это правда!
Почему то Квакша никак не хотела ей верить, и под натиском, Кикиморочка всё же поведала обо всём, что слышала.
- Какой ужас!- от полученной информации, жаба схватилась обеими лапками за голову,- Это катастрофа, жениться без любви! Мы должны помешать этой свадьбе!
- Может быть, не стоит нам лезть в их государственные дела?
- Нельзя быть такой равнодушной,- Квакша Григорьевна укоризненно посмотрела на Кикиморочку.
Таким образом, обе сошлись на том, что свадьбу непременно нужно расстроить. Они немного поломали головы над тем, как это сделать, пока не пришли сперва костюмер, а после цирюльник.
Первый тут же снял с них мерки и скроил два бальных, пышных платья с рюшками. Кикимора надела его, прямо не снимая своих одежд. Цирюльник завил ей завитушки и впервые за несколько сотен лет причесал. На жабу он просто нацепил парик из уложенных в причёску локонов.
Посчитав, что сделали достаточно, оба мастера удалились.
А подруги, посмотрев друг на друга, несказанно развеселились.
- У-ха-ха! У-ха-ха! Какая ты смешная!- смеялась Квакша Григорьевна.
- Ки-ки-ки! Хи-хи-хи! А ты не лучше!- вторила ей Кикиморочка.
О чём-то вспомнив, нечисть приподняла подол бального платья и достала брошь в виде клевера из кармана. Она прицепила украшение на самом видном месте, на груди.
А совсем скоро, двух жительниц болот торжественно пригласили к началу бала.

***
Было уже довольно темно, замок освещался факелами. Когда Квакша и кикимора вошли в зал, там играла незатейливая, средневековая музыка. Под неё танцевали все приглашённые, знатные гости короля. Танец больше походил на хождение по залу и прокручивание партнёрш вокруг своей оси. В другом зале, по соседству, были накрыты столы. Все желающие могли пировать в своё удовольствие.
Сам король как обычно сидел на троне и скучал. При нём находилась не молодая особа, крепко сжимавшая в руках какую-то палочку. Она что-то говорила королю и приторно улыбалась. Им обоим прислуживали мальчики пажи: то поднося, то унося угощение или вино.
«Наверняка, это и есть его тётушка крёстная фея, которая хочет обстряпать дело со свадьбой»- подумала Кикиморочка.
Заметив вновь прибывших подруг, король заметно оживился. Он захлопал в ладоши и громко провозгласил:
- А вот, и наши гостьи! Из тридевятого царства!
Музыка смолкла. Все присутствующие разом перестали танцевать, но ненадолго.
Заиграла новая музыка и танцы возобновились. А король подозвал к себе ближе кикимору с жабой. Он из вежливости поинтересовался, хорошо ли они отдохнули с дороги, потом последовала ещё пара пустых фраз по этикету, пока внимание правителя не привлекла брошь, украшавшая платье Кикиморочки.
- Какая чудная вещица!- умилился король,- Откуда она у вас? Это золото?!
- Да, чистое золото!- ответила за подругу жаба,- У нас целая история с этой брошью произошла. Представляете?! Гостили мы у…
- Кузнецов!- вставила быстро своё слово Заморочная.
- У каких кузнецов?- не сразу поняла Квакша Григорьевна.
- У наших! Из тридевятого царства. Самых мастеровитых кузнецов.
Кикиморочка всячески подмигивала жабе, чтобы она, наконец, вспомнила про клятву и подключилась к её версии рассказа.
До Квакши Григорьевны всё-таки дошло, что едва-едва не проболталась.
- Ах, да! Они такие мастера! Наши кузнецы. Что без истории там не могло обойтись,- поправилась жаба,- Что-то так душно стало. Мне бы водички.
Услужливый паж поднёс ей кубок. Только вместо воды, в нём оказалось вино. Со страха, Квакша Григорьевна осушила всю ёмкость, даже не заметив разницы. А закончив пить, тут же окосела.
Дальше всё стало ещё хуже, потому что Квакшу понесло на более серьёзные, откровенные разговоры о том, что очень плохо жениться, если не любишь свою будущую жену. Тётушка нахмурила брови. Она едва сдерживала себя, чтобы не применить палочку по назначению и не ударить ею говорящую жабу.
- Кто вас подослал?!- злобно зашипела крёстная фея. Ваше Величество, это враги королевства! Прикажите схватить и отрубить им головы!
Поняв, что положение сделалось критическим, а это уже никакие не шутки, Кикиморочка схватила плохо соображавшую, осоловевшую подругу и бросилась бежать.
Сзади послышались приказания короля, чтобы стража никого не выпускала за ворота.
Как в дурном сне, кикимора изворачивалась от тех, кто пытался её поймать. Ещё мешался подол длинного платья. Пришлось его беспощадно оторвать, так что осталась лишь верхняя часть от него, с брошью в виде клевера.
От Квакши Григорьевны не было никакой помощи в побеге. Она беспомощно болталась в руке кикиморы из стороны в сторону. Давно где-то потерялся при тряске её парик. Похоже, от движений Кикиморочки, жабе становилось только хуже. Но времени, на то, чтоб привести беднягу в чувство совсем не было.
Заморочная каким-то чудом оставалась непойманной. От отчаяния, не желая быть казнённой, она закричала:
- Баба Яга, Костяная Нога! Скорей выручай! Домой нас возвращай!
Кто-то из рыцарей или пажей изловчился, ударив её щитом прямо по голове. Перед глазами поплыли яркие круги.

6.
«Кажется, я в целости, сохранности»- не открывая глаз, Кикиморочка поочерёдно трогала руками то туловище, то голову.
Убедившись, что всё на месте, она втянула носом воздух. Пахло домом, сушёными травами и сваренной кашей.
Рядом слышались негромкие голоса.
- А откуда вы знаете, какие травы на что годятся?
- Они мне сами об этом рассказывают. А я запоминаю.
- Так, вы и с травами умеете говорить?!
- Да.
- Вот бы и мне так уметь! Уж я бы расспросила камыши!
Заморочная узнала голос Кваши Григорьевны.
Кикимора открыла сначала один глаз. Поводила им направо и налево. Потом, второй глаз. Осмотрелась. Всё в порядке, оказалось, что они не в замке, а в избушке Бабы Яги.
- Как мы здесь очутились?- спросила нечисть, приподнимаясь с импровизированной постели, расстеленной на полу.
- Она очнулась! Ура!- обрадовалась жаба пробуждению подруги.
- А что я тебе говорила?! Всё с ней будет в порядке!
Баба Яга толкнула локтем собеседницу, а затем указала на Кикиморочку.
Старушка прояснила ситуацию ничего е понимающей нечисти, поведав:
- Успела я вас вернуть в тридевятое царство, почти сразу после твоего призыва. Только перед тем, досталось тебе сильно, щитом по голове. Три дня без сознания лежала. Бредила.
- Да! Бабуся тебя отварами разными из трав поила. А я ей помогала,- с гордостью отметила Квакша Григорьевна.
Хозяйка избушки одобрительно улыбнулась.
- Хорошая у тебя подружка,- сказала она,- Всё время о тебе переживала.
- Это правда?- Кикиморочка посмотрела на засмущавшуюся жабу.
Что-то дрогнуло в её груди, чего раньше никогда не было, а на глаза накатили слёзы.
Обе подруги на радостях обнялись.

***
Кикимора и жаба по-прежнему сидели на болоте. По-прежнему по небу катило на своей колеснице солнце Даждьбог, освещая и согревая землю. Беспокойные стрекозы перелетали с места на место. А в камышах шумел листьями бродяга ветер. Всё было как раньше.
-А всё-таки, славно мы с тобой прогулялись. Столько всего увидали в тридесятом королевстве!- сказала Квакша Григорьевна.
- И не говори! Увидели мы много,- согласилась Кикиморочка.
- Жалко только, что друзей-то мы с тобой так и не нашли.
Квакша горько вздохнула, а Заморочная достала из кармана брошь, как напоминание обо всём, что с ними случилось в путешествии.
- Подумаешь, не нашли,- отмахнулась она,- Зато, какие мы с тобой подруги!
- Это да!- поддакнула жаба.
Она посмотрела на кикимору влажными глазами и произнесла:
- А знаешь?! Ты моя самая любимая подруга на всём белом свете! И другой мне не надо.
- А ты - моя! Самая любимая жаба!
Переполняемые данным открытием, они придвинулись поближе на одну кочку. Так, и просидели рядом, не проронив больше ни слова до самого вечера. Ведь для настоящих друзей, порой не нужно никаких слов. Им просто хорошо быть вместе.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 05.04.2021г. Татьяна Мюллер-Дунаева
Свидетельство о публикации: izba-2021-3059827

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


















1