Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Скиф. Книга 1. Воспитанник.


Скиф. Книга 1. Воспитанник.
Аннотация: Олег Найденов, попал в детский дом еще в младенчестве. Здесь он добился неплохих достижений в боксе, но спортивную карьеру променял на исторический кружок, в котором занималась его любимая девушка Зоя. Но счастливые дни закончились, когда в детском доме сменилось руководство. Олег Найденов и предположить не мог, что конфликт с новым заведующим, приведет к непоправимым последствиям,- потере любимой девушки. А его самого забросит в конец десятого века,- в тело воеводы князя Святослава Игоревича.

Глава 1.

- Ну что мне с тобой делать?- участковый Афанасий Мифодьевич Гурков, вынул из кармана носовой платок, вытерев им побритую под ноль голову и высокий лоб, по которому катились крупные капли пота. В участковом пункте милиции было душно, не смотря на открытые окна и постоянно работающий старенький вентилятор.
Афанасию Мифодьевичу недавно стукнуло пятьдесят четыре года. Вот уже более тридцати пяти лет он отдал службе в милиции и уже подумывал о том, чтобы уйти на заслуженный отдых.
- Вот скажи мне, Федор, за какие такие грехи, ты свалился на мою голову? Вроде бы, ты не плохой парень. Отслужил в морской пехоте. Ни пьешь, ни куришь, а постоянно в какие-то истории влипаешь.
- А что я таково сделал, дядька Афанас?- сидящий напротив участкового спортивного вида парень, постарался изобразить на лице невинное выражение.
- Я тебе сейчас не дядька!- стукнул кулаком по столу Гурков,- а товарищ капитан! И представляю я здесь законную власть! А ты в данный момент являешься задержанным.
- Ладно, ладно, гражданин начальник,- пряча улыбку, замах рукой парень,- что собственно вы мне инкриминируете?
- Ты бы помолчал!- продолжил напирать участковый,- вот посмотри,- он пододвинул к краю стола несколько исписанных корявым почерком бланков.
- Ни чего не разобрать,- задержанный покрутил в руках один из листков.
- Это конечно верно,- почесал затылок Афанасий Мифодьевич,- у нашего дежурного почерк как у врача,- но не в этом дело!- спохватился он, ткнув пальцем в центр бланка,- тут черным по белому написано, что в областную больницу обратились три гражданина, у которых диагностированы травмы различной степени тяжести.
- Ну а я то, тут причем?
- А притом!- участковый откинулся на спинку кресла,- что у двоих из них имеются спортивные разряды по боксу. А кто, кроме тебя в нашей глуши, может вырубить этих, чертовых, спортсменов?
- Значит свидетелей, нет?- сделал единственно правильный вывод парень.
- Были бы свидетели, я бы с тобой в другом месте разговаривал бы,- поубавил тон участковый.- Но ты не расслабляйся. Вот как срастутся у них челюсти, да дадут они показания, тогда и поговорим.
- Не беспокойтесь, дядька Афанас,- уверенно произнес Федор,- думаю, что если они и захотят говорить, то сообщат, что подрались между собой. Ну, или, поведают, как случайно упали…
- Уверен?- прищурил глаза Гурков.
- А, то,- усмехнулся задержанный,- у них у самих рыльце в пушку. И светиться им незачем. А то, ведь могут и огрести по полной программе, согласно уголовного кодекса…
- Ладно,- махнул рукой участковый,- иди пока, но не вздумай уехать, пока дело не решиться.

* * * * *

Федор Смолин, вышел на крыльцо административного здания, где кроме участкового пункта, располагались также кабинет председателя колхоза, почта и магазин. Прищурившись, он взглянул на стоящее в зените солнце, наблюдая за проносящимися в голубом небе стрижами. Возвращаться на работу, откуда его с утра забрал местный участковый совсем не хотелось.
После увольнения со службы, он вернулся в, ставший ему родным, поселок. Там и произошла история, заставившая его скрываться. Лучшего способа, чем подрядиться в бригаду шабашников, Федор придумать не смог.
На дворе стоял 1989 год. Страна, из последних сил, еще пыталась пробраться светлое будущее, под руководством партии и правительства. Еще чиновники потрясали воздух, объявляя соцсоревнование, обещая выполнить пятилетний план в три года. Но уже повсеместно выползали на свет, как грибы после дождя, кооперативы, подминая под себя торговлю. Уже потихоньку начался развал всех отраслей, в том числе и сельского хозяйства. Но еще, некоторые колхозы и совхозы, отчаянно пытались выжить в новых экономических условиях. Однако своими силами справиться они уже не могли. Молодежь потянулась за «длинным рублем» в города. А оставшиеся мужики погрязли в пьянстве, тем более, что кооперативные ларьки, были переполнены, ранее не виданными спиртными напитками с яркими этикетками, порой разливаемыми где-то в гаражах в антисанитарных условиях.
Поэтому вынуждены были председатели нанимать работников со стороны. Благо, возможностей и прав, в части расходования средств, у них ни кто не отнимал. Вот и заключали председатели договора на строительство хозяйственных объектов с временными трудовыми коллективами, или просто шабашниками. Оплата за их нелегкий трут проводилась, как говориться «не отходя от кассы, тут же и наличными.
Отношения деревенских жителей к наемным работникам, было самое разное. Большая часть мужиков относилась к ним негативно. В основном по причине того, что жены, постоянно ставили шабашников в пример своим пьющим мужьям. Ведь у пришлых мужиков работа спорилась. Кроме того, от шабашников имелась прямая выгода. У всех них водились деньги, а значит, можно было продать приезжим молоко, творог, мясо, свежие овощи или фрукты. Что по нынешним временам, когда доходы населения упали, было не маловажным фактором.
Женщины, в основном молодые, относились к шабашникам хорошо. Ведь среди них не редко попадались молодые крепкие не женатые парни. Этого добра на селе было ух как мало. Вот и бегали девки поглазеть на шабашников, а вдруг кому приглянется. А это был, чуть ли, единственный шанс покинуть ненавистную деревню.
Были, конечно, и другие бригады. Там собирался всякий сброд: пьяницы, дебоширы, не редко, ранее судимые. Но с такими «работниками», крупные хозяйства старались не связываться.
Федору повезло попасть в уже устоявшуюся бригаду. Руководил ею бывший военный, которого остальные звали просто “полковник» или Саныч. Был он мужиком жестким. Установил строжайшую дисциплину, и не терпел, ни каких безобразий. Потому жили все дружно. Если и выпивали, то в меру и только после работы. К тому же, они не причиняли деревенским жителям беспокойств. Ни пьянок, ни скандалов в их среде не наблюдалось. Да и старались они не показываться лишний раз на улицах.
Подредили бригаду Саныча на строительство силосной башни и поселили в пустующем доме на краю села. Жилище было, прямо скажем, никудышным. Крыша прогнила во многих местах. Сруб покосился. Территория вокруг заросла бурьяном. В большинстве окон были разбиты стекла, а то и вовсе отсутствовали рамы. Межкомнатные двери тоже уже успели прибрать предприимчивые граждане.
Но ни такой был человек Саныч. Он договорился с председателем колхоза, который подкинул строительных материалов. И вот, за несколько дней дом был приведен в божеский вид. Даже печь полностью перебрали. Теперь он представлял собой настоящие хоромы, не уступающие даже дому самого председателя.
« Грех в такую погоду, потеть на стройке,- подумал Федор,- тем более, что имеется уважительная причина не работать. Как ни как в милицию забрали»
Он решительно тряхнул головой и направился в сторону речки. Выбрав место, Федор скинул одежду и в одних трусах вошел в воду. Плавал он долго, наслаждаясь хорошо прогревшейся водой. Вдоволь накупавшись, он вылез на берег, растянулся на песке, закрыв глаза.

Глава 2.

На самом деле звали его не Федор Смолов, а Олег Найденов. Это имя дали ему в детском доме небольшого городка расположенного недалеко от Владивостока. В один из морозных октябрьских дней, нянечка нашла на ступенях детского дома небольшой сверток, в котором посапывал щекастый малыш. Стоило удивляться, что маленькое существо не замерзло. Такие события, на самом деле, были не редки. Потому нянечка, просто забрала ребенка и принесла его в кабинет заведующей.
Посмотреть на нового подопечного собрался, чуть ли, не весь персонал детского дома. Женщины с восторгом разглядывали крохотные пальчики, пухлые щечки, маленький носик, реденькие волосики. А ребенок и не думал смущаться. Почувствовав свободу, он тут же заболтал ножками, засмеялся и протянул свои ручки к заведующей.
- Бойкий мальчуган,- усмехнулась Лидия Михайловна,- надо придумать, как назвать?
- А что тут думать,- затараторила молоденькая медсестра Алена,- сегодня, какое число? Третье? Как раз день святого преподобного Олега Брянского. Значит, назвать его нужно Олегом. А фамилия пусть будет Найденов.
На том и порешили.
Так маленький Олег Найденов оказался в детском доме. Был этот детский дом не совсем обычным, среди подобных учреждений. Расположен он был за пределами поселка городского типа, примерно в трех километрах от него, окруженный лесом. На своей территории он имел все, что было возможно, и даже своя собственная школа.
Управляла им Королева Лидия Михайловна. Женщина строгая, во всех проявлениях. Бывший партийный работник, она имела в областной администрации огромные связи. Потому детский дом хорошо финансировался. Нужно сказать, что Лидия Михайловна, все, что поступало, пускала на благо своим подопечным. Она сама в жизни не взяла ни копейки и строго следила за тем, чтобы персонал не подворовывал. Таковых, она выгоняла без жалости.
Самих же подопечных она холила и лелеяла. В школе у нее преподавали самые лучшие учителя. Были открыты многочисленные кружки и секции.
Выпускники детского дома, с благодарностью вспоминали бывшую заведующую. Среди ее воспитанников были и инженеры, и артисты, и даже подающие надежды спортсмены.
Олег Найденов с самого детства увлекся боксом. К пятнадцати годам он набрал вес и мускульную массу. Олег даже занял первое место на областных соревнованиях. Но достигнув определенных успехов, к сожалению физрука, он бросил это занятие. Молодому человеку совсем не хотелось посвятить свою жизнь спорту. Теперь он увлекся историей.
Вел кружок учитель истории Казимир Иванович Пепеляев. Когда-то он заведовал кафедрой в университете. Молодой, для своей должности, ученый был абсолютно не согласен с общепринятой теорией норманнского образования Российского государства. Собрав вокруг себя единомышленников зав. кафедрой даже собрал материалы доказывающие, что основатель государства российского Рюрик, был внуком легендарного князя Гостомысла, князя Ильминских славян. После этого Пепеляев попытался опровергнуть устоявшуюся теорию. Но на него обрушилась критика со стороны именитых ученых. Это стоило Казимиру Ивановичу его места. И быть бы ему безработным, если бы не Королева. Она буквально подобрала молодого ученого с улицы и устроила его в детский дом на должность преподавателя.
Олегу Найденову нравилось слушать педагога на занятиях. Но особое удовольствие он испытывал на внеклассных занятиях. С каким азартом и, даже юмором, Пепеляев рассказывал об исторических событиях! Ученики, вместе с преподавателем не только обсуждали их, но пытались изменить в спорах, давно прошедшие события. Один из таких эпизодов особенно запомнился Олегу.
На том занятии его друг Мишка Завьялов делал доклад об Вещем Олеге.
- И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса ладьи. И когда подул попутный ветер, подняли паруса корабли и пошли к городу. Зрелище это устрашило, запершихся за высокими стенами греков. Замолили они о пощаде и предложили заключить мир. И согласились они платить дань по двенадцать гривен серебра на человека. И прибил свой боевой щит князь на ворота Царьграда. В результате появился первый договор Руси с Византией о беспошлинной торговле, в котором империя, фактически признавала Русь, равной себе. Последние годы Олег провел в сражениях. Существует придание, по которому князю было предсказано смерть от его верного боевого коня. Через много лет Олег вспомнил о боевом друге и приехал туда, где лежали его кости. Из конского черепа выползла змея. Ее укус оказался смертельным. Этот сюжет лег в основу баллады А.С. Пушкина.
- Хорошо, Миша,- похвалил докладчика Пепеляев,- садись. А теперь, давайте обсудим.
- А что тут обсуждать,- подняла руку Зоя Крошинина,- Миша все правильно сказал. Как говориться из песни слов не выкинешь. О Вещем Олеге, давно все написано…
- Неужели ни у кого не возникло вопросов?
Найденов завертелся на своем месте, осматривая товарищей. Видимо ни у кого вопросов не возникло. Тогда он робко поднял руку.
- У тебя есть вопросы?- заметил его движение преподаватель.
- Да,- поднялся Олег,- мне не дает покоя один вопрос. Ведь к моменту, якобы смерти, Вещего Олега, его воспитанник и сын Рюрика, Игорь, достиг возраста, позволяющего ему вступить на княжеский престол. Как-то все так совпало, просто поразительно.
- Вот именно!- воскликнул историк. В его глазах вспыхнул азартный огонек.- Молодец Олег, верно подметил.- Пепеляев, как обычно в таких случаях, заходил по кабинету.- Что мы, в сущности имеем.
На смертном одре Рюрик завещал своему сподвижнику Олегу, который не был княжеского рода, своего малолетнего сына Игоря. После смерти князя, Олег, став регентом, получил единоличную власть. Многие, на его месте, воспользовались бы таким случаем. Что ему стоило сделать так, чтобы воспитанник, как бы случайно погиб. Так нет же, он, наоборот, заменил ему отца и воспитал образованным, закаленным и мужественным. К девятьсот двенадцатому году Олег достиг таких вершин, при которых снискал любовь своего народа. Ведь он, в нескольких битвах победил извечных врагов Руси,- хазар, загнав их в степи. Он, почти бескровно, объединил в одно государство все племена. Он заставил самую мощную, на то время, империю,- Византию, считаться с русским государством. И вот в это самое время, этот великий человек умирает от укуса какой-то там змеи.
- А что не так?- не сдержавшись, перебила преподавателя Зоя.
- А вот давайте и разберемся. Напомню, что народная молва прозвала своего князя Вещим, что значит, знающий будущее, предвидящий будущее. Это прозвище дано ему было не зря. Не многим правителям, доводилось дожить до такого возраста. Князь пережил неоднократные покушения. Стоит вспомнить, как он отказался сам пить вино, поднесенное ему греками, и приказал не пить этого вина своим воинам. В вино, ведь было отравлено. И вот, он, какая беда, не смог предвидеть смерть от укуса змеи. Далее, что пишет наш великий поэт:
Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: «Спи, друг одинокой!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалекой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия,
Шипя, между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Пепеляев обвел всех торжествующим взглядом.
- Давайте рассмотрим данную ситуацию придирчивым взглядом. Если принять за «чистую монету», что князь был укушен «гробовой змеей», то встает вопрос, что это могла быть за змея? Ведь такого вида не существует. Первой кандидатурой на эту роль напрашивается обыкновенная гадюка, как самый яркий представитель Среднерусской равнины. Но вот беда. Факт, что укус гадюки в ногу, может вызвать смерть взрослого мужчины, вызывает большое сомнение. Статистически смертными бывает лишь пять процентов таких случаев, в основном среди детей, с небольшой массой тела. Если же представить, что кости коня лежали на территории, отбитой у Хазар, где-то в низовьях Итиля, или по новому,- Волги. То возможно на роль змея убившего князя можно примерить щитомордника. Его укус вызывает внутреннее кровотечение, и теоретически, может вызвать смерть. Но вот беда,- для взрослого мужчины, он тоже не смертелен. Кроме того все змеи не подползают близко к человеку. Они осуществляют один молниеносный бросок и тут же стараются уползти. А уж, чтобы обвить ногу, так это совсем невероятно. Вещий Олег, был как ни как, а русский князь. А правящая верхушка всегда была хорошо одета. Что в то время надевали на ноги князья? Это были червленые сапоги. Шили их из добротной кожи с голенищем до колена и расшивались тесьмой, жемчугом и камнями. Такую обувку не могла прокусить ни, какая змея.
- Так, что же,- вновь перебила историка Зоя,- все это простая мистификация? Но для чего?
- Все очень просто,- улыбнулся Пепеляев,- князь Олег, был человеком слова, может быть единственным в своем роде. Он обещал Рюрику, возвести его сына на престол. Он и исполнил свое обещание. Для того, чтобы народ принял нового князя, ему пришлось инсценировать свою смерть.
- А куда же делся сам Вещий Олег, если он не умер?
- Это доподлинно неизвестно. Но вот, что странно. Сразу после этого, в Полянских землях появился мудрый старец, удивительно похожий на бывшего князя. Он еще долго жил отшельником. На этом все. В следующий раз мы поговорим о князе Святославе Игоревиче.

Глава 3.

На этот раз доклад пришлось делать самому Олегу. Он подошел к этому делу со всей ответственностью. Несколько дней сидел в поселковой библиотеке. Затем корпел у себя комнате, записывая тезисы.
- Ну-с, молодой человек,- историк присел на края стола, глядя на Олега,- просим…
Олег уверенно поднялся, вышел к доске и повернулся в сторону класса. Десять пар глаз уставились на него. От этого на него накатилось какое-то оцепенение. А ведь никогда такого с ним не было. Сколько раз, при полных залах он выходил на ринг и ничего. А тут, почему-то растерялся.
- Не робей!- крикнул Миша Завьялов,- тут тебя ни кто не осудит, если ошибешься!
- Давай, начинай!- поддержали остальные ребята.
- Святослав,- неуверенно начал Олег,- был сыном князя Игоря и Ольги. Он рано потерял отца, убитого древлянами. Еще в малолетстве он осуществил первый поход вместе со своей матерью и отомстил за смерть отца. Четырех летний князь, вместо отца, начал битву. Сидящему на коне Святославу вручили копье, которое он просто уронил перед конем. Это было воспринято войском, как сигнал к началу атаки. Древляне были разбиты и покорились. Затем, Ольга, возложила воспитание сына на старого воина по имени Асмуд. От него Святослав получил навыки, пригодившиеся, в последствие, для военных походов. Он хорошо усвоил искусство боя, верховой езды, управления ладьями, физической подготовки, мастерством маскировки.
Олег запнулся, но собравшись с новыми силами, продолжил.
- Первые походы Святослава Игоревича были против Булгар и Хазар. Вот что говорит об этом летописец Ибн-Хаукаль,- Олег краем глаза глянул листки бумаги, которые держал в руках,- «Булгар, город небольшой, нет в нем многочисленных округов, и был известен тем, что был портом для упомянутых выше государств, и опустошили его русы и пришли на Хазаран, Самандар и Итиль, и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус… И ал-Хазар, сторона, и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нем многочисленные сады…, но вот пришли, туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма». Хазарский каганат пал перед натиском русского князя. Город Саркел был переименован в Белую Вежу и основано новое княжество Тмутаракань. Но этого ему было мало. Свой взор Святослав обратил на Болгарское царство. Этому способствовал и договор с Византией, которой Болгары неоднократно досаждали. Император обещал заплатить русскому князю из казны и отдать ему завоеванные земли. Первое вторжение в Болгарию произошло в девятьсот шестьдесят восьмом году. Русское войско разбило болгар и захватило город Переславец, расположенный в устье Дона. Видя мощь Руси, Византийский император, науськал Печенегов, напасть на оставленный без прикрытия Киев. Поэтому Святославу пришлось вернуться. Но молодой князь уже не мог усидеть на месте. Он уже грезил присоединением новых земель. Поэтому он не стал оставаться в Киеве, а вернулся в Переславец, куда хотел перенести столицу. Однако как раз в это время старый император погибает, а на престол вступает Иоан Цимисхий. Он начинает вести агрессивную политику в отношении Болгар, поэтому они обратились за помощью к Святославу. После этого произошло ряд сражений. Успех в них сопутствовал то одной стороне, то другой. Решающая битва состоялась весной девятьсот семидесятого года под Андринополем. В ходе кровопролитного сражения победитель так и не был выявлен. Однако большие потери вынудили обе стороны сесть за стол переговоров. Святослав отошел в крепость Доростол, и отпустил союзников на отдых. В Переславле оставался небольшой гарнизон под командованием воеводы Сфенкела. Но император вероломно нарушил перемирие. Он собрал новое войско и триста кораблей оснащенных катапультами, способными метать снаряды с греческим огнем. Весной девятьсот семьдесят первого года византийское войско скрытно, по неохраняемым тропам, перешло горы и захватило Переславль, после чего двинулось на Доростол. Одновременно к крепости подошел византийский флот. Однако, не смотря на численное преимущество, и вооружение, византийцам так и не удалось разбить войско Святослава. Князь несколько раз выводил своих воинов в поле. Но они сражались только в пешем строю. А у Византии имелась закованная в броню конница. Но и она не смогла сломить сопротивление руссов. Время шло, а окончательно победить врага император не мог. В это время, на южных границах его государства активизировались арабы и турки сельджуки. Поэтому Иоан Цимисхий, предложил мир. По его условиям император отпускал всех руссов с оружием и добычей, и снабжал их продовольствием и ладьями. А Святослав должен был оставить все захваченные им болгарские земли. Однако византийский император и тут проявил свое коварство. Он предупредил печенегов о маршруте русского воинства. Возле Днепровских порогов, они подкараулили Святослава, и когда воины, почти без оружия спустились на берег, чтобы перетащить ладьи, на них набросились печенеги и всех перебили. Погиб и Святослав. Из его черепа хан Куря сделал себе чашу.
В наступившей тишине слышалось лишь тихое дыхание слушателей. Наконец Зоя, вскочила со своего места и зааплодировала. Ее поддержали и все остальные участники исторического клуба.
- Что же,- улыбнулся Пепеляев, подождав пока все успокоятся,- молодец Олег. Тут, пожалуй, действительно добавить нечего.
Олег смущенно улыбался, принимая поздравления товарищей за удачный доклад. Он еще не знал, что именно эта информация скоро поможет ему.

Глава 4.

Беспечная жизнь рухнула в одночасье. Но прежде Олегу Найденову и его друзьям предстояло пережить десять самых счастливых дней в их жизни. В середине августа руководитель их исторического клуба Пепеляев вывез своих подопечных в Крым. Частью эту экспедицию он оплатил из своего кармана, частью деньги выделила Лидия Михайловна.
В ночь перед путешествием Олег не спал. Он сидел на кровати, подобрав под себя ноги и упершись подбородком в колени.
- Ты чего не спишь?- поднял от подушки голову сосед по комнате Игорь Никитин.
- Не спиться,- прошептал Олег, чтобы не разбудить остальных.- Все не могу дождаться, когда мы отправимся в путешествие.
- А-а,- протянул Игорь, сладко зевнув,- вас же «Пепел» в Крым тащит. Вот повезло. Жаль, что я в ваш кружок не записался. Но история, не моё…
Он повернулся на другой бок.
- А ты бы заснул, так время быстрее пролетит.
Олег последовал совету друга. Но сон все равно не шел. Все-таки это был первый случай, когда он надолго покинет пределы детского дома. Нет, их, конечно, возили на экскурсии, они ходили в походы, но все это было не то. А тут целое путешествие за тысячи километров.
В конце концов, он задремал. И чуть не проспал. Его растолкала Зоя. Она тихонько прошмыгнула между койками и растолкала Олега.
- Вставай, соня… Путешествие проспишь. Уже скоро автобус приедет.
Еще не открыв глаза, Олег вскочил и принялся лихорадочно натягивать одежду.
- Да ладно,- захихикала Зоя,- не торопись так, а то вон, футболку задом наперед одел.
Олег, наконец, разлепил сонные веки и огляделся. За окнами было еще темно. Но с улицы слышался приглушенный шум. Видимо остальные ребята уже собрались и ждали автобуса перед воротами.
Олег взглянул на подругу. Она была одета в черный спортивный костюм, с белыми полосами по бокам и кеды. Из-под расстегнутой спортивной куртки, выглядывала белая футболка, облегающая уже вполне сформировавшуюся грудь. Из-под ткани, соблазнительными бугорками, выпирали округлые соски. Невольно Олег задержал взгляд на этой соблазнительной картине.
- Не могла лифчик надеть,- проворчал Олег, чувствуя, что краснеет.
- А в нем жарко будет,- захихикала Зоя, проследив направление его взгляда.- Ну ладно, собирайся, а я пойду, чтобы тебя не смущать.
Она развернулась и, прошмыгнув между коек, скрылась за дверью.
Олег стряхнул навалившееся оцепенение. Забрав из тумбочки зубную щетку и тюбик с пастой, он побежал умываться. Скоро Олег уже выходил на крыльцо с туристическим рюкзаком за плечами.
На площадке, перед статуей вождя пролетариата, собрались уже все члены исторического клуба. Миша Завьялов, как всегда бренчал на гитаре. Зоя и Нина, обступив его с двух сторон, что-то тихо напевали. Остальные переговаривались между собой, обсуждая предстоящее путешествие.
- А вот и наша спящая красавица,- прекратив петь, полуобернулась Зоя,- Иди к нам…
Взглянув на подругу, Олег поймал себя на мысли, что она очень красива. Лучи восходящего солнца освещали гладкую кожу круглого лица с точеным, чуть вздернутым носиком и пухлыми губками. В небесно-синих глазах играли озорные огоньки. Олег, стараясь не смотреть на нее, подошел к общей группе. В это время к воротам детского дома подъехал «Пазик». Передняя дверь открылась, и оттуда выглянул Пепеляев.
- Карета подана,- весело крикнул он,- давайте загружайтесь!
Ребята, похватали вещи и веселой стайкой бросились к автобусу. Олег заходил последним. Оглядев салон, он увидел, что рядом с Зоей место свободно. Поставив рюкзак в проходе, он сел, чувствуя рядом с собой упругое бедро девушки.
А дальше были незабываемые часы поездки. По пути в аэропорт они пели песни под гитару. Ожидая посадки на рейс, ели пирожные с лимонадом в кафе.
Поднимаясь на борт авиалайнера, Олег неожиданно почувствовал дрожь. Но когда вновь оказался рядом с Зоей, позабыл обо всем. А потом был перелет. Зоя спала, положив голову на его плече, от чего у него появилось ранее не изведанное чувство.
Через девять часов самолет приземлился в аэропорту Симферополя. Еще несколько часов они потратили, чтобы добраться до Севастополя.
Их поселили в небольшом пансионате, комнаты в котором Пепеляевым были забронированы еще вначале зимы.
Это были, без тени иронии, самые лучшие 10 дней за всю жизнь, не только Олега, но и всех его друзей. Они попробовали на себе все мыслимые вело-, пеше-, водно-походные извращения. Не забыв при этом и цели своего путешествия, обследования развалин Херсонеса. Экскурсовода не брали. Их учитель и сам мог рассказать о древнем городе гораздо больше, чем любой представитель этой профессии.
- Город был основан эллинами в четыреста двадцать четвертом, четыреста двадцать первом году до нашей эры. Благодаря выгодному географическому положению здесь стремительно развивались ремесла, культура и торговля. За время своего существования город несколько раз менял название: Херсонес, Сарсона, Корсунь, Севастополь. В первом веке нашей эры в окрестностях города появились первые христианские поселения. В пятом веке он уже вошел в состав Византийской империи.
Вслед за своим преподавателем, ребята поднялись на небольшую площадку, расположенную над развалинами. Отсюда был прекрасно виден весь древний город. Пепеляев присел на валун, и указал в сторону развалин.
- Общая протяженность стен города,- продолжил он,- составляла три с половиной километра. Их высота составляла десять метров, а толщина доходила до четырех метров. У крепости было тридцать две башни и шесть больших ворот. Нижняя, наружная часть стены была сложена из крупных, тщательно пригнанных друг к другу известняковых блоков. Выше использовались более мелкие блоки. На наиболее опасном участке, с южной стороны, была сооружена не высокая вспомогательная стена. Не многим удавалось взять город. Одним из них стал князь Владимир «Красно солнышко». В девятьсот восемьдесят восьмом году, он осадил крепость, заперев греков за его стенами. Но взять штурмом он его не смог. Греки защищались яростно, а осадных машин у руссов не было. Защитники города чувствовали себя спокойно, ведь в крепости был большой запас продовольствия, а вода поступала туда по скрытым трубам с горных источников. Долго бы пришлось стоять Владимиру под стенами крепости, если бы не помог случай. Некий житель, именем Анастас, пустил стрелу, написав на ней: «Перекопай и перейми воду, идет она по трубам из колодцев, которые за тобою с востока». Владимир же, услышав об этом, посмотрел на небо и сказал: «Если сбудется это, — сам крещусь!». И тотчас же повелел копать наперерез трубам и перенял воду. Люди изнемогли от жажды и сдались». А сейчас мы спустимся вниз, осмотрим, древние развалины и я покажу то место, где князь Владимир разрушил трубопровод.
Ребята гуськом устремились за преподавателем по узкой, петляющей тропинке. Олег, как обычно, шел последним, устремив взгляд под ноги, стараясь не оступиться. Где-то на полпути он увидел прямо перед собой лицо Зои. От неожиданности он отпрянул.
- Ты чего?- испуганно спросил Олег.
Вместо ответа девушка взяла его за руку и потянула за собой. Они отошли за поросший мхом выступ. Зоя подошла вплотную к своему спутнику, прижавшись всем телом и подняв к нему лицо. Ему ни чего не оставалось, как обнять ее. Его руки легли на талию девушки. Еще ни разу в жизни его сердце так сильно не стучало. Его тело слабело от волнения. Глаза Зои оказались прямо напротив его. Их взгляды встретились. Олег не мог понять, что подтолкнуло его. Он слегка нагнулся и поцеловал девушку в губы. Она тут же ответила. Первый поцелуй получился каким-то корявым. Но мир вокруг них вмиг перевернулся. Олег почувствовал, что будто летит, куда-то ввысь.
- Я думала, ты никогда не решишься,- прошептала Зоя, и снова потянулась к нему. На этот раз поцелуй длился долго и прервался, когда они услышали голоса приближающихся друзей. Их искали.
После этого еще было много сведений и поцелуев, под теплым южным небом.
Они еще не знали, что их любви предоставлен судьбой короткий срок.

Глава 5.

Но все когда-то кончается. Особенно хорошее. Закончилось и их путешествие. В конце августа счастливые, полные впечатлений члены исторического клуба вернулись в родной детский дом. Там их ждали неприятные известия.
Сразу после возвращения, договорившись с Зоей встретиться через полчаса, Олег забежал в свою комнату. Бросив под кровать рюкзак, он скинул куртку, стянул через голову футболку и, схватив полотенце, побежал в душевую. В коридоре он встретил Никитина.
- Здорово Олег!- Игорь схватил за локоть пробегающего мимо него друга,- уже вернулись… А у нас новости.
- Надеюсь срочные,- недовольно пробурчал Олег,- а то мне некогда…
- Ну, это как посмотреть,- довольно серьезно сказал Игорь,- для многих они могут стать судьбоносными.
- Говори уже,- не сдержался Олег.
- «Королева-то» наша в больницу загремела с инфарктом,- сообщил Никитин,- говорят, не выкарабкается. Сегодня обещали представить нового директора. Через час должен приехать.
- Вот тебе на,- Олег совсем позабыл о душе,- что же теперь будет?
- Ну, а что тут такого. У нашей «Королевы» все вокруг схвачено и устроено. Новому директору, если он не дурак, совсем просто будет.
- А если дурак?
- А если дурак, то это на всю жизнь. Накосячит, так снимут, делов-то…Ты давай, приводи себя в порядок, и айда к главному корпусу. Посмотрим на нового руководителя.
Олег посмотрел в след убегающему другу. Затем махнул рукой и направился в душевую…

* * * * *
Вначале на территорию детского дома заехало несколько микроавтобусов с телевизионной бригадой. Столпившиеся на почтительном расстоянии дети с любопытством смотрели, как телевизионщики расставляют свое оборудование.
- Серьезное мероприятие,- Олег коснулся губами уха Зои.
- Перестань, щекотно,- улыбнулась девушка, запрокинув голову. Она перевела взгляд на высокую, стройную женщину в облегающем платье, с микрофоном в руках. Вокруг нее крутилась верткая девица с пушистой кистью в руках, поправляя на лице телеведущей грим.- Посмотри, какая она красивая,- с завистью сказала Зоя.
- Да, ну,- протянул Олег, зарываясь лицом в волосы подруге, так себе… Вот ты, у меня куда красивее…
- Ну, тебя,- рассмеялась Зоя, шутливо хлопнув Олега ладошкой по груди,- скажешь тоже.
Но было видно, что комплимент ей понравился.
Между тем среди телевизионщиков началась суета. Зажглись софиты. К телеведущей подскочил оператор с большой камерой на плече.
- И вот мы видим,- повернулась в пол-оборота журналистка телеканала, указав свободной рукой на открытые ворота, - как на территорию детского дома въезжает кортеж главы администрации района.
И действительно, на площадь перед главным корпусом, сверкая проблесковыми маяками, въехала автомашина ГАИ. За ней, одна за другой, шурша шинами по асфальту, следовали две черных «Волги». Замыкал процессию небольшой грузовичок с покрытым тентом кузовом.
Из первой машины, выскочили три здоровых мужика в черных костюмах. Двое из них заняли места спереди и сзади от второй «Волги». Третий подошел к пассажирской двери, отрыл ее, отходя в сторону. Из салона неспеша вылез холеный, слегка полноватый, мужчина, с широким красным лицом. Следом появился, здоровый, словно боров человек с каким-то, асимметричным, неприятным лицом. Он имел широкий лоб, мясистые, свисающие щеки, большой нос и широкий жабий рот с пухлыми губами. Впечатление портило и наличие на толстомясой физиономии тонких, видимо выщипанных, бровей. Одет он был в добротный, но очень мятый костюм. Из-под брюк выглядывали коричневые сандалии. По сравнению с главой администрации, который был наряжен как «с иголочки», новый заведующий выглядел, по крайне мере, неопрятно, если не сказать больше.
Увидев прибывших, журналистка подскочила к ним.
- Скажите, Сергей Петрович,- быстро, словно скороговоркой затараторила она,- как вы можете прокомментировать смену руководства детским домом?- она тут же сунула микрофон, чуть ли не под самый нос чиновника.
- Видите ли, дорогуша,- глава администрации, слегка отступил назад,- мы все уважали и даже любили нашу дорогую Лидию Михайловну Королеву. Многие годы она отдала этому учреждению, сделав его родным домом для всех воспитанников. Но тяжелая болезнь не позволяет ей продолжать работу. Поэтому областная администрация решила поставить на этот ответственный пост Казимира Савельевича Жука. Могу уверить, что он хороший специалист, и с достоинством продолжит дело Лидии Михайловны.
- Большое спасибо, за исчерпывающий комментарий,- журналистка перевела взгляд на нового заведующего, а что вы, Казимир Савельевич, можете сказать?
В отличие от главы администрации, новый заведующий нагнулся к самому микрофону, чуть ли не обхватив его губами.
- Моя главная забота, это дети,- голос у него был неприятно высоким, словно женским, что совсем не гармонировала с его обликом,- директор должен контролировать все. Абсолютно все. Нужно следить за тем, как дети одеты, хорошо ли накормлены. Нужно следить за кухней, вплоть до того, чтобы заглядывать в кастрюли и лично все пробовать.
- Фу,- сморщилась Зоя,- я наверно ничего есть не смогу, если узнаю, что он заглядывал в кастрюлю. Глянь, слюни у него изо рта так и текут…
Олег только ухмыльнулся.
- Коллектив приюта, уже сложился,- между тем, продолжила ведущая, стараясь не подносить микрофон к своим губам,- а, как говориться, «новая метла, метет по-новому». Собираетесь вы, что-нибудь менять?
- Нет,- опять коснулся губами микрофона новый заведующий,- я уверен, что моя предшественница, набрала хороших специалистов. Поэтому, на первых порах, я ничего менять, не намерен, а там посмотрим.
- Я вижу с вами приехал грузовик. Что в нем?
- Это подарки для детей. Там сладости, фрукты и одежда. Мои воспитанники ни в чем не должны нуждаться.
- Удачи вам в работе,- закончила интервью журналистка. Когда глава администрации и новый заведующий, в окружении персонала скрылись в главном корпусе, она отошла в сторону, достала салфетку, брезгливо отерев ею микрофон.
- Ты погляди Коля,- обратилась она к оператору,- весь микрофон мне обслюнявил. Какой неприятный тип. Бедные дети. Давай собираться…

Глава 6.

На первых порах в жизни воспитанников детского дома, действительно, ни чего не изменилось. Все шло своим чередом. Нового заведующего было не видно и не слышно.
Но через некоторое время Жук, которого воспитанники прозвали «Таракан», начал проявлять свою сущность.
Под предлогом сокращения финансирования, были уволены все учителя. Теперь воспитанникам приходилось каждый день ходить три километра туда, и столько же, обратно через лес в поселковую школу. Сократил Жук и обслуживающий персонал. Взамен он принял на работу, якобы для охраны территории, двух здоровых парней, уголовной наружностью, которых называл просто Федька и Стас.
Новая одежда, почти совсем перестала поступать. Воспитанники ходили в том, что успели запасти, порой штопая прохудившиеся вещи. Но дети, старались не обращать внимания на мелкие неприятности.
Прошел год, принесший Олегу новые счастливые мгновения.
Это случилось в начале сентября, после того, как ему стукнуло семнадцать лет. День рождение справляли, как обычно в столовой. Пили шампанское, добытое Мишей Завьяловым. Пели песни под гитару. Танцевали под музыку старенького магнитофона. В самый разгар праздника, прихватив бутылку шампанского, где еще немного оставалось пенного напитка, влюбленные тихо ускользнули. Они уединились на чердаке, где в небольшой каморке, было организовано уютное гнездышко. Там стояла тахта, и небольшой столик. Войдя в каморку, Зоя, плюхнулась на тахту.
- Это шампанское такое пьяное,- весело засмеялась она, игриво глядя на Олега,- у меня аж голова закружилась. А тут так жарко…
Она как бы невзначай расстегнул несколько пуговиц на блузке.
- Ты так и будешь стоять, как истукан?- шутливо возмутилась девушка.
- А что?- смутился Олег.
- Ну, поцелуй же меня!
Он поставил бутылку на стол и присел рядом с Зоей, наклонившись к ее лицу. Их губы встретились. Целовались они страстно. Но этого для обоих было уже мало. Им хотел большего. Хотелось слиться в одно целое. Как обычно это и бывает, она сделала первый шаг, начав расстегивать пуговицы на его рубашке. Пока он ковырялся с ее блузкой, она целовала его шею и мускулы. Видя, что он совсем запутался, Зоя, просто стянула через голову блузку, расстегнула бюстгальтер, отбросив его в сторону.
Его ласкам не было конца. Он целовал ее лицо, губы, шею грудь, живот. В порыве страсти на пол полетели юбка, джинсы и нижнее белье. Повалившись на тахту уже полностью обнаженными, они слились в единое целое. Когда он проник в нее, Зоя вздрогнула, почувствовав невыносимую боль, но не закричала, прикусив губу. И вот уже боль ушла. Ей стало приятно и хорошо. Затем она ощутила, будто что-то взорвалось внутри. Наступила такая истома, что она чуть не потеряла сознание.
Когда их немного отпустило. Зоя повернулась, пощекотав кончиком носа щеку любовника.
- А что дальше?- спросила она шепотом.
- Дальше,- Олег, поцеловал ее в губы,- дальше мы всегда будим вместе. Поженимся, заведем детей. Я буду любить тебя всю жизнь.
- Я такая счастливая,- улыбнулась она.

* * * * *

Но их клятвам не суждено было сбыться. Через несколько дней, после их близости, Олег вернулся после хозяйственных робот. Наскоро умывшись, он побежал в комнату девочек.
- Нина, Зою не видела?- заглянув в помещение, спросил он.
- К «Таракану» пошла!- Не отрывая глаз от книги, отмахнулась девушка,- и зачем, это понадобилась ему наша активистка?
Олег прикрыл дверь и побежал к кабинету директора. Возле двери он остановился, решая постучать предварительно, или нет. Но что-то толкнуло его изнутри. Он схватился за ручку, толкнул дверь, решительно войдя внутрь и замер.
Зоя, его любимая, лежала на полу посередине кабинета, абсолютно голая, широко расставив ноги. Над ней, активно работая ягодицами, колыхалась ста пятидесяти килограммовая туша заведующего. Обнаженная грудь девушки вздрагивала от каждого толчка. Такое мило и любимое лицо было разбито до такой степени, что оплыло. Ее голова была повернута, взгляд пустых глаз был устремлен в стену.
Оцепенение Олега, сменилось нестерпимой яростью. Он схватил, стоящий рядом с дверью табурет, и что есть силы, обрушил его на спину насильника.
К сожалению, этот предмет домашней мебели, оказался хлипким. От удара он разлетелся на отдельные детали. В руке Олега осталась лишь ножка, расщепленная на конце.
Сам удар не причинил заведующему ощутимого вреда. Он лишь зарычал, сполз со свой жертвы, поднимаясь во весь свой огромный рост, не удосужившись даже натянуть трусы. Его лицо пересекали свежие, глубокие царапины. Видимо Зоя до последнего боролась за свою честь.
- Ах, ты, грязный ублюдок…- сквозь зубы прошипел «Таракан». Его пальцы сжались в кулаки.- Получи!
Он со всей силы размашисто ударил, целясь молодому человеку в весок. Таким ударом, можно, наверное, было свалить с ног и быка. Но Олег не зря много лет занимался боксом. Он легко поднырнул по руку, а когда кулак просвистел над ним, нанес хук слева. Однако голова заведующего даже не дернулась. « Таракан», лишь ухмыльнулся, сплюнув кровь из разбитой губы, и попёр, словно медведь, размахивая кулаками.
Поняв, что с такой тушей, ему не справиться, Олег уклонился от нескольких ударов, а затем, резко сократив расстояние, что есть мочи, вогнал острый край расщепленной на конце ножки, в пах педофила.
Брызнула кровь.
Заведующий заорал благим матом, упал на колени, зажимая ладонями разорванные в клочья причиндалы.
За окном, с улицы, послышался шум. Вой «Таракана» услышали его холуи, и уже спешили на помощь своему хозяину.
- Беги…
Олег перевел взгляд со скулящего насильника, на девушку. Зоя лежала на боку, поджав ноги к груди. Из ее глаз текли слезы.
- Я тебя не брошу,- Олег упал перед ней на колени.
- Прошу тебя,- прошептала Зоя,- беги… Они убьют тебя. Мы еще сможем быть вместе. Если ты захочешь простить меня. Но без тебя и мне не жить… Беги…
Она отвернулась, закрыв глаза.
В коридоре уже слышались тяжелые шаги. Олег вскочил на подоконник, открыл шпингалеты, рванул створки на себя. В кабинет ворвался холодный сентябрьский воздух.
- Я вернусь за тобой, родная. Обязательно вернусь. Ты только дождись!
И он выпрыгнул в окно.

Глава 7.

Второй этаж, не такая уж и большая высота. Приземлившись на ноги, Олег перекувырнулся через голову, вскочил и бросился бежать в дальний край территории детского дома, туда, где сразу за забором начинался лес. Он слышал за спиной крики и шум погони. Но холуи «Таракана», безнадежно отставали. Сходу, перемахнув забор, Олег ворвался под сень деревьев.
Он хотел добраться до поселка и сразу же обратиться в милицию. Однако, видимо ошибся с направлением. А когда осознал это, было уже поздно. Он заблудился.
Быстро сгущались сумерки.
Сейчас природа вошла в ту пору, когда снега еще не было, но землю уже тронули первые осенние заморозки. Однако в легкой куртке и спортивных штанах, было весьма прохладно. Легкий морозец прикусывал вначале лицо и руки, затем пробирался под одежду. Порывами налетал ветер. Шумели верхушки деревьев.
Изрядно измотавшись, продираясь сквозь густой подлесок, Олег решил сделать привал. Нужно было устраиваться на ночлег.
Место он выбрал удачно. Это была небольшая полянка, поросшая вокруг густыми зарослями кустарника, надежно защищавшая от ветра. Земля здесь была покрыта толстым слоем сухой опавшей листвы.
Похлопав по карманам, Олег, к своему счастью, обнаружил пол коробка спичек. Он не курил, но спички всегда носил при себе. Мало ли понадобятся. Вот и пригодились. Тут же был и перочинный нож, подаренный ему Зоей на день рождения.
Листья, Олег сгреб под поваленный ствол дерева. Хорошее получилось ложе. Прямо царское.
Наломал сухих веток. Скоро весело запылал костер.
Осмотревшись, он обнаружил множество плотно росших кустиков голубики, усыпанных темно синими ягодами. Набрав несколько пригоршней, Олег уселся на листья.
Ветки в костре потрескивали, испуская приятный запах и тепло.
Отправляя в рот, одну за другой слегка кисловатые ягоды, беглец вспоминал, как они вместе с ребятами летом приходили в лес собирать ягоды. Летний зной и тучи комаров, были настоящим испытанием. Хорошо, что сейчас весь гнус попрятался в щели. А то, совсем бы сожрали за ночь.
Слегка подкрепившись ягодами, Олег подбросил в огонь побольше дров и стал устраиваться на ночь. С одной стороны его от ветра защищал валежник, с другой, ласкал теплом костер.
Скоро стало совсем темно. Ветер усилился. Особенно доставалось деревьям. Казалось, что яростные порывы, во что бы то ни стало, стремятся опрокинуть их. Но вековые стволы, лишь покачивались, изредка поскрипывая.
Усталость взяла свое. Олег задремал.
Проснулся он где-то в районе полуночи. Огонь в костре уже практически прогорел. Лишь изредка из углей вырывались языки пламени.
Олег встал, подбросив еще хвороста. Получив новую пищу, огонь вновь ярко вспыхнул, разорвав сумрак. Черные тени, словно живые, расползались по земле.
Неожиданно, Олегу показалось, что вокруг его убежища кто-то ходит. Он сунул в огонь толстую ветку, а когда та занялась, направил в сторону кустов. Но вокруг была такая чаща, что сквозь нее и днем, трудно было что-либо рассмотреть. Ветер продолжал шуметь в кронах, мешая слушать.
Шорох повторился, но уже с другой стороны. Олег закрутился на месте, размахивая горящей веткой. Он знал, что пока горит огонь, неизвестный зверь не рискнет подходить. Но дров было очень мало. А пополнить запас он бы не рискнул. Скоро запасенный хворост кончился. А до рассвета было еще далеко. Бросив в огонь последние ветки, Олег полез на дерево. С большими усилиями ему удалось подняться на несколько метров. Устроившись на толстой ветке, он прислонился к стволу, засунув руки под мышки. Так он просидел до самого рассвета.
Когда кроваво-красная заря только показалась на востоке, Олег спустился. За ночь он окончательно окоченел. Пришлось вновь набирать хвороста и разводить огонь.
Немного отогревшись и подкрепившись ягодами, беглец вновь тронулся в путь. Ему казалось, что он правильно определил направление поселка. Но сколько он не шел, а тайга становилась все гуще.
К полудню Олег заметил, что лес, вроде бы поредел. Он прибавил шаг и вышел на сравнительно открытое пространство. Молодой человек огляделся. Он стоял на верхушке сопки. В эти же минуты из-за туч пробились лучи солнца, осветив поросшее деревьями огромное пространство. И нигде не было и намека ни на дорогу, ни на жилище. Олега охватил ужас. Один, в тайге. Без теплой одежды и пропитания. Это верная смерть.
И тут он услышал, что кто-то идет по его следу. Он обернулся, встретившись взглядом с желтыми глазами огромной полосатой кошки.
Тигр стоял не далее, чем в десяти шагах, уставив на человека пронзительный взгляд желтовато-зеленых глаз, хищно опустив голову и прижав уши. Кончик его рыжего с полосами хвоста ходил из стороны в сторону. Зверь оскалил пасть. До Олега долетел рассерженный рык.
Найденов почувствовал, как бешено у него стучит сердце. В горле все пересохло. Ноги, будто приросли к земле.
И тут хозяин тайги прыгнул. Тигр, встав на задние лапы, передними, обхватив жертву. Когти впились Олегу в спину, буквально вырывая из нее куски мяса. Разинутая пасть нависла над его лицом. В отчаянной борьбе за свою жизнь, Найденов правой рукой врезал хищнику по морде. Возможно, это был его самый лучший удар. Но он был «словно слону дробина». Хищник навалился на человека, опрокинув его на спину. Из последних сил, Олег ухватился обеими руками за пасть дикой кошки, стараясь не дать ему возможности сомкнуть челюсть. В тот самый момент, когда силы совсем оставили его, Олег услышал выстрел.
Зверь оставил свою жертву в покое, отскочил, а после просто исчез, растворившись среди деревьев. Затуманенным взором Найденов успел заметить движущуюся в его сторону расплывчатую фигуру, а затем потерял сознание.

Глава 8.

Он как бы парил в пустоте. А вокруг творилось что-то невообразимое.
То вздымался откуда-то снизу мясистый ствол древа. Его ветки оканчивались отвратительными человеческими головами. Одни с огненно-красными мордами выпученными глазами и огромными ушами. Другие, со свиными рылами.
Они, дико хохоча, тянули к нему кривые руки, оканчивающиеся усыпанными длинными шипами ветками. И выли, настолько жутко, что все внутри бросало то в жар, то в холод.
То вылезали из пустоты жирные, желеобразные существа, величиной с жабу. Они больше ползали, на маленьких тоненьких лапках и все лезли, лезли, стараясь заползти в рот и нос. От чего он задыхался
То появлялись мохнатые зверьки с довольно добродушными мордашками. Они сидели на задних лапках, глядя на него большими печальными глазами, будто выпрашивая подачку. А потом бросались, словно стая голодных крыс, и терзали его плоть маленькими острыми зубками.
То его тело обвивали толстые змеи, сдавливая в страшных объятиях.
Это продолжалось долго. Очень долго. И не было этому ужасу конца.
И вдруг все закончилось. Страшные твари перестали являться. Вместо черной пустоты, его окружало теперь, бесконечное синее небо с островками белых облаков. А на них, сложив крылья, покачивались ангелы. Но лица их были размыты. И вот один из них полетел в его сторону. Лицо ангела стало проясняться. И вот он, наконец, различает знакомые черты любимого лица. Зоя берет его за руку и вместе, они перелетают на самое пушистое облако. Руки девушки обвивают его шею.
- Где же ты, родной,- шепчут ее губы,- мне так плохо без тебя.
И вдруг все завертелось в жутком водовороте. Все исчезло. Олег открыл глаза. Но вокруг все плыло. Он вновь опустил веки. Попытался сделать вздох полной грудью. От этого грудь сдавило неимоверной тяжестью, отдав нестерпимой болью, отчего Олег вновь потерял сознание.
Когда он вновь пришел в себя, то решил не делать резких движений. Немного полежав с закрытыми глазами. Затем аккуратно попытался пошевелить руками и ногами. Это ему удалось.
« Спасибо, хоть конечности двигаются»- подумал он, и вновь поднял веки.
На этот раз глаза, хоть и болели, но прекрасно его слушались. Он лежал в небольшом, хорошо протопленном, помещении. Прямо над ним нависал потолок. Он располагался настолько низко, что казалось, протяни руку и коснешься пальцами не оструганных бревен. Лежал Олег на шкурах, разбросанных по сколоченному из грубо отесанных досок, топчану. Возле металлической печурки, поджав под себя ноги, по-турецки, Олег увидел невзрачного старика, в волчьей шубе. Его длинные волосы были собраны в перетянутый веревкой хвост. В руках он держал трубку с длинным, в пол руки чубуком и коротким мундштуком на конце. Что-то тихо напевая себе поднос, он то и дело подносил трубку ко рту, затягивался, выпуская перед собой клубы душистого дыма.
Избушка, в которой оказался Найденов, была собрана из очень толстых и крепких, бревен. Она была совсем небольшая: всего пять-семь шагов в ширину и столько же в длину. Смотрел этот домик в мир, одним узким, застекленным оконцем. Но имел он крепкую дубовую дверь, с мощным кованым засовом. Через такую дверь не прорвется ни один зверь. Будь то медведь или хозяин тайги,- тигр. И хозяином здесь был дядюшка Ли-Хо.
Старый корейский охотник, давно поселился в этих местах. Бил пушного зверя из старенького одноствольного охотничьего ружья. Шкурки сдавал в Лесхозпромхоз. На то и существовал. Бывало, конечно, и сдавал свою добычу «налево». Но, как говориться: «не пойман, не вор».
Как раз он и стал случайным свидетелем нападения тигра. К счастью, хищник уже, видимо, сталкивался с человеком и знал, что такое огнестрельное оружия. От звука выстрела он пожелал ретироваться. Ли-Хо стоило больших трудов дотащить раненого юношу до своего жилища. Там он долго его выхаживал, только ему известными средствами.
Целых два месяца Олег провалялся в бреду, на грани жизни и смерти. Но выкарабкался. Но выздоровление шло очень медленно. До конца зимы ему пришлось остаться у гостеприимного корейца.
Выслушав историю Олега, дядюшка Ли-Хо лишь качал головой.
- Плохо,- очень плохо,- говорил он, по своему обыкновению, закрыв глаза и раскачиваясь из стороны в сторону.- Твоя, один. Слово слабое. Плохой человек, много. Слово сильное. Нельзя тебе назад. В клетку запрут, как зверя. Плохо будет…
- Но мне нужно назад!- горячился Олег,- у них моя Зоя! Они ее замучают…
- Думать надо,- спокойно мурлыкал кореец,- дядюшка Ли-Хо думать будет… Гость ждать будет…
Дни проходили один за другим. Снега в этом году выпало много. Лесную избушку занесло по самую крышу. По утрам, приходилось протискиваться в узкую щель. Порой дверь больше не открывалась.
Каждый день дядюшка Ли-Хо уходил, проверять силки и капканы. Олегу приходилось коротать время одному.
Однажды, старый охотник, вернулся непривычно рано. Поставив в угол лыжи и, сняв шапку с рукавицами, он вытащил из-за пазухи, что-то завернутое в кусок ткани, и аккуратно положил плоский предмет перед опешившим Олегом.
- Что, это,- Найденов вопросительно посмотрел на корейца.
Тот лишь улыбнулся, показав глазами, чтобы молодой человек развернул сверток. Олег аккуратно снял ткань. В руках он держал новенький паспорт. Непроизвольно он раскрыл красную книжицу. С фотографии на него глядело молодое лицо, отдаленного похожее на его собственное.
- Смолов Федор Николаевич,- прочитал Олег. Судя по дате рождения, Федор был на полгода старше.- Был зарегистрирован,- продолжил читать Найденов, проблеснув несколько страниц, в г. Владивостоке. Улица, дом, квартира.- Он закрыл паспорт.- В настоящее время выписан. Другой регистрации не имеет. Ну и что мне с этим делать?
- Документ, хорошо,- закивал дядюшка Ли-Хо,- новое имя. Новая жизнь. Искать ни кто не будет. Можно идти к своя девушка.
- Как искать не будет?- не понял Олег,- а вдруг он в милицию пойдет, да заявление напишет о пропаже документа?
- Не-е-е,- еще шире заулыбался кореец,- его забрал себе хозяин тайги… Останки, дядюшка Ли-Хо положил на охотничью тропу. Их найдут, будут думать, что твоя, тигр загрыз. Искать твоя, совсем не будут.
- Как же так!- возмутился Олег,- его же родственники в розыск подадут! А если меня поймают с его паспортом, то подумают, что я его того… Убил.
- Искать не будут,- покачал головой старый охотник,- его, в глухой тайга, деревня староверов живет. Плохое отношения с властью. Ни кто заявлять не будет…
Вот так Олег Найденов и стал Федором Смоловым.
В начале апреля, когда стало уже тепло, но снег еще хорошо держал лыжи, дядюшка Ли-Хо проводил Олега к поселку. Сердечно распрощавшись со старым охотником, Найденов отправился к автобусной остановки, где и был остановлен нарядом милиции. Просмотрев паспорт, милиционеры тут же доставили его на призывной пункт.
Оттуда он, конечно, попытался бежать. Но куда там. Поймали. И, как не благонадежного призывника, отправили куда подальше, служить на Балтийский флот, в подразделение морской пехоты.
Чуть ли не каждый день, он писал письма. Но ответа не получил. Пытался звонить. Но в детдоме телефон был установлен только в кабинете заведующего. А он то, как раз ни с кем разговаривать не желал.

Глава 9.

Так и отслужил он три полных года. А как уволился в запас, сразу же отправился в родной поселок. В детдом идти не имело смысла. Все его друзья давно покинули его, разлетевшись, кто куда. В адресном бюро Олег узнал, что в поселке остался жить лишь его друг и сосед по комнате, Игорь Никитин. Проживал он в однокомнатной квартире, расположенной на первом этаже, блочной пятиэтажки.
Забрали Олега в армию еще в той, стране, когда люди еще верили в светлое будущее и своим трудом, пытались его приблизить. Вернулся он уже в новой стране.
Процветающий в советские времена поселок, встретил Олега полным развалом. Грязные улицы, с грудами мусора и кучами потемневшего снега, который так и не успел растаять до конца мая. Провалившийся во многих местах асфальт, темнеющий наспех наведенными заплатами. Огромными очередями в еще государственные магазины. Шумной уличной торговлей, на всех свободных местах и кооперативными ларьками, манящими яркими иностранными этикетками. Очередей в них не имелось, так как не всякий житель скромного областного поселка, мог себе позволить покупать по таким ценам.
Дом, в котором жил его друг, располагался на самой окраине. Обыкновенная пятиэтажка в четыре подъезда. На скамейке, напротив нужной парадной, расположилась компания из двух мужиков. Прямо на земле стояла бутылка водки, пахнущая на всю округу сивухой, на скамье была разложена незатейливая закуска. Порезанная неровными ломтями колбаса, надкусанный плавленый сырок «Дружба» и пара конфет.
- Эй, Вован!- недовольным голосом крикнул один из мужиков, сжимая в руке пластиковый стакан, повернувшись в сторону кустов, растущих вдоль всего дома,- где ты там?! Водка греется!
- Иду уже,- из зарослей, поправляя приспущенные штаны, выполз тот самый Вован. Увидев направляющегося в их сторону Олега, он, покачиваясь, преградил ему дорогу.
- Слушай, мужик,- слегка заплетающимся языком проговорил алкаш,- закурить дай!
- Не курю,- поморщился Найденов.
- А если проверить?...
- Рискни,- Олег направился дальше, отодвинув Вован плечом. Но этого оказалось достаточно, чтобы тот, отлетел на газон.
- Мужики! Наших бьют!..- Вован закрутился, пытаясь подняться. Но мужики, решили не вмешиваться. Они лишь проводили Олега мутными взглядами.- Ладно,- Вовану наконец удалось встать на четвереньки,- я тебя запомнил…
Не обращая внимания на крики, доносившиеся с улицы, Олег поднялся на первую площадку, остановившись напротив обитой кожзаменителем деревянной двери с номером четыре. В нескольких местах обшивка была разрезана и висела лохмотьями. Звонок и вовсе был разбит.
Немного помедлив, Олег постучал кулаком.
- Кого там еще несет?!- раздался из квартиры недовольный голос. Через мгновение щелкнул ключ. Дверь открылась. На пороге стоял Никитин. Жизнь видимо его не баловала. Игорь исхудал. Одна кожа да кости. Под глазами мешки. Левая нога неестественно выгнута, вынуждая его опираться на костыль.
- Я ни чего не покупаю,- окинув взглядом Найденного, проговорил хозяин квартиры,- и ни в какие секты вступать не собираюсь…
- Игорь,- ты меня не узнаешь?
- А что, должен?- Никитин более внимательно всмотрелся в лицо гостя.- Олег?- у него даже слезы навернулись от нахлынувших чувств,- живой! А мы уже тебя похоронили!- Он подошел ближе и обнял друга свободной рукой.- Ну, проходи, что на пороге стоять.
Вслед за Игорем, Олег вошел в квартиру. Это была малогабаритная однушка, с потемневшей от времени побелкой на потолке, порванными обоями и обшарпанным паркетом.
- Проходи.- Никитин, проковылял на кухню. Пододвинув к столу табурет, сам опустился на стул.- Садись, рассказывай. Как ты?
- Это долгая история,- уклонился от ответа Найденов,- лучше расскажи, что с тобой случилось.
- А, это,- Игорь похлопал по вывернутой ноге,- помнишь холуев «Таракана», Федора со Стасом?
Олег кивнул.
- Так эти отморозки, набрались, до чертей, схватили Нину, ну ты ее помнишь, да потащили ее на хоздвор. Я вступился. Так они мне обе ноги сломали. Одна вот неправильно срослась.
- И что?
- Да ни чего…- отмахнулся Никитин,- уладили все миром. «Таракан», настолько испугался, что я заявлю, так тут же выделил мне однокомнатную квартиру и разрешил остаться в детдоме на должности сторожа.
- И ты на него работаешь?- презрительно скривился Олег.
- А что мне оставалось делать?!- Обиделся Игорь,- все уже случилось. А кому я такой нужен? Только на паперть идти, да милостыню просить. А так, какая ни какая, а собственная квартира. Другие то, вообще ни чего не получили. И копеечка на жизнь капает. Кроме того, «Таракан» уже давно не заведующий.
- А где он?- с волнением поинтересовался Олег.
- После того, как ты его оскопил,- ухмыльнулся Никитин,- он вообще головой тронулся. Сам-то ничего больше не мог. Так он, со своими подручными, стал девчонок наших на трассу гнать. Дальнобойщиков обслуживать. Тех, кто не хотел, холуи его, быстро ломали. Били, в подвале голодом морили. Но как-то одну из воспитанниц нашли в кустах задушенной. Шухир, я тебе скажу, поднялся. Но дело замяли. Глава администрации постарался. «Таракана» из детдома убрали. Благодетель, взял его к себе под крыло. А тут и новые времена наступили. «Таракан» с криминалом связался. Свою банду сколотил из бывших спортсменов. Дом себе в заповедной зоне отгрохал. С охраной ходит. Все ему деньги платят. Даже с детдома, мзду требует.
- А милиция что же?
- А что милиция,- горько усмехнулся Никитин,- жить-то все хотят. Платят им мало. Вот и кормятся с его руки.
- Слушай, Игорь,- Олег, наконец, решился задать мучающий его вопрос,- а что с Зоей.
- Зоя,- Никитин, кряхтя, поднялся. Подойдя к холодильнику, достал початую бутылку «Столичной» и два стакана. Плеснул водку в свой стакан, потом потянулся ко второму. Но Олег накрыл его ладонью.
- Не будишь?- Игорь поставил бутылку на стол,- а я выпью.
Он, стоя опрокинул стакан в рот, сел, шумно вдыхая воздух, потом взглянул в глаза друга.
- А нет больше твоей Зои. Федька со Стасом не смогли тебя догнать, вернулись. Прежде, чем вызвать скорую для «Таракана», Зою они в подвал заперли, да пригрозили, чтобы помалкивала. Если вякнет, чего, замочить грозились. Ну а милиции сказали, что ты просто набросился на заведующего, после того, как он тебя в краже обвинил. Ну, на тебя и повесили и кражу денег, которые он себе присвоил. И нападение с причинением тяжкого вреда здоровью. Дело возбудили. Искали тебя долго. Даже военных привлекали к прочесыванию леса. Но все напрасно. Думали, что ты в другой регион уже уехал. А потом, зимой, охотники пришли. С собой привезли останки парня, примерно твоего возраста. Его звери разорвали до неузнаваемости. Ну и решили, что это ты. Объявили умершим. Дело прекратили. И забыли. А Зоя…- сделал недолгую паузу Никитин,- Зоя тебя ждала. Все перенесла. И насилие, и угрозы. Но с твоей смертью смериться не смогла. Руки на себя наложила. Главное, многие видели, как она в прорубь сиганула. Но тела так и не нашли…
Олег застыл, тупо глядя перед собой.
- Он не должен жить,- сжав зубы, процедил он.
- А кто же спорит?- не стал возражать его товарищ,- но достать его трудно. Дом у него, непреступная крепость. Вокруг кодла с пушками, да перьями. Милиция прикормлена. Разве, что…
- Говори!- встрепенулся Олег.
Никитин вновь плеснул себе в стакан водки, выпил.
- Завтра « Таракана» в детдоме ждут. Приедет он за долей своей. Охрана у него там только холуи, Федька, да Стас. Он, видите ли, этот доход, скрывает от своих хозяев, вот и берет лишь самых преданных. Там его и взять можно. Завтра как раз моя смена. Я тебя и проведу. А там уж сам. Я теперь не помощник…

Глава 10.

Переночевал Олег у друга на старенькой раскладушке, с порванным в нескольких местах брезентом. С утра Игорь ушел, оставив ключ. Все равно вечером должны были встретиться. Позавтракал макаронами с тушенкой. Посмотрел старенький, телевизор с черно-белым изображением. Но в «четырех стенах» Олег выдержал не долго. Покинув унылое жилище, отправился в поселок. Некоторое время бесцельно шатался по улицам. Побродил по толкучки, где приобрел охотничий нож за бутылку водки. Не тот дешевый новодел, которым завалены все прилавки, а старый, совдеповский, с лезвием из качественной стали. Таким хоть гвозди руби, не затупиться.
Дождавшись вечера, возле автовокзала, сговорился с частником, который и подбросил его до детского дома. Не доезжая полукилометра, попросил водителя остановиться. Тот не высказав ни малости удивления, с готовностью притормозил у обочины. А что тут такого. Клиент всегда прав. Платить, то ему все равно за весь маршрут придется. А что не доехал, так это его проблемы. Может прогуляться захотелось.
Развернувшись на узкой дороге, старенькая «копейка» покатилась в сторону поселка. Мигнув стопами, машина, скрылась за поворотом. Олег достал из внутреннего кармана куртки ножны, прицепил их к ремню, прикрыв футболкой, и решительно зашагал по обочине.
Май в этом году выдался жарким. Уже которую неделю, стояло такое пекло, что асфальт плавился. Знакомая дорога изменилась до неузнаваемости. Давно не ремонтируемое полотно, во многих местах лопнуло и покрылось трещинами. Проваливаясь под колесами, появилась колея. Но не это бросалось в глаза. По всей обочине был разбросан всякий мусор: какие-то обертки, пакеты, пластиковые и стеклянные бутылки.
«И откуда он берется, этот мусор»- думал Олег, пиная очередную баклажку, « кто его сюда приносит? Ведь и машины практически не ездят. Разве, что грибники, порой, забредают».
Лес скоро закончился. Дорога вывела прямиком к воротам. Олег остановился, не узнавая родной детдом. Вместо ажурной ограды, его территория, теперь, была обнесена трехметровым забором из рифленого железа. А сверху, еще в два ряда была натянута колючая проволока. Ворота, были ниже забора на полметра и открывались, отъезжая в сторону по специальным направляющим. Сбоку от входа была пристроена будка охранников. Не детский дом, а прям концлагерь, какой-то.
Стараясь держаться в тени, Олег подобрался к сторожке. Постучал. Дверь приоткрылась. В узкой полосе света появилось лицо Никитина.
- Давай, проходи,- Игорь отошел в сторону,- напарник как раз пошел территорию обходить.
Олег протиснулся между стеной и другом. Щелкнул засов. Следом, в небольшую комнатку с двумя топчанами, небольшим столиком, на котором уместился маленький черно-белый телевизор, вошел Никитин.
- Не передумал?
Олег покачал головой. Протянул ключ от квартиры.
- Оставь пока у себя. Тебе нужно будет отсидеться.- Игорь по дружески хлопнул друга по плечу,- ну ни пуха тебе, ни пера…Идем.
Он выпустил его через вторую дверь.
Тут уже Олегу было все знакомо. За кустами, окаймлявшими дорожку, он пробрался до главного корпуса. В окне на втором этаже горел свет. Фрамуга была открыта настиж. В проеме трепыхалась на ветру ажурная занавеска. Кабинет заведующего располагался в полуметре от водосточной трубы. Олег, легко поднялся по ней до идущего вдоль всего периметра, декоративного парапета. Встал обеими ногами, прижавшись к стене. Протянул руку, ухватившись за откос. Мелкими шагами добрался до самого оконного проема, осторожно заглянув внутрь.
«Таракан» сидел за столом спиной к окну. На столе, рядом с ним стояла открытая бутылка коньяка и рюмка, на тонкой ножке. Бывший заведующий попыхивал сигарой, пересчитывая мятые купюры.
Олег взобрался на карниз, оттуда перешел на подоконник, спрыгнув на пол.
Услышав шум, Казимир Савельевич, недовольно обернулся. И тут же вскочил, прижавшись к столу. Сигара вывалилась из его рта, упала на пол, разбрасывая горящий пепел.
Он совсем не изменился. Все тоже толстое лицо с поросячьими маленькими глазками и мясистыми, как пельмень пухлыми губами.
- Вы кто?- бывший заведующий старался держаться спокойно. Его рука нащупала верхний ящик. Резко рванув его на себя, «Таракан» запустил в него руку, пытаясь, что-то нащупать.
Олег не стал ждать. Ногой он стукнул по ящику, задвинув его назад. Жук взвыл от боли. Выдернув опухшую руку, он прижал ее к груди.
- Что вам надо?- заскулил бывший заведующий.
Вместо ответа, Олег врезал ему от всей широкой русской души в челюсть снизу вверх. Апперкот получился классный. По всем правилам. Тело Казимира Савельевича, перевернулось через стол и растянулось на полу.
- Что тут у нас?- Олег выдвинул ящик, заглянув внутрь. Достал оттуда «ТТ»,- ага пистолет. А разрешение на огнестрельное оружие имеется?
Увидев, что незнакомец двинулся в его сторону, «Таракан», начал отползать, упираясь ногами в пол, пока не уперся спиной в стену.
- Сколько бы вам не заплатили, ваши наниматели,- пролепетал он,- я заплачу втрое больше.
- Той, от чьего имени я пришел,- Найденов остановился в нескольких шагах,- твои поганые деньги не нужны. Помнишь Зою?
- Ты-ы-ы,- зашипел бывший заведующий,- этого не может быть. Тебя же звери разорвали.
- Я, решил вернуться, с того света,- ухмыльнулся Найденов,- потому, что таким как ты, нет места среди живых…
- Что ты собираешься делать,- затрясся от страха всем телом Жук.
- Прирезать бы тебя, как барана,- сплюнул Олег,- но я так не могу. Поэтому я дам тебе шанс. Он передернул затвор, вгоняя патрон в патронник, затем вытащил магазин, положив его на стол, и бросил «ТТ» на пол.- Там один патрон. Вставай и попытай счастья. Если есть на свете справедливость, то ты сдохнешь. Если нет, то останешься жить.
Казимир Савельевич Жук, в прошлом заведующий детским домом, а ныне лидер одной из преступных группировок, упираясь спиной о стену, поднялся на ноги, сжимая в трясущейся руке рукоять пистолета.
- А-а-а!- закричал он. Вскинув ствол, нажал на курок. Грянул выстрел.
Олег почувствовал, как обожгло мочку уха.
- Ты сделал свой выстрел,- сказал Найденов. Неуловимым движением, он выхватил нож, метнув его в своего недруга. Острое лезвие вошло «Таракану» в горло. Он захрипел, повалившись на пол.
- Вот и все…- Олег устало опустился в кресло. Но на душе не было радости. Лишь пустота и нестерпимая тоска.
В дверь кто-то постучал.
- Шеф,- раздался тихий голос,- у вас все в порядке?
- А… Нет…- ухмыльнулся Найденов,- еще не все…
Он поднялся. Подошел к безжизненному телу, выдернул нож, вытер его о пиджак поверженного врага. Затем вставил обойму в «ТТ», передернул затвор. Подойдя к двери, два раза повернул ключ, отступив на шаг.
Створка распахнулась. В помещение осторожно заглянул Федор. Увидев незнакомого парня, с ножом в одной руке и пистолетом в другой, он глупо захлопал глазами.
- А где, шеф?..
- Там!- Олег ударил ногой в живот холуя. Шумно выдохнув, Федька отлетел в коридор, и сполз по стене. Найденов сделал шаг следом. Краем глаза, он увидел движение справа. Больше наугад, махнул ножом. Попал. Стас, схватившись за горло, с выпученными глазами, осел на пол, привалившись к косяку. Он был еще жив, но, по всей видимости, ненадолго.
- Кто, ты,- прохрипел Федор, старательно хватая ртом воздух.
- Привет тебе от Зои!
Олег направил ствол в голову бойца. « Таракановский» холуй дернулся, но пуля калибра 7,62 успокоила его навсегда.
Найденов присел.
- От судьбы не уйдешь…- проговорил он. Тщательно протерев рукоятки орудий убийства, Олег вложил нож в руку Федора, а пистолет,- Стасу. После чего поспешил на выход.
На следующий день в криминальных новостях сообщили, что в помещении детского дома были обнаружены трупы трех человек. Со слов заведующего это были рэкетиры, вымогающие у него деньги за свое покровительство. Видимо не поделив добычу, в ходе бандитской разборки, они убили друг друга. Прокуратура ведет расследование…

Глава 11.

Олег открыл глаза. Видимо он задремал под ласковым солнышком. Одевшись, он поднялся на пологий берег, направившись в сторону усадьбы, где жили шабашники. Пройдя перелесок, он вышел на, заросшую травой дорогу. Уже была видна крыша их дома, утопающая в зелени сада.
Закинув куртку за спину, Олег, насвистывая веселую мелодию, направился в сторону жилища. Но вдруг остановился. Примерно на половине пути дорогу преграждала вишневая девятка. Ее дверцы синхронно раскрылись и оттуда появились три, спортивного вида, парня.
«Прямо как трое из ларца, одинаковых с лица»- мысленно усмехнулся Олег.
И действительно, на первый взгляд найти отличия было весьма затруднительно. Плотного телосложения, одинаково бритоголовые, со скуластыми лицами и бычьими шеями, они были одеты в одинаковые спортивные костюмы и кроссовки фирмы «Адидас».
Один из парней вышел вперед.
- Федор Смолов?
- Допустим…
- С тобой хотят поговорить… - парень чуть посторонился,- и без глупостей. Если что, можем тебя живым не брать. Места тут глухие. Закопаем, ни кто не найдет.
- Ну, что же,- сделал вид, что смирился Олег. Пройдя между парней, он замешкался, якобы для того, чтобы одеть куртку. И неожиданно для них ударил. Первый из боевиков, получив прямой удар в челюсть, отлетел назад, ударился виском об угол двери, и осел на землю. Второму Олег ударил локтем в нос. Послышался хруст хрящей. А затем, ударом ноги, отправил его в кювет. Третьему предназначался Хук справа. Но последний противник оказался шустрым малым. Поднырнув под руку, он отскочил назад, приняв боевую стойку.
« Вот значит как,- подумал Олег,- брат боксер…»
Между тем противник бросился в атаку. Энергии много. А техники, ни какой. Видимо, когда-то занимался, но бросил. Олегу не составило труда отбиться. И он сам перешел в атаку. Джеб в голову, а когда тот закрылся, серия мощных ударов по корпусу. Противник согнулся, попятившись. Но Олег рано приписал ему благородство. Когда он хотел продолжить атаку, в руке боевика сверкнуло лезвие. Взмах. Руку обожгло. Разрез оказался глубоким. Олег попятился, споткнулся об ногу лежащего возле машины парня и, потеряв равновесие, упал на спину. Тут же на него навалился последний, из оставшихся бандитов. Олег успел лишь, поставить блок, перехватив руку сжимающую нож. Перед глазами нависло красное от напряжения лицо парня. На его лбу и висках вздулись вены. Он навалился всем телом, стремясь перебороть сопротивление своего противника. И это ему удавалось. Рука Олега кровоточила. С каждой каплей уходили силы. Вот уже кончик лезвия коснулся его груди. И вот уже нож входит в его плоть. А затем наступил мрак….






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 05.04.2021г. Дмитрий Жидков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3059754

Метки: Альтернатива, фантастика, приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1