Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"И жили, и были" часть 1 Начало 20 века. Дрибинское детство моей матушки.


"И жили, и были"
Из семейных воспоминаний о жизни в России
первой половины 20 века.

Надежде Солнцевой,
самому родному человеку, - единомышленнице и Ангелу- хранителю моему.

Часть 1
Начало 20 века
 Дрибинское детство моей матушки.

В этой небольшой работе я попытаюсь изложить то, что осталось в памяти от рассказов моей матери Людмилы Тарасовны Емельяновой, о ее детстве, прошедшем в Белорусской губернии в самом начале прошлого века

Итак,
Российская империя ,
Белорусская губерния,
Могилевский уезд,
местечко Дрибин.

Тихое провинциальное местечко Дрибин, насчитывающее больше тысячи жителей, в самом начале прошлого века выглядело впечатляюще не только за счет живописной местности, но и благодаря большому числу добротных деревянных хат с весьма оригинальными заборами и расписными воротами, за которыми красовались роскошные сады с палисадниками, а также ухоженные огороды и чистые дворы.

Позже, в советские времена, стоило моей матушке, - к этому времени перебравшейся из молодой республики Белоруссии  сначала в Московскую, а потом в Псковскую область, - увидеть ладный дом с резными ставнями, как она без раздумий открывала затейливую, с выдумкой и с любовью сделанную калитку и заранее радовалась предстоящему знакомству с творцом всей этой красоты - с еще одним своим земляком!
И ни разу не ошиблась.

Кстати, эти красивые калитки и двери в домах Дрибина не запирались. Никто, кроме периодически появляющихся цыган, ничего чужого не трогал.

Утопающий в зелени Дрибин жил размеренной, неспешной жизнью.
Оживал он прежде всего в дни религиозных праздников и ранней осенью, когда нарядные деревья в садах радовали глаз не только огоньками спелых плодов, но и щебечущими от восторга и азарта птичками - девчонками и проворными мартышками - мальчишками. Балансируя прямо на ветках, они помогали взрослым собирать наливные яблоки и увесистые груши.

Верховодила в одной из многочисленных бригад древолазов маленькая девочка Люся по прозвищу Додька, - сорвиголова с короткой стрижкой под мальчика, моя будущая мама. Одевалась она всегда в одежду, доставшуюся ей по наследству от старших братьев, -  среди ее сестер желающих донашивать мальчишью амуницию не находилось.

Особенно ладно сидел на Додьке брючный костюм,. диковинный во времена рюшечек, оборочек и многочисленных бантиков.
Наша родня до сих пор склонна думать, что мода на женские брюки рождена в Российской империи и ее первооткрыватель
-  отважная девочка Додька.

В местечке, по словам мамы, главных улиц было три - русская, еврейская и польская.
Жил народ в местечке дружно. Уважение проявлялось прежде всего в том, что общались на всех трех языках. На русской улице разговаривали на русском языке. Белорусского языка в местечке не было. Он впервые появился в школах после установления советской власти. Взрослым он казался некрасивым, до конца жизни они разговаривали на русском и называли себя русскими людьми. Бело руссами, Белой Русью.

Мама считала официальный белорусский язык одним из деревенских диалектов, возведенных в ранг государственного. языка советской властью. Учить его она принципиально не стала.
Больше всего в местечке было евреев и моя родня, как и все дрибинцы, неплохо знала еврейский язык

На всех улицах стояли культовые сооружения: православная церковь на русской, костел на польской и синагога на еврейской. Детвора заглядывала во все храмы и любознательных мартышек никто из взрослых не выгонял.

Ритм жизни в местечке Дрибин не только целиком подчинялся религиозному календарю, но и закреплял его в устной речи ( во всяком случае, в его русской части.): названия месяцев, например, в ней не упоминались. Временные периоды обозначались только относительно главных церковных праздников: "после Успения, - перед Рождеством".
И все прекрасно понимали друг друга.

Отец мамы, Тарас Иович Емельянов, работал в местечке почтовым служащим. Почтовое отделение в Дрибине было открыто в самом начале 20 века. Как и большинство белоруссов наш дедушка - хороший семьянин и отличный хозяин

Его жена, Ксения Павловна— внебрачная дочь одного из тамошних помещиков и крестьянки. Соседи и друзья называли ее "пшеничной," за светлые волосы и цвет лица.

Лишь один из первых 6 детей Тараса и Ксении, сочинявший складные стихи, дожил до шести лет. Остальные умерли во младенчестве. Глубоко верующая Ксения отправилась пешком в Киевско - Печерскую лавру и вымолила у Бога ещё шестерых.

Очень строгий отец и добрая, заботливая мать своим примером и с помощью церкви воспитывали в детях трудолюбие, пытливость, доброту и ответственность.

Долгими зимними вечерами на семейных посиделках пели хором русские песни - у всех был хорошие музыкальные способности. Родители и старшие дети читали или пересказывали вслух (в зависимости от яркости освещения) литературные сокровища большой домашней библиотеки, которую всю свою жизнь собирал наш дед Тарас.
Особенно дети любили Гоголя.

Любовь к книге осталась у них на всю жизнь.
Семейная библиотека дважды сгорала: сначала в Гражданскую войну, потом в Великую Отечественную. И дважды возрождалась - уже стараниями детей.

Тарас Иович, имевший свою приусадебную землю, как и многие другие жители местечка, арендовал у помещицы участок в поле и сеял на нем рожь, сажал бульбу и многое другое.

Помещицу жители уважали. Мама всю жизнь вспоминала, какие прекрасные та устраивала утренники с угощениями на главные церковные праздники для всех детей местечка.

Семья держала 2 коров и много другой живности, включая лошадь. Работали много, всей семьей, вместе с детьми. У каждого были свои обязанности. Дети ухаживали за животными.

За совсем еще небольшой Людой закрепили лошадь. Неугомонная Додька быстро выучилась верховой езде с ветерком и стала хорошей наездницей. Любовь к лошадям сопровождала маму всю жизнь. Как и любовь ко всякой другой живности и к спорту.

Каждую весну вся Беларусь устремлялась на заготовку сначала любимого детьми сладкого кленового сока, а следом - березового.

Для детей это был праздник и серьезный, ответственный труд. Взрослые ставили квас на зиму, а свежий целебный сок все пили в волю

Старались не истощать деревья, отверстия делали небольшие, брали сока по-немногу с каждого дерева и тщательно заделывали отверстия. Чтобы для березы эта процедура была чем - то вроде кровопускания, в старину спасавшего людей от инсульта всего за несколько дней.

Бабушка Ксения, как было принято в те времена, хорошо знала русскую народную медицину и успешно лечила свою семью. Однажды ее муж, наш дедушка Тарас, еще достаточно молодым человеком шел весной во время паводка 4 часа по грудь в ледяной воде. В местной больнице ничем ему помочь не смогли. От верной смерти его спас запаренный бабушкой в бочке с кипятком муравейник. Всего несколько погружений в бочку и обильное питье целебных отваров трав - и умирающий воскрес!
Детские простуды быстро вылечивались ею прогреванием на русской печке с одновременным приемом отваров потогонных трав.

Весенних лесных пожаров в те времена не было, траву, как сейчас, никто не поджигал. Ее в сезон всю аккуратно скашивали на сено. Природу берегли.
Обычай поджигать траву возник после Великой Отечественной войны: на полях оставалось много мин, люди гибли, приходилось перед вспашкой поджигать траву на поле, чтобы мины взорвались.

По воскресеньям все семейство отправлялось на литургию в церковь. Детей обязательно причащали.

Воскресенье - традиционный праздник в семье. После возвращения из церкви следовал праздничный обед с любимыми булочками, которые покупались в ближайшей еврейской лавочке.

Правда, лавочку со столь вкусными булочками однажды пришлось сменить. Оказалось, что тесто изобретательный предприниматель вымешивает лично сам своими босыми ногами.

Лавок в местечке было много, с очень большим ассортиментом товаров из разных стран. Только растительных масел можно было купить более десятка. На первом месте в рейтинге продаж стояли льняное и прованское масла. В почете было конопляное и горчичное, оно покупалось для пирогов. Подсолнечное стоило дешевле всех и спросом не пользовалось, его брали только семьи пьяниц, жившие в самом конце русской улицы.
Пьяницы нигде не работали и их жены постоянно занимали деньги у своих соседей. Жили эти семьи изолировано, своей забулдыжной общиной, но, к их чести, до воровства не опускались. Добропорядочные мещане местечка обходили общину стороной и детям своим запрещали любые контакты с ее обитателями.

Патриархальную жизнь местечка будоражили, кроме несчастных случаев, достаточно редкие, но крутые семейные драмы с привычным привлечением гадалок и колдунов, а также горячая местная интеллектуальная молодежь, - гимназисты и студенты, учившиеся в ближайших городах. В сражениях за своих прекрасных дам юные рыцари хватались прежде всего за пистолеты. Наличие холодного оружия прибавляло веса дуэлянтам и значительно повышало рейтинг местным красавицам и вертихвосткам.                Молодцы попроще выясняли отношения меж собой кулаками.

Одна из дуэлей между гимназистами, имевшая большой общественный резонанс в местечке Дрибин,. произошла из - за маминой старшей сестры, гимназистки Вари. Об этом событии виновница и все ее дружные сестры не без трепета  вспоминали всю жизнь.

Много горя приносили пожары. Погорельцам помогали всем миром.
Очень боялся народ еврейских погромов.
С ними регулярно налетала черная сотня. Я часто слышала рассказ мамы об одном из них.
Мамина мама Ксения всегда благополучно прятала евреев с соседней улицы, но в тот раз двое погромщиков с нагайками в руках, проверив чердак, решили спуститься и в подвал.
Спасла обе семьи истерика малышей. Моей маме в тот момент было всего 3 года, но от ужаса она кричала громче всех.
Со страху Хайкина семья обделала весь подвал, но убрать за собой так и не собралась...

Во время гражданской войны жизнь в местечке резко изменилась. Безучастных среди населения не было и мир поделился на два лагеря. Наша бабушка Ксения жалела всех и прятала в своем обширном подвале, как Максимиллиан Волошин, и белых, и красных. Несмотря на то, что и те, и другие с жителями не церемонились, забирая у них последние крохи продовольствия.

Однажды наша семья успела спрятать раненого красноармейца, преследуемого белыми.
Белых Додька направила по ложному следу, а красноармеец долго скрывался в подвале, пока наша бабушка Ксения не подлечила его травами.

Ксения была настоящей христианкой. Один раз во сне ей явилась Богородица и указала место, где под землёй был сокрыт родник.

Думается, именно молитвы бабушки Ксении спасли семьи ее детей во время репрессий и во время Великой Отечественной войны. Никто из моих родных не пострадал. А сейчас ее молитвы помогают мне.

Советская власть в Белоруссии установилась не в 1917 году, а позже.
С окончательным установлением советской власти началось раскулачивание. Раскулачили в местечке многих. Прежде всего тех, кто имел коров и лошадь.
У нашей семьи отобрали и живность, и имущество. От расстрела и ссылки спас семью дедушка Тарас.  Он, на одну зарплату содержавший всю свою семью, много лет давал деньги в долг женам тем пьяниц, что теперь стояли у власти. Но никогда, жалеючи их детей, не требовал возвращения долгов.
Именно поэтому новая власть семье моего деда сохранила главное - жизнь.

Оставшись без кола и без двора, похоронив убитого в гражданскую войну старшего сына, юного поэта Ваню, внешне чем - то похожего на Есенина, семейство постепенно перебралось к родным в Москву...

Продолжение следует.

(часть 2 - рассказ - воспоминание "К 100 летию со дня рождения кота Тимофея",
https://www.chitalnya.ru/work/1920231/

часть 5 - "Жизнь и деятельность нашей козы Фильки" - (советская деревня в 1945 - 1950гг)
https://www.chitalnya.ru/work/2659314/






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 20
© 04.04.2021г. Лариса Калинина
Свидетельство о публикации: izba-2021-3059435

Метки: Империя Дрибин Додька,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


Ди.Вано       05.04.2021   09:03:26
Отзыв:   положительный
Дорогая Лариса.
Рада вновь читать Ваши бережные, чистые строки.
.Белая Русь нынче в тревоге.
Так и накатываются слёзы..., читая...
Спасибо огромное за воспоминания,
за то , что радуете своим выходом..
Здоровья, сил и вдохновения.
С сердечным теплом и уважением
Д.
Лариса Калинина       05.04.2021   11:55:58

Мне тоже, дорогая Дина, тревожно за родимую Белую Русь. Спорю ВКонтакте с Таликом, рассказываю, что мы такие же были наивные в начале 90 гг, думали, щас в западном раю будем жить, поживать, да добра наживать. Не так все просто, как молодым кажется. Работа моя старая, я сейчас больше краеведением занимаюсь да болячками. А в Дрибине отец Ефима Шифрина родился и написал о нем хорошие воспоминания. Он пишет, что в Дрибине половина евреев Шифрины и Рабиновичи. Я не знала, что это его отца такая хорошая работа, поместила на своей странице в контакте, смотрю, известный артист наш лайк поставил. Так и узнала.
Спасибо за отзыв, помощи Вам Божьей и здоровья.
















1