Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Котики. Глава 11 - Побег.


Котики. Глава 11 - Побег.
­Глава 11    Побег.

       Тришер, как будто, ненадолго остолбенел и не мог выговорить не слова. Он недоуменно посмотрел на Люстрина, потом перевел взгляд на наручники на своих лапах и, набрав в легкие побольше воздуха, выпалил в лицо Люстрину порцию негодования:
-      Это произвол! Вы что себе позволяете?! Вы знаете кто я такой?
-      Не нужно так волноваться, уважаемый месье Тришер! – сказал Люстрин, усаживая его в машину с помощью своих подчиненных. – Конечно, мы осведомлены, кто вы такой! Вы задержаны по подозрению в соучастии похищения известного оракула – Ахилла! Знаете такого? – тут Люстрин внимательно посмотрел в глаза Тришеру.
-      Да… Вроде бы знаю… - удивленно промямлил Тришер, вероятно, не понимая как ему вести себя в этой ситуации.
-      Вот и хорошо! – похлопал его по плечу Люстрин. – Значит, нам есть о чем с вами поговорить! А от нашего с вами разговора будет зависеть, какие обвинения вам будут в ближайшее время предъявлены… Вы понимаете меня?
-      Угу! – кивнул Тришер, испуганно смотря на Люстрина.
-      Олично! Усаживайтесь поудобнее и наслаждайтесь прекрасным видом из окна. Сейчас мы проследуем в Эрмитаж для проведения одного следственного эксперимента, в котором вы примете непосредственное участие.
       Тут Люстрин заметил боковым зрением, что из дверей кафе вышел Хомов со своими приятелями и направляется к нему. Люстрин быстро прикрыл дверь машины и пошел им навстречу.
-      Вы поедете с Тришером в Эрмитаж? – подойдя вплотную, тихо уточнил Хомов.
-      Да, там досмотрим его и попытаемся разговорить. Если разговора не получится, проведем с ним следственный эксперимент и будем провоцировать его на побег через тайный лаз.
-      Не забудьте только прикрепить к нему маячок и заранее спрятать своих агентов в подвале возле лаза, чтобы проследить за ним в случае его побега. Кстати, у нас небольшая проблема: у Безухова нет пропуска в Эрмитаж… - сказал Хомов, показывая на своего приятеля.
-      Эту проблему мы сейчас исправим! – сказал Люстрин, надевая на Безухова наручники. - Придется тебе немного подыграть нам, друг! – подмигнул он Безухову. – Сейчас мы посадим тебя в машину к Тришеру, как еще одного подозреваемого в похищении Ахилла. Когда приедем на место, вас на какое-то время оставят одних в комнате – попытайся его разговорить… Принимай еще одного задержанного! – специально громко крикнул Люстрин подчиненному, запихивая Безухова в машину.
-      Куда вы меня тащите, коты позорные! Я ни в чем не виноват, я просто сантехник, который приехал на вызов! Я буду на вас жаловаться! – вошел в роль Безухов.
-      Поговори еще у меня! Жаловаться он на нас будет! – цыкнул на него Люстрин. – Все мы поехали! А вы на другой машине, – Люстрин показал Хомову на черный минивен с тонированными стеклами, который стоял чуть поодаль. – Встретимся на месте!
       Автомобиль, в котором находились Люстрин, Тришер и Безухов моргнул включенным поворотником и тронулся с места, плавно влившись в автомобильный поток. Почти сразу за ним последовал еще один точно такой же, но уже с Хомовым и Василием. Когда подъехали к служебной проходной, Тришера и Безухова высадили из машины и под охраной перепроводили в отдельное помещение. Хомов с Василием беспрепятственно прошли через проходную, предъявив свои пропуска, и сразу проследовали к кабинету Люстрина. Люстрина пришлось немного подождать, но уже вскоре он появился у дверей своего временного кабинета в хорошем расположении духа:
-      Чувствую, что сегодня нам должно повезти, и мы расколем этого Тришера!
-      Фарт дело тонкое, главное его не спугнуть и все сделать правильно… - задумчиво произнес Хомов.
-      Не переживай, товарищ Хомов, все сделаем как надо, в лучшем виде! – успокоил его Люстрин. – Тришера уже обыскали и нашли при нем много чего интересного… - тут он интригующе посмотрел на Хомова. – Золотые часы, цепочка, перстень и даже золотые запонки и булавка на галстуке. Помимо этого при нем была обнаружена большая денежная сумма. Но самое для нас интересное это синий блокнот с корабликом на обложке – возможно, тот про который рассказывала Мали. А еще: аж целых три жетона с драконами и какой-то прибор, с виду похожий на калькулятор. Кстати, откуда у него взялись жетоны в таком количестве? Это все его жетоны, что ли? – Люстрин вопросительно посмотрел на Хомова.
-      Как минимум один из них наш, его подкинул ему Василий, - сказал Хомов и, в свою очередь, вопросительно посмотрел на Василька.
-      Все так и было! Один жетон он положил себе в карман с моей подачи! – подтвердил Василий. - Там еще был полтинник товарища Хомова, неплохо было бы его вернуть.
-      За это не беспокойся, все вернем с лихвой! Нам бы лишь найти Ахилла живым и здоровым, тогда все будем в шоколаде! – Я в съедобном смысле этого слова, - уточнил Люстрин. – А вот если не найдем его, тогда только цвет такой же останется…
-      Что же касается еще одного жетона, то его мог подбросить Безухов, - продолжил Хомов. – Он, как раз, был на подстраховке на этот счет, но я, к сожалению, не успел его спросить об этом. Кстати, мастер, изготовивший эти жетоны, поставил на них секретное клеймо и показал мне, где оно находится. Так что я без труда смогу отделить наши дубликаты от настоящих жетонов.
-      Значит, один или даже два из них все же принадлежат Тришеру… - задумчиво произнес Люстрин и стал кому-то звонить по служебному телефону. - Срочно принесите все изъятое у задержанных в мой кабинет! – отдал он распоряжение и вновь обратился к Хомову: - Сейчас Тришер и Безухов находятся в кабинете одни, надеюсь, Тришер ему что-нибудь сболтнет лишнего. Ну, а мы пока внимательно изучим содержимое его вещей, а потом уже и допросим его самого.
       Через несколько минут в комнату вошел помощник Люстрина и положил на рабочий стол два пакета:
-      В одном пакете вещи задержанного Тришера, а в другом задержанного Безухова! – отрапортовал служивый.
-      Спасибо. Можете пока быть свободны, - кивнул ему Люстрин и переключился на изучение содержимого пакетов: - Гаечный ключ, отвертка, фонарик, карта метрополитена и прочее барахло…это все вещи Безухова. А вот в этом пакете интересующие нас вещи месье Тришера – подытожил он, выкладывая их на стол.
-      Тут столько золотых украшений, что в пору с ними идти в ломбард! – пошутил Василий, рассматривая золотые часы.
-      Это нас сейчас мало интересует! – категорично заявил Люстрин. – Обратите внимание на жетоны, альбом и калькулятор – остальное пока подождет!
-      Два жетона из трех наши подделки. Вот эти два! – сказал Хомов, рассматривая через лупу жетоны. – На них выгравированы две небольшие буквы «МК», что означает Мастер Коттингс. - Безухову все же удалось подкинуть его Тришеру! – хмыкнул Хома. - А вот на этом жетоне таких букв нет, значит, это оригинальный жетон. Я думаю, идентичный был найден на месте пропажи Ахилла – это будет не сложно проверить.
-      Действительно, на этих двух присутствуют буквы «МК», а на этом нет… - Люстрин тоже внимательно изучил жетоны под увеличительным стеклом. – Хорошо, с этим понятно! А что насчет остального?
-      Небольшой блокнот для записей синего цвета, на обложке изображен парусник… По описанию, похож на альбом, про который нам говорила Мали - Хомов стал перелистывать страницы блокнота. – Кстати, инспектор, обратите внимание: в альбоме есть наброски стихов, а еще есть какие-то финансовые записи, похожие на те, что делают букмекеры при работе с клиентами. При этом здесь два абсолютно разных почерка и абсолютно разная стилистика. Я с большой долей вероятности могу предположить, что эти два почерка принадлежат котикам, а не кошечкам. Если один из них принадлежит Тришеру, то второй вполне может принадлежать Ахиллу – уверен, что здесь в их пансионе должны найтись образцы его почерка. Нужно также срочно допросить Тришера и взять образец его почерка, а потом сравнить с записями в блокноте.
-      Да, еще… По поводу прибора… - Василий, понажимав какие-то кнопки на калькуляторе Тришера, тоже решил поучаствовать в диалоге. – Это, действительно, вроде бы калькулятор, но вот эта красная кнопка не имеет к нему никакого отношения. При нажатии на нее, на дисплее высвечивается надпись: «Объект находится вне зоны действия прибора». Может быть, это еще и какой-то приемник или передатчик сигнала?
-      Ладно, разберемся! – сказал Люстрин, убирая все вещи Тришера обратно в пакет. – Будете участвовать со мной в предварительном допросе Тришера? Он же вас все равно не знает и не осведомлен о ваших полномочиях.
-      Конечно, будем! И даже поможем тебе взять образец его почерка – у меня есть для этого специальная методика, - ответил за себя и за своего товарища Хомов.

       В это время в отдельной комнате сидели Безухов и Тришер. Если Безухову, по понятным причинам, опасаться было нечего, и от этого он был вполне раскован и всячески пытался заговорить с «товарищем по несчастью» – то Тришер понимал, что ситуация очень серьезная и впереди его могут ждать большие неприятности, поэтому он был мрачнее тучи и категорически не хотел вступать в диалог.
-      Вот скажи мне, друг, что я сделал такого плохого, что меня забрали в каталажку? – Безухов посмотрел на Тришера своими «кристально честными» глазами. – Я обычный кот-сантехник, и я не лезу ни в какие чужие дела, а мне тут шьют какое-то похищение, какого-то Ахера… Ты, кстати, не знаешь кто это такой?
       Тришер лишь искоса посмотрел на Безухова, но ничего ему не ответил. Безухов же решил не сдаваться и продолжил свой монолог в надежде, что он все же перерастет в доверительный диалог:
-      Вот ты, например, знаешь, что такое фановая труба? Это тебе не музыкальная труба и даже не пионерский горн какой-нибудь, где всего семь нот играют – тут же все серьезно и не каждому дано разбираться в этом… А шаровый кран на три четверти? А? Тоже не знаешь? – А я все про это знаю и умею правильно устанавливать, и мои коллеги меня за это сильно уважают! А мне, понимаешь, сейчас говорят: «Это ты украл этого парня», но я его даже не видел никогда! А тебя, друг, по этому же делу взяли?
       Тришер продолжал упорно молчать и даже не смотрел в сторону Безухова. При таких обстоятельствах Безухов вынужден был замолчать, и стал демонстративно рассматривать стенку напротив. Возникшая пауза была прервана шумом проворачиваемого в двери замка, после чего дверь открылась, и в комнату вошли помощники Люстрина:
-      Месье Тришер, прошу следовать за нами! А вы пока оставайтесь здесь!
       Когда дверь за Тришером закрылась, Безухов остался в комнате совсем один, но скучать долго не пришлось, так как через пару минут дверь вновь открылась, и в комнату вошел сам Люстрин:
-      Удалось его разговорить? – с надеждой спросил он у Безухова.
-      Молчал «как рыба об лед»! – покачал головой Безухов. – Несмотря на все мои старания, не проронил ни слова.
-      Ладно, понял тебя. В любом случае, благодарю за содействие и участие. Еще одна просьба: посиди пока здесь немного, пока мы допрашиваем Тришера, а то тебя все равно не выпустят с территории без предъявления пропуска. А чтобы тебе было не скучно, вот принес тебе почитать, – с этими словами Люстрин положил на стол пачку свежих газет.
-      Хорошо, почитаем, как раз, на часок хватит, - сказал Безухов, поудобнее усаживаясь за столом.

       В кабинете, временно переквалифицированным в допросную комнату, за столом сидел Тришер и тоскливо смотрел в окно, словно пытаясь отыскать там для себя свободу. Возле двери стояли двое охранников и не сводили с него глаз. Все ждали Люстрина, который должен был придти с минуты на минуту, чтобы начать допрос. Наконец, дверь открылась, и в комнату вошел Люстрин в сопровождении Хомова и Василия.
-      Пожалуй, начнем! – сказал Люстрин, присаживаясь за стол напротив Тришера и потирая лапы.
       Рядом с Люстриным сел Хомов, а чуть поодаль сбоку Василий.
-      В чем меня конкретно обвиняют! – визгливым голосом спросил Тришер, обращаясь к Люстрину.
-      Я же вам уже говорил об этом: вы подозреваетесь в причастности к похищению своего бывшего воспитанника, а ныне известного предсказателя оракула-Ахилла.
-      Что за бред! Зачем мне его похищать?!
-      Ну, например, чтобы получать напрямую от него информацию о предстоящих спортивных результатах и использовать ее в своих интересах и в интересах одной букмекерской конторы, учредителем которой вы являетесь… Кстати, ваши соучредители в курсе, что помимо дел фирмы вы еще промышляете частным, так сказать, образом, используя при этом корпоративную информацию? – В блокноте, изъятом у вас, много интересных финансовых записей, имеющих отношение к спортивным ставкам. При этом я уверен, что записи не имеют никакого отношения к вашей фирме, а только лишь к вашему желанию дополнительно заработать, ни с кем не делясь и особо не афишируя свою деятельность.
-      Я не понимаю, о чем вы говорите! – занервничал Тришер. – Это всего лишь невинные спортивные пари… Мы с приятелями иногда спорим на интерес, какая команда выиграет, а цифры это просто предполагаемая вероятность результата, но только выраженная в баллах – и ничего более! Поверьте, никаких денежных отношений!
-      Да, что вы говорите?! – с иронией произнес Люстрин, внимательно глядя на Тришера. – А я то «дурак» подумал, что вы частным образом, в обход интересов своей фирмы и государства, принимаете ставки на спортивные мероприятия и получаете с этого дополнительную никем не учтенную прибыль, а тут оказывается такое дело, просто пари…
-      Да это просто пари! – пытался стоять на своем Тришер.
-      А могу я узнать, что означает вот эта запись в вашем блокноте: «Лола – так себе, Афродита – намного лучше, Венера – высший пилотаж»? Это вы пишите о кошечках с пониженной социальной ответственностью?
-      Нет, конечно! Как вы могли подумать такое?! Эти невинные милые создания мои ученицы, я иногда даю им частные бесплатные уроки в области искусства, а это просто моя произвольная оценка их познаний на тот момент.
-      Надо же, как интересно… Действительно, вы ведь работали в таком знаковом культурном месте, как Эрмитаж, где мы, собственно, сейчас и находимся. Кстати, вы любите стихи? – неожиданно спросил его Люстрин.
-      Да…люблю… - несколько неуверенно ответил Тришер.
-      А стихи в вашем блокноте – это вы писали?
-      Да, это мои стихи…
-      Ваши?! А не могли бы вы сейчас порадовать нас и прочитать нам по памяти что-нибудь из них?
-      К сожалению, не смогу - горло болит… - захрипел вдруг Тришер.
-      Да…это серьезное препятствие для творчества, – иронично подметил Люстрин. – А почему стихи в вашем блокноте написаны другим почерком, чем остальные записи?
-      Знаете, у меня есть такая привычка писать стихи левой лапой.
-      В таком случае не могли бы вы написать сейчас, что-нибудь из своих стихов левой лапой?
-      Сейчас у меня нет творческого вдохновения, да и эта лапа болит, где то ушиб ее…
-      Опять мимо! - констатировал Люстрин. – В таком случае, сейчас мы возьмем образец вашего почерка, написанного правой лапой. Нам нужно убедиться, что хоть какие-то записи в этом альбоме принадлежат вам. – Сейчас наш специалист продиктует вам текст, а вы запишите его под диктовку. И это уже не просьба! – предупредил он Тришера, протягивая ему чистый лист бумаги и ручку.
Тришер нехотя взял бумагу и ручку и с недовольным видом посмотрел на Люстрина:
-      Что я должен написать?
-      Немного терпения. Как я уже сказал, сейчас мой коллега продиктует вам текст, а вы его запишите … - тут уже Люстрин вопросительно посмотрел на Хомова, который рассматривал какие-то записи в своей тетради.
-      Я готов! – кивнул Хомов Люстрину и обратился к Тришеру. – Записывайте под мою диктовку слово в слово: «Было у отца два сына-кота. Один кот умный был – институт закончил, а другой кот дурак – не так и не сяк». С новой строчки. «Три кота-котовича гуляли до утра у Петра Петровича». С новой строчки. «Встретил раз кот-Баюн большой говорун царевича, а в котомке у того еще два кота сидят. Одного звали Хил – от слова хилый, а другого Тол – от слова толстый. Тут и говорит кот-Баюн царевичу словами ласковыми». Опять с новой строки. « А Хила надо бы отпустить, так всем лучше будет. А если не отпустишь, то я так разговорюсь, что мало никому не покажется. Сам-то я сижу на острове за большим забором и охрана у меня нешуточная». С новой строки. «Посылка моя придет тебе с другом названным, кот он серьезный, слов на ветер не бросает – ты верь ему, игру он знает». Так теперь напиши свое имя, число и подпись.
       Тришер аккуратно выполнил все, о чем его попросили, и вернул исписанный листок с ручкой обратно Люстрину. Люстрин внимательно рассмотрел его и убрал к себе в папку.
-      Продолжаем разговор! – подытожил он. – Проведем экспертизу и будем точно знать, чьим почерком написаны финансовые записи в блокноте, а вот насчет стихов вопрос пока остается открытым. Кстати, многочисленные свидетели из окружения Ахилла показывают, что у него был точно такой же блокнот, и он периодически делал в нем какие-то записи… Более того, на месте исчезновения Ахилла был обнаружен жетон с драконом, он идентичен жетонам, которые нашли при вас. Как все это вы можете объяснить?
-      Блокнот мой и записи в нем мои, я купил его… Сейчас уже и не вспомню, где это было… Может даже мне его подарили? Точно не помню! – У меня много знакомых, и они мне постоянно презентуют всякие безделушки… - было видно, что Тришер пришел в себя и стал вести себя намного увереннее, при этом он даже стал позволять себе некоторую вальяжность в общении с Люстриным. - По поводу жетонов: там, где сейчас располагается Московский головной офис нашей фирмы, раньше было казино под названием «Желтый Дракон» и после них осталось много фишек-жетонов с изображением желтого дракона. По восточной мифологии желтый дракон приносит удачу в делах – вот я и ношу их с собой на удачу. Один жетон я, кажется, как-то подарил Ахиллу…
-      А название вашей фирмы «МYD» как то связано с этим?
-      Да, в каком-то смысле: в названии фирмы соединились два значения - одно можно расшифровать как «Московский Желтый Дракон», как символ удачи в делах, а второе как «Московский Якиманский двор», то есть адрес ее местонахождения. Название фирмы, обозначенное заглавными латинскими буквами «МYD», соответствует как первому, так и второму значению – если первое писать по-английски, а второе по-русски, но латинскими буквами.
       Выслушав рассказ Тришера по поводу названия их фирмы, Хомов многозначительно посмотрел на Люстрина.
-      На все у вас есть объяснение, месье Тришер! – прямо и не знаю, что с вами делать… - решил поиграть в доброго полицейского Люстрин, но тут в комнату вошел один из его помощников и положил перед ним на стол какие-то документы, предварительно шепнув ему что-то на ухо. Люстрин внимательно изучил их, затем заглянул еще раз в блокнот Тришера и опять стал рассматривать документы, словно что-то сравнивая. После этого он вновь обратился к Тришеру, вопросительно посмотрев на него: - Мне сейчас принесли образцы почерка Ахилла, и я сравнил их с записями стихов в вашем блокноте. Так вот, я, конечно, не являюсь экспертом в области графологии, но вынужден сказать вам, что мое сравнение не в вашу пользу. Я считаю, что стихи в этом блокноте написаны почерком Ахилла. Значит, это все-таки его альбом, а не ваш! Остается только узнать, каким образом этот альбом попал к вам. - Сами расскажите?
-      Я по-прежнему повторяю, что это мой альбом и записи в нем мои, а Ахилла я не видел уже очень давно и понятия не имею, что с ним и где он! – стоял на своем Тришер. – И вообще – мне нужен адвокат!
-      Значит, помочь следствию вы не желаете, и судьба вашего бывшего подопечного вам безразлична! – рассердился Люстрин. – Что ж, воспользоваться услугами адвоката это ваше право, но предоставить вам его здесь и сейчас у меня нет возможности. Поэтому поступим следующим образом: мы отконвоируем вас в следственный изолятор, и там у вас появится возможность пообщаться с вашим адвокатом. А пока мы находимся здесь, проведем небольшой следственный эксперимент с вашим участием – посетим помещение, откуда исчез Ахилл. Может быть, вы что-нибудь вспомните и расскажите нам… Вы же раньше здесь работали, и ремонт в этом помещении был начат еще при вашем руководстве пансионом, не так ли? И учтите, что от ваших показаний и действий будет зависеть то, какие обвинения вам будут предъявлены в ближайшее время!
       Тришер, пригорюнившись, опустил голову и на минуту задумался, но потом вдруг в его глазах промелькнула искорка, и он подозрительно быстро согласился на следственный эксперимент:
-      Хорошо, я согласен – идемте!
       Увидев такую реакцию Тришера, Хомов встретился взглядом с Люстриным и незаметно подмигнул ему: «мол, клиент наживку заглотил». Люстрин тоже слегка кивнул ему в знак согласия.
-      Посидите пока немного здесь, - обратился Люстрин к Тришеру. - Я сейчас выйду ненадолго, мне необходимо решить кое-какие организационные вопросы в связи с этим, но вскоре я вернусь, и мы сразу проведем следственный эксперимент.
       Люстрин вышел из кабинета, но не прошло и пяти минут, как он снова появился и предложил Тришеру следовать за ним. Тришер в сопровождении охраны подошел к туалетной комнате, где исчез Ахилл, следом шли Хомов с Василием.
-      В помещение зайдут только я и месье Тришер, остальные до моего распоряжения остаются снаружи! – объявил Люстрин, пропуская вперед Тришера. – Через несколько минут зайди и вызови меня под каким-нибудь предлогом… - на ходу шепнул он Хомову.
       Когда они оказались вдвоем в помещении, Люстрин прикрыл за собой дверь и обратился к Тришеру:
-      Насколько мне известно, ремонт здесь проводился при вашем участии. Почему же не была доделана до конца одна из кабинок? А то, понимаешь ли, такой шикарный ремонт проделан, столько денег затрачено, а все коту под хвост. Вот эта вот табличка на двери кабинки с надписью «Ремонт» портит весь вид, вы не находите?
-      Да, вы правы, портит вид. Тогда мы не смогли уложиться в смету, и ремонт одной кабинки так и не был закончен. Но другая кабинка полностью исправна, поэтому объект, все же, был принят в эксплуатацию. А эту решили доделать позже, по мере поступления средств. Но сейчас это уже не моя проблема, а месье Жана.
-      Полностью с вами согласен: у вас сейчас совсем другие проблемы, и связаны они с предполагаемым нарушением закона с вашей стороны. Ну, так как – поговорим об этом? Без протокола, здесь только вы и я! Если вы мне сейчас скажете, где находится Ахилл, то я обещаю, что ваше участие в этом деле будет минимальным. Я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы вы, так сказать, вышли «сухим из воды» и получили условный срок наказания, а при удачном стечении обстоятельств вообще пойдете по делу свидетелем. Ну, же решайтесь! В противном случае вас ждут большие неприятности!
-      Я уже говорил вам, что я давно не видел Ахилла и понятия не имею, где он находится! Мне нечего вам больше сказать! – пошел в «отказку» Тришер.
       Тут в дверь постучали, и послышался голос Хомова:
-      Инспектор, прошу прощения, но вас срочно просят подойти к телефону! Звонок из Следственного комитета!
-      Понял! Одну минутку! – ответил Люстрин и обратился к Тришеру: - Мне необходимо ненадолго отойти, но я скоро вернусь и мы продолжим. А пока подождите меня здесь. Надеюсь, вы не исчезнете отсюда так же как исчез Ахилл?
-      Ну, что вы такое говорите, инспектор?! – вычурно возмутился Тришер. – Когда вы вернетесь, я буду здесь – где мне еще-то быть? А пока, с вашего разрешения, я воспользуюсь свободной кабинкой.
-      Конечно, только не перепутайте их случайно, а то войдете в ту, где ремонт еще не закончен и провалитесь куда-нибудь, такое иногда тоже бывает! – назидательно заметил Люстрин и вышел из помещения, плотно закрывая за собой дверь.
       Люстрин вышел в коридор и тут же приложил указательный палец к губам, давая понять, чтобы все молчали, а потом специально громко обратился к Хомову:
-      Важный звонок? Пойдемте скорее! – сказал Люстрин, делая вид, что уходит по коридору. На самом деле отошел на несколько шагов и стал прислушиваться.
       В воцарившейся тишине стало слышно, как почти без звука закрылась задвижка на общей двери в туалетное помещение, откуда только, что вышел Люстрин.
-      Сработало! – обрадовался Люстрин. Через секунду к нему подошел помощник, держа в лапах раскрытый ноутбук. – Так, есть картинка! В туалете установлена камера, а фильм про побег Тришера мы будем смотреть здесь, - сказал Люстрин Хомову, показывая на ноутбук.
-      Маячок на нем закрепили? – уточнил Хомов.
-      Не переживай: и маячок закрепили, и агентов в подвале по углам расставили, и подробные инструкции им дали. Теперь остается только ждать результатов. Главное чтобы Тришер не подкачал и вывел нас на Ахилла!
       На экране ноутбука было видно, как Тришер наклонился возле раковины и нажал на секретный рычажок, после этого он быстро вошел в кабинку с табличкой «Ремонт» и закрыл за собой дверь.
-      Ждем минуту и взламываем дверь! – Предупредил он своих подчиненных, двое из которых уже держали наготове фомки, чтобы отжать дверь. Люстрин внимательно смотрел на свои часы, где по циферблату бежала секундная стрелка. – Поехали!
       Парни стали быстро работать, пытаясь отжать дверь от дверного косяка. Через считанные секунды им это удалось, и дверь открылась. Люстрин первым вбежал в помещение и открыл дверь в кабинку, в которую вошел Тришер. Потайной лаз был закрыт, а Тришер исчез.
-      Он закрыл лаз изнутри! А мы так пока и не нашли там нужного рычажка! – сказал Люстрин, открывая потайной лаз рычагом под раковиной. – Вы двое вперед! Только тихо там, не спугните его! А вы остаетесь пока здесь! – отдавал он команды своим подчиненным.
       Помощники Люстрина устремились в открытый лаз и скрылись из виду в темноте. Прошло несколько минут томительного ожидания. Люстрин, учитывая прекрасно проработанный план действий, принял решение не участвовать в погоне за Тришером лично, а доверить это своим подчиненным. Но вот, наконец, из лаза появилась голова одного из его помощников:
-      Шеф, все пропало – ему удалось уйти!
-      Он умудрился одурачить вас и уйти?! Болваны!!! – Люстрин был в ярости. Он снова открыл свой ноутбук и стал там, что-то рассматривать: - Я вижу его передвижение на экране! Сигнал слабый, но пока пеленгуется – судя по картинке, он не так далеко ушел, и мы еще сможем его поймать. Всем включить фонари и вниз! К черту конспирацию! – Теперь нам только остается попытаться вычислить его с помощью датчика, который мы на нем скрытно закрепили! Вперед!
       Все устремились вниз. Операцию по спасению так некстати провалившегося плана и поимке Тришера теперь полностью контролировал Люстрин. Он отслеживал местоположение беглеца на ноутбуке и отдавал необходимые указания. Поисковый отряд разделился на две группы и, охватывая фланги, с разных секторов быстро приближался к месту предполагаемого нахождения Тришера. Хомов с Василием тоже не отставали от других, внимательно вглядываясь в темноту, прорезаемую многочисленными лучами фонарей.
-      Я вижу его, вот он! – крикнул Василий, указывая в темноту.
       Все тут же направили свои фонари в то место, на которое указывал Василий, высветив там большой участок пространства. Тут же перед ними предстала удивительная картина: Тришер застрял между металлическими прутьями решетки, через которую, он, вероятно, решил сигануть, уходя от погони. Теперь он беспомощно барахтался, пытаясь выбраться оттуда, но у него ничего не получалось.
-      Решил поиграть с нами в «Копперфильда» и просочиться сквозь решетку?! – Для этого жрать надо было поменьше, может и пролез бы! – язвительно сказал подошедший к нему Люстрин, надевая на него наручники. – Тогда немного усложним задачу! Теперь тебе придется выбираться не только из наручников, а еще и из камеры следственного изолятора. Вытащите его из решетки!
       Помощникам Люстрина удалось, приложив немалые усилия, вытащить беглеца из западни, которую он сам себе устроил, и препроводить его в комнату для допроса. Прежде чем завести Тришера в комнату, Люстрин вначале сам зашел туда и быстро проинструктировал находящегося там и уже успевшего заскучать без дела Безухова.
-      Проходим и присаживаемся! – сказал Люстрин, подталкивая в спину упирающегося Тришера. – Все, хватит играть с вами в бирюльки! Сейчас парни вы мне все расскажете! – сурово посмотрел он на Тришера и Безухова. – А если нет, то сильно об этом пожалеете! Где Ахилл?!!!
-      Я не знаю никакого Ахилла! Меня взяли по ошибке! – заверещал Безухов, «испуганно» смотря на Люстрина.
-      Сейчас ты мне все расскажешь! – казалось, что Люстрин еще больше разозлился. Он схватил за шиворот Безухова и потащил его по полу к выходу. – Хватайте его и потащили в соседнюю комнату, там допросим его с пристрастием! А ты сиди пока и думай – будешь следующим! – сказал Люстрин и пристально посмотрел на Тришера, явно обалдевшего от таких методов проведения допроса.
       Спустя минуту за стенкой послышались какие-то хлопки и удары, а следом заорал Безухов:
-      Что вы делаете?! Вы же меня так убьете, сатрапы! Это нарушение всех международных конвенции! Я требую…
       Тут его голос стал каким-то приглушенным, и было непонятно, что он говорит, а потом все затихло. Прошло совсем немного времени, и дверь вновь открылась:
-      Слабак - упал в обморок! – сказал Люстрин, снова входя в допросную комнату и потирая правую лапу. – Ну, ничего, оклемается… А сейчас твоя очередь, толстопуз! – обратился он к Тришеру. – Хватайте его парни и держите покрепче! Сейчас мы прищемим его жирный хвост ножкой от стула – да так, что он пожалеет о том, что его в детстве ему не купировали!
-      Не надо трогать мой хвост! Я вам все расскажу! – испуганно закричал Тришер.
-      Где Ахилл?!
-      Он за городом, на даче у одного моего знакомого по прозвищу Ушастый. Это все они! Ушастый и его приятели удерживают его там насильно. Это страшные и беспринципные коты, все они сплошь хулиганы и бандиты! – Им, что молочка попить, что котика украсть – все одно! А если, что неладное почувствуют, то могут, как говориться, крынкой по башке и концы в воду…
-      А, что же ты с такими личностями связался-то? – удивился Люстрин.
-      Не хотел я с ними связываться, да жизнь заставила!
-      Ладно, на жалость будешь потом давить, а сейчас - адрес!!!
-      Поселок Сметанково, улица Маслянная, дом 5… - промямлил Тришер.
-      Готовим оперативную группу на выезд! – отдал Люстрин распоряжение своим подчиненным. – А этого красавца отправляйте в камеру, в следственный изолятор! – сказал он, показывая на Тришера. – Там на месте дайте ему ручку с бумагой. Пусть начинает писать покаятельные «мемуары», да чтобы без ошибок! Приеду – проверю!
-      Шеф, а что делать со вторым?
-      Безухов пускай пока посидит здесь до нашего приезда. А мы с группой на задержание!
-      Инспектор, на одну минутку! – сказал Хомов, отводя Люстрина в сторону. – Вы хотите сходу брать эту «бандитскую малину»?
-      А что с ними церемониться, что ли? Как говорится, шашки наголо и вперед!
-      А если они его, действительно, того…
-      Чего того? – не понял его Люстрин.
-      Ну, того – крынкой по башке и в колодец…и нет больше нашего Бобика, в смысле Ахилла…
-      Я как-то в азарте об этом и не подумал… - почесал лоб инспектор.
-      Предлагаю оперативную группу не отменять, но и шуметь при задержании не нужно. Тихонечко подъедем на место, в сам поселок заезжать не будем, а остановимся где-нибудь в лесочке, рассредоточимся, и просто будем пока наблюдать за домом, ничем себя не обнаруживая. А кто-нибудь из ваших подчиненных зайдет к ним в дом, представится приятелем Тришера, ну а дальше будет действовать по обстоятельствам. – Как тебе такой план?
-      Умеешь ты удивлять своими нестандартными подходами, товарищ Хомов… Но здесь ты явно просчитался – если это бандиты, то мою морду и морды моих сотрудников они наверняка хорошо знают. Даже, если представить, что это не так, то с какого перепугу бандиты поверят, что пожаловавший к ним в гости незнакомый кот является приятелем Тришера, которому они должны, к тому же, доверять.
-      Помнишь, мы совсем недавно проводили графологическую экспертизу? Там Тришер писал текст… Так вот, если надорвать этот листок и оставить только концовку текста, то получается неплохая «малява» (письмецо) товарищам с неволи. Я напомню тебе текст: « А Хила надо бы отпустить, так всем лучше будет. А если не отпустишь, то я так разговорюсь, что мало никому не покажется. Сам-то я сижу на острове за большим забором и охрана у меня не шуточная. Посылка моя придет тебе с другом названным, кот он серьезный, слов на ветер не бросает – ты верь ему, игру он знает».
-      Честно говоря, я не придал этому особого значения. В подобных экспертизах почти всегда практикуют какие-нибудь причудливые тексты.
-      Ну, а сейчас-то ты понимаешь, что этот текст со смыслом? В нашем случае это выглядит примерно так: Тришер сообщает своим товарищам-подельникам о том, что он арестован и крепко присел, что его новый товарищ (тоже из сидельцев) придет к ним с его «малявой». Он представляет его, как серьезного кота, который владеет информацией, то есть, в какой-то мере в курсе их дел, и просит их ему верить. Но самое главное: он просит отпустить Ахилла, а иначе он разговорится и сдаст их всех с потрохами.
-      Пожалуй ты прав, интересное письмецо… Надо бы его использовать.
-      Вот и я о том же! Остается только найти кандидата на роль курьера, может Безухов подойдет?
-      Нет, на это я пойти не могу! Тут уже все серьезно и с риском для жизни и здоровья, а он кот сугубо гражданский, хотя вынужден признать, что свою роль он сыграл классно. Из своих парней сходу тоже не смогу никого предложить, так чтобы без риска все было – понадобится время, чтобы найти подходящую кандидатуру.
-      А как насчет меня или Василия? К тому же, мы не совсем гражданские, а вроде бы даже относимся к категории «нештатные сотрудники».
-      Если честно, на мой взгляд, ты вообще на эту роль не очень годишься. Уж, больно ты не похож на кореша Тришера, который сидел с ним в одной камере. А насчет Василия, даже не знаю… - Но в этой роли он, наверное, более убедительный, чем ты, и татуировка у него есть какая-то. А по «фени он ботает»?
-      Совсем немного! – сказал Василий, услышав их разговор и уловив суть вопроса.
-      Эх, была, не была! – махнул лапой Люстрин. – Василий, как ты смотришь на то, чтобы быть внедренным в банду, с целью освободить Ахилла? Учитывая, что это задание особой важности, у тебя будет полный карт-бланш (неограниченные полномочия) – за все твои действия и решения, которые ты будешь принимать, нести ответственность будет контора. Одним словом, у тебя будет «лицензия» на то, чтобы от души накрутить всем плохим парням хвосты, и тебе за это ничего не будет.
-      Пожалуй, я соглашусь, но только при одном условии… Товарищ Хомов, если я не вернусь с этого задания, тогда прошу считать меня коммунистом – а если нет, то да!
-      Василий, хватит ерничать! – рассердился на него Хомов. – Ситуация сложная и парни в банде Ушастого, судя по всему, тоже ребята не простые… А времени на серьезную подготовку такой операции у нас нет – поэтому либо штурм, либо попытка внедриться в банду, а дальше рассчитывать на удачу. Сейчас на уровне интуиции ты должен понять подходит тебе это задание или нет!
-      Думаю, что справлюсь! Тем более что речь не идет о каком-то серьезном внедрении в банду. Мое дело лишь следовать плану, а именно: представиться случайным знакомым Тришера и передать от него записку, а потом забрать Ахилла, если они, конечно, захотят его отпустить…
-      В общих чертах все верно, - согласился Люстрин, - но дьявол, как известно, кроется в деталях. Ну, если ты, действительно, согласен на это, тогда давайте не будем терять время и начнем!
-      Я не сомневаюсь, я согласен и уверен, что все будет хорошо! – кивнул Василий.
-      Тогда приступим к операции! – сказал Люстрин, поставив точку в этом вопросе.
       С этого момента начался отсчет времени начала операции по освобождению Ахилла, а впереди всех ожидали серьезные испытания...

***
Месье Тришер «присел» серьезно, не скоро выход у него
Сидит бедняга в «каталажке» и ждет допроса своего
Инспектор Люстрин хитрый лис признаний жаждет откровенных
Пошел на хитрость и рисковый он провернул эксперимент
Оставив парня одного там, где исчез Ахилл-оракул
Тришер наживку заглотил и в тайный лаз метнулся мигом
От всех ушел, как колобок - по коридорам просочился
Но перепутал в темноте тропинку верную отхода
Свернул не там, уперся в стенку, решил в решетку сигануть
Застрял, как жирный пингвин в клетке на радость Люстрину чуть-чуть
Немного парню не хватило, чтобы от всех их убежать
Но что же делать – ведь поменьше, наверно, надо было жрать
Теперь придется отдуваться и всех «друзей» своих сливать…

***







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 04.04.2021г. Андрей Игнатьев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3059282

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


















1