Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Летнее кино" (из серии "Невыдуманные истории")


«Летнее кино»
(Из серии «Невыдуманные истории»)

Лето всегда и у всех – это каникулы. Сколько бы лет не прошло с того радостно-глупого, что понимаешь со временем, момента, когда закончена школа – впереди взрослая жизнь; всё равно: лето прочно срослось с каникулами.
Не знаю, как у других, а у меня лето – это очередное путешествие в детство. Будучи учителем, я с трепетом слушаю последний школьный звонок, сдаю вместе с учениками экзамены и… Привет, лето!
Сельский парк в моём детстве дурманил цветами душистого табака, пестрел георгинами, которые мама называла «Весёлыми ребятами», алел изысканно-элегантными каннами, жужжал полосатыми настырными шмелями, облюбовавшими клумбу бархатцев. Мокрый песок дорожек уютно проваливался под ногами, набивался в старенькие сандалии, но как не побродить, замирая от восторга и ужаса (страшилки рассказывались и, соответственно, слушались регулярно) по вечернему парку, пока в кинотеатре не откроется касса, и ворчливая тётка Нина не начнёт продавать билеты на новый фильм.
Кинотеатр! Крытый, достаточно большой, совершенно холодный зимой зал не мог вместить всех желающих посмотреть новый (и не только новый) двухсерийный индийский фильм. Детвора, заплатив сорок копеек за билет, вталкивалась в зал и стремилась занять несколько мест (для родителей!). Бабульки, честно управившись по хозяйству и, конечно чуть опоздав, шли со своими стульями, потому что в зале сесть уже было негде.
Фильмы показывались целомудренные и страшно сентиментальные, но по залу то и дело пробегал разъярённый контролёр, цыкающий на разухабистых сельских щеголей, заставляя их загасить сигареты. Сейчас это смешно и трогательно, но отчаянные матершинники и хулиганы нервно закуривали, переживая горе героев индийской мелодрамы. То ли люди были чище и открытее душой, то ли меньше беспредела лилось в сознание зрителей, только самые кульминационные моменты сопровождались хоровым женским вздохом или всхлипом и хриплым мужским матерком. А потом в тёмном зале снова тянуло сигаретным дымком, недовольный женский голос риторически вопрошал: «Какой гад снова закурил?» и звучал немедленный ответ: «Цыц! Вишь, момент какой!».
Несчастный контролёр, махнув рукой на безуспешные попытки призвать мужиков к совести и наплевав на возможность проникновения в зал обязательных «зайцев», открывал две боковые двери, к которым и стекались на уже дозволенный перекур особо нетерпеливые курильщики.
Теперь относительный порядок нарушался лишь ровным шелестом: народ грыз семечки. Смачно! С громким хрустом!
Однажды я, вызвавшись помогать соседской девчонке Таньке вместо её мамы убирать зал после индийского фильма, увидела воочию, сколько съедалось семечек. Мы вымели десять ведер шелухи! Десять! О как народ нервничал!
Фильмы, конечно же, обсуждались. Сплошной поток людей змеился по узкой дорожке до центральной улицы – проспекта, громко делясь впечатлениями от увиденного, сравнивая индийских красавиц с молоденькой азербайджанкой Гулей, дивясь её огромным черным глазам, роскошным черным волосам и яркому цветастому платью.
Но особенно запомнилось бурное мужское обсуждение поступка героев фильма «Каскадёры», которые в память о погибшем друге сбросили его байк с обрыва в пропасть. Парни громко спорили, то восхищаясь, то возмущаясь этим действом, потому как пределом их мечтаний был мотоцикл «Ява» с обязательными переводными картинками красоток по обеим сторонам бензобака и непонятно с какой целью притороченным к антеннам искусственными гвоздиками.
А назавтра возле Дома культуры призывно манила пахнущая свежей краской яркая афиша, обещающая новинку кинопроката и строго ограничивающая возраст зрителей: «Дети до 16-ти не допускаются». Такой вот фейсконтроль по-советски. Но плод-то запретный всегда привлекает, поэтому пройти на такую фильму, а потом гордо пересказать его содержание менее удачливымым приятелям было особым событием. На большинство таких фильмом я умудрялась проникнуть, придумывая всяческие, на мой детский ум, оригинальные уловки. Хочу сказать: срабатывало 50/50 поначалу, потом мастерство отточилось до совершенства, и пересказывание кино, наверное, положило начало таланту рассказчика. А однажды дошло до глубокой обиды и почти ссоры навеки.
Я, единственная из всей нашей уличной банды попала на такой вот запрещенный для детей фильм вместе с родителями, которые просто побоялись оставить дитятку одну дома (а уж загадочно-хитрую мордашку при мнимом согласии побыть дома я лихо смастерила). А потом, гордо живописуя «фильму», не могла понять недовольство слушателей, которые ждали пикантный момент, а он всё не наступал. Беда в том, что пересказывала я впервые показанный в кинотеатре «Москва слезам не верит». Сюжет-то, в общем-то, целомудренный, а две почти постельных сцены меня лично не смутили (разве что вид героини в комбинации), соответственно, рассказывала я о них обыденно, без понижения голоса и драматических интригующих пауз. И потом никак не могла понять, чем это я так разочаровала слушателей. Сгоряча пообещав компании, что больше фильмы им пересказывать не буду, целое лето гордо проходила с роднёй на новинки с запретом и обиженно молчала. Тот рекорд молчания от обиды я не побила до сих пор.
Сейчас, во взрослой жизни, я искренне сочувствую современным подросткам, которые слишком рано пропитываются цинизмом, здоровая доля которого хороша, но переизбыток претит, и бахвалятся бесстыдством и вседозволенностью. Я им сочувствую, потому что понимаю: это несчастные, у которых, взрослые, вечно занятые добыванием все больших и больших материальных благ, попросту украли детство.









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 04.04.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3058803

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1