Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

12 часов из жизни женщины


                                                                                             Часть первая
Каждый выбирает по себе
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или Пророку
Каждый выбирает по себе...

Чистов и Славик Каменев, приятель Чистова по совместной многолетней деятельности на Московском нелегальном "книжном рынке" упаковали в две вместительные спортивные сумки книжный дефицит для кишиневского "книголюба" и книготорговца Степана. Выгодную сделку красиво обмыли в гостинице "Бухарест" по московской вековой традиции вином "Букет Молдавии", которое привез Степан из солнечного Кишинева столицы Советской Молдавии. В виде презента и в знак будущего взаимовыгодного товарищества на книжном рынке Степан добавил к деньгам полдюжины марочного молдавского вина. Бутылки уютно расположились в двух отделениях солидного кожаного портфеля Чистова.

К 1970 году благосостояние советских людей реально повысилось. Массовое жилищное строительство, начатое при Генеральном секретаре Хрущеве Н.С., к семидесятым годам дало реальные результаты. Многие жители Москвы и других городов Советского Союза переселились из коммуналок (волчьих ям) в отдельные благоустроенные квартиры. Стали появляться модные мебельные стенки в дополнение к сервантам, горкам, хельгам и вытесняя их. А еще позже стали поступать в продажу дефицитные книжные полки, голубая мечта всех книголюбов. Впрочем дефицитом в эпоху развитого социализма становилось всё, что касалось быта строителей коммунизма. Лёгонькая промышленность оказалась на задворках финансирования. На заводах даже если и мечтали произвести продукцию для дома для семьи, как ни старались всё равно получался либо танк, либо автомат Калашникова или крылатая ракета среднего радиуса действия.

В стране Пушкина и Толстого, Булгакова и Зощенко, стране всеобщей грамотности стало прямо-таки осознанной необходимостью приобретать книги в частное пользование. Дешевизна советских книжек компенсировалась почти полным их отсутствием в свободной продаже. Дефицит при строительстве социализма не такое уж однозначное явление. Политики и идеологи со Старой площади подчеркивали: советский народ тянется к культуре, мы самая читающая страна в мире, на всех даже книжек не хватает, искренне не понимая абсурда своих слов или прикидываясь дурачками с чистой шеей.

Люди всерьез гордились своими приобретениями, выставляли книги на полках, в сервантах и «стенках» на самое видное видное место, вытесняя чайные сервизы и хрусталь. Корешки книг призваны были поразить воображение гостей и поведать о благосостоянии хозяев. Набить до отказа мебельную стенку книгами, приобретенными на абонементы, наряду с хрусталем и коврами считалось признаком интеллигентности, хорошего тона и зажиточности. Особо "интеллигентные" любители подбирали книги, чтобы их корешки гармонировали с обоями на стенах комнаты. Это был высший пилотаж!

Люди в советские времена действительно чаще ходили в гости. Войдя в квартиру к знакомому, большинство гостей сразу же направлялись к книжным шкафам и полкам, чтобы отдать должное духовному благосостоянию хозяина отдельного жилища. Раздавались сдавленные стоны восхищения с восклицаниями типа "О, Дюма! О, Стивенсон!" «Проклятые короли!», реже "О, Достоевский! Чехов!", мимо Пушкина и Чехова проходили молча.

Обладатели редких изданий зачислялись в разряд людей неординарных и полезных, а с работниками книжной торговли хотелось дружить всем без исключения от артистов театра «Современник» и журналистов газеты «Правда» до мясников из « Елисеевского гастронома». И даже должность скромного районного библиотекаря стала престижной, поскольку последний мог попридержать для вас нужную книгу и даже позволить вынести её из фондов читального зала на одну ночь под простое честное слово. Но все равно библиотечная книга не могла заменить точно такую же, но собственную. Проклятая частная собственность оказалась в крови советских людей. В общем, книга становилась предметом неприкрытой гордости хозяев отдельной квартиры.

Со временем книги стали собирать не только любители литературы. Печатная продукция считалась одновременно удачным помещением капитала: материального (как предмет купли-продажи) и духовного — самим приобщиться к литературе, детей приобщить, оставить в наследство. Как иронизировал некий публицист: «Ровными шпалерами вдоль полок выстраивался книжный дефицит всех племен и наречий».

"Чернокнижники" шутили в своём узком кругу: Всё, что есть на мне хорошего я обязан книгам. Так оно и было на самом деле. Чистов занимая достаточно высокую должность Начальника планово-производственного отдела проектного института республиканского значения на рынке зарабатывал за месяц в три раза больше, ни в чём не отказывая семье и себе любимому.

Московские друзья помогли товарищу-чернокнижнику на улице Балчуг( в переводе с татарского-грязь) поймать "частника", чтобы тот отвез кампанию на Киевский вокзал. Друзья помогли разместиться гостю Москвы Степану в спальном вагоне скорого поезда Москва-Кишинев, а сами отправились ловить зеленоглазое такси - привычный дефицит для столицы семидесятых годов прошлого века.

У Чистова появилось чувство лёгкого волнения и приближения чего-то недоброго и совершенно ненужного.
- Послушай, Славик, а может махнем на метро? На такси всегда тьма желающих, а на метро доедем быстро, спокойно и дёшево.
- Не валяй дурака, Чистый! Про кадры забыл, впереди выходные дни!

На широкой площади Киевского вокзала, где обосновалась стоянка такси, живая очередь из желающих "Эх, прокатиться!" растянулась на километр.
(Строительство вокзала было начато и закончено в самое тяжёлое для России время, в 1914-1918 годы. Вокзал построен в стиле неоклассицизма с элементами ампира. Возведение нового здания вокзала объединило труды двух замечательных и талантливых зодчих той эпохи. Авторство архитектурного проекта принадлежало известному московскому архитектору И.И. Рербергу (1869-1932) при участии В.К. Олтаржевского, а проект дебаркадера и перекрытий залов выполнил легендарный конструктор и изобретатель В.Г. Шухов (1853-1939). Оформление залов вокзала осуществил Ф.И. Рерберг (1863 -1938) - старший брат архитектора, талантливый художник, руководитель Художественного училища в Москве.)

Вечерело. Хмурые лица, стоящих в привычной для советских людей плотной очереди расплывчаты, а все женщины кажутся моложе на десяток лет. Друзья прошлись вдоль очереди туда-сюда, чтобы наметить на свободный вечер парочку подходящих "кадров". Две симпатичные хохотушки оказались в очереди недалеко от её начала. Шатенка с распущенными по плечам каштановыми волосами, другая знойная блондинка с короткой стрижкой "каре" и в ослепительно белых брюках, облегающих зажигательные бедра.

Славик, широкоплечий детина под два метра роста, решительно направился к потенциальным "кадрам", и после недолгих дружественных переговоров новые знакомые великодушно согласились прихватить по пути симпатичных нахальных молодых людей. Нахальство, как известно, второе счастье. Оказалось, что милые хохотушки проводили свою подругу на отдых в Одессу и возвращались домой. От подружек слегка попахивало дорогим винцом да и румянец выдавал, что был слегка нарушен спортивный режим, оттого-то игривое настроение и беззаботный призывный смех по любому поводу, хоть покажи пальчик, как говорили в счастливом детстве.
- Наши "кадры"! - точно определил Славик - мастер по делу "закАдрить" или "закадрить". Упражняться в жонглировании словами долго не придется и взаимовыгодная ситуация должна сложиться на вечер в наилучшем виде. У парней не бывало промаха, сказывался жизненный опыт и подходящий желанный для женского пола возраст.
Последние полгода друзья наслаждались холостяцкой свободой, обретенной после долгих лет, проведенных в узде и под седлом.

Модно одетые чертовски приятные на вид женщины без вульгарного макияжа в возрасте около тридцати пяти лет, в таком же возрасте симпатичные парни. Подруги легко и непринуждённо вступили в контакт, а значит можно легко предположить, что на сегодняшний вечер они свободны, как вольная птица альбатрос, лишь не хватает пернатым приключения выходного дня! Это написано на милых доброжелательных лицах.

Парням не хватало того же самого приключения. Полдюжины бутылок марочного портвейна в кожаном портфеле Чистова - не пустяк! Парни в свободном дрейфующем плавании. Чуть-чуть навеселе в опрятных модных костюмах из страны Суоми, начищенных ботинках от чешской фирмы "Батя" и с чисто выбритыми сытыми и довольными русскими физиономиями. У Чистова из кармашка пиджака нагло выглядывал треугольник белоснежного носового платка.

На площадь опустились долгие московские усталые сумерки. Зажглись редкие и тусклые фонари. Легкий хмель и таинственные сумерки делали новых знакомых загадочными существами. Вскоре подошло очередное такси и новая компания стала загружаться в салон. Славик, бывший штангист, потерявший спортивную форму и потому, имевший лишние килограммы любимого веса отправился на переднее место рядом с водителем. Лишние кило Славика нравились женщинам и он не спешил работать над своей фигурой Ильи Муромца.

- "На хрена козе баян", если и так любят,- резонно рассуждал Каменев с его опрометчивой кочки зрения.
Славик лукавил. Он дважды ложился по большому блату в институт Питания, где в течении месяца проходил курс похудения. Результат, правда, был равен нулю. Через месяц вес возвращался в прежнее привычное состояние.

У Чистова на этот счет особое мнение. Он поддерживал свой вес в соответствии с ростом. Как доктор прописал! Женщинам спортивная фигура нравилась и это стимулировало бегать «трусцой» по модному методу академика Амосова. Над методом плоско шутил Славик: «Трусца - бег от инфаркта к инсульту».
- Шути, Славик, шути! Хорошо смеётся тот, кто смеется без последствий! Очень скоро заработаешь "зеркальную" болезнь, - беззлобно намекал Чистов.
Что это!? Вдруг Чистова охватило тревожное волнение и захотелось обратно на площадь Киевского вокзала затеряться в толпе и в метро, в метро, в метро...
Чистов не сразу понял как случилось, что внезапно изменился окружающий мир! В чем причина?! Может быть аромат тонких духов, исходящий от молодой женщины или волнующий, вкрадчивый тембр голоса, а может волнистые каштановые волосы, разбросанные в художественном беспорядке по плечам, сделали своё дело? Сдавило грудь! Стало трудно дышать и Чистов приоткрыл окно...

Он боялся шевельнуться и повернуть голову в сторону сидящих сбоку женщин, но невольно выпрямил напряженную спину, распрямил плечи и замер в ожидании, как опытный кот перед броском за добычей.

"На Бутырский хутор", - распорядилась негромко приятным голосом соседка Чистова.
Чистов, услышав сочетание "Бутырский хутор" вздрогнул, внутри что-то оборвалось...
Чистов, услышав словосочетание «Бутырский хутор» вздрогнул напряженным телом и готов был вылететь через крышу авто к чертям собачьим! Бутырский хутор родина, на которой он не был больше десяти лет с тех пор, как ушел оттуда на службу в Армию. Нет, не зря, не зря Чистов всегда твердил, Москва-город маленький! Эх, не зря!

- Предупреждал Славика, давай поедем на метро! - мучился от тоски, охватившей Чистова.
- Что, «Чистый», задёргался? Не узнал или пытаешься сделать хорошую мину при плохой игре? Попалась, ласточка сизокрылая, – лёгким шепотком заворковала соседка, не поворачивая к нему головы, но плотно придвинувшись крутым бедром к остолбеневшему Чистову.

Тихие слова раздались, как гром среди ясного неба, как разорвавшийся болид над Тунгусской тайгой.
- Впрочем, не имеет значения. Молчи, грусть, молчи! Имеешь право,- изменившимся голосом продолжила соседка, уютно пристраиваясь ещё плотнее к ослабевшему телу Чистова.
Она назвала Чистова «Чистый». Так его звали в школе, во дворе и на улице вплоть до ухода в Армию. Стало понятно внезапное беспокойство. Тело Чистова сразу вспомнило жаркое податливое тело из их прошлой бурной и не сложившейся совместной жизни.

Уходил в Советскую Армию Чистов после двух лет отсрочки. В 1958 году в Советском Союзе впервые были созданы Технические училища для подготовки рабочих разных специальностей для народного хозяйства. Срок обучения один год и три года. Один год обучения предусматривался для лиц имеющих аттестат зрелости. Три года обучения для окончивших восемь классов общеобразовательной школы. После окончания Технического училища этим лицам выдавался аттестат зрелости и диплом об окончании Училища по определенной специальности. Лица, окончившие Училище были обязаны отработать два года на том производстве, куда были распределены.
Чистов решительно рвал личные отношения со своими знакомыми женского пола, которые имели на него виды и кого любил сам и с теми, кто любил его. Он Чистый начнёт после трех лет службы в Армии жизнь с чистого листа!

Чистов не узнал на площади Веру или Веруна, так он в прошлой жизни называл свою боевую подругу - красавицу стюардессу. После окончания школы отец Веры Заслуженный пилот СССР гражданской авиации легко устроил дочь на курсы стюардесс для полётов за границу. Курсы впервые организованы, но благодаря внешним данным Веры, сносного знания английского языка и обширным связям отца она попала в первый набор и после окончания курсов стала летать сначала в Европу, а потом по всем странам мира, с кем были установлены регулярные рейсы с Советским Союзом .
Продолжение следует






Рейтинг работы: 14
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 28
© 03.04.2021г. Лев Светлаков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3058119

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Нина Чернакова.       04.04.2021   08:08:01
Отзыв:   положительный
Отзыв: положительный. Было прекрасное время, когда запоем люди читали книги. Спасибо Вам! С уважением, Нина!
Вера Коваленко       03.04.2021   11:13:06
Отзыв:   положительный
Да, были светлые времена, когда народ совсем иначе относился к Её Величеству Книге!
Очень сочно и верно написал об особенностях, событиях и душевных состояниях тех людей,
их материальных потребностях.
Читать тебя - одно удовольствие, сразу молодеешь душой лет на ...дцать!
Спасибо!!!


Лев Светлаков       03.04.2021   12:15:11

Спасибо, Верочка, за душевный, тёплый отзыв! Очень приятно автору.
С теплом сердечным!
















1