Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Наполеон"


«Наполеон»
Встретилась мне не так давно «мудрость», просочившаяся во все социальные сети: « Услышав слово «Наполеон», мужчины представляют коньяк, женщины – торт, учителя – императора Франции».
Моя история, женщины и учителя, связана не с тортом и не с императором, а... Впрочем, об этом и пойдёт речь.
Было это ой как давно. Закончив школу и благополучно поступив, по настоянию мамы, желавшей видеть меня учителем начальных классов, в Ялтинское педучилище, я с упоением погрузилась в развесёлую студенческую жизнь. А поскольку была юной стройной весёлой и безрассудно смелой, то в свободном полёте оставалась недолго. Честно говоря, замужество меня не слишком прельщало, но крепость была взята измором.
Семья, сейчас уже бывшего, мужа обрадовалась мне не слишком. Щенячьего восторга Славика они не разделяли, а потому отношения сложились не то чтобы враждебные, просто прохладные.
Постепенно пообвыклись: меня перестала раздражать важность и степенность родителей супруга (ещё бы, свёкор – работник горисполкома, свекровь – главный бухгалтер горкомхоза Ялты), а их моя неуёмная весёлость и наплевательское отношение к чужому мнению. С одним только не мог смириться любезный Ефим Абрамович: моими практическими нулевыми представлениями о светской этике. Нет! В скатерть я не сморкалась, синдром обратной перестальтики за обеденным столом меня не мучил, ножом и вилкой пользоваться я умела. Фиму Абрамыча корчило от моей дремучести в знании аперитива (как и всех остальных напитков) и полнейшего неумения вести светскую беседу. Поскольку гости в дом приглашались о-о-очень важные, а я позволила себе не к месту высказать своё пренебрежение к коньяку: «Дескать, воняет он клопами и потому является редкой гадостью!», за перевоспитание «деревенщины» родитель супруга взялся серьёзно.
Кроме всего прочего, свекор мой был страстным коллекционером редких вин и коньяков. Украшенные огромным количеством медалей бутылки гордо красовались в старинном дубовом буфете. Лично меня они привлекали только визуально, и пробовать содержимое мне ну никак не хотелось. Поэтому слова Ефима Абрамовича: «Лена, давай-ка будем учиться правильно выбирать спиртное!» меня повергли в шок. Слабый бунт был задушен на корню, и начались, мучительные для меня, уроки.
Дважды в неделю я должна была накрыть стол по написанному на листочке бумаги меню: расставить бокалы, разложить приборы и подобрать, черти б их забрали, напитки.
С винами я разобралась достаточно быстро, а вот коньяк… Теорию я знала на зубок: широкий бокал, маленький глоток, напиток прижать языком к нёбу и подождать секунду, пока пойдёт тепло. А вот практика! Ну не могла я, проделав чинно и не спеша перечисленные операции, навесить на лицо восторг! Не могла!
Свёкор был человек упорный, если не сказать упрямый. Сдаваться он не хотел. Но когда на слова свекрови: «Не мучай девку! Не лентяйка - и ладно!» он выпалил: «Мне за неё от соседей стыдно!», моё терпение лопнуло. А поскольку ангелом я не была и кротким нравом никогда не отличалась, то стала думать, как бы без особых потрясений избавиться от «уроков». Мои, не засоренные умением плести интриги, мозги работали в турборежиме, но ничего максимально бескровного в голову не приходило.
Тут следует отметить, что был в коллекции Ефима Абрамовича особенный экспонат, предмет его великой гордости – старинная, запечатанная сургучом и отмеченная печатью аж 1813 года бутылка коньяка, как вы уже поняли, «Наполеон», которую он собирался торжественно откупорить в день своего с 70-летия. Гости, рассматривая эту бутылку, даже причмокивали от удовольствия, предвкушая аромат, терпкость и какую-то тягучесть напитка.
До юбилея оставалось чуть больше года. В один из дней свекровь явилась с работы рано, расстроенная и хорошо «под мухой». На мой вопрос: «Что случилось?» только махнула рукой и разудало сообщила: «Выпить хочу!». «Коньячку?» - мстительно предложила я, зная, что свекровь тоже коньяк не слишком-то уважает. «А давай! – пьяненько махнула она рукой и нетвёрдой походкой направилась к хранилищу коллекции.
Я оторопело наблюдала, как она распахивает стеклянные створки, подслеповато прищурившись, рассматривает бутылки. Но когда я увидела, что она потянулась к сургучной бутылке, мне стало, мягко говоря, не по себе. Не скажу, что осознала ценность экспоната (по молодости и глупости я не понимала этого). Честно говоря, подумала, что, как в известной поговорке, окажусь крайней.
Об Отечественной войне 1812 года я знаю только из советских учебников истории и романа Толстого, а вот в битве за «Наполеон» участие принимала лично. Мы сошлись едва ли не в рукопашной. Перевес, на тот момент, был на стороне свекрови, но моим арсеналом стало отсутствие алкоголя в крови. Проворно выхватив у неё бутылку, я спешно ретировалась в свои апартаменты и переговоры вела через закрытую дверь. Сошлись мы на бутылке вина «Красный мускат у белого камня» 1953 года».
По ходу великих переговоров, главного бухгалтера Ялтинского коммунального хозяйства слегка попустило. Она вспомнила о необходимости приготовить ужин и желательной моей помощи в этом мероприятии. Но вино она таки откупорила. Поэтому, помогая ей с ужином, я нервно поглядывала на часы, всерьёз подумывая малодушно улизнуть из дома к приходу главы той ещё семейки.
Прикрывшись необходимостью поработать с девчонками в общежитии над несуществующим, но очень необходимым конспектом, я позорно сбежала с плацдарма.
Вернулась я очень поздно, теша себя слабой надеждой, что скандал уже отгремел, все спят, а утро, как говорится, вечера мудренее.
Все, действительно, спали. Все, кроме свёкра! На столе, покрытом праздничной скатертью, стояли два бокала, блюдо со столь любимым мною горьким шоколадом и злополучная «мировая» бутылка «Муската».
«Ты пропустила урок», - спокойно произнёс свёкор. Он встал, обошёл стол и отодвинул стул, приглашая меня к столу. «Вина?» – спросил он и, не дожидаясь моего согласия наполнил бокалы. Я молча глотала прекрасное десертное вино, которое мне горчило. «А, может, коньячку?» - продолжил свёкор и поставил на стол треклятый «Наполеон», слава Богу, запечатанный!
Это был самый большой урок в моей жизни. Мудрый Ефим Абрамович давал мне, как сейчас говорят, мастер-класс по наказанию без наказания. Всё время нашей неспешной беседы я мучилась от желания рассказать, как всё было на самом деле, и …, усвоив его науку, не рассказала.
Я научилась-таки дегустировать коньяк и даже получать от процесса удовольствие истинного гурмана. Но до сих пор, откровенно завидуя выдержке свёкра, учусь держать эмоции в себе и выказывать недовольство элементарным поднятием одной брови. Пока, увы, не получается!







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 03.04.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3058077

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1