Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ПЕРЕЕЗД. Руслан и Егор. Глава 34


Недели через две после благополучно закончившегося инцидента с транспарантом, который просто наскоро обрезали и перецепили на стене, ребят ожидало приятное известие. Шевчук зашёл в класс на одном из уроков и объявил, что всем ребятам, мальчикам, нужно завтра явиться в городской военкомат для прохождения ежегодной комиссии призывников.
Мальчишки закричали: «Ура!», так как пропускали целый день занятий. А девчонкам это пришлось не по душе, так как они должны были отдуваться на уроках, как за себя, так и за ребят.
— Шебанов, тебя лично предупреждаю, чтобы там было без приключений, как в прошлом году, — предупредил повеселевших ребят классный.
— А что такое? — поинтересовался Егор у Юрки Копылова, так как ничего не знал о случившемся в прошлом году.
— Та хирург-зануда, спросил Руслана или он газетой пользуется в туалете. А тот или не понял, или пошутил, как всегда, и ответил, что предпочитает папин приёмник «Океан», — прыснул в кулак Юрка, вспоминая, как смеялись присутствующие там ребята над побледневшим врачом.
Юркин рассказ услышали и другие ребята, которые были очевидцами происшествия в военкомате, и заржали на весь класс. Для девчонок, кроме команды, их внезапный смех не был понятен, и они, недоумевая, посмотрели на парней. Командные же знали историю и поэтому смеялись вместе с своими ребятами. Причём Ленка тут же рассказала всё удивлённой Наташе, подтянув её к командному веселью.
— Шутишь? — удивилась та, заходясь в звонком смехе на всю аудиторию. На что Ленка сквозь слёзы только смогла покачать покачала головой.
— Наташа, Лена что, с вами? — пробовала их унять математичка, но безрезультатно.
— Он пошутил или как? — спросила Наташа сквозь смех, не обращая внимания на реплику преподавателя.
— Ты что, не знаешь Руслана?! — лишь смогла ответить Соколова, продолжая смеяться.
— Так, а ну, тишина в классе! — прикрикнул на ребят Шевчук, пробуя навести порядок среди учащихся, — Шебанов, ты меня услышал?! Чтобы в школу опять не звонили!
Когда Наташа ещё и услышала, что обиженный хирург пожаловался военкому и тот позвонил в школу директору, она засмеялась больше и спросила сквозь смех Ленку:
— Он что, больной?
— А кто его знает, — ответила та, уткнувшись головой в парту.
К веселью девчонок подключился Томоржевский и начал рассказывать продолжение истории в военкомате Егору на ухо. Но сквозь смех получилось как-то громко, так что его услыхали другие, кто сидел поближе к ребятам.
— А ещё он сказал одному из соседней школы, который проходил почему-то комиссию с нами, что к военкому на доклад после врачей надо заходить абсолютно голым, — дальше Юрка не смог говорить и только смеялся.
— И что зашёл?! — спросила его нетерпеливая Наташа. Юрка в ответ только покачал головой. Девушка в ужасе закрыла рот рукой.
— Он что, дебил на всю голову?! — громко спросил шокированный Егор, не веря в услышанное.
Класс, услышав его возглас, ещё больше засмеялся. Особенно мальчишки. Они помнили крики возмущённого военкома и обещания послать голого призывника в психушку на обследование.
— Донцов, следи за речью! — строго сказала математичка.
Но тот лишь покраснел, извинился и отвернулся к стене, чтобы не рассмеяться во всеуслышание. Но не тут-то было. Так как Андрюха с другой стороны плакал и в перерывах между приступами смеха рассказывал Наташке, как тот вылетел в коридор после рандеву с военкомом.
Девчонка покраснела от одной только мысли, как голый подросток мог зайти в кабинет полковника военкомата. Но сама ситуация была комичной, и она продолжала смеяться.
Прозвенел звонок. Ребята с шумом и смехом покинули классную комнату, и направились на следующий урок.
— Ну ты и даёшь! — сказал на перемене Егор брату. — И он тебя после этого не побил?
— Куда, если он из другой школы, — спокойно ответил Руслан, улыбаясь, — да и кто захочет рассказать, что его, как дурака, облапошили?
— Ты бы видел его рожу, когда он вылетел от военкома, — продолжил тему Сергей, шагая возле Тани.
— Ну и зачем вы это сделали? — с укором спросила сестра. — А если бы вас кто так?
— Тань, ну шутка была и только, — оправдывался Мишка, посматривая на Ленку. Та уже и смеяться не могла, и лишь издавала какие-то звуки.
— Ребята, хватит! — попросилась Наташа, хватаясь за руку Андрея, — я уже не могу больше смеяться. Ну прошу вас!
Алёшка, идя сбоку, с ужасом представлял, что такое могло произойти и с ним, если бы он не стал одним из команды. Это переживание отразилось на его лице и Руслан, заметив, похлопал здоровяка по плечу и сказал:
— Попович, не робей! Никого не слушай и завтра держись вместе с нами!
— Да, только дедовы кальсоны туда не надевай, — пошутил, в свою очередь, Юрка.
Алёшка нахмурился и показал смеющемуся Юрке кулак. Тот улыбнулся, но тему решил не развивать.
Дело в том, что в сентябре, когда ребята были в УПК, неожиданно заболел преподаватель из их класса, и ребят отпустили по домам. Погода была хорошей, и они решили искупаться напоследок в речке. Они без труда добрались до любимого берега и, попробовав воду, начали раздеваться. Один Алёшка мялся среди ребят и не спешил разоблачаться.
— Ты чего? — спросил его удивлённый Руслан. Он уже разделся до плавок и, расталкивая ребят, спешил к воде.
— Да так, — буркнул здоровяк.
— Что такое? — поинтересовался тоже Егор.
— Не буду купаться, — ответил Попович и попробовал отойти в сторону.
Но Мишка словил его за руку и потянул назад к коллективу.
— Ты чего, Алёшка? — остановился у воды Руслан и повернулся к товарищу.
— Я не могу сегодня, — покраснел тот и потупился в землю.
— Это почему? Даже я после больнички купаюсь, несмотря на запрет Мишкиной сестры, — Егор толкнул запутавшегося в штанинах Мишку в бок и, перепрыгнув через его одежду, побежал к воде.
— У меня нет плавок, я в трусах, — сказал, краснея от смущения, тот.
— Эка невидаль! — брякнул Андрей, — я тоже в трусах и что с того?
— У меня дырка на них, — краснея ещё больше, тихо сказал Алексей.
— И что? Из-за этого такой денёк пропускать? Успокойся, Лёха, девчонок нет, а нас ты ничем не удивишь, — поддел его Мишка, поднимаясь с высокой травы, куда упал после толчка Егора.
— Так у меня дырка на колене, — выпалил здоровяк и посмотрел на ребят.
Те с минуту молча переваривали услышанное и Руслан, как всегда, брякнул в своем репертуаре:
— Ты чего, дедовы кальсоны натянул?
Ребята представили Лёшу в кальсонах с дыркой на колене и засмеялись.
— Да идите вы! — обиженно сказал тот и хотел уходить, но ребята остановили его и, успокоив, всё-таки раздели и заставили купаться со всеми. В кальсонах тот не был, но синие семейные трусы невероятного размера покрывали его тело.
— Парашют для танка, — шутил за его спиной Егор, поглядывая на это обилие материала, плавающего в воде с Юркой и Андрюхой.
— На весь класс хватило бы, — поддержал его Руслан под смех той части команды, которая сидела на берегу и грелась в лучах всё ещё тёплого осеннего солнца.
Те представили себе одноклассников и, особенно, одноклассниц, в синих семейных трусах до колен, и долго не могли успокоиться.
Следующим уроком была биология. Ребята зашли в класс и заняли свои места. Мишка тут же затеял спор с Юркой о том, какая же это муть, ваша биология. Его поддержал Руслан.
— Ну на кой мне эти законы размножения? Две мухи сошлись и отложили яйца. Какие будут глаза у их детей? — паясничал он перед девчонками и Юркой. — Да какая разница?
— Не скажи, это может быть важным! — не сдавался Юрка, который любил этот предмет.
— Да ну вас, с вашими мухами! — фыркнула брезгливо Наташка, которая, как и Мишка, не любила ни мух, ни биологию. Она отвернулась к Алле со Светкой и начала обсуждать планы на завтрашний день. В подшефном классе заболела учительница по эстетике и их попросили заменить её.
— И что будем делать? — спрашивала она девчонок.
— Да проведём беседу на тему: «Отношения между мальчиками и девочками в школе», — спокойно ответила Таня Урсел. — У меня и материал урока есть.
— Это Неферцици с детьми такие беседы проводит? — удивилась Светлана, — а нам в седьмом какую-то муру читала.
— A почему «Неферцици»? — поинтересовался Егор у девчонок.
— А она белоруска и имеет ярко выраженную языковую особенность на звук «Ц», — объяснила Таня Урсел.
— И читала нам стихи про красавицу Нефертити. Ну и выдала: «Ниферцици». Так и пошло дальше за ней это прозвище, — пояснила Светлана. —Интересно, что там у неё в конспекте об отношениях?
— Да, как всегда, фигня: охи-вздохи и стих о Цице! — кинул небрежно Руслан, подслушав со стороны разговор девчонок.
— А чтоб ты знал! — ответила ему Таня.
— Шутишь? — недоверчиво спросила её Алла Барт. — Сколько же поколений будет слушать эту жуть?
— Да ну его нафиг! — сказала Наташа, — лучше с ними вопросы-ответы провести. У нас в прежней школе так делали, классно было. Особенно, когда начали спрашивать, можно ли ребятам дружить и целоваться в седьмом классе.
— Ну и что вам ответили? — поинтересовался Андрей, подсаживаясь поближе к девчонкам.
— Она тебе потом расскажет или покажет, — пошутил над ним Мишка и, как всегда, получил от Аллы по макушке учебником по биологии.
— Ну когда ты поумнеешь и перестанешь глупости говорить? — возмутилась та.
— Да фиг с вами поумнеешь, если все меня по голове бьют, — ответил тот, морщась от боли.
— И когда вы идёте к ним? — спросил Егор Светлану.
— Да во время физры и пойдём. Виктор Денисович на завтра кроссом стращался за мотор от его Жигуля, который вы малолеткам посоветовали на металлолом сдать, — ответила та, устало вздыхая при воспоминании об очередной проделке ребят.
Те, при упоминании об этом, довольно заржали.
А дело было так. Физрук припёр в школу свои Жигули и поставил возле классов по трудам. Вместе с трудовиком, бывшем автомехаником, они сняли мотор с машины и хотели дать ему капремонт. Но, в виду успешного начала и хорошего, приподнятого алкоголем, настроения, дело перенесли на следующий день.
Сидевшие у школы ребята заметили стоявшую у школы раскрученную машину. По дороге домой они подали идею пятиклассникам, сновавшим туда-сюда в поисках утиля, зацепить тяжёлую железяку для сбора металлолома в школе. Дети с радостью поблагодарили команду и отволокли мотор от Жигулёнка на кучу. А ответственная пионервожатая без проблем приняла его и даже похвалила детей. Мало ли что люди выбрасывают на мусор, а Родине пригодится.
На утро физрук был немало удивлён, не найдя мотора от любимой машины, доставшейся ему в наследство от родителей после их смерти. После долгих поисков и матерщины мотор всё же обнаружили среди кучи металлолома. Сначала была великая радость, а потом — долгие разбирательства, кто это сделал. Досталось и пионервожатой, которая не досмотрела, что дети прут в утиль, и перепуганным пионерам, припёршим железяку. А так как последние не смогли из-за страха перед старшеклассниками опознать советчиков, то команда отделалась лёгким перепугом и долгими шутками со смехом над историей.
Денисович, конечно же, без ошибки сразу вычислил шутников, но, так как доказать ничего не смог, решил извести их по школьной части, вверенной ему властью. Так у 9-А появился бег на километр два раза в неделю. Но был он человеком отходчивым и, честно говоря, любил команду за юмор и выходки, поэтому через месяц отошёл и прекратил свою тиранию.
Сейчас команда радовалась тому, что избегала мытарств, связанных с кроссом и обозлённым преподавателем. Ребята уходили в военкомат, а девчонки, всем составом, — к подшефным, на беседу об отношениях между разными полами. И оба мероприятия обещали массу интересного участникам. Класс!
С утра Егор долго мылся и приводил себя в порядок. Руслан, глядя на его приготовления, лишь смеялся:
— Чего ради так суетиться? Подумаешь, медкомиссия.
— Так чего с грязной жопой туда идти? — отвечал ему брат. Его сызмальства мама Люба приучила к чистоте, и он не чувствовал себя нормально в несвежем белье или непомытый.
— Вот чистюля московская! — поддевал его Руслан, — А ты жопу одеколоном побрызгал?
— Да ну тебя нафиг! — послал брата Егор и продолжал свое дело.
Через час оба, умытые и одетые, вышли из дома и направились в центр города, где располагался военкомат. Там уже их поджидали остальные ребята. Как они и договаривались, вначале ребята зашли в здание и, взяв свои карточки, разбрелись по коридору, занимая очереди в разные кабинеты.
Врачей было около десятка и ребята, занимая очередь во все кабинеты сразу, таким образом экономили время, протаскивая за собой всех шестерых членов команды. Этому их научил Виталик Самохин с друзьями, когда ещё был с ними в школе на тренировках, перед выпускным.
Веселье началось почти сразу, так как Руслан с ребятами и не могли иначе. В кабинете окулиста сидела молодая врач с довольно откровенным вырезом на белом халате в районе груди.
Мальчишки, один за другим заходя в кабинет, пускали слюни и, выходя, передавали эстафету другим, ожидавшим очереди снаружи. Фантазия и гормоны работали у всех хорошо, и они восхищённо показывали руками размеры того, что толком-то и не видели.
Из команды первым к ней попал Копылов. Выйдя, он изобразил руками такое радушие, что Егор недовольно поморщился и сказал:
— Юрка, ну что ты врёшь! Не женщина, а лошарик какой-то!
Стоявшие рядом, заулыбались. А Руслан, узнав от Юрки, какое счастье сидит за дверью, отпихнул Серёгу, стоявшего ближе всех к двери, и сам зашёл вовнутрь.
Друг был прав, и мальчишка, подав молодой женщине своё личное дело, стал, раскрыв рот, возле стола, косясь на еле видную из разреза девичью грудь. Та с улыбкой словила его взгляд и коротко сказала:
— Косоглазие не заработай! Смотри лучше на плакат!
Руслан решил исправить положение и пошутить:
— А где плакат с уточками, звёздочками и машинками? В прошлый раз был, —прикидываясь ребёнком, спросил он, оглядываясь по сторонам.
— К психиатру унесли, тебя дожидаются, —парировала врач.
У психиатра Андрей, почему-то волнуясь, понёс околесицу насчёт того, как собирается после школы идти в военное. Его, изрядно всем надоевшего, еле выдворили за двери.
У зубного Мишке поставили пломбу на зуб справа. И он до конца дня ходил с недовольной рожей, рассказывая всем при случае, как шаталось сверло в бормашине.
Алёшкина рука еле влезла в аппарат для измерения давления. Он сидел, смущаясь, перед медсестрой и почёсывал волосатые ноги.
— Медведь на приёме у ветеринара, — смеялись ребята. Почти в каждом кабинете они по-детски хорохорились, шутили и смеялись.
— Это цирк на гастролях, и им мы Родину доверим через четыре года, — вздыхали врачи, комментируя на обеденном перерыве комиссию этой школы.
А ребята абсолютно об этом не переживали. Они лишь думали о том, что будет дальше, так как приближался кабинет хорошо знакомого им хирурга. Рассчитывать, что он забудет их прошлогодние гастроли, не было никакого смысла.
Приключения начались ещё в коридоре перед кабинетом, где раздетые до трусов-плавок ребята ожидали всей командой своей очереди.
Алёшка, прислонившись к стене, прикрывал своим мощным телом ребят. По совету Руслана, он был одет в плавки телесного цвета, плотно облегавшие его громадные половинки.
Заместитель военкома майор Гуйван был человеком со строевым юмором, как он говорил о себе. Поэтому, увидев в коридоре военкомата Лёшу, который издалека выглядел голым, поспешил к парню. Он помнил прошлогодний бенефис этой школы с голым призывником в кабинете военкома, и не хотел подобного в этом году.
Майор подошёл поближе и со всего маху шлёпнул крепкой ладонью мирно беседующего Алексея по мощному заду. Шлепок получился сильным и звонким. Спокойный Лёша взвыл от резкой боли и подумал, что это кто-то из друзей шутит. Он развернулся и выстрелил громадным кулаком в сторону обидчика. Гуйван, увидев остановившийся в последний миг у лица увесистый кулак, почувствовал, как слабеют мышцы тела и всё опускается у него в середине. Благо, что перед этим он сходил в туалет, а то не миновал бы позора и стыда.
Лёша тоже не на шутку перепугался, так как понял, что своими необдуманными действиями чуть не лишил Советскую Армию целого майора.
— Ой, извините, — промямлил он, глядя на побледневшего военного.
Тот, придя в себя, погрозил Лёшке пальцем и проследовал от греха подальше вдоль коридора на улицу. Команда, проводив его притихшими взглядами, тихо рассмеялась.
— Ну, нас точно надолго тут запомнят, — сказал Мишка, похлопывая Алексея по плечу.
— Ты чуть целого майора не убил, Попович, —потешался над ним Руслан. — То ли орден дадут, то ли в тюрьму посадят.
— А чего он по жопе бьётся? — обиженно засопел парень.
— Да издалека ты, как голый, стоишь тут, —ответил ему Егор, рассматривая Алексея со всех сторон, — плавки с телом сливаются.
— Следующие! — сказал последний из десяти человек, выходивших из кабинета хирурга.
Вся команда из семи человек и ещё трое одноклассников, закусывая губы и немного волнуясь, один за другим зашли в просторный кабинет врача. Помощница-медсестра подошла к ребятам и забрала личные дела призывников. Она, сев за стол, открыла первое из них и стала ожидать, что скажет стоявший посреди кабинета с линейкой в руках врач. Тот, конечно же, сразу узнал Руслана с другими ребятами и решил взять над ними реванш за прошлый год.
— Так, призывники, спускаем трусы. Кто на что жалуется? — начал он, прохаживаясь перед рядом голых ребят.
В его обязанности входило проверить развитие ребят и их способность к дальнейшей семейной жизни. Подойдя к громадному Алёшке, он остановился и с удивлением посмотрел на то, чем природа одарила пятнадцатилетнего пацана в целях продолжения рода человеческого.
— Ну и где ты такое счастье достал? — спросил он у смущённого парня.
Все, как по команде, повернулись и посмотрели на Алёшку.
— Ого! Ни фига себе! — донеслось восхищённо со стороны.
А бедный Лёха ещё больше покраснел.
— На ферме за жвачку выменял! — выпалил громко во весь голос Руслан, сообразив, как ответить.
Десять голожопых ребят тут же весело заржали над удачной шуткой. Тихо засмеялась и сидевшая за столом медсестра.
— Каку-ую жвачку? — спросил, не понимая, врач, поворачиваясь к Руслану.
— Мятную, — тихо подсказал Егор с другой стороны строя.
Смех усилился, а кое-кто даже присел.
— Молчать, клоуны! Вы у меня белых медведей поедете охранять! — закричал рассерженный врач, понимая, что над ним смеются. Стараясь держать лицо, он тут же подал следующую команду, — повернулись, нагнулись и раздвинули половинки!
Он раздражённо шёл вдоль воинственно смотревших на него десяти молодых задниц и тыкая линейкой каждого в спину говорил:
— Годен.
Медсестра, пряча от него свою улыбку, опустила голову и делала записи в делах ребят.
Когда он дошёл до согнувшегося Егора и сказал знакомую фразу, тот повернулся в пол-оборота и спросил:
— Что?
— Проблемы со слухом, призывник? — язвительно спросил врач, останавливаясь перед согнутым мальчишкой.
— Да нет, просто не услышал, — спокойно ответил тот.
— Я сказал: «ГОДЕН!» — чётко выговаривая каждую букву, громко повторил медик.
— Понятно, но зачем в жопу-то кричать? — недоумевая, спросил Егор, не меняя позы.
— Запах твоего дезика, наверное, понравился, —ляпнул со стороны Руслан.
Следующую минуту все девять подростков наполнили кабинет громким смехом. Они забыли о неловкости своих поз и о том, что в помещении, кроме них, была девушка. Кое-кто даже сел на пол, забыв натянуть назад трусы, чтобы прикрыть свою наготу. Смех, несмотря на возмущённые крики доктора, не смолкал и даже усилился, когда кто-то из мальчишек под конец ещё и громко пустил газы.
— Блин, у кого там нехватка кожи: закрылся рот — открылась жопа? — серьёзно прокомментировал событие Егор.
Только начавшие успокаиваться ребята взорвались с новой силой. Им вторила, покрасневшая от смеха и смущения, медсестра.
— Молчать!!! Дебилы, засранцы! — орал с пеной у рта взбешённый медик. — Всех на Север отправлю! Будете от меня оленям привет передавать!
— А Вы их тоже осматривали? — спросил через смех Руслан.
Медсестра, что-то пискнув, уткнулась в гору папок с личными делами и звонко смеялась вместе со всеми. Ребята стали успокаиваться и вспомнив, что стоят в присутствии девушки, начали подтягивать предметы нижнего белья. Та, красная от стыда и смеха, закрылась делами призывников и продолжала вписывать туда пометки о готовности ребят к службе.
— Так, все свободны! А вы двое остались, я вам покажу! — нашёл, что сказать, наконец, врач.
Руслан с Егором под улыбки и шутки друзей стояли посреди кабинета и ожидали своей участи.
— Так как там тебя зовут? — спросил взбешённый медик у Руслана и повернулся за подсказкой к медсестре, которая в это время с удивлением рассматривала личное дело Донцова.
— Шебанов Руслан Павлович! — по-военному прокричал в ответ вместо девушки мальчишка.
— Ты чего орёшь?! Издеваешься?! — проорал в ответ врач. — Так тебя я ещё с прошлого года помню. А этого где взяли?
— Брат мой, — уже спокойней ответил Руслан.
— Вот вдвоём и поедете служить, — злорадно сказал доктор, поворачиваясь к столу на голос медсестры.
— Семён Семёнович, подойдите сюда, — позвала девушка и повернула личное дело Донцова к приблизившемуся доктору так, чтобы тот мог его внимательно рассмотреть.
Тот, расстроенный ситуацией, никак не мог понять, что от него хотят. Тогда палец девушки лёг на бумагу в районе личной информации призывника: адреса проживания и места работы родителей.
— Город Москва. МИД СССР, — прочитал, туго соображающий от гнева, врач.
Он поднял удивлённые глаза на помощницу и вопросительно посмотрел на неё, пытаясь понять, что этот ребёнок делает тут, в их городке. Девушка предупредительно покачала головой при его следующей попытке открыть рот.
«Да, она права. Его родители со своими связями в Москве и сами пошлют меня, куда захотят, —мелькнуло в голове остывающего медика, — теперь понятно, откуда у пацанов столько наглости». Он повернулся к скучающим ребятам и коротко кинул:
— Брысь отсюда, чтобы я вас больше не видел сегодня, засранцы!
Удивлённые таким поворотом событий, ребята подошли к столу. Они, ничего не понимая, забрали личные дела у ставшей серьёзной медсестры, и, переглядываясь между собой, покинули злополучный кабинет.
— Ну, что там было? Чего оставляли? — встретила их вопросами команда снаружи.
Вокруг них стояла масса других подростков, которые, как было видно по лицам, уже знали о происшедшем в кабинете хирурга.
— А нифига! Засранцы, врач спрашивал, кто напердел и воздух там испортил? —весело ответил Руслан, приходя в своё обычное состояние лидера команды.
— Потух дядя врач, как от хлорпикрина, — блеснул своими знаниями химии Егор. Он поддержал шутку брата, но не хотел рассказывать о подробностях.
— Так это Попович «горыныча чесночного» из жопы выпустил. В химвойска захотел, здоровый? — добавил, смеясь, Серёга.
В кабинете он стоял рядом с Алёшкой и всё знал. Разоблаченный, тот покраснел и, извиняясь перед развеселившимися ребятами, сказал:
— Не удержался, но сейчас полегчало.
— Свободу узникам! — проскандировали ребята под общий хохот толпы в коридоре.
На их веселье из кабинетов выглянули и некоторые врачи. Но, не увидев ничего серьёзного, кроме дурачащихся ребят, приструнили их и вернулись к своей работе.
Когда смех утих, Руслан, поворачиваясь к уже повеселевшему Алёшке, добавил:
— Он ещё адрес твоей фермы спрашивал, перед тем, как нас в покое оставить.
— Шутишь? — не поверил Юрка, дергая парня за плечо.
— У Егора спроси, — кинул в ответ тот и поспешил влиться в очередь к военкому, где их всех уже ждал, сгорая от нетерпения услышать все подробности, Андрей Томоржевский.
— А чего он так вдруг, даже не накричал? — спросили ребята, выслушав конец истории.
— Не знаем, — сам удивляясь, сказал друзьям и любопытным Руслан, — медсестра ему показала что-то в деле Егора и тот сразу притих, а потом послал нас вон.
Но Донцов уже понял резкую перемену в настроении хирурга. То, откуда он приехал и кем были его родители, сыграло свою роль в последующем странном поведении врача. Егор никогда не обращал на это внимание и не пользовался положением своих родителей. Да и в школе, где он учился, и в его окружении этим было никого не удивить. Родители многих его друзей работали за рубежом или занимали ответственные должности в Москве. Теннисный корт, где занимался Егор, был наполнен работниками всяких ведомств и министерств, но для него они все были «дяди Коли» и «тёти Маши» — игроки и хорошие знакомые, любившие его. Но тут, в этом городке, всё было по-другому. Если бы он сказал, что играл в теннис с секретарем Министра Обороны Осиповым, то, наверное, военком сам бы прошёл за них всех медкомиссию. А майор Гуйван постирал и выгладил со стрелочками необъятные Лёшкины трусы.
Пока Егор, размышляя над тем, как странно построена жизнь, то чуть не пропустил свою очередь к военкому.
— Иди уже, или об окулисте размечтался? — подтолкнул его Копылов.
Егор вошёл в открытые двери и, поздоровавшись, отдал папку с делом полковнику, сидевшему за столом.
— Призывник Донцов по Вашему приказанию прибыл, — отчеканил он, как на уроке НВП.
— Надолго к нам? — спросил военком, просматривая личное дело мальчишки.
— До весны, наверное. Пока родители не вернутся, — тихо ответил тот, немного успокаиваясь.
— Как родители? Не скучаешь?
— Родители хорошо, письма пишут, работают. Скучаю, — откровенно сказал Егор.
— Они сейчас где? — последовал следующий вопрос.
— В Индии.
— Да, там сейчас неспокойно. Конфликты на границе с Пакистаном. Знаешь?
— Да, по телеку смотрю, — согласился парень. Он немного переживал, хотя родители были далеко от границы.
— И куда хочешь в армию пойти? — с сарказмом спросил военный.
Он знал, что служить этот мальчик будет где-то при штабе и автомат возьмёт в руки, разве что, на присяге, в отличии от большинства его сверстников, которые пройдут и войну в Афганистане, и другие национальные конфликты развала Союза.
— А разве я могу выбирать? — удивился тот.
«За тебя родители выберут», — тяжело вздохнул про себя полковник и, закрывая папку с личным делом, вслух сказал:
— Хорошо, иди, свободен!







Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 02.04.2021г. Влад Донцов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3057475

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


Михаил Брукс       02.04.2021   22:54:13
Отзыв:   положительный
Read it with big pleasure.
Mike.
















1