Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Музыкальный дом"



«Музыкальный дом»
Я не очень люблю город. Не люблю за суету, нескончаемый поток машин, невозможность избежать нежелательных прикосновений. Но курсы! Ради этого не самого необходимого явления школьная жизнь не случается.
Середина февраля. Я на курсах по мировой художественной культуре в провинциальном городе, нашей столице – Симферополе. Мне страшно не хотелось оставаться там ночевать, но февраль и изматывающая дорога туда и домой пересилили моё желание работать и отдыхать дома.
Валентина, проникшись моими метаниями по этому поводу, решает поехать на это время к своим детям в город, и постараться решить временно назревший квартирный вопрос. Если говорить совсем уж правду, жить можно было бы и общежитии. Но делить комнату с минимум тремя учителями! Нет уж! Я хочу отдохнуть от педагогического занудства, которое свойственно и мне, и разговоров о школе.
После первой пары занятий раздается настойчивый телефонный звонок. Валя бодрым голосом возвещает:
- Я договорилась. Жить будешь у Анны Сергеевны, моей знакомой. Это совсем недалеко от твоего института. Перезвони после занятий.
И вот, наконец, мы идём по узкой улочке в старом городе в самом центре Симферополя. Переулок, похож на змею, он изгибается под разными углами. В него выглядывают маленькие окошки, чаще всего, кухонь. На каждом почему-то рыжие кошки, провожающие нас прищуренными глазами на сыто-довольных мордах.
Валентина сворачивает к высоким воротам, смело распахивает их, и мы снова петляем теперь уже по двору-колодцу. Ещё одни, на этот раз запертые, ворота. Щелкает замок. Это нас встречает хозяйка – хорошая Валина знакомая и теперь моя квартирная хозяйка на время курсов. Опять узкий двор с множеством дверей и моё ощущение фантастического перенесения в старый одесский двор – декорацию фильма «Ликвидации». Кажется, повернёшься – и по одно из лестниц будет спускаться Давид Гоцман в исполнении Владимира Машкова.
Хозяйка, Анна Сергеевна, щурит на меня глаза, усмехается краем губ и жестом приглашает нас в дом.
Два длинных изогнутых коридора, и мы упираемся в крутую деревянную с узкими ступенями лестницу. Она оказывается невероятно певучей. Каждая ступенька имеет свой голос и под нашими ногами включается в невероятное пение. Но особый мой восторг, всё-таки, вызывают перила. Это отполированная множественными прикосновениями рук, бронзовая труба, украшенная по двум срезам замысловатыми бомбошками.
В пение ступеней вливается низкий с хрипотцой голос хозяйки:
- Это и есть, Валя, твоя Леночка? Училка! Ага! Проходите. Это кухня и твоя комната. И у меня очередное погружение в сказку. Ощущаю себя Карлсоном, который живет на крыше.
Моя комната – это утепленный чердак старинного купеческого дома. Он тоже весь музыкальный. Скрипит каждая половица! Они рассказывают о долгой жизни дома, о его давних обитателях. Вечерний ветер играет на дымоходной трубе, которая , как массивная колонна возвышается посредине кухни и чердака. Уж не знаю, как живётся соседям снизу, но здесь, в этой квартире, скрипит всё: лестница, пол, голос хозяйки. Даже неисчислимые коты и кошки, которых подкармливают хозяева, мяукают у слухового окошка со скрипом – требовательно и недовольно.
- В нашем доме до революции жил купец, - рассказывает Анна Сергеевна, - и здесь, на горище, рассказывали старые жильцы, ага, он табак сушил. Ага! Так я рассмотрела его хорошенько и решила, что не врут. Мы его облагородили, но там за обшивкой такие чудные полочки, вощиной пропитанные, с крючками.
- Да, - включается в разговор Аллочка, хозяйкина дочка, - Еще Матрёна Ананьевна и Алла Яковлевна рассказывали про купца. Помнишь, мама? На первом этаже раньше хозяева жили, а на втором обслуга. А на Таврической – наоборот: на первом этаже была кухня и комнаты работников, на втором – два брата- юриста жили.
Хозяйка накрывает стол к чаю. Скрипучие половицы вторят её скрипучему голосу:
- Чай пить будем. Истории потом.
Но Аллочка увлечена историей старого города. Ей не терпится поделиться собранной информацией:
- Наш-то квартал– армянский! Я сохранила старый ордер на квартиру Аллы Яковлевны! Надо его заламинировать – истёрся весь, но жалко!
Я как губка впитывая рассказы о давно умерших старушках, помнивших дореволюционный Симферополь, который после Валиной экскурсии ассоциируется у меня с реставрируемой на сегодняшний день караимской кенассой.


Вечером, уже после того, как Валя с правнуком пошли к себе домой, Анна Сергеевна, ещё раз окинула меня взглядом прищуренных глаз, проскрипела:
- У меня есть одна вещь. Вот, думаю, Леночка, тебе предложить. Вот, смотри какой хороший портфель. Я в нём все документы хранила. Тебе нужен? Он, между прочим, не барахло дермантиновое. Кожаный!
Портфель, действительно, хорош. Чёрный и, не смотря на солидный возраст, элегантный, совсем не потрёпанный временем и постоянным пользованием. Не скажу, что мне портфель необходим, но обижать хозяйку отказом не хочется Я уже знаю, что была Анна Сергеевна начальником от общепита, потому делаю не менее хитрую мину и невинно интересуюсь:
- Вы мне его таки продать или таки подарить хотите?
- Бог с тобой, деточка! Конечно, подарить! Сейчас только проверю: не осталось ли там дряни какой.
Из «дряни» обнаружились старая пятитысячная купюра, ещё сине-фиолетовая. Потом из портфеля достаётся целлофановый пакет с … бельевой верёвкой.
Я расширенными глазами наблюдаю за этим «сокровищем» и неожиданно даже для себя выдаю:
- А верёвку можно оставить? На всякий случай!
Мы с Аллочкой взрываемся хохотом, а Анна Сергеевна недоумевает:
- Тебе-то зачем? Ты ж вроде в школе работаешь?
- Так поэтому и прошу оставить!
С очередным взрывом хохота моя нелюбовь к Симферополю медленно тает. А пустота заполняется Аллочкиным восторгом от старого города с его незамысловатыми провинциальными происшествиями и почти сериальными историями о старожилах.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 01.04.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3056507

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1