Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 11


После отъезда Юры с Мариной на какой-то период образовался вакуум. Просто за последнее время все привыкли уже к постоянному общению друг с другом, и, естественно, если из этого круга выбывает часть коллектива, нехватка общения с ними чувствуется у всех остальных друзей. Больше всех по брату, конечно, скучала Ирина. Для неё отъезд брата, как, впрочем, и его жены, с которой они за последние годы стали подругами, давался тяжелее, чем остальным. Тем более, что с Юрой они и так не виделись весь период его службы в армии, а встретившись ненадолго, снова расстались. Было понятно, что у каждого своя семья и свой жизненный путь, но всё равно первые дни Ира ходила грустная и немного расстроенная. Успокоением от разлуки с роднёй было присутствие рядом любимого Андрея, который морально поддерживал её. Он тоже понимал, что все эти жизненные изменения стали для Ирины определённым стрессом, ведь она ещё совсем недавно жила дома с родителями и была окружена их любовью и заботой. Сейчас же для неё всё кардинально поменялось, и ей уже нужно было самой обустраивать их совместный с Андреем быт. Но недаром говорят, что время лечит. И действительно, где-то по прошествии небольшого отрезка времени она успокоилась, да и в целом жизнь всех остальных друзей вернулась в привычное русло.

Андрей сообщил своему командиру о согласии переехать на службу в Питер, и сейчас они с супругой уже ждали, когда переведут в академию руководителя Андрея, а следом за ним отправятся и они. Конечно, испытываемые ими эмоции от предстоящего переезда полностью поглощали Андрея и Ирину, поскольку им предстояла и новая работа, и новые впечатления от проживания в красивом историческом городе. Ира твёрдо для себя решила продолжить образование и поступить в финансово-экономический университет на заочное отделение, а одновременно пойти работать в банк, чтобы на практике использовать полученные знания и набраться опыта. Андрей же сложно представлял себя в роли преподавателя и не хотел полностью отказываться от работы хирургом, поэтому планировал помимо преподавательской деятельности изыскать для себя возможный вариант продолжения хирургической практики. Он продолжал курировать лечение Сергея и был доволен хорошей динамикой выздоровления, отчего был в приподнятом настроении.
Буквально за пару дней до отъезда начальника госпиталя в Питер тот вызвал Андрея в свой кабинет и, поздравив с присвоением звания старший лейтенант медицинской службы, вручил новые погоны. Хотя Круглов не был карьеристом и не ставил перед собой грандиозных планов, он был очень доволен присвоением ему очередного звания: перед глазами был хороший пример их начальника, который честно служил Родине, за что был много раз награждён и отмечен своим ведомством. Уезжая, полковник велел ему паковать чемоданы и готовиться дней через десять к переезду в военно-медицинскую академию следом за ним.

Лечение Сергея шло без каких-либо осложнений, и он достаточно уверенно восстанавливал свои силы, гуляя каждый день вместе со Светланой по парку рядом с госпиталем. Она очень старательно ухаживала за своим любимым и ежедневно приносила ему домашнюю еду. Со стороны это всё выглядело трогательно, душевно и вызывало огромное уважение к ней со стороны Сергея.

Новым начальником госпиталя была назначена женщина – подполковник медицинской службы с волевым и очень требовательным характером. Она быстро вошла в курс дела и ввела некоторые изменения в режим работы медицинского учреждения, особенно касавшиеся посещения пациентов и графика дежурства врачей. После таких нововведений нагрузка в виде суточных дежурств у Андрея возросла ещё больше, и Ирина практически не видела мужа дома, но поскольку в ближайшее время им предстоял отъезд, она не слишком переживала по этому поводу. Мысль о том, что на новом месте Андрей будет служить в качестве преподавателя в академии, а не пропадать на дежурствах, успокаивала её. Сам он старался не дискутировать с Ирой на тему новой работы, так как считал, что ещё рано её обсуждать, не приступив к службе.

Как и говорил полковник, на десятый день пришли документы о переводе старшего лейтенанта Круглова в академию. Андрей, как положено, заполнив обходной лист, попрощался с коллегами и вместе с Ириной пришёл к Сергею.

– Ну что, Серёга, вот и мы уже завтра утром уезжаем с Иринкой отсюда. Ты тут остаешься у нас не один, а вместе со Светланой. По моим прогнозам недели через полторы тебя должны выписать. А перед этим отправят на врачебную комиссию и мой тебе совет: не нужно там преуменьшать последствия своих ранений и рваться к себе в подразделение. Этим ты никого не удивишь, а определённый вред своему здоровью принесёшь. Поэтому отнесись к этим вопросам объективно и реально,
чтобы потом не сожалеть. Всё, что касается твоего лечения, я и мои коллеги сделали по максимуму, поэтому дальше уже сам твой организм постепенно, подчеркиваю, постепенно, восстановится. Но на это нужно время.

– Спасибо тебе, Андрюха, за заботу! Но я всё-таки хотел бы вернуться в свою часть к своим бойцам. Да и со Светланой мы на эту тему уже говорили, и она в принципе готова к трудностям жены офицера. Гарнизонная жизнь и переезды её не пугают, и это меня особенно радует. Да, Светлана, – сказал он ей, подмигнув глазом.

– Ну, если надо, значит надо, – ответила она.

– Вот видишь, как отвечают настоящие офицерские жены, – улыбнувшись, сказал Андрей и с хитрецой взглянул на Ирину.

Ирина была из тех девушек, кто понимает юмор, и тут же ответила ему, при этом сделав искусственно печальное лицо:

– Если надо, так надо. Вот и едем сейчас в Питер, – а потом улыбнулась и, обращаясь к Светлане с Сергеем, добавила. – Лучше вы перебирайтесь служить в Санкт-Петербург, будем дружить семьями.

– Я против Питера не возражаю, – тут же рассмеявшись, сказала Света.

– Это уж как повезёт или точнее сказать – куда Родина прикажет, – подытожил Сергей.

На этом друзья попрощались, и Андрей с супругой отправились домой собирать вещи. Утром они приехали на вокзал, сели в вагон и отправились в своё первое совместное маленькое, хотя и служебное, но путешествие.

Светлана после этого разговора очень долго уговаривала Сергея на предстоящей медицинской комиссии не скрывать все последствия ранения, но Сергей был непреклонен. Последняя неделя в госпитале для Сергея тянулась крайне долго, какого-либо лечения ему уже не проводили, кроме восстановительной физкультуры. Его всё это тяготило и угнетало, и он хотел как можно быстрей вернуться в свою часть, с нетерпением ожидая, когда, наконец, состоится комиссия, и он получит выписные документы.

И вот этот день наступил. Ему назначили комиссию, на которой рассматривалось его лечебное дело. Заходя в кабинет, Сергей очень сильно волновался: ведь даже визуально после ранения его походка немного изменилась, и он понимал, что этого не смогут не заметить доктора, но в то же время где-то в глубине души оставлял надежду на положительное заключение медиков. Вердикт комиссии был для него неутешительным – «годен с ограничениями». Сергей был настолько разозлён этим решением, что разругался со всеми членами комиссии, но это никоим образом не изменило их решение.

В тот вечер он был очень раздражительным и не хотел общаться ни с кем, даже Светлане не удалось его успокоить.

На утро, получив выписные документы, Сергей отправился вместе с женой в расположение воинской части. Прибыв к своему командиру, теперь уже к майору Зенцову, он, с улыбкой зайдя, поздоровался:

– Товарищ майор, старший лейтенант Круглов для дальнейшего прохождения воинской службы из госпиталя прибыл.

– Здорово, Серёга! – ответил ему майор.

– Здорово, Виталий!

И два офицера в дружеском приветствии обнялись.

– Серёга, тут на тебя пришли документы из госпиталя по ограничению в службе.

– Да выбрось ты их в мусор! Я здоров как бык!

– Не могу я это сделать. Ты же понимаешь, тут не только я решения принимаю.

– Что ты меня не знаешь? Всё будет нормально, так и передай начальству.
– Да, именно знаю тебя, поэтому и предостерегаю. Ведь ты же не из тех, кто будет отсиживаться за спинами других.

– Конечно, не буду, но и нянчиться, Виталий, со мной не надо.

– Послушай, Сергей, ты в любом случае должен сейчас пойти в штаб, и там они примут решение, где и как ты дальше будешь проходить службу. Я, со своей стороны, буду всегда рад с тобой служить, но если ты хочешь услышать моё дружеское мнение, то считаю, что тебе нужно сначала полностью восстановиться, прежде чем лезть в самое пекло. Лучше залечить до конца раны, а потом можно снова в бой… Хотя, судя по ситуации, здесь уже вся операция подходит к концу, да и в штабе об этом говорят. Так что, вероятнее всего, всех нас в ближайшее время переведут на прежнее место дислокации, либо куда-то перенаправят.

– Это новость для меня. Об окончании операции я ничего не слышал, но всё равно хочу продолжить служить со своими ребятами. Привык я к ним, понимаешь. Ладно, пойду в штаб, посмотрю, что мне скажут эти штабисты...

В штабе со старшим лейтенантом Кругловым беседу вёл майор, который был ещё более категоричен в своих суждениях.

– Товарищ майор, я хочу вернуться служить к своим паням, в мой взвод.

– Круглов, у вас ограничение по службе, что чётко пропи- сано в медицинских документах. О каком спецназе вы вообще говорите? Вам сейчас больше подойдёт служба в штабе, либо в тыловой части.

– Да поймите же Вы, товарищ майор, я – боевой офицер, я не могу сидеть в кабинетах и протирать штаны.

– А ты что, считаешь, что мы все здесь сидим, штаны протираем и ничего не делаем? Здесь также стоят перед нами боевые задачи, только они в другой плоскости – организация и планирование операций. И, конечно, другая административная деятельность в работе присутствует.

– Я не хотел Вас обидеть, просто характер у меня другой. Я всю жизнь занимался спортом, в училище готовил себя к тому, чтобы служить в боевом подразделении, а не в штабе или тылу.

– Тебе пока в штабе никто службу и не предлагает.

– А что Вы мне предлагаете?

– Выбор для тебя сегодня небольшой, скажу прямо. Первый вариант – это служба в военкомате, и даже можем отправить тебя в твой родной город. А второй вариант – это преподавать в военном училище, тем более у тебя реальный боевой опыт за плечами. Опять-таки подчеркну, можем отправить в то же самое училище, которое заканчивал ты сам. Насколько я знаю, и твоя супруга из этого города. Чем не подарок на свадьбу, а?

– Да поймите меня, товарищ майор, такая служба не для меня. Я там через пару месяцев не от ранения, а от со скуки умру.

– Не умрёшь, а со временем привыкнешь и даже, возможно, будешь мне благодарен.

– Я был бы Вам благодарен, если бы Вы вернули меня в моё подразделение.

– Да пойми ты, старлей, как я тебя туда верну, если у тебя чёрным по белому написаны ограничения в выписке из госпиталя. Что ты думаешь, мне жалко что ли, чтобы ты продолжал службу со своими ребятами. Но это просто невозможно, и ты, как офицер, должен это понимать, как никто другой.

– Всё я понимаю, но всё моё нутро сопротивляется кабинетной работе, поймите Вы это, пожалуйста.

– В общем, прекратим дискуссию. Других предложений у меня для тебя нет и не будет. Даю время подумать до завтра, а утром приходишь и докладываешь мне о своём выборе.

– И что, у меня вообще нет никакого шанса вернуться в свой взвод или найти мне похожую альтернативу?

– Альтернатива этим двум предложенным вариантам у тебя только одна.

– Это какая же?

– Увольнение со службы и трудоустройство в народное хозяйство. Ясно тебе?

– Так точно, товарищ майор! Разрешите ещё один вопрос?

– Валяй, – ответил майор.

– А это правда, что операция здесь подходит к концу и скоро всех отправят в места постоянной дислокации?

– Да, правда. Это тебе ещё одна галочка в сторону моих предложений по службе.

– Понятно. Разрешите идти?

– Иди и завтра до десяти утра жду ответ.

Сергей, придя к жене, подробно рассказал ей о разговоре в штабе и тех предложениях, которые ему озвучил майор. Хотя ей хотелось, чтобы Сергей выбрал вариант службы в её родном городе, но сказать это вслух она не решилась. Видя, в каком подавленном эмоциональном состоянии находится Сергей, она посчитала, что не стоит ему навязывать своё мнение и поэтому посоветовала самому принять решение, чтобы потом не было никаких сожалений.

Всю ночь Сергей не мог уснуть, как ни пытался. Он несколько раз ложился в кровать, но глаза отказывались закрываться. Десятки раз он прокручивал в голове новые варианты службы, но ни на одном из них он себя не видел. Сергей мучился и страдал от того, что не может определиться, он так и не мог окончательно сделать выбор.

Ночь пролетела в раздумьях. Утром, одевшись и направившись в штаб, принял для себя непростое решение – оставить воинскую службу, так как рассудил, что если не может служить там, где и раньше и с теми же нагрузками, которые были до этого, то самый правильный вариант для него – демобилизация. Переходить на кабинетную службу он был категорически против. Придя в штаб, старший лейтенант Круглов отправился прямиком к кадровикам, где без колебаний подал рапорт об увольнении со службы. На его удивление никто не стал его уговаривать изменить решение. Заявление удовлетворили в тот же день, рассчитали и выдали все соответствующие документы.

К Светлане Сергей пришёл в подавленном состоянии. Внутреннее ощущение было такое, как будто он провалился в какую-то неизвестность: ведь раньше вся жизнь его была по распорядку, начиная от утреннего подъёма и заканчивая вечерним отбоем. Он к этому привык за годы учёбы в военном училище и время службы офицером, а гражданская жизнь ему казалась абсолютно незнакомой и непонятной. Он осознавал, что ему придётся потрудиться, чтобы найти себя в этой мирной и размеренной жизни. Тем не менее себя он успокаивал тем, что в крайнем случае всегда может пойти работать тренером по боксу либо сам открыть спортивный клуб для молодёжи. Ему было понятно, что навыки бокса безусловно смогут прокормить его семью, но тренерскую работу пока не рассматривал как основную. Каких-то серьёзных финансовых результатов тренировками достичь было трудно, а перед ним стояла непростая задача – суметь обеспечить свою семью материально, тем более что со Светланой они планировали в ближайшей перспективе родить ребёнка. Поэтому он мысленно искал варианты применения своих навыков и знаний в мирной жизни, чтобы достойно зарабатывать.

Супруга, видя душевные терзания мужа, естественно пыталась его поддержать морально.

– Сергей, не переживай, я понимаю, как тебе было тяжело принять решение о прекращении службы. Но ведь миллионы людей реализуют себя в гражданской жизни, поэтому, думаю, что и тебе вполне это под силу. Конечно, тяжело отказаться от работы, которой грезил всё детство, и отдал много лет жизни, но исходя из сложившихся обстоятельств, ты принял такое решение, которое посчитал для себя оптимальным. Поэтому успокойся и взгляни свежим взглядом на открывшиеся новые перспективы.

– Да всё я понимаю, то, что ты мне пытаешься донести, но внутри меня нужно всё это ещё поменять и перестроить. Вероятно, мне просто нужно на какое-то время отвлечься от своих мыслей и сосредоточиться на чём-то другом.

– Ты вполне спокойно можешь не спеша искать для себя варианты трудоустройства и продолжать восстанавливать своё здоровье. Я выйду на работу, и нам вполне хватит моей зарплаты. А если будет нужно, то возьму ещё подработку. Слава богу, по моей специальности предложений по работе огромное количество. А когда-нибудь мы откроем своё собственное кафе – это моя мечта.

– Что ты мне за ерунду предлагаешь? Ты что, хочешь чтобы я сидел на твоей шее? Я боевой офицер, а не инвалид и не бездельник, который целыми днями лежит на диване и смотрит телевизор. Слушай, а может нам действительно свой ресторан открыть и заниматься вместе этим проектом? С твоими навыками и опытом мы справимся с этой задачей, я уверен.

– Пока это только мечта, так как для этого нужно много денег, чтобы взять в аренду помещение, отремонтировать его, купить оборудование, мебель. Мне кажется, что нам пока это не под силу, но как план на будущее этот вариант очень заманчивый.

– Так ведь можно же взять кредит, плюс кое-какие сбережения у меня есть.

– Нет, кредит — это рискованно. Одна моя знакомая уже пробовала на кредитные деньги открыть кафе. В результате бизнес не пошёл, а кредит остался. И сейчас она работает поваром в одном ресторане, и почти всю зарплату тратит на пога- шение кредита.

– Да я понимаю, Светлана, что это риск. Но с другой стороны, с чего-то же надо начинать.

– Сергей, давай мы этот вопрос отложим пока на потом.

Нам ещё нужно решать что-то с жильем по приезде.

– А что тут решать? Снимем в аренду квартиру для начала, а там посмотрим. Ну, ладно, пока оставим всё это, завтра нас ждёт вокзал и поезд.

На следующий день они, взяв свой небольшой багаж, который уместился в несколько спортивных сумок, прибыли на железнодорожный вокзал и отправились в Москву. Они решили провести несколько дней в столице, организовав для себя своеобразный отпуск. А потом их путь лежал на родину Сергея в старый русский город Кострому.
Всю дорогу в поезде Сергей размышлял о том, правильно ли он поступил, приняв решение о демобилизации. Но так и не мог сам себе утвердительно сказать, что «да, это было единственное правильное решение». С другой стороны, зная себя, он чётко понимал, что служба в военкомате была бы для него мукой. Но, сделав выбор в пользу гражданской жизни, он не переставал думать о том, где всё-таки он найдёт себе применение. Это был для него на сегодня самый актуальный и сложный вопрос.
Так, под стук колёс, не прекращая думать о ближайших перспективах жизни, поезд привёз их в Москву. Многолюдная, нарядная и шумная столица встретила их пасмурной погодой. Люди спешили по своим делам, не обращая внимания друг на друга, и это выглядело как хаотичное передвижение огромных масс. Все двигались куда-то по своим делам, создавая столпотворения на вокзале и в метро. Сергей для себя тут же подумал, что вряд ли смог бы жить в таком шумном и суетливом городе. Светлане, напротив, всё нравилось – движение вокруг казалось ей просто неудержимым ритмом большого города. Она постоянно с нескрываемым восхищением показывала Сергею то на одно, то на другое историческое здание, пытаясь отвлечь его от переживаний.
Незаметно за разговорами они добрались до гостиницы, где оставили свои вещи и направились на свою первую точку осмотра достопримечательностей – на Красную площадь. Наверно, каждый вновь прибывший человек в Москву начинает осмотр исторических мест именно с неё. Всё-таки это главная площадь страны, где проходят Парады Победы и находится Кремль. Поскольку они оба были здесь в первый раз, вся грандиозность и фундаментальность центра столицы произвела на них огромное впечатление. Сделав несколько памятных фотографий на фоне Кремля, они направились дальше гулять по Москве, по тем известным местам, которые заранее для себя выписала Светлана. К вечеру, вернувшись в гостиницу, Сергей многозначительно подытожил:

– Да-а... Сегодня я устал так, как будто бы пробежал многокилометровый кросс в полной боевой экипировке. Москва забрала все мои силы.

Супруга тоже практически сразу же рухнула от усталости на диван со словами:

– А я, вообще, ещё в жизни так никогда не уставала. Такое ощущение, как будто ноги стали ватными и перестали слушаться. Нужно сегодня хорошо отдохнуть и выспаться, чтобы утром опять продолжить экскурсию.

Весь следующий день они посещали различные достопри- мечательности и знаковые места города. К концу второго дня Сергей уже настолько утомился от этих походов по музеям, что начал предлагать супруге сократить культурно-познавательную программу в столице, а взять и пройтись по магазинам и каким-нибудь ресторанам национальной кухни. Светлана не стала противиться такому предложению и поддержала мужа.

На следующий день они отправились делать покупки, а также выбрали себе для похода на ужин в центре один интересный ресторан грузинской кухни. Купив всё, что планировали, они ещё побродили по ВДНХ и на такси отправились в «Сулико». Сергей любил грузинскую кухню, а, особенно, хинкали, поэтому их выбор пал на это заведение. Светлана тоже была не против его выбора, правда, её смущала очень калорийная пища этой национальной кухни. Она старалась следить за фигурой и не давать волю своим желаниям относительно сладкого и калорийного, но иногда делала небольшие исключения. Они с удовольствием заказали традиционные грузинские блюда – хинкали, хачапури, суп харчо, чахохбили и по бокалу красного сухого вина. Всё было очень вкусно, и приятная атмосфера ресторана располагала к романтическому ужину.

Время за ужином летело незаметно, а лёгкий звук приглушённой музыки наполнял вечер душевностью. Где-то ближе к середине вечера Светлана уловила на их с Сергеем присталь- ный взгляд какого-то бородатого мужчины средних лет, сидящего через три столика от них. Она об этом тут же сообщила Сергею:

– Обрати внимание, вон тот бородатый мужик постоянно пялится на нас. Какой-то он подозрительный, на мой взгляд.

Сергей боковым зрением оценил недалеко сидящую компанию мужчин, один из которых, действительно, периодически смотрел в их сторону. Он, как военный человек, сразу сосредоточился, по его телу тут же пробежало знакомое чувство тревожности. Это ощущение было как в молодости перед соревнованиями, когда он выходил на ринг биться с неизвестным соперником. Несмотря на то, что мужчин было четверо, Сергей не чувствовал никакого страха перед возможным столкновением с этой группой. Единственное, о чём он переживал в эту минуту, так это о Светлане. Он не хотел, чтобы она пострадала, если ситуация дойдёт до конфликта.

– Сергей, может быть, уйдём отсюда, – предложила жена, – зачем провоцировать людей, тем более они, может быть, пьяные.

Но Сергей тут же оборвал её:

– Никуда мы уходить не будем, а если начнётся какая-нибудь потасовка, ты сразу вставай и отходи к барной стойке, что- бы тебя не зацепили. И главное, не переживай, всё будет хорошо, я обещаю.

Через какое-то время бородатый мужчина, который постоянно смотрел в сторону Сергея, встал и направился к их столу. Сергей, заметив это, тут же, не выдавая никаких эмоций, сгруппировался, приготовившись к любому исходу данного разговора. Мысленно он понимал, что потасовка с пьяными не сулит ничего хорошего, но его офицерская гордость не позволяла встать и покинуть заведение.

Подойдя к столику, мужчина сказал:

– Здравствуй, ты меня узнаёшь? – глядя на Сергея спросил он.

– Вечер добрый, – ответил Сергей, – нет, не узнаю.

– А ты присмотрись ко мне получше, может вспомнишь?

Егоров окинул пристальным взглядом ещё раз гостя и опять утвердительно ответил:

– Не припоминаю.

– Я – Ахмед, вспомнил?

Сергей ещё раз бросил взгляд на него и, прокрутив в памя- ти все возможные варианты, ответил:

– Извини, но не узнаю.

– Тебя же Сергей зовут? Правильно?

– Да, правильно.

– А твоего сослуживца Руслан, так?

– Да, так, – ещё более удивленно ответил Сергей.

– Ну сейчас-то вспомнил?

Сергей и сейчас отрицательно покачал головой и посмотрел прямо в глаза Ахмеду.

– Ну как ты не помнишь? Вы же меня из одной передряги вместе с Русланом и группой разведчиков вытаскивали. Можно сказать, жизнь спасли.

Сергея как будто молнией пронзило: он вспомнил – это был тот самый небритый мужчина в камуфляже, которому они обеспечивали отход около года назад.

– Елки-палки, вспомнил. Ну, извини, Ахмед, сразу не узнал. Ведь ты же тогда был чумазый, обросший, в камуфляже, как тебя узнаешь?

– Я тебя тоже, честно сказать, не сразу узнал, не ожидал здесь увидеть. Но, приглядевшись, понял, что это ты. У меня память на лица отменная, хотя мы и недолго с тобой вместе были, но я тебя запомнил. Расскажи, Сергей, как ты здесь оказался и надолго ли в Москве? А, может быть, тебя сюда на службу перевели?

– Нет, Ахмед. Ранение я получил около двух месяцев назад, потом провалялся в госпитале, а сейчас демобилизовался и еду на родину в Кострому.

– Ого, и крепко тебя задело?

– Да, задело так, что службу продолжить в спецназе не смог.

– А где твой друг Руслан?

– Он служит там, как и прежде.

– И чем планируешь заниматься на гражданке? Уже есть соображение?

– Пока нет, как говорят в таких случаях – в творческом поиске.

– Слушай, я добра не забываю. Иди ко мне на работу. Парень ты смелый, в этом я сам убедился. С жильём в Москве помогу, будешь моим заместителем. У меня в Москве охранное агентство.

– А что охраняете?

– Рынки, магазины, бизнесменов.

– Это интересно, близко к моему профилю. Правда, Москва мне не нравится. И жить бы я здесь не хотел, слишком суеты много.

– Тогда с ходу тебе другое предложение: как смотришь на то, чтобы открыть в твоём городе филиал моего охранного агентства. По-честному будем работать, пятьдесят на пятьдесят, в равных долях.

– Так у меня денег нет, чтобы быть твоим партнёром.

– За финансовые вопросы не переживай, я беру их на себя. Ведь если бы не ты, сейчас я бы здесь не сидел. Поэтому считай, что я твой должник. Оборудование, транспорт, средства связи, оружие – всё это я куплю. А работать будем пятьдесят на пятьдесят, как я уже сказал тебе раньше. Ты будешь директор филиала, найдёшь помещение, подберёшь персонал и вперёд. Как тебе моё предложение?

– Честно скажу, неожиданно, надо подумать.

– Ну что ж, подумай, я не тороплю. Ты когда, Сергей, уезжаешь из Москвы?

– Планируем через два дня.

– Ну что ж, отлично. В таком случае давай завтра встретим- ся, чтобы это не откладывать в долгий ящик, и сообщишь мне о своём решении. И, вообще, если нужна будет моя помощь, в любое время не стесняйся, звони. Вот тебе визитка, там телефон и адрес офиса написан.

– У меня, Ахмед, пока визитки нет, к сожалению, но завтра я буду рад встретиться и обсудить твоё предложение.

– Что ж, на этом и порешили.

Ахмед встал, пожал руку Сергею и обнял его, ещё раз поблагодарил, а после подозвал официанта и сказал:

– Всё, что эти ребята закажут, оплачиваю я. Подойдёшь потом со счётом ко мне, – и добавил, – я угощаю.

Сергей попытался возразить, но Ахмед тут же остановил:

– И даже не возражай, Сергей.

После этого они попрощались, и Ахмед ушёл за свой столик.

Поужинав, Сергей со Светланой от неожиданно произошедшей приятной встречи в приподнятом настроении ушли в гостиницу.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 31.03.2021г. БАРБОЛИН АЛЕКСЕЙ
Свидетельство о публикации: izba-2021-3056071

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1